home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




































































































Покой во дворце с низким сводом и решетчатым окном

Вдовая царица Мария Нагая, во иночестве Марфа, одна.


Марфа.

Четырнадцать минуло долгих лет

Со дня, как ты, мой сын, мой ангел Божий,

Димитрий мой, упал, окровавленный,

И на моих руках последний вздох

Свой испустил, как голубь трепеща!

Четырнадцать я лет все плачу, плачу,

И выплакать горючих слез моих

Я не могу. Дитя мое, Димитрий!

Доколь дышу, все плакать, плакать буду

И клясть убийцу твоего! Он ждет,

Чтоб крестным целованьем смерть твою

Я пред народом русским утвердила —

Идущий на Бориса, – да хранит

Его Господь! Я ни единым словом

Не обличу его! Лгать буду я!

Моим его я сыном буду звать!

Он мне союзник будет! Торжество

Небесные ему пошлите силы,

Его полки ведите на Москву!

Иди, иди, каратель Годунова!

Сорви с него украденный венец!

Низринь его! Попри его ногами!

Чтоб он, как зверь во прахе издыхая,

Тот вспомнил день, когда в мое дитя

Он нож вонзил! Но слышатся шаги —

Идут! Меня забила дрожь – и холод

Проникнул в мозг моих костей – то он!

Убийца тут – он близко – Матерь Божья!

Дай мне владеть собой! Притворством сердце

Исполни мне – изгладь печаль с лица —

Перероди меня – соделай схожей

Коварством с ним, чтоб на моих чертах

Изобразить сумела бы я радость

О мнимом сыне, возвращенном мне!

Входит Борис со свечой, которую ставит на стол.


Борис (с поклоном).

Царица Марья Федоровна, бью

Тебе челом!


Марфа.

Пострижена царица

По твоему указу. Пред тобой

Лишь инокиня Марфа.


Борис.

Твой обет

Не умаляет званья твоего.

Я пред тобой благоговею ныне,

Как некогда благоговел, когда

Сидела ты с царем Иваном рядом.


Марфа.

Благодарю.


Борис.

Царица, до тебя

Уж весть дошла…


Марфа.

Что сын мой отыскался?

Дошла, дошла! Благословен Господь!

Когда его увижу я?


Борис.

Царица,

В уме ли ты? Твой сын, сама ты знаешь,

Четырнадцать уж лет тому, в недуге

Упал на нож…


Марфа.

Хотел сказать? Но я лишилась чувств,

Когда та весть достигла до меня —

Его я мертвым не видала!


Борис.

Но

Он мертв, царица, – он убился – в том

Сомнений нет…


Марфа.

Так мнила я сама…


Борис.

Его весь Углич мертвым видел…


Марфа.

Я

Не видела его!


Борис.

На панихиде

Ты у его молилась трупа…


Марфа.

Слезы

Мои глаза мрачили; я другого

За сына приняла. Теперь я знаю,

Димитрий жив! Приметы мне его

Все сказаны – он жив, он жив, мой Дмитрий!

Он жив, мой сын!


Борис.

Возможно ль? Радость блещет

В твоих очах? Ужель ты вправду веришь,

Что жив твой сын? Ужель мне сомневаться?

Ужели был и Клешниным и Шуйским

Обманут я?

Входит царица Мария Григорьевна.


Царица.

Не прогневись, Борис

Феодорыч. Твой разговор с царицей

Я слышала за дверью. Невтерпеж,

Свет-государь, мне стало: поклониться

Царице Марфе захотелось.

(Кланяется.)

Тебе я, матушка-царица Марфа

Феодоровна, кланяюся. Слышу:

Царевича ты мертвым не считаешь?

Так, стало, тот, кто в Угличе убился,

Тебе не сын?


Марфа.

Не знаю, кто убился, —

Димитрий жив! От ваших рук он Божьим

Неведомо был промыслом спасен!

Хвала Творцу и Матери Пречистой,

Мой сын спасен!


Борис.

Царица, – если веришь

Ты истинно тому, что говоришь, —

Поведай мне: кто подменил его?

Кем он и как из Углича похищен?

Где он досель скрывался? Чтобы веру

Тебе я дал, я должен ведать все!


Марфа.

Какое дело мне, ты веришь, нет ли?

Верь или нет – довольно: жив мой сын —

Не удалось твое злодейство!


Борис.

Нет!

Не может быть! Неправда! Быть не может!

Как спасся он?


Марфа.

Дрожишь ты наконец!


Борис.

Как спасся он? Царица, берегися —

Тебя могу заставить я сказать

Всю правду мне!


Царица.

Свет-государь Борис

Феодорыч, быть может, обойдемся

Без пытки мы! Ты, матушка-царица,

Его убитым не видала?


Марфа.

Нет!


Царица.

А полно, так ли, матушка? Подумай.


Марфа.

Могла ль его убитым видеть я,

Когда убит он не был?


Царица.

А посмотрим.

(Отворяя дверь.)

Войди, голубка!

Входит Волохова.

(К Марфе.)

Знаешь ты ее?


Марфа.

Она! Она! Прочь, прочь ее возьмите!

Возьмите прочь!


Царица.

Что, матушка, с тобой?

Что взволновалася ты так? Зачем

Тебя приводит в ужас Василиса?


Марфа.

Прочь! Прочь ее! Кровь на ее руках!

Кровь Дмитрия! Будь проклята вовеки!

Будь проклята!


Царица (к Волоховой).

Довольно, Василиса,

Ступай себе.

Волохова уходит.

Ну, батюшка Борис

Феодорыч? Уверился теперь,

Что нет в живых ее царенка? То-то!

Уж ты за пытку было! Ты умен,

А я простая баба, дочь Малюты,

Да знаю то, что пытки есть иные

Чувствительней и дыба и когтей.

Чего ж ты, свет, задумался? Забыл ли,

Зачем пришел?

(Дергает Марфу за руку.)

Опомнися, царица!

Опомнись, мать. Ну, государь?


Борис.

Царица,

Ты выдала себя. Теперь мы знаем,

Не можешь ты за сына почитать

Обманщика, дерзнувшего назваться

Димитрием. Как ни погиб царевич —

Хотя б о том мне ложно донесли, —

Но он погиб. Твоя печаль, поверь,

Почтенна для меня, и тяжело

Я б много дал, чтоб прошлое вернуть, —

Но прошлое не в нашей власти. Мы

Должны теперь о настоящем думать.

Великую, царица, можешь ты

Перед народом клятву дать тебе,

Что Дмитрий мертв и погребен. Согласна ль

На это ты?


Марфа.

Я выдала себя —

Мой сын убит. Но как о том народу

Я повещу? Ты в том ли мне велишь

Крест целовать, что на моих глазах

Тобою купленная мамка сына

Убийцам в руки предала?


Борис.

Клянусь,

Я не приказывал того!


Марфа.

Мой сын

Тобой убит. Судьба другого сына

Послала мне – его я принимаю!

Димитрием его зову! Приди,

Приди ко мне, воскресший мой Димитрий!

Приди убийцу свергнуть твоего!

Да, он придет! Он близко, близко – вижу,

Победные его уж блещут стяги —

Он под Москвой – пред именем его

Отверзлися кремлевские ворота —

Без бою он вступает в город свой —

Народный плеск я слышу – льются слезы —

Димитрий царь! И к конскому хвосту

Примкнутого тебя, его убийцу,

Влекут на казнь!


Царица.

Пророчит гибель нам

Твоя гортань?

(Схватывает зажженную свечу и бросается с нею на Марфу.)

Так подавись же, сука!


Борис (удерживая ее, к Марфе).

Отчаянью прощаю твоему.

Размыслишь ты, что месть твоя не может

Царевича вернуть, но что в твоей,

Царица, власти помешать потокам

Кровавым течь и брату встать на брата.

Не мысли ты, что до Москвы без боя

Дойдет тот вор! Нет, он лишь чужеземцев

К нам приведет! Раздор лишь воспалит он!

Утраченный тебе твой дорог сын;

Но менее ль тебе, царица, дорог

Покой земли? Молчанием своим

Усобице откроешь ты затворы.

Тьма бед, царица, по твоей вине

Падет на Русь! За них пред Богом будешь

Ты отвечать. О том раздумать время

Даю тебе – прости! Свети мне, Марья!

(Уходит с царицей.)


Марфа (одна).

Ушли – и жало жгучее уносят

В своих сердцах! Я ранила их насмерть,

Я, Дмитриева мать! Теперь их дни

Отравлены! Без сна их будут ночи!

Лишь от меня спасения он ждал —

Я не спасу его! Пусть занесенный

Топор падет на голову ему!

Прости, мой сын, что именем твоим

Я буду звать безвестного бродягу!

Чтоб отомстить злодею твоему,

На твой престол он должен сесть; венец твой

Наденет он; в твой терем он войдет;

А ты, мой сын, мое дитя, меж тем

В сырой земле ждать будешь воскресенья,

Во гробике! О Господи! Последний

Ребенок нищего на Божьем солнце

Волён играть – ты ж, для венца рожденный,

Лежишь во тьме и в холоде! Не время

Твои пресекло дни! Ты мог бы жить!

Ты вырос бы! На славу всей земле

Ты б царствовал теперь! Но ты убит!

Убит мой сын! Убит, убит мой Дмитрий!

(Падает наземь и рыдает.)


Красная Площадь с Лобным местом | Драматическая трилогия | Покой во дворце