home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Престольная палата

Ночь. Луна играет на стенах и на полу. Двое часовых.


Первый.

Что, долго ли до смены?


Второй.

Чай, устал?


Первый.

Нет, жутко как-то.


Второй.

Да и мне, признаться,

Как будто ходит кто-то. Поглядишь —

Нет никого!


Первый.

Ну, бог с тобой! Не к ночи

Об этом речь.


Второй.

Часок еще, пожалуй,

Стоять придется.


Первый.

То-то. А ей-богу,

Двойную смену на дворе бы лучше

Я простоял!


Второй.

Вишь, сам заводишь речь!


Первый.

Нет, чур меня! О чем-нибудь другом

Заговорим. Заметил ты сегодня,

Как пасмурен был царь?


Второй.

И впрямь, он был

Еще мрачней, чем эти дни.


Первый.

Кручина…


Второй.

Да, есть о чем. А говорят, Басманов

Того разбил недавно вора.


Первый.

Что же

Все мрачен царь? Не верит, что ли?


Второй.

Лик-то

Как страшен стал!


Первый.

Глядит и не глядит…


Второй.

Я б не хотел теперь его увидеть!


Первый.

Избави Бог!


Второй.

Постой – ты слышал?


Первый.

Что?


Второй.

Дверь скрыпнула!..


Первый.

Ну, ври себе!


Второй.

Шаги!..


Первый.

И впрямь шаги…


Второй.

То из покоев царских

Сюда идут… все ближе…


Первый (с испугом).

Кто идет?


Второй.

Молчи, молчи! Он сам!

Борис, в рубахе, поверх которой накинут опашень, входит, их не замечая.


Борис (про себя).

«Убит, но жив»!

Меня с одра все тот же призрак гонит.

Даны часы покоя всякой твари;

Растение и то покой находит,

В росе купая пыльные листы!

Так быть нельзя. Чтобы вести борьбу,

Я разумом владеть свободным должен.

Мне нужен сон. Не может без наклада

Никто вращать в себе и день и ночь

Все ту же мысль. И жернов изотрется,

Кружась без отдыха… «Убит, но жив»!

Я совершил без пользы преступленье!

Проклятья даром на себя навлек!

Когда судьбой так был обманут я —

Когда он жив – зачем же я, как Каин,

Брожу теперь? Безвинностью моей

Я заплатил за эту смерть – душою

Ее купил! Я требую, чтоб торг

Исполнен был! Я честно отдал плату —

Так пусть же мой противник вправду сгинет

Иль пусть опять безвинен буду я!

(Осматривается.)

Куда зашел я? Это тот престол,

Где в день венчанья моего я в блеске

Невиданном дотоле восседал!

Тень не сорвет венца!

(Подходит и отступает в ужасе.)

Престол мой занят!

(Приходит в себя.)

Нет, это там играет лунный луч!..

Безумный бред! Все та же мысль! Рожденье

Бессонницы! Но нет – я точно вижу —

Вновь что-то там колеблется, как дым, —

Сгущается – и образом стать хочет!

Ты – ты! Я знаю, чем ты хочешь стать, —

Сгинь! Пропади!


Первый часовой.

Святая сила с нами!


Второй.

Помилуй Бог нас!


Борис.

Кто здесь говорит?

(Увидев часовых.)

Кто вы? Зачем вы здесь? Как смели вы

Подслушивать?


Второй.

Великий государь —

Наряжены мы терем караулить!..


Борис.

Вы на часах? Так где же ваши очи?

Смотри туда! Что на престоле там?


Второй.

Царь-государь… я ничего не вижу!..


Борис.

Так подойди ж и бердышом своим

Ударь в престол! Чего дрожишь? Иди —

Ударь в престол!

Часовой подходит к престолу.

Стой! Воротись – не надо!

Я над тобой смеялся! Разве ты

Не видишь, трус, что это месяц светит

Так от окна? Тебе и невесть что

Почудилось?.. Смотрите же вы оба:

О том, что здесь вы слышали сейчас

Иль видели, – молчать под смертной казнью!

Вы знаете меня!

(Вздрогнув.)

Кто там?

Входит Семен Годунов.


Семен Годунов.

То я,

Великий государь! Тебя ищу я…


Борис.

Кто право дал тебе за мной следить?


Семен Годунов (тихо).

Андрей Клешнин по твоему веленью

К тебе пришел.


Борис (к часовым).

Ступайте оба прочь!

Часовые уходят.

Никто не видел Клешнина?


Семен Годунов.

Никто.

По тайному крыльцу его я в терем

Сам проводил.


Борис.

Впусти его!

Семен Годунов уходит.

Под схимой

Он от мирских укрылся треволнений,

А я, как грозный некогда Иван,

Без отдыха мятусь. Как он, средь ночи

Жду схимника, чтобы сомненье мне

Он разрешил. И как при нем, так ныне

При мне грозит Русии распаденье!

Ужель судьба минувшие те дни

Над нею повторяет? Или в двадцать

Протекших лет не двинулся я с места?

Сдается мне, я шел, все шел вперед

И мнил пройти великое пространство,

Но только круг огромный очертил

И, утомлен, на то ж вернулся место,

Откуда шел. Лишь имена сменились,

Преграда та ж осталась предо мной —

Противник жив – венец мой лишь насмешка,

А истина – злодейство есть мое —

И за него проклятья!


Входит Клешнин в схиме и в веригах.


Это ты?


Клешнин.

Я сам. Зачем меня ты потревожил?


Борис.

Давно с тобою не видались мы.


Клешнин.

И лучше бы нам вовсе не видаться.


Борис.

Ты нужен мне.


Клешнин.

Еще? Кого зарезать

Задумал ты?


Борис.

Твоя не в пору дерзость,

Ее терпеть я не хочу!


Клешнин.

А я

Хочу быть дерзок. Или, мнишь ты, после

Того, что я видаю по ночам,

Ты страшен мне?


Борис.

Оставь обычай свой.

Дай мне ответ по правде: в Углич ты

На розыск тот посылан с Шуйским был,

Дай мне ответ – и Царствием Небесным

Мне поклянись: убит иль нет Димитрий?


Клешнин.

Убит ли он? Дивлюся я тебе.

Или мою не разглядел ты схиму?

Так посмотри же на мое лицо!

Зачем бы я постился столько лет?

Зачем бы я носил вериги эти?

Зачем живой зарылся б в землю я,

Когда б убит он не был?


Борис.

Ты его

Сам видел мертвым?


Клешнин.

Будь спокоен. Мы

Его убийц названье не украли —

Оно, по праву, наше: на гортани

Зияет рана в целую ладонь!


Борис.

И не было подмена?


Клешнин.

Нет. Когда бы

Его черты забыть я мог – мне их

Мои бы сны напомнили…


Борис.

Кто ж тот,

Кто называет Дмитрием себя?


Клешнин.

Почем мне знать! Дух, может быть, иль хуже,

Но говорить с тобой об этом ночью

Я не хочу. Об эту пору чуток

Бывает тот!


Борис.

Андрей…


Клешнин.

Забудь Андрея!

Четырнадцать уж лет в болоте черти

Играют им. Брат Левкий пред тобой.


Борис.

Постригся ты, но схима не смирила

Твой злобный дух. Не кротостию речь

Твоя звучит.


Клешнин.

Не в кротости спасенье.

Ты мягко стлал, но не помог себе

Медовой речью в горькую годину.

Не помогли и казни. Над тобой

Проклятье Божье. Мерзость ты свою

Познай, как я; прийми такую ж схиму;

Сложи венец; молися и постись;

Заприся в келье…


Борис.

Русскою землею,

В невзгоды час с престола моего

Я не сойду, как скоморох с подмосток!

С мечом в руках, не с четками, я встречу

Врага земли!


Клешнин.

Земля тебя клянет!

А враг у нас с тобой один: оружью

Он твоему смеется! С ним сразиться

Ты можешь, только павши ниц во прах

Перед крестом!


Борис.

Когда придет мой час,

Я принесу за грех мой покаянье.

Теперь грозу я должен встретить. Если

Тебе еще что ведомо в сем деле,

Скажи мне все!


Клешнин.

Я все тебе сказал.

Убийца ты. Волхвы тебе когда-то

Семь лет царенья предсказали. Близок

Твой смертный час. Прости – я ухожу.

От инока от Левкия прими

Благословенье днесь.


Борис.

Перед твоей

Священною склоняюся я схимой —

Не пред тобой, монах!


Клешнин.

Лобзай же руку,

Благословляющую тя!


Борис.

Твою?


Клешнин.

Она в крови? Так что ж? Ты разве чище?

Сложи венец!


Борис.

С судьбой бороться буду

Я до конца!


Клешнин.

Так умирай как пес!

(Уходит.)


Покой во дворце | Драматическая трилогия | Утро. Покой перед царской опочивальней