home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20

ТОРЖЕСТВО ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Поляки и литовцы, утомленные и истощенные многочасовым сражением не меньше своих противников, не слишком долго преследовали остатки разгромленного орденского войска. «Тевтонский» лагерь был захвачен, сотни повозок с провиантом, напитками и множеством всякого добра попали в руки победителей. Ягелло, следуя за своими войсками, сошел с коня в захваченном вражеском стане, преклонил колена и вознес Богу хвалу за победу. Правда, польский король приказал разбить найденные в неприятельском стане винные бочки, вылив их содержимое на землю, однако выполнить его приказ в полной мере не удалось. Победоносные поляки, литовцы и их союзники грабили и шумно праздновали одержанную победу у разведенных ими многочисленных костров, черпая, по Длугошу, вино из бочек чем угодно — шлемами, перчатками и даже сапогами. Убедившись в тщетности попыток помешать «банкету», Ягелло и Витовт приказали доставить из своих лагерей съестные припасы, раздав их своим победоносным войскам. Как говорится, «раз пошла такая пьянка, режь последний огурец…»

Сам Ягелло, ошеломленный великой победой, в достижении которой он почти не принимал участия, предоставил Витовту и другим полководцам заниматься военными вопросами, всецело посвятив себя благодарственным молитвам. В его походной часовне на поле боя была отслужена торжественная месса. После мессы король повелел отыскать среди груд мертвых тел труп Верховного магистра. Согласно неоднократно упоминавшемуся и цитировавшемуся нами польскому хронисту Яну Длугошу, некий Юрга, слуга рыцаря Мщуя из Скшинна, нашел тело Ульриха фон Юнгингена. Подобно телам других «гебитигеров» и полководцев ордена Девы Марии, оно было принесено к шатру короля Польши и выставлено в качестве трофея на обозрение победителей. Перед лицом вельмож и войска Ягелло возблагодарил Господа за то, что Тот покарал его рукой гордыню и высокомерие Тевтонского ордена. Но, невзирая ни на что, он решил воздать почет павшим героям и доставить тела павших «гроссгебитигеров» в орденскую столицу Мариенбург. Тем не менее мертвые тела до наступления ночи оставались выставленными на всеобщее обозрение. На праздничный пир по случаю великой победы Ягелло явился в полном вооружении, в окружении польских князей, литовских бояр и предводителей союзников. Перед ним торжественно пронесли захваченные хоругви и прапорцы отрядов Тевтонского ордена, вассалов и союзников «тевтонов».

Документально подтвержден захват союзниками: Большого и Малого знамени (баннера, хоругви) Верховного магистра; баннеров Великого комтура, Верховного маршала, Верховного казначея и Верховного ризничего; баннеров комтурий Бальги, Грауденца, Кульма, Шёнзее, Альтгауза (Старограда Хел-минского), Тухеля, Нессау (Нешавы), Эльбинга, Энгельсбурга (у Длугоша ошибочно: Энгельсберга), Страсбурга, Шлохау, Остероде, Рагнита, Бранденбурга, Данцига; знамен фогтств (орденских наместничеств, меньших по размеру, чем комтурства-комтурии) Роггенгаузен (Рогозьно), Брат(т)иан (Брацян), Леске, Диршау; знамен городов Кульма, Кёнигсберга, Эльбинга, Бр(а) унсберга, Бартенштейна, Алленштейна, Данцига, Гейлигенбейля (Свенты Секирки), Гейльсберга, Торна; хоругви-баннера святого Георгия военных гостей ордена[27]; знамени епископа Помезании (Западной Померании); баннеров князей Щецинского и Олесницкого. Большинство из этих, по выражению Длугоша, прусских хоругвей (лат.: Banderia Prutenoram) было не захвачено в бою и не вручено побежденными победителям, а найдено на поле битвы рядом с телами знаменосцев, подобрано и торжественно пронесено перед польским королем и его вельможами.

Главным орденским знаменем, украшенным образом Пречистой Девы Марии с Богомладенцем Иисусом на руках и гербом «тевтонского» братства, победителям, как уже говорилось выше, завладеть не удалось…

Король Владислав II Ягелло повелел отправить баннер епископа Помезании, украшенный изображением евангелиста Иоанна (в образе орла), как символ одержанной победы, в Краковский королевский замок. Прочие хоругви он приказал водрузить вокруг своей походной часовни, а впоследствии — также доставить их в свою столицу Краков на вечное хранение в часовне Святого Станислава, небесного патрона Польши.

Великий князь Литовский Александр-Витовт был против, ибо хотел получить часть трофейных знамен в знак признания своего решающего вклада в общую победу над орденом. Окончательное решение судьбы трофейных орденских хоругвей и места их хранения в будущем было отложено на неопределенный срок. Согласно предварительной договоренности, их решили выставить на всеобщее обозрение во всех крупных городах польско-литовской унии.

Весной и летом 1411 г. Ягелло и Витовт совместно объехали свою союзную державу, повсюду демонстрируя трофейные баннеры. 25 ноября 1411 г. прусские баннеры (или, по-латыни, бандеры, banderia) украсили собой стены часовни Святого Станислава — храма королевского замка Вавель в Кракове. Там они провисели по крайней мере до 1603 г., что засвидетельствовано многочисленными очевидцами. Вероятнее всего, трофейные знамена были похищены в 1655 г. солдатами шведского короля, взявшими и разграбившими Краков в ходе одной из польско-шведских войн (описанной в романе Генрика Сенкевича «Потоп»).

Впоследствии поляки, однако, изготовили копии пропавших орденских хоругвей и хранили их в Кракове. В 1939 г., после разгрома Польши гитлеровской Германией и сталинским СССР, нацистские власти распорядились торжественно перенести 16 уцелевших копий «прусских бандер» из Кракова в Мариенбург. В честь этого события было даже произведено спецгашение почтовых конвертов. Штемпель представлял собой изображение тевтонского рыцаря в сфероконическом шлеме с бармицей на фоне щита с орденским крестом и надписи «Возврат хоругвей Тевтонского рыцарского ордена» (хотя в Средние века орден Девы Марии «рыцарским» официально не назывался; это прилагательное было добавлено к названию ордена только в эпоху Габсбургов). В 1945 г. копии орденских знамен исчезли теперь уже из Мариенбургского замка. Пришлось полякам изготовить очередные копии, с тех пор хранящиеся в краковском Вавеле.

Еще при жизни Яна Длугоша польский хронист заказал художнику Станиславу Дуринку каталог захваченных поляками под Танненбергом (и в некоторых последующих битвах с войсками ордена Девы Марии) знамен, изображенных Дуринком в цвете. Этот каталог, под названием «Прусские хоругви» (Banderia Prutenorum), сохранился до наших дней. Следует заметить, что цветные изображения некоторых прусских баннеров, содержащиеся в нем, не соответствуют их словесному описанию Длугошем в «Истории Польши». В число торжественно демонстрируемых победителями трофеев входили также длинные бороды павших «братьев» Тевтонского ордена (которые они были обязаны носить по уставу), срезанные с подбородков убитых вместе с кожей и нижней губой.

Мимо польского короля было проведено несколько тысяч пленных (по Длушшу, в плен было взято 40 000 воинов, «гостей», союзников и наемников ордена, что, конечно, является непомерным преувеличением).

Согласно Длугошу, король Польши предварительно велел разделить пленников на отряды по признаку происхождения: отдельно — членов Тевтонского ордена (рыцарей-монахов и воинов-монахов), отдельно — светских кульмских рыцарей, отдельно — светских прусских рыцарей, отдельно — ополченцев прусских городов, отдельно — крестоносцев из германских земель (австрийцев, баварцев, вестфальцев, мейссенцев, рейнландцев, швабов, тюрингенцев, саксонцев, фризов, франконцев, швейцарцев), отдельно — славянских союзников ордена Девы Марии — чехов и силезцев (их было больше всего), сорбов-лужичан (сражавшихся и на той, и на другой стороне), щецинцев, поморян (померанцев), кашубов и т. д.

Большинство пленников — разумеется, простых, незнатных рыцарей и воинов, за которых нельзя было получить большого выкупа, отпустили на свободу, после принесения ими торжественной клятвы добровольно вернуться в плен в день Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии (11 ноября), если война с Тевтонским орденом к тому времени еще не закончится.

Сие благодеяние Ягелло было продиктовано не только его безмерным христианским милосердием и благочестием неофита. но и трезвым политическим расчетом. Ведь отпущенные на свободу пленники непременно разнесли бы повсюду весть о поражении ордена Девы Марии. Польские князья Казимир Шецинский и Конрад Олесницкий (захваченный в плен, если верить Сенкевичу, самим Яном Жижкой из Троцнова — хотя Длугош ничего не сообщает об этом подвиге будущего предводителя гуситов-таборитов!), силезский князь Януш Зембицкий, предводитель рыцарей — «военных гостей» ордена — венгр Дьёрдь (Георг) Керцдорф, предводители наемников Кристоф (Христофор) фон Герсдорф, Николаус (Никкель) фон Коттвиц и чех Вацлав Дунин (Венцель фон Дона), другие знатные рыцари и немногочисленные пленные орденские братья отпущены на свободу не были. Они остались в плену в ожидании внесения за них немалого выкупа.

Только за освобождение своих польских союзников — князей Казимира Щецинского и Конрада Олесницкого — Тевтонскому ордену пришлось заплатить победителям выкуп в размере 3 000 000 имперских марок золотом, в ценах 30-х гг. XX в. (в сегодняшних ценах сумма выкупа выглядела бы еще более впечатляющей). Три взятых в плен «брата-рыцаря» ордена Девы Марии были казнены победителями. Один из казненных — комтур Бранденбурга Марквард фон Зальцбах (эксперт ордена по литовским вопросам) и бывший близкий друг Великого князя Литовского Витовта — в период военно-политического союза последнего с орденом Девы Марии) принял участие в последней атаке Верховного магистра Ульриха фон Юнгингена, был ранен в схватке и найден без сознания на поле боя польским рыцарем Иоанном (Яном) Длугошем (отцом и тезкой неоднократно упоминавшегося и цитировавшегося нами польского хрониста). Приведенный к Витовту, Марквард заявил тому, что Великий князь заплатил Тевтонскому ордену за оказанные благодеяния черной неблагодарностью и изменой. За эти дерзкие слова он заплатил головой. По приказу Витовта татары увели безоружного пленного комтура в поле спелой ржи и обезглавили без долгих разговоров. Согласно Яну Длугошу (младшему), Марквард заслужил свою тяжкую участь своими невыносимыми высокомерием и дерзостью.

Нобелевский лауреат Генрик Сенкевич намекает в «Крестоносцах», что Марквард поплатился за то, что был якобы причастен к отравлению (или удушению) «щенков» (детей) Витовта (не уточняя, где и когда было совершено столь тяжкое преступление), хотя на тех же самых страницах своего средневекового триллера обвиняет в этом злодеянии другого комтура ордена Девы Марии — Шомберга (у Длугоша — Шумберга), также казненного по приказу Витовта после битвы при Танненберге (он якобы на пару с Марквардом фон Зальцбахом когда-то позволил себе не слишком одобрительно отозваться о нравственности матушки Витовта, что злопамятный Великий князь Литовский якобы теперь ему и припомнил)…

Но, скорее всего, Витовт поспешил избавиться от неудобного свидетеля, по долгу службы помнившего в деталях, как Витовт, интригуя, в пору своей сердечной дружбы с «проклятыми крыжаками», против братца Ягайлы, входил в сношения с орденом и многократно переходил на его сторону, снабжая «тевтонов» ценной информацией, именно через Маркварда, и потому стремился как можно быстрее избавиться от него, как от нежелательного свидетеля своих прежних интриг против Ягайлы. Как говорится, концы в воду. Нет человека — нет проблемы…

Впрочем, как уже упоминалось выше, благочестивый и сердобольный король Владислав II Ягелло, говорят, сильно сокрушался об этом бессудном убийстве. Видимо, он был бы очень не прочь сохранить Маркварду жизнь (хотя бы на время), чтобы порасспросить его кое о чем… Но Витовт в очередной раз перехитрил своего дорогого кузена…

Число «братьев» Тевтонского ордена, включая «гроссгеби-тигеров», павших в битве при Танненберге, составляет максимум 220 человек (при этом историки до сих пор спорят, следует ли понимать под «братьями ордена» только «братьев-рыцарей», или также «братьев-сариантов», или сержантов, также являвшихся полноправными членами ордена, хотя и не рыцарского звания). Кроме того, в сражении пали около 400 светских рыцарей (вассалов ордена, его «военных гостей» и наемников), а также до 8000 воинов не рыцарского звания (Длугош, со свойственной не только ему, но и всем средневековым хронистам склонностью к преувеличениям, оценивает безвозвратные потери ордена в 50 000 человек).

Потери союзного польско-литовского войска убитыми были также немалыми, составив в общей сложности 12 воевод рыцарского звания (у Длугоша: знатных рыцарей) и 5000 рыцарей и воинов. Павшие рыцари обеих армий были удостоены христианского погребения. Католические священники союзной армии отпели и похоронили их вместе, так, как они лежали на поле брани, в общей братской могиле. Павших православных (например, русских князей и их дружинников), надо думать, отпели по православному обряду имевшиеся в их отрядах православные батюшки (но правоверный католик Длугош ничего об этом не сообщает). Для татар, вероятно, нашлись муллы. Как обошлись с армянами и караимами, неизвестно. Безымянные незнатные воины всех племен и народов, павшие при Танненберге, были захоронены много позднее, уже после ухода союзного войска, местными жителями, опасавшимися возникновения эпидемии, как говорится, без креста и молитвы. Перед захоронением мертвецы были, как водится, ограблены до нитки мародерами, причем наверняка тех, кто еще был «скорее жив, чем мертв», или «скорее мертв, чем жив», добили, чтоб не мучились…

Так завершилась одна из величайших и кровопролитнейших битв жестокого Средневековья. Сокрушительное военное поражение Тевтонского ордена объяснялось целым рядом причин. Верховному магистру не удалось собрать все военные силы вверенного ему Богом и Пресвятой Девой Марией ордена в единый сокрушительный кулак. 5000 «братьев-рыцарей», «братьев-сариантов» и кнехтов, выделенных, все-таки, в конце концов, ливонским филиалом ордена в помощь «старшему брату», находились все еще в пути и не поспели к месту битвы. От двух до трех тысяч «братьев-рыцарей», «братьев-сариантов» и воинов были разбросаны по приграничным областям Пруссии в ожидании вторжений литовцев с востока. 7000 навербованных в Германии и в других странах наемников также опоздали к началу битвы. 2000 «братьев-рыцарей», «братьев-сариантов» и воинов под командованием комтура Генриха фон Плауэна (будущего Верховного магистра и спасителя Мариенбурга), по приказу Ульриха фон Юнгингена, пребывали в бездействии в районе Швеца, хотя их тамошней позиции в действительности ничто не угрожало. Если бы гохмейстеру фон Юнгингену удалось вывести на поле брани под Танненбергом все наличные военные силы Тевтонского ордена, он вполне мог бы одержать победу над Ягелло и Витовтом. Однако решение Верховного магистра принять бой, несмотря на недостаточность своих сил и превосходство противника, можно понять, с учетом бесчеловечного и провокационного способа ведения войны поляками и литовцами. Разумеется, решение Ульриха фон Юнгингена вступить в сражение, несмотря на крайнюю усталость своих войск после тяжелого ночного перехода, противоречит не только всем азам военного искусства, но и всем правилам элементарной логики. Понять его можно, лишь приняв во внимание трагедию Гильгенбурга. В Священном Писании сказано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя».

Впрочем, несмотря на все эти слабые места, у гохмейстера «тевтонов», после того как маршал Валленроде обратил литовцев в бегство, еще имелся реальный шанс на победу, если бы только… Если бы только войска маршала своевременно прекратили преследование литовских беглецов, обратились вспять, и «тевтоны» всеми силами обрушились на польское крыло союзного войска. Но войска Валленроде увлеклись преследованием, и все большая физическая нагрузка, испытываемая орденскими войсками под напором превосходящих их численно на 30 % польско-литовских войск, не могла не привести «тевтонов» к неминуемому поражению.

Тевтонскому ордену и ранее приходилось нести тяжелые поражения, однако до 1410 г. ему всякий раз удавалось оправиться от них, восстановить и даже приумножить свои силы. Но битва при Танненберге воистину ознаменовала собой начало конца господства Тевтонского ордена в Пруссии. Вполне возможно, что «тевтоны» потеряли бы Пруссию уже в 1410 г., если бы не их последний герой — комтур Швеца Генрих фон Плауэн, которому удалось спасти Мариенбург-на-Ногате и, став новым гохмейстером, заключить с Ягелло и Витовтом гораздо более выгодный для ордена мир, чем можно было бы ожидать…

Список «гебитигеров», комтуров, фогтов (наместников) и гаузкомтуров Тевтонского ордена Девы Марии, павших в битве при Танненберге, казненных в плену и уцелевших как в битве, так и после битвы:


Пали в битве

1) Верховный магистр Ульрих фон Юнгинген (1407–1410)

2) Великий комтур Куно фон Лихтенштейн (1404–1410)

3) Маршал и комтур Кёнигсберга Фридрих фон Валленроде, он же Вальроде, он же Валленрод (1407–1410)

4) Казначей Томас фон Мергейм (1407–1410)

5) Ризничий и комтур Христбурга граф Альбрехт фон Шварцбург (1404–1410)

6) Комтур Грауденца Вильгельм фон Гельфенштейн (1404–1410)

7) Комтур Шёнзее Николай (Николаус) фон Вильц (1399–1410)

8) Комтур Альтгауза Эбергард фон Иппенбург (1409–1410)

9) Комтур Тухеля Генрих фон Швельборн (1404–1410)

10) Комтур Нессау Готтфрид фон Гатцфельд (1407–1410)

11) Комтур Энгельсбурга Буркхард фон Вобеке (1403–1410)

12) Комтур Страсбурга Балдуин Шталь (1409–1410)

13) Комтур Шлохау Арнольд фон Баден (1404–1410)

14) Комтур Торна граф Иоганнес (Иоанн) фон Зайн (1404–1410)

15) Комтур Мёве Сегемунт фон Рамунген (1497–1410)

16) Комтур Остероде Гамрат фон Пинценау (1407–1410)

17) Фогт Роггенгаузена Фридрих фон Венден (1497–1410)

18) Фогт Брат(т)иана Иоганнес (Иоанн) Редерн (1407–1410)

19) Фогт Леске Конрад фон Кунзек (1407–1410)

20) Фогт Диршау Матиас (Матвей) фон Беберн (1402–1410)

21) Гаузкомтур Кёнигсберга Ганнус фон Гейдек (? —1410)

22) Гаузкомтур Эльбинга Ульрих фон Штоффельн (7—1410)

23) Гаузкомтур Торна Иоганнес (Иоанн) фон Мерсе (7—1410)


Были казнены в плену

1) Комтур Бранденбурга Марквард фон Зальцбах (1402–1410)

2) Фогт Самогитии Генрих Шёнбург, известный также как Шомберг и Шаумбург (1402–1410)

3) Компан (кумпан, компаньон, т. е. буквально «подмастерье», «товарищ», но в данном случае — адъютант, помощник) гохмейстера Юрге(н) Маршалк (1402–1410)


Уцелели в битве и после битвы

1) Великий госпитальер и комтур Эльбинга Вернер фон Тетгинген (1404–1410)

2) Комтур Бальги граф Фридрих фон Цоллерн (1410–1412)

3) Комтур Данцига Иоганнес (Иоанн) фон Шёнфельд (1407–1410).


19 КРОВАВЫЙ БРАННЫЙ ПИР | Грюнвальд. Разгром Тевтонского ордена | 21 МАРИЕНБУРГСКАЯ СТРАДА