home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 1

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

Передать многочисленные тона и оттенки жизни, деятельности и научных идей генерала и профессора Карла Хаусхофера во всем их многообразии не просто сложная, но фактически невыполнимая задача. Жизнь этого человека была настолько бурной и непредсказуемой, что ее едва ли можно оценить в рамках одной книги. Не менее трудно отдать должное всемирно известному создателю геополитики, не приведя при этом десяток его принципиальных работ, которые имели как свои слабые, так и сильные стороны. Всегда будет существовать риск несколько однобоко показать эту фигуру, которая сыграла немалую роль в германской и мировой истории. Подобного рода риски будут неизбежными, если принять во внимание, что на протяжении десятилетий советская историография изображала Карла Хаусхофера исключительно как теоретика «германского фашизма», который дал Гитлеру идею о «завоевании жизненного пространства». Собственно, даже сама геополитика была провозглашена лженаукой. Сейчас отношение к Хаусхоферу и созданной им геополитике изменилось. Курсы по основам геополитики читаются на общественно-политических факультетах российских высших учебных заведений. Переведены на русский язык все основные труды Хаусхофера. Впрочем, во всем этом почти не нашлось места личности самого профессора. Он обычно изображается исключительно как создатель новой науки, но не как путешественник, который был связан с миром Европы и Лзии, не как консервативный баварский монархист, позволявший себе тем не менее либеральный образ мышления, не как офицер, не как журналист, не как теоретик воспитания народа, считавший, что необходимо было учитывать печальные итоги Первой мировой войны. Понять Хаусхофера значит учитывать дух времени, в которое он жил, оценить его окружение. Без учета множества биографических сведений, например деталей его заграничных командировок и путешествий, едва ли возможно постигнуть смысл идей, который выдвигал Хаусхофер. Он был символом своего поколения, представителем немецких интеллектуалов межвоенного времени, которые, движимые самыми благородными побуждениями, оказались причастными к трагическим событиям 30—40-х годов XX века, в итоге приведшим к разделению Германии.

Карл Хаусхофер появился на свет 27 сентября 1869 года. Его отцом был Макс Хаусхофер, профессор Мюнхенского технического университета. Мать Карла Хаусхофера, фрау Адельхайд была дочерью директора ветеринарного института Карла Фраса. Род Хаусхоферов был очень древним, его корни можно было проследить до XIV века. Об имении Хаусхоферов (Хаусхофен при Фогларне близ Пассау) впервые сообщалось в документе, датированном 1352 годом. Если по отцовской линии Карл Хаусхофер был связан с древними баварскими фамилиями, то по материнской линии его род проиходил из северных земель Германии, из Фрисландии.

Жизненный путь со всеми его взлетами и падениями, который пришлось пройти Карлу Хаусхоферу, едва ли можно сравнить с биографией какого-то из его современников. Дело было даже не в том, что герою нашего повествования пришлось проявить себя в самых различных ипостасях: путешественник, баварский офицер, офицер генерального штаба, командир дивизии, профессор Мюнхенского университета, автор полутысячи научных публикаций и т. д. О беспрецедентности жизни Карла Хаусхофера можно говорить в силу того, что он постоянно прилагал немыслимые интеллектуальные усилия, предпринимал все возможное, чтобы собранные им научные сведения оказались воплощенными в жизнь. То есть Хаусхофер в каждодневной своей деятельности пытался изменить мир согласно собственным представлениям. Во многом это было связано с его ранним детством, когда Карл, будучи еще учащимся школы, проявил исключительный интерес к географии и истории. Он также не переставал восхищаться природой, что было заложено в него воспитанием в родительском доме. По большому счету, таких домов было несколько. Юный Хаусхофер проводил много времени в доме своего дедушки Фраса в Швабинге (пригород Мюнхена) и на одном из островов на озере Кимзее. Эти места позже он назвал «двумя полюсами счастья». Именно там Карл Хаусхофер с раннего детства впитывал в себя впечатления, которые позже во многом предопределили его жизненный путь. Его дед, равно как и родители, не был лишен художественных талантов, которые несомненно передались и Карлу. Об этом свидетельствуют сохранившиеся акварели, карандашные рисунки и несколько томиков стихов, написанных Хаусхофером. В творчестве и научной работе Карла постоянно поддерживала его супруга, фрау Марта. Подобно многим людям, получившим блестящее образование, Карл Хаусхофер разрывался между своими мечтами и действительностью. Его и фрау Марту можно было назвать безнадежными мечтателями, однако они все-таки пытались претворить свои мечты в жизнь, изменить мир к лучшему.

В конце Первой мировой войны Карл Хаусхофер предпринял попытку написать свою биографию. Это была не законченная рукопись, а множество не совсем систематизированных набросков, которые тем не менее являются бесценным источником для историков. Сам же Хаусхофер, не очень довольный полученным результатом, замечал, что не слишком серьезно подошел к этому начинанию, а потому текст получился несколько суховатым, напоминающим научную статью. Книга так и осталась незавершенной. Хаусхофер продолжал работать над ней даже в 1944–1945 годах. Ему приходилось переосмысливать многие вещи, заново оценивать свою жизнь. Опасаясь, что его сочтут не совсем самокритичным, он сообщал потенциальному читателю: «Я постарался не написать ни одного слова, за которое бы я не смог ответить перед вечностью, не смог дать ответ в ином мире».

Поскольку о детских и юношеских годах Карла Хаусхофера фактически не сохранилось никаких сведений, то нам придется опираться на составленное им самим жизнеописание. С одной стороны, изображение этих лет подавалось в романтически окрашенных тонах. «То, что имело для меня конечную ценность, было домашним счастьем, родными ландшафтами, которые стали для меня моей страной детства. Это были дом и двор любимого города, в которых я играл. Затем это были горы с их озерами и лесами, порождавшими порывы души. Это был домик в прекраснейшей во всей Баварии высокогорной долине». Однако детские годы Карла Хаусхофера были омрачены ранней смертью его матери. Она умерла в 1872 году, когда Карлу было всего лишь три года. Поэтому в воспоминаниях Хаусхофера встречаются и трагические нотки: «Я отчетливо помню боль, которую испытал от смерти моей молодой, прекрасной мамы Адель… Моя мать была поразительно красивой и стройной. Несмотря на ее раннюю смерть, я сохранил ее возвышенный образ. Даже сегодня, когда я бываю в некоторых уголках изрядно изменившегося Мюнхена, в моей памяти отчетливо всплывает ее нисколько не изменившийся облик. Я помню даже цвет и фасон ее платья из коричневого шелка, которое было украшено черными кружевами. Я вспоминаю ее, когда бываю в английском саду, на ступенях церкви Святого Людвига, по которым она вела меня, желая, чтобы я был таким же большим, как она сама. Я вспоминаю ее на Швабингском шоссе, где она помогала мне отражать атаку индюка, нападавшего на подаренную мне бабушками и дедушками красную шубку».

Именно в этой части воспоминаний Карл Хаусхофер говорил о «двух райских уголках, из которых жизнь выгнала меня, подвергла тяжким испытаниям, но не смогла лишить их совсем». «Это далекий большой сад моих бабушек и дедушек Фрасов, который находился близ Триумфальной арки… и остров на Химзее, где находился дом моего дедушки Макса Хаусхофера, профессора ландшафтной живописи в Пражской академии искусств». Находясь в постоянном творческом окружении, Карл Хаусхофер оказался причастным к искусству. «Если видишь вокруг себя неутомимых мужчин и женщин, которые в большинстве своем оказывались творчески активными людьми, то невольно с ранней юности начинаешь мечтать, поощрять свою творческую фантазию. После этого начинаешь презирать скучающих ленивых людей, поскольку считаешь их бесполезными и бессмысленными».

С детства Карл привык, что свободный полет мысли требовал свободного пространства. Тогда для него этим пространством были три комнаты, в которых жил Карл Николаус Фрае. «Я до сих пор вижу его энергичную голову со строгим полицейским взглядом, увенчанную седой гривой и бакенбардами, подобающими английскому землевладельцу». Однако непосредственным воспитанием Карла все-таки занимался его рано овдовевший отец и бабушка Адельхайд Фрае. Последняя в свое время была придворной фрейлиной молодой греческой королевы Амалии. Она приехала в Афины из Ольденбурга. Всего же в браке она родила девять детей, трое из которых умерли в раннем детстве. Она была полной противоположностью волевого и энергичного «дедушки Фраса». Она была утонченной дамой, даже в старости не прекращавшей быть светской особой. В свое время свадьба Карла Николауса Фраса и Адельхайд Фойт чуть было не закончилась трагедией. Греческие разбойники похитили дедушку Карла Хаусхофера вместе с богатым англичанином, когда они совершали ботаническую экспедицию. Карла Фраса спасло то, что он был врачом, а потому поневоле мог оказывать медицинскую помощь разбойникам. За англичанина же планировалось получить хороший выкуп. Когда с выплатой выкупа возникли проблемы, то англичанину отрезали уши и послали их в Афины с приложенным письмом, в котором сообщалось, что если деньги не будут заплачены вовремя, то англичанин может лишиться головы.

Карл Хаусхофер очень любил своего отца Макса Хаусхофера, но не мог не отдать должное своему «дяде Карлу», ученому-минералогу, блестящему акварелисту, который не только написал несколько научных трудов, но и был специалистом в самых разных областях знаний. Карл Хаусхофер (дядя) начинал с изучения литейного и металлургического дела в Праге и Фрейбурге, однако решил не ограничиваться этой сферой деятельности. В возрасте 29 лет он стал профессором, а в 1889 году в возрасте 50 лет — директором знаменитого Мюнхенского технического университета. В 1892 году Карл Хаусхофер получил от принца-регента Луитпольда дворянский титул, после чего смог добавлять к своему имени аристократическую приставку «фон» — Карл фон Хаусхофер. Этот знаток природы и естественных наук смог оказать немалое влияние на своего тезку-племянника. В частности, он консультировал юного Карла, когда тот стал собирать свою первую коллекцию минералов.

Кроме того, «дядя Карл» был знатоком природных явлений, что сделало его весьма популярным среди местных крестьян, которые получали от него своего рода метеорологические прогнозы. Также Карл фон Хаусхофер был блестящим яхтсменом. Он даже пытался строить небольшие суда по собственным чертежам. Так, например, он создал ялик «Фён», который считался самым быстроходным на Химзее. Именно благодаря своему дяде Карл Хаусхофер с детства умел обращаться с парусами, что позже пригодилось ему во время парусных прогулок по озеру Тёплиц. Дядю и племенника во многом сближала любовь к кошкам. У Карла фон Хаусхофера был кот, которого в шутку прозвали «морским котиком». Он не только не боялся воды, но и постоянно сопровождал своего хозяина во время прогулок на ялике «Фён», забравшись ему на плечо. С таким же котом на плече был на одной из фотографий запечатлен и сам Карл Хаусхофер (племянник).

«Дядя Карл» был настолько разносторонним человеком, что к его помощи не раз прибегали органы власти. В частности, это произошло при учреждении банка «Райффайзен». Вдобавок он стал неким переходным мостиком между семьей Хаусхоферов и представителями баварской династии Виттельсбахов. Кроме всего прочего, надо отметить, что принцесса Тереза, принцы Людвиг, Леопольд и Арнульф в свое время являлись учениками Карла Николауса Хаусхофера, что еще больше усиливало эту связь. Необходимо сказать, что именно «дядя Карл» впервые в беседах со своим племенником заговорил о «геополитике». Не исключено, что именно эти беседы создали некий базис, на котором десятилетиями позже Карл Хаусхофер создал новую научную дисциплину — геополитику. Сам же он отмечал, что общение с родственниками и близкими людьми, которые всегда были готовы ответить на любые вопросы, в значительной мере предопределили развитие юного Карла. В то время мальчик восторгался стихами своего отца. Школа же, напротив, не оказала на Карла Хаусхофера принципиального влияния. Он находил занятия скучными, надоедливыми, не способствующими его интеллектуальному развитию. Впрочем, даже здесь были свои исключения. В качестве таковых Хаусхофер в своих воспоминаниях приводил имена нескольких преподавателей: учителя истории и географии Хундсбергера и учителя Закона Божьего Месмера, который был первым, кто указал Карлу на то, что тот должен был выбрать профессию журналиста. Именно Месмер привил Карлу Хаусхоферу интерес к истории Древнего мира и истории религии. Сам же Карл отмечал, что многие моменты в понимании древней истории давались ему очень тяжело, так как он не проявлял особых талантов в освоении иностранных языков. Ситуация изменилась, когда Карла перевели в гуманитарную гимназию, располагавшуюся на Людвигштрассе. Здесь он смог преуспеть в изучении древних языков.

После окончания гимназии Карл Хаусхофер оказался перед нелегким выбором. Вся его юность прошла под знаком искусства и науки. Однако он опасался, что так называемые «свободные профессии» не смогут принести достаточного количества средств. Это была оборотная сторона творческого существования. Он прекрасно помнил слова своей бабушки, которая жаловалась на то, что дед не смог оставить достаточного количества денег, которых бы хватило для воспитания нескольких детей. По этой причине без каких-либо наставлений со стороны отца Карл решил сделать военную карьеру. Кроме того, он убеждал себя в том, что военная форма была чем-то вроде тоги римского патриция, то есть служба в армии рассматривалась им как честь.

В своих воспоминаниях Карл Хаусхофер отмечал, что настроения в баварских армейских частях принципиально отличались от прусского военного духа, который господствовал на севере Германии. «Это было чувство защищенности, которое я редко испытывал за переделами Баварии и которое, кажется, полностью сейчас утрачено в Европе. Тем больше я по нему скучаю». Хаусхофер подчеркивал, что в отличие от прочих германских земель в Баварии того времени никогда не выпячивались сословные различия, не культивировался кастовый дух. «Представители различных сословий спокойно общались друг с другом, каждый из них выигрывал в чем-то своем, каждый крепко стоял на ногах». Что касалось службы в армии, баварцы принципиально выделялись тем, что среди них никогда не происходило разделения на офицерский корпус и солдат. Этот принцип стал проникать в южные земли Германии многими годами позже.

Выбор офицерской карьеры во многом был спровоцирован школьными друзьями Карла Хаусхофера. Многие из них решили направиться в армию. Среди них были, например, Филипп фон Бранд-Найдштейн и приобретший известность сначала в качества командира фрайкора, а затем национал-социалистического активиста Франц фон Эпп. Первоначально отец Карла Хаусхофера решил направить письмо в один из баварских полков. Вскоре пришел ответ, из которого следовало, что в этой части не было свободных мест. В данной ситуации отец Карла решил задействовать свои связи. Он был дружен в том числе с полковником Теодором фон Бомхардом, который работал референтом в военном министерстве. Тот сообщил, что имелась возможность попасть в армию, если бы Карл Хаусхофер вначале прослужил год добровольцем в 1-м полку полевой артиллерии. Предполагалось, что за год можно было бы найти шанс для повышения.

Поступление добровольцем в один из баварских полков не было связано с какими-то излишними бюрократическими проволочками, а потому Карлу Хаусхоферу не потребовалась помощь его отца. Однако юноше приходилось экономить почти на всем. Он был вынужден снять поблизости от казарм Макса II меблированную комнату. Рано утром он покидал ее, чтобы направиться в часть, и возвращался поздно вечером смертельно уставшим. Впрочем, ему не пришлось ожидать целый год. Под Рождество 1887 года Карл Хаусхофер был принят на место ушедшего в запас служащего. Это произошло не без помощи Теодора фон Бомхарда. После этого юноше быстро был присвоен чин унтер-офицера, а весной 1888 года он был направлен в военное училище, где предстояло пройти специальную военную подготовку. Карл Хаусхофер вспоминал позже об «отличных преподавателях и благоустроенном заведении». Несмотря на то что занятия в училище были связаны с множеством трудностей, Карл Хаусхофер остался доволен этим периодом своей жизни. Он не был лучшим из учащихся, однако смог обратить на себя внимание нескольких преподавателей, и в первую очередь специалиста по тактике. Окончание военного училища, собственно, и стало стартом военной карьеры Карла Хаусхофера.

8 марта 1889 года, буквально накануне празднования дня рождения принца-регента Луитпольда, считавшегося в Баварии официальным праздником, Карлу Хаусхоферу был присвоен чин секунд-лейтенанта. В новом качестве он был направлен в полк, который на долгие годы стал объектом приложения сил молодого офицера. Впоследствии Карл Хаусхофер убедился, что он попал в одну из лучших баварских частей. Большинство офицеров имели явную склонность к культуре и искусству, что значительно облегчило несение службы Карлу Хаусхоферу. Он вспоминал: «Несмотря на многочисленные сплетни относительно офицерских бесед, мы говорили о высокой культуре». Кроме того, Хаусхофера не мог не радовать истинно товарищеский дух, которого, по его мнению, явно недоставало представителям творческих профессий и академическому миру.

Итак, служба в 1-м полку полевой артиллерии превзошла даже самые смелые мечтания Карла Хаусхофера. Только много позднее он признался себе в том, что офицеры его полка были отнюдь не общераспространенным явлением в германской армии, а, так сказать, лучшими из лучших. Они отличались не только способностями, но и высокими моральными установками. Это положительное обстоятельство в дальнейшем невольно вызвало разочарование Хаусхофера, когда тот столкнулся с «обыкновенными» офицерами. После того как Хаусхофер по очереди прошел службу в нескольких артиллерийских батареях, фон Трентини, командир полка, принял решение направить талантливого молодого человека на очередную учебу. Карла Хаусхофера ожидало артиллерийско-инженерное училище, которым командовал полковник фон Хартлиб.


ПРЕДИСЛОВИЕ | Сумрачный гений III рейха Карл Хаусхофер | ГЛАВА 2 СПУТНИЦА ЖИЗНИ