home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 2

СПУТНИЦА ЖИЗНИ

8 августа 1896 года состоялось бракосочетание Карла Хаусхофера и Марты Майер-Досс. Это событие, наверное, стало самым существенным происшествием в судьбе Хаусхофера. По крайней мере, оно оказало немалое, если не сказать решающее влияние на всю его оставшуюся жизнь. Марта была образованным человеком. Она обладала сильной волей, блестящим логическим умом. Ее отличало не только стремление к идеалам, но и способность к аналитическому мышлению. Как показала их совместная жизнь, Марта мота в любой момент оставить все дела и полностью сконцентрироваться на решении какой-то одной задачи. Наверное, ей не хватало творческого полета, интуитивных порывов, творческих устремлений. Однако этого было в изобилии у Карла Хаусхофера. Уже по этой причине супруги как бы дополняли друг друга. Это была истинная гармония, а не столкновение противоположностей, которое могло бы сделать несчастными любых людей. Это было удивительное, почти уникальное созвучие человеческих душ, которое очень редко можно встретить в нашей жизни. О том, что Марта была некоей путеводной звездой в жизни баварского офицера и профессора, можно судить по многочисленным стихотворениям, которые Карл Хаусхофер посвящал своей супруге. Они даже из жизни решили уйти вместе, совершив самоубийство в 1946 году.

Отец Марты, Георг Людвиг Майер, был юристом. В силу того, что это была очень распространенная фамилия, он прибавил к ней фамилию своей супруги, что позволяло ему избегать ненужной путаницы в делах. Отец Марты был весьма состоятельным человеком. В 1895 году он продал свою долю в деле, которое имел в Мангейме, чтобы иметь возможность переехать в Баварию. Он был сыном владельца табачной фабрики Рудольфа Майера, считавшегося очень уважаемым человеком в городе. Дед Марты по отцовской линии был не только членом городского совета, но и принимал активное участие в деятельности местного Национал-либерального союза. Карл Хаусхофер описывал его как весьма осторожного и рассудительного в делах человека. Он пытался быть благоразумным в своей коммерции. Это проявлялось и когда Рудольф Майер в 1895 году построил в Партенкрихене имение «Кристина», и когда в 1900 году он помогал молодой семье Хаусхофер построить собственный дом в Хартшиммеле. Дед Марты много путешествовал. По своим делам он посетил большинство европейских стран, однако жить предпочитал все-таки уединенно, ведя замкнутый образ жизни. Его сын во многом унаследовал эти черты. Карл Хаусхофер отмечал в своих воспоминаниях, что он проявил решительность лишь однажды, когда возжелал жениться на «сказочно-прекрасной Кристине фон Досс». Хаусхофер писал: «В этом браке, возникшем из сильной и самоотверженной любви, оказались смешаны различные поколения предков, разное наследие, разная кровь. В нем оказались соединены ветви германских, романских князей и патрициев, крепкой баварской и швабской буржуазии с древнейшими семьями евреев-сефардов».

Мать Марты Хаусхофер, Кристина фон Досс, была последней в древнем роду. Только она и ее сыновья обладали правом носить это имя, равно как и дворянский титул. Ее отец был известным в свое время в Мюнхене юристом и философом. Также он являлся членом окружного суда. Адам фон Досс был женат на энергичной женщине Анне. Бабушка Марты по материнской линии Анна фон Досс (в девичестве Вепфер) имела самых различных предков. Среди них были врачи, крестьяне и рыболовы с Боденского озера. Адам фон Досс предпочитал звать свою супругу «Го». Именно бабушка в 1878 году занялась воспитанием Марты, так как Кристина после рождения дочери очень тяжело заболела. Даже годы спустя она не смогла полностью выздороветь, а потому Марта была первым и единственным ребенком в семье. Поскольку все домашнее хозяйство вела бабушка Анна, то ее влияние на внучку было очень сильным, много сильнее, чем влияние, которое оказывали родители. Марта проводила время у бабушки до того момента, пока ее родители официально не вступили в брак.

Бракосочетание еврейского предпринимателя Георга Людвига Майера и наследницы древнего аристократического рода Кристины фон Досс состоялось в 1875 году. Подобные союзы не приветствовались в Европе, а потому в своих заметках Марта Хаусхофер писала, что «это был выбор, продиктованный любовью». «Их любовь позволила не считаться с законодательными нормами и общественными барьерами, которые существовали между евреями и христианами. Могу лишь подтвердить, что мой отец видел в матери идеал женской красоты. Он полюбил ее с того момента, когда увидел в первый раз. Он предпринимал все возможное, чтобы сделать ее счастливой. Он буквально носил ее на руках и сдувал с нее пылинки. Даже пребывая в преклонном возрасте, он сохранил к ней ту удивительную нежность и уважение, которые присущи жениху и невесте или молодоженам». Если отец Марты являл собой явно активное начало, был одержим своей любовью, то Кристина фон Досс была более мягкой. Едва ли она испытывала в отношении своего супруга такое же всепоглощающее чувство.

В силу своей мягкой натуры она всего лишь ответила на сильные чувства своего возлюбленного. Кристина до самой старости сохраняла черты девичьей наивности, что придавало ей особое обаяние. Но это качество контрастировало с ее «метафизическим бесстрашием», в котором она себя проявила как истинная дочь юриста, обожавшего творчество Шопенгауэра. Она никогда не задавалась вопросом: был ли ее жених евреем или христианином? Для нее это не имело никакого значения, тем более что юная девушка воспитывалась в традициях, где никогда не учитывались расовые и религиозные доктрины. Она фактически не придавала никакого значения религии, о чем говорит один факт. Накануне бракосочетания с Майером, она даже не потребовала от своего жениха принять крещение, хотя тот был готов пойти на эту уступку. В итоге Георг Людвиг Майер крестился только вместе со своей дочерью Мартой. Кроме того, надо отметить, что среди родственников Марты не было никакого возмущения или недопонимания, когда она сообщила о своем выборе. Исключение составлял только ее дядя Адольф, который был иезуитом. На некоторое время он прекратил общение со своей племянницей. Однако он возобновил его, когда Майер принял крещение — этого было вполне достаточно для примирения. Марта Хаусхофер как-то написала: «Я могу уверенно говорить о том, что это небольшое недоразумение отнюдь не омрачило брак моих родителей, который для многих был и оставался образцовым».

После окончания Первой мировой войны Марта Хаусхофер пыталась заниматься анализом своей личности, самостоятельно выявляла только ей присущие черты характера. Она полагала, что ее можно было понять, только принимая во внимание «расово-смешанное происхождение». Она полагала, что от своего отца, еврея-сефарда, далекие предки которого жили в Испании и Португалии, а затем переселились в Германию, она унаследовала склонность к пониманию многих вещей. Марта увязывала это с тем, что ее предки были из священнических родов Коэнов и Леви, считавшихся среди евреев своего рода аристократией. По матери Марта Хаусхофер происходила из древнего европейского рода, мужская линия которого прослеживалась с XIV века. Во время Тридцатилетней войны предки Марты, которые были католиками, перебрались в Южную Германию. Сама же Марта была убеждена в том, что унаследовала качества, присущие обеим ветвям ее предков. Принято считать, что отличительными чертами евреев были критичность и врожденный скепсис. Однако сама Марта придерживалась иного мнения, она полагала, что позаимствовала от своего отца жизнерадостность и стремление к познанию мира. В то же самое время от благородных предков матери по германской и романской линиям она приобрела потребность в «метафизической мировой скорби».

Она полагала, что ее воспитание было организовано таким образом, чтобы справиться со всеми ее естественными склонностями, преодолеть развитие всего, что девочка считала своей прирожденной потребностью. Ей пытались привить любовь к учебе и домашним делам. Сама же Марта в детстве и юности предпочитала лазить по горам, забираться на деревья, заниматься гимнастикой, знакомиться с новинками книжного мира — одним словом, делать все то, что считалось совершенно предосудительным для благовоспитанных барышень. Однако, несмотря на все запреты, девочке нельзя было запретить думать. В итоге она стала очень рано предаваться глубокомысленным размышлениям. Не выброшенная во внешний мир энергия, которая должна была найти свое выражение в иных сферах, оказалась сосредоточена на построении девочкой своего внутреннего мира, где она вела свою потаенную жизнь. Это был своеобразный психологический механизм «замещения», который играл большую роль в построении идеальной, но выдуманной жизни.

Оглядываясь назад, Марта Хаусхофер, в отличие от многих известных людей, написавших мемуары, делила свою жизнь отнюдь не на семилетние периоды. Она предпочитала ориентироваться на дату 10–11 лет, начиная о себе рассуждать с восьмилетнего и девятилетнего возраста. Период 1877–1885 годов пришелся на ее раннее детство. Тогда ее воспитанием занималась некая «фрейлейн Плойю». Марта считала, что именно в это время она испытала что-то вроде нового морального рождения, что в итоге было положено в основу ее непростого характера. Она полагала, что ее характер складывался до 1896 года (детство и юность). К этому периоду закончилось формирование ее интеллектуальных устремлений. Это, конечно, не исключало того, что позже она приобретала новые знания, но все равно Марта мыслила себя к этому возрасту вполне интеллектуально зрелой девушкой. В это время она постоянно конфликтовала со своим отцом, пытаясь обрести свободу, которая была нужна ей для ведения самостоятельного образа жизни. В этом можно было увидеть последствия влияния, которое оказывала на свою внучку Анна фон Досс (Го). Однако в отличие от своей дочери и ее бабушки Кристина фон Досс (мать Марты) никогда не проявляла черты непреклонного характера. Возможно, по этой причине она не всегда понимала Марту. На рубеже веков Марта все-таки смогла отстоять свое право на самостоятельную жизнь. Этот процесс был завершен символическим подарком. В 1896 году отец подарил Марте дом, который располагался в Мюнхене на Гизелаштрассе (Швабинг). Это был свадебный подарок вступавшим в брак Карлу и Марте.

Несколько лет были для нее периодом безмятежного благополучия. В это время Марта Хаусхофер много читала, слушала доклады, пыталась заниматься лингвистическими исследованиями. Ей удалось не только добиться социального признания, но даже достигнуть некоторых профессиональных успехов. Прекрасное здоровье позволяло ей постоянно совершать прогулки по горам. В своих воспоминаниях Марта Хаусхофер оценивала этот период своей жизни как единственный спокойный и беззаботный. Однако все это закончилось 28 января 1907 года, когда Карла Хаусхофера внезапно перевели служить в Линдау. После этого последовали годы странствий по миру, болезни, война. Затем Карл Хаусхофер решил сменить профессию, и ему пришлось заново начинать свою жизнь в качестве исследователя (об этом мы расскажем в отдельной главе).

Если принимать в расчет все то, что мы знаем о Марте Хаусхофер, то можно с уверенностью говорит о том, что она была исключительной женщиной, сила воли и целеустремленность которой в значительной мере определили судьбу ее супруга. Иногда она могла демонстрировать специфическое властолюбие, которое дополнялось стремлением к справедливости (впрочем, Марта постоянно сомневалась, может ли иметься «правда как таковая»). Будучи привязанной к своему супругу, она была безразлична к общественному мнению, а потому держала очевидную дистанцию в отношениях со многими людьми. Позже эти качества станут отличительными чертами ее характера.

Если же говорить об отношениях Карла и Марты, то она в своем дневнике отдельно выделила дату 25 марта 1895 года. Именно в этот день Марта Майер-Досс познакомилась с Карлом Хаусхофером. По большому счету, этот день изменил всю ее жизнь. Тогда она с бабушкой Го была в гостях у друзей семьи, которые проживали в Мюнхене в доме № 25 по Луизенштрассе. Там и появился Карл Хаусхофер, который только что сдал вступительные экзамены в военную академию. В то время Марта большую часть времени проводила в Мангейме, лишь изредка наведываясь с визитами в Мюнхен. Фамилия Хаусхофер была ей хорошо знакома, так как она не раз слышала доклады, которые читал Макс Хаусхофер, отец Карла. Кроме того, по церковным мероприятиям Марта была знакома с сестрой Карла, Марией. Девушки не раз встречались в гостях у семейства Шён, куда на чаепитие прибыли Го и Марта. Сама же Марта находила, что Мария Хаусхофер была «эмансипированной», а потому прониклась к ней дружеской симпатией. По этой причине ей было интересно узнать, каким человеком был Карл Хаусхофер. На Марту не произвело никакого впечатления его офицерское звание. Она питала некоторую неприязнь к лейтенантам. Дело в том, что ей как-то пришлось беседовать с драгунскими офицерами, после чего Марта твердо решила, что никогда не свяжет свою жизнь с военным. Несмотря на то что во время первой встречи Карл и Марта обменялись всего лишь парой слов, девушка сразу же заметила, что молодой секунд-лейтенант был совершенно иным человеком, нежели она привыкла представлять себе кадровых офицеров.

Поначалу отец Марты был настроен против ее отношений с Карлом Хаусхофером. Во-первых, он прекрасно знал, что эта семья очень нравилась бабушке Го (проблемы тещи были присущи даже Баварии XIX века), а во-вторых, он полагал, что Хаусхоферы вели слишком непринужденный образ жизни. Однако противиться желаниям целеустремленной дочери было не очень-то легко. Со временем Марта стала частой гостьей у Хаусхоферов, а те не упускали возможности заглянуть в Мангейм. Со временем Марта полностью избавилась от предвзятого отношения к военной профессии своего нового друга. Она как-то записала в своем дневнике: «Лейтенант, который при всей своей молодцеватости оказался серьезным человеком, направил нашу беседу в очень интересное русло. Этим утром он высказал несколько очень умных мыслей, которые, возможно, в будущем могут мне пригодиться, а может быть, даже помогут. Мое предубеждение в отношении лейтенантов оказалось несправедливым. По крайней мере, в данном конкретном случае». Поначалу прогулки совершались в присутствии родственников, но затем они стали проходить без «полицейского надзора». Марта жаловалась в своем дневнике: «Моя золотая клетка иногда для меня слишком тесна. Жажда свободы, что является типичным недугом молодости, с каждым днем охватывает меня все сильнее и сильнее». Девушка находила, что атмосфера, царившая в семье Хаусхофер, была не в пример более привольной, нежели в ее родном доме. Поэтому она сожалела о том, что «желанные встречи были столь короткими». «Как бы мне хотелось дольше пожить среди этих хороших и замечательных людей. Мне хотелось бы узнать поближе этого приятного лейтенанта». Сам Карл Хаусхофер также стремился при каждом удобном случае повстречаться с Мартой. Он записал: «Я с радостью ожидаю, когда вновь увижу ее. У нее прекрасная душа, которая еще не утратила веру в красоту». Через восемь месяцев после знакомства с Мартой Карл решился посвататься. В декабре 1895 года состоялась помолвка Карла Хаусхофера и Марты Майер-Досс.

Помолвку праздновали в узком семейном кругу. Карлу и Марте приходилось много сложнее, чем другим женихам и невестам из их социальных слоев. У Карла Хаусхофера не было собственного дома. В то время Карл очень много времени посвящал службе, если он бывал со своей невестой в родном доме, хозяйство в котором вела старенькая бабушка, то им приходилось сидеть в углу дивана. Изредка они выезжали в город в старомодной карете. Марта несказанно сожалела, что на эти прогулки ей приходилось надевать темно-зеленый капот[2], который, как она выражалась, «в наше время не носили даже самые дремучие старухи». Уже в это время Марта, одержимая стремлением к новым знаниям, пыталась помогать своему жениху. Она переписывала конспекты, которые вели приятели Карла, подобно ему обучавшиеся в военной академии. По крайней мере, это касалось тех предметов, в которых она владела определенными познаниями. Это были история, география, занятия по различным языкам. Это стало началом сотрудничества, которое супруги будут продолжать на протяжении всей своей жизни.

Свадьба Карла Хаусхофера и Марты Майер-Досс состоялась 8 июля 1896 года. Вскоре после свадьбы Карла не раз вызывали по службе, например, он принимал участие в маневрах и учениях. В конце 1896 года отец Марты сделал молодоженам свадебный подарок, и они переехали в собственный дом. В период относительного спокойствия, который, по словам Марты Хаусхофер, длился с 1896 по 1907 год, ежегодный цикл их жизни в Мюнхене как бы разделялся на три периода. На лето и осень приходились будни — в это время Карл и Марта Хаусхофер находились в столице Баварии. Некоторое время Карл участвовал в ежегодных учениях и маневрах. Позже он предпринимал немало командировок по поручению генерального штаба. Отпуска Карл и Марта проводили либо на берегах Химзее, либо путешествуя по Баварии. Пока Карл Хаусхофер учился в военной академии, он возвращаться домой во время регулярных каникул. Однако когда в октябре 1898 года он закончил свое обучение, то планировать отдых стало сложнее. Он в чине премьер-лейтенанта (звание, относящееся к штабной категории обер-офицеров) был назначен адъютантом командира 1-й бригады полевой артиллерии. В это время Марта Хаусхофер много времени проводила в доме у своей бабушки, которой помогала по хозяйству. В своих воспоминаниях она отмечала, что Го никогда не бездельничала. Если не было работы по дому, то она вязала или вышивала, обеспечивая вещами не только родственников, но и окрестных детей, которые происходили не из самых зажиточных семей. При этом бабушка Марты очень много читала. Она почти никогда не брала в руки романов или развлекательной литературы, отдавая предпочтение серьезным работам по философии, теологии и истории. Кроме того, Го не без интереса читала работы Гобино и Шопенгауэра, вела активную переписку. В начале 1900-х годов у семейства Хаусхофер и Майер-Досс добавилось забот. 7 января 1903 года у Карла и Марты родился сын Альбрехт. 19 июня 1906 года на свет появился второй сын — Хайнц.

Карл Хаусхофер много раз упоминал Марту в своих воспоминаниях. Однако в этой главе нас должно интересовать только несколько страниц, на которых он рассуждал о том, «как смелая и рассудительная женщина ведет себя в сложных ситуациях». Они касались в основном событий, которые были связаны с началом «периода беспокойства», который наступил для семьи Хаусхофер в 1907 году. Карл Хаусхофер отмечал: «Он начался для нас со стихийных бедствий». Речь шла о землетрясениях, которые в начале XX века потрясли Японию, куда направились Карл и Марта Хаусхофер. Перед их прибытием в Нагасаки, произошло подводное землетрясение. В это время супруги находились на корабле «Принцесса Элис». Судно приняло на себя три мощнейших удара. Как вспоминал Карл Хаусхофер, «оно [судно] трещало по швам, а поднявшееся на дыбы море гоняло его, как фокстерьер крысу». Клипер первого класса продолжил двигаться вперед. В это время многие из пассажиров-мужчин потеряли голову от страха. Однако Марта пыталась сохранять спокойствие. На следующий день «Принцесса Элис» была обнаружена специальной эскадрой, занимавшейся поисками кораблей, которые сбились с пути или потерпели крушение. Так началось двухгодичное пребывание Хаусхоферов в Японии. 13 марта 1909 года они стали свидетелями нового землетрясения. В это время они находились на светском рауте. От мощных толчков стали рваться электрические провода. В зале возникла паника. Карл и Марта, пытаясь сохранять максимум самообладания, стали помогать экстренно эвакуировать людей. Затем небольшое землетрясение настигло Карла и Марту, когда они поднимались на гору Фудзи. Здесь пригодились альпинистские навыки, которые Марта Хаусхофер приобрела еще в юности.


ГЛАВА 1 ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ | Сумрачный гений III рейха Карл Хаусхофер | ГЛАВА 3 СТРАНА ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА