home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БОРЬБА ЗА РЕФОРМЫ ЦЕРКВИ

Никого из партии реформаторов на момент смерти папы Стефана в Риме не оказалось: Гумберт находился во Флоренции, а Гильдебранд в Германии, куда он отправился, чтобы, хотя и с опозданием, сообщить об избрании Стефана IX. У сторонников прежних порядков и римской аристократии снова появился шанс.

Как только папа закрыл глаза, римские нобили поспешили воспользоваться сложившейся политической ситуацией и вернуть себе утраченное влияние. Под нажимом тускулумского графа Григория кардинал Веллетри Джованни Конти согласился занять престол св. Петра. Но Петр Дамиани с несколькими единомышлениками объявили нового папу, принявшего имя Бенедикт X (очевидно, в память Бенедикта IX, поставленного римской аристократией), самозванцем, и провозгласили против него анафему.

В такой напряжённой обстановке была проведена интронизация папы Бенедикта X. Для этой церемонии был приглашён простой священник из Остии. Значительно позже противники Бенедикта X стали говорить о симонии и подкупе, вменяя в вину папе, что во время процессии происходило разбрасывание денег римлянам. Но это была обычная традиция той эпохи, ничего общего с симонией не имевшая.

Итак, нобили в лице Григория Альберика Тускулумского, Джерардо Галерийского и Оттавиано Кресченция де Монтичелли предприняли попытку снова подчинить себе Св. Престол, посадив на него своего кандидата. Воспользовавшись ситуацией, когда императорская власть ослабела, а также отсутствием в Риме влиятельных кардиналов, сторонников Клюнийской реформы, римские аристократы добились полного успеха. Они не только возвели на престол св. Петра своего кандидата, но и смогли обеспечить довольно спокойное начало нового понтификата.


Бенедикт X (5.4.1058–24.1.1059), как и предыдущие папы, родился в Риме (есть, однако, мнение, что местом его рождения является г. Капуя). Точная дата его появления на свет неизвестна. В миру он звался Джованни Конти по прозвищу Минциус (Mincius) и был сыном Гвидо, принадлежавшего к знаменитым дворянским родам графов Галерийских и Тускулумских. О его благородном происхождении свидетельствовало наличие герба[38] — на лазурном поле во вьющемся серебряном обрамлении изображена в профиль стоящая на задних лапах борзая, — а о намерениях девиз: «Pax omnibus fidelibus Christi», то есть «Мир всем, кто верен Христу». Латинское прозвище Минциус, по-итальянски — Minchione, означает «простак», «простачок» (в мягком варианте перевода). Не исключено, что таким прозвищем будущего папу наградили сторонники партии реформ, объединяющей церковных интеллектуалов той эпохи.

Выбрав духовное служение, будущий Бенедикт X, очевидно, благодаря поддержке знатных родственников, быстро продвинулся по иерархической лестнице. В 1050 г. папой Львом IX он был возведен в достоинство кардинала-епископа и назначен на кафедру Веллетри.

Посвящение нового папы произошло без участия большинства кардиналов, ночью. Известно, что Петр Дамиани пытался воспрепятствовать его восшествию на престол, но проповеднику пришлось бежать от солдат графов Тускулумских.

После утверждения на престоле св. Петра Бенедикт X поселился в Латеранской резиденции и в течение нескольких месяцев спокойно занимался исполнением своих новых обязанностей. Сохранилось не очень много сведений о его деятельности, но известно, что он своим распоряжением предоставил находящийся недалеко от собора Св. Петра странноприимный дом в распоряжение паломников из Венгрии. Он также отправил паллий архиепископу Кентерберийскому Стиганду. Известны решения Бенедикта X, касающиеся Анконской марки и удовлетворения просьбы епископа Хильдесхеймского. То есть папа исполнял обычные для своего служения дела.

Представитель буйных римских баронов, Бенедикт, тем не менее, оказался умеренным и весьма достойным человеком.

Кардиналы, не согласные с выбором римлян, были вынуждены покинуть Вечный город. Гильдебранд, узнав в Германии об избрании Бенедикта, заручился поддержкой императрицы-регентши Агнессы и Готфрида Лотарингского как правителя Тосканы и организовал в декабре 1058 г. Собор в Сиене. Он добился соборного постановления, которое передавало избрание папы исключительно на усмотрение полномочной коллегии кардиналов. Таким образом, выбор Бенедикта горсткой приверженцев был признан незаконным.

В начале января 1059 г. в присутствии имперского канцлера состоялся синод в г. Сутри, на котором Бенедикт X был отлучен. Партия реформ победила, но заплатила за это высокую цену. Бенедикт по-прежнему имел немало верных сторонников. Многие римляне, которых заставляли приносить клятву новому папе Николаю, поднимали для этого левую руку в знак того, что правая поддерживает его соперника, которому они уже клялись. Николай II держался в основном благодаря авторитету герцога Лотарингского.

Другими словами, папство находилось все в том же состоянии: его разрывали на части римская аристократия и империя. Оно было способно иногда натравливать одну партию на другую, но не обладало достаточной силой, чтобы утвердить свою независимость от обеих. Ни о каких реформах в таких условиях не могло идти речи.

Свергнутый Бенедикт поспешил вернуться в Рим, надеясь на поддержку горожан. Он продолжал пользоваться большой популярностью; защитник Николая герцог Готфрид устранился, вернувшись в Тоскану; не было императора, способного мощной рукой навести порядок в папском государстве. В Риме имелась сильная партия, настаивавшая на том, что папе следовало бы упоминать во время службы нормандцев, которые были заклятыми врагами греков, нанесли такой урон конкурирующей Византийской империи и уже стали самой могущественной силой в Италии. Под влиянием этой партии церковные иерархи решились на смелый шаг — они обратились за помощью к нормандцам.

Так начался период папско-нормандской дружбы.

Пока заключались эти комплоты, отлученный папа постепенно терял влияние. Сторонники Николая, возглавляемые неким крещеным евреем Лео ди Бенедикто Кристиано, открыли Трастевереанские ворота Рима врагам Бенедикта X, усиленным нормандскими отрядами. Николай II вступил в Рим. Нормандцы быстро заняли Тибрский остров и сделали его своей штаб-квартирой. Последовало несколько дней уличных боев, после чего Латеранский дворец был взят штурмом, а Бенедикт, реально оценивая соотношение сил, предпочёл покинуть город и едва успел найти себе убежище в крепости Пассерано. Потом он перебрался в укреплённый замок Галерию, севернее Рима. Войска Николая вместе с нормандцами расположились под стенами Галерии. Последовавшая затем военная операция с осадой замка успеха не принесла, поскольку жители защищались с большим мужеством. Однако отважным защитникам все же пришлось сдаться.

Тем не менее никто не хотел затягивания конфликта. Получив гарантии личной безопасности от влиятельнейших римлян, Бенедикт X сложил с себя папское достоинство и вернулся в Рим, где поселился как частное лицо.


Как уже говорилось, бургундский дворянин Герхард (Жерар) де Шеврон, получивший имя Николай II (24.1.1059–27.7.1061), был избран понтификом по предложению кардиналов Петра Дамиани и Гильдебранда при одобрении императрицы Агнессы и — что было особенно важно — при поддержке Готфрида Лотарингского. В начале своей карьеры де Шеврон служил каноником в Льеже, а в 1046 г. был назначен епископом Флоренции.

В тот же день была совершена его интронизация в соборе Св. Петра.

Гильдебранд трудился не покладая рук: он наложил анафему на врагов Жерара, подкупил колеблющихся и привлек на свою сторону нормандских князей, сняв с них отлучение. По инициативе Гильдебранда папа Николай II немедленно собрал Латеранский синод, на котором было принято знаменитое постановление о порядке избрания папы кардиналами, позволяющее проводить выборы в случае необходимости и за пределами Вечного города. Это постановление задним числом придавало законность избранию Николая II, которое было не вполне канонично с точки зрения того порядка, который существовал до апреля 1059 г.

Признанию целесообразности проводить выборы понтифика по строго регламентируемой процедуре послужили жуткие воспоминания о бесчинствах со свободным назначением пап периода порнократии. К выборам было решено допускать исключительно кардиналов-епископов, то есть глав епархий, расположенных в окрестностях Рима. Тем самым была сделана попытка, с одной стороны, достичь независимости выборов папы от влияния партикулярных сил, а с другой — защититься от имперского давления. Положения декрета Николая II способствовали окончательной передаче полномочий в руки церковной аристократии — корпуса кардиналов. Был создан конклав — институт выборщиков, функционирующий с небольшими изменениями до сегодняшнего дня.

Кардиналы в то время еще не носили пурпура, но постепенно, как равные папе, стали делить с ним его светскую власть. Не всегда соблюдаемый ранее обычай возлагать при коронации на голову папы тиару с тех пор также стал традицией.

Было установлено, что папой мог быть избран исключительно римский священник. И только если среди римского духовенства не оказалось бы подходящей кандидатуры, можно было выбрать представителя другой епархии. Выборы должны были проводиться в Риме, за исключением чрезвычайных ситуаций. Папа мог начать исполнять свои обязанности, не дожидаясь интронизации, если военные действия или иные чрезвычайные ситуации мешают ее проведению.

Фактически руководство курией при Николае II находилось в руках темпераментного кардинала Гумберта. По его совместной с Гильдебрандом инициативе в апреле 1059 г. был созван Латеранский собор, призванный наряду с запрещением симонии и светской инвеституры закрепить церемонию избрания папы и придать ей вселенский характер. Немецкий король Генрих IV и его преемники получали привилегию лишь утвердить результаты проведенных без их участия выборов.

Можно считать, что это постановление стало для Священной Римской империи в некотором смысле таким же ударом, как победа нормандцев в битве при Чивитате шестью годами раньше. Несмотря на это, немцы, поглощенные внутренними раздорами, практически не обратили на него внимания. И только когда папа по договору в Мельфи (1059) отдал в лен нормандским авантюристам Роберту Гвискару и Ричарду из Капуи бывшие греческие провинции Калабрию и Апулию[39], фактически уже находившиеся под их властью, а также Сицилию, которую еще предстояло отвоевать у сарацин, то есть официально даровал Гвискару титул герцога Апулии, Калабрии и Сицилии, в Германии насторожились, а потом и выразили резкий протест.

Еще более встревожили империю слова клятвы обоих нормандских военачальников, ставшими вассалами папы. Они обещали не только во всем поддерживать интересы нынешнего наместника Св. Престола, но также в случае смерти папы и его преемников «…помочь обеспечить выполнение главных желаний кардиналов и римского духовенства и мирян, чтобы папа мог быть выбран и возведен в сан».

Отношения между Римом и империей быстро ухудшались. Регентша в бессильном негодовании вынуждена была наблюдать, как огромные германские владения переходят в руки нормандских разбойников. К счастью для Италии, Генрих IV еще оставался ребенком. Будь он старше, события развивались бы более трагично. Пока же имя папы демонстративно опускалось в молитвах во всех германских церквях; но едва ли Николая это заботило.

Империя и немецкие епископы отказались признавать решения Латеранского синода 1059 г., созвали свой синод и объявили Николая низложенным. Однако военная поддержка нормандцев позволила папе чувствовать себя в этом противостоянии вполне уверенно.

Николай провел ряд важных реформ. Сначала он направил Петра Дамиани и другого выдающегося церковного деятеля, Ансельмо Луккского, в Милан, где духовенство славилось своей распущенностью. С риском для жизни папские посланники провели синод, на котором миланские прелаты вынуждены были дать торжественную клятву отказаться от симонии и от сожительства с женщинами.

В 1060 г. Николай приказал арестовать низложенного папу Бенедикта X, конфисковал все его имения под предлогом нарушения им клятвы и симонии, а также приказал подвергнуть его церемонии лишения кардинальского достоинства и запрещения служить в качестве епископа и священника. Несчастного папу поместили как пленника в приют для бедных при соборе Св. Агнессы в Риме. Там Бенедикт прожил еще около двадцати лет и умер в полной нищете.

Скончавшись, Бенедикт X нашел вечное упокоение в этом прекрасном храме; его могила находится между алтарями Рождества Христова и св. Иеронима. Развенчанный папа пережил не только Николая II, но и его преемника — Александра II, и застал начало понтификата Григория VII.

Теперь папу Бенедикта X считают незаконным. «Католическая энциклопедия» вообще воздержалась от публикации статьи о нём. Там после Бенедикта IX сразу идёт Бенедикт XI.

Влияние Гильдебранда в недрах Церкви возрастало. Петр Дамиани писал ему: «Я уважаю папу, но тебе я поклоняюсь, простершись ниц: ты делаешь его господином, а он тебя Богом». Правда, другие сравнивали отношения между Николаем II и Гильдебрандом со связью, существующей между ослом и его хозяином.

Все грандиозные усилия, приложенные для избрания понтификом нужного человека, скоро пошли прахом. Николай II умер в июле 1061 г. во Флоренции, где он продолжал выполнять функции епископа даже после избрания папой, и был похоронен в соборе Св. Репарата.

По смерти Николая II римская партия реформ уже стремилась довести дело до разрыва с империей. Гильдебранд хотел провести выборы быстро, чтобы немцы не успели вмешаться. Он прочил в папы Ансельмо да Банджо, который завоевал доверие реформаторов еще в юности, когда был одним из предводителей миланской партии народного движения (патаренов), боровшейся с симонией и гнетом развращенного миланского духовенства. Его красноречие оказало большое влияние на народ. Вместе с двумя другими клириками, Ариальдом и Ландульфом, он выступал против самого архиепископа Гвидо, проповедуя на улицах и площадях.

В то время Милан, город св. Амбросия, соперничал с Римом, городом св. Петра. Архиепископ Миланский, нажившийся на продаже церковных должностей, враждовал с горожанами. Против него выступали городские проповедники левого толка, особенно Ансельмо да Банджо. Он учил, что Церковь обязана служить бедным и сама быть бедной; священники должны отличаться ангельской чистотой и не брать денег за требы.

Ансельмо происходил из богатейшей миланской семьи, но увлекся строгой монашеской жизнью; он учился у Лафранка[40] и сотрудничал с Петром Дамиани. В его лице на папский трон взошел бы глава партии, недовольной падением авторитета Церкви.

Но ситуация с выборами пап все время стремилась выйти из-под контроля. Новая процедура, предложенная Николаем II, дала результат, прямо противоположный тому, которого он стремился достичь. Споры по поводу передачи папской кафедры становились неизбежными, ибо как могла императрица-регентша Агнесса принять любого кандидата, избранного по новым правилам в Риме, не одобрив саму процедуру? Таким образом, смерть Николая II создала ситуацию еще более запутанную, чем обычно.

Римская знать, также недовольная тем, что установленный Николаем II порядок выбора папы фактически лишил их влияния, обратилась к Агнессе с просьбой утвердить предлагаемую аристократами кандидатуру. С похищенными из Латеранского дворца знаками папской власти они направились в Германию, предлагая несовершеннолетнему германскому королю Генриху IV титул римского патриция и прося назначить на папский трон уроженца Вероны, епископа Пармы с 1046 г., Пьетро Кадала. Германские епископы поддержали их просьбу, тем более что такое назначение подтверждало право немецкого короля ставить римского епископа.


Но Гильдебранд успел первым: под его давлением кардиналы избрали папой кандидата реформаторов Ансельмо да Баджо, принявшего имя Александр II (1.10.1061–21.4.1073).

Враги Гильдебранда отказались признать выборы законными. Кёльнский архиепископ Аннон, корыстный и честолюбивый прелат, войдя в соглашение с Готфридом Лотарингским, воздействовал на императрицу Агнессу, с целью настоять на кандидатуре германского папы — архиепископа Пармского. Партию противников реформ в противовес «реформистскому» крылу духовенства активно поддержал авторитетный прелат Виберт Равеннский, чье слово и склонило выборщиков в пользу избрания Кадала. В Базеле на съезде светских магнатов немецкими епископами и несколькими ломбардскими священниками, среди которых не было ни одного кардинала, папой был избран Пьетро Кадал, известный в истории как антипапа Гонорий II (28.10.1061–1072), хотя это означало явное нарушение решения римского синода 1059 г.

Византия, обеспокоенная сближением римского престола с нормандцами, была расположена признать Кадала. Казалось, две империи готовы заключить союз против папства и его защитников-нормандцев.

Если бы Кадал был человеком выдающегося ума, сильного характера и строгой нравственности, то легко мог бы стать преградой планам реформаторов; но он не выделялся подобными чертами настолько, чтобы внушать какие-либо опасения Гильдебранду. На соборе 1062 г. назначение Гонория всеми епископами было признано незаконным. Петр Дамиани сурово замечал, что тот отличался скорее склонностью замечать женскую красоту, нежели обладал качествами, необходимыми апостолику. Однако Гонорий-Кадал имел влиятельных сторонников в Риме и был не менее богат, чем иной владетельный князь, чтобы подогревать их энтузиазм.

Весной 1062 г. Гонорий с армией немецких наемников подошел к Риму и после короткого, но кровопролитного сражения захватил окрестности собора Св. Петра. Александра II защищали нормандцы, и в целом силы были равны. Многие недели на улицах Рима шли бои. В мае в Рим вошел Готфрид Лотарингский, развел противников по их епархиям и обратился к императорскому двору для разрешения конфликта.

В октябре 1062 г. могущественный Аннон, архиепископ Кёльнский, объявил себя противником Гонория и послал в Италию одного из немецких епископов, Бурхарда, чтобы тот озвучил его решение. Встретившись с папой Александром, германский прелат был поражен его красноречием и энергичностью. Бурхард доложил немецкому духовенству о своем впечатлении, и епископы вслед за Анионом признали Александра II законным папой. Регентша Агнесса вынуждена была к ним присоединиться. Поражение Кадала нанесло ее авторитету весьма ощутимый ущерб; ее винили за раскол в имперской Церкви, вызванный ее неосмотрительностью. Аннон произвел дворцовый переворот. Он принудил Агнессу отказаться от регентства и сослал в монастырь, силой захватил Генриха и провозгласил регентом себя.

Но вскоре Аннон впал в немилость у юного короля и был устранен от власти блестящим и честолюбивым Альбертом, епископом Бременским; таким образом, правление опять перешло к партии императрицы. Действуя в Риме против Аннона, Альберт объявил римлянам, что им следует спокойно выждать благоприятного времени, затем посоветовал Кадалу вновь овладеть папским престолом.

В мае 1063 г., уже после того, как имперский совет высказался в пользу его соперника, Кадал сделал удачную попытку занять Латеран. Битва была жестокой и кровавой; Кадалу удалось одержать победу, и 14 апреля он проник в Леонину. Здесь надежды Гонория II были поддержаны еще и послами греческого императора, который признал его законным папой, рассчитывая воспользоваться римским расколом, чтобы с помощью противников Александра прогнать из Апулии его союзников-нормандцев.

Более года продолжалась эта ужасная гражданская война, а в это время оба папы, из-за которых она велась, служили обедни, издавали буллы и декреты и предавали друг друга анафеме.

Проведенный на Троицу 1064 г. синод в Мантуе вынес окончательное решение. Александр председательствовал на нем, в то время как Гонорий II отказался явиться. В атмосфере вероломных интриг, заговоров, непрочных союзов и неожиданных измен он все более терял авторитет и влияние. На синоде присутствовал и Аннон с частью немецких епископов и князей. После того как Александр защитился от упреков в симонии посредством очистительной клятвы, он был признан законным папой; Гонорий же — отлучен от Церкви. 31 мая 1064 г. было провозглашено его формальное отстранение от власти.

Германцы отказались от Кадала; но римляне по-прежнему стояли за него и настойчиво просили императрицу вернуть им их папу Гонория. Этот злополучный германский претендент, которому изменил сам германский двор, тратил, не жалея, свои сокровища в Парме, чтобы только набрать войско для нового похода в Рим. Кадала поддерживали многие ломбардские епископы, а реакция, которая наступила тем временем при германском дворе, сулила ему даже скорую победу. Однако время было не на его стороне. Протомившись больше года в Леонине, ограбленный своим защитником Ченчио Франджипани, он позорно бежал в Парму. Но до самой смерти Кадал, оставаясь епископом Пармским, не отказывался от своих притязаний, и в Ломбардии еще имел некоторых приверженцев.

Таким образом, схизма 1061 г., которая, как иногда казалось, будет иметь опасные последствия для реформаторского движения, завершилась победой реформаторов.

Возведению на римскую кафедру Александра II способствовал и Ричард Капуанский, действоваший по наущению аббата Монте-Кассино Дезидерия. Когда папа и нормандский военачальник поссорились, покровительство Св. Престолу взял на себя «добродетельный норманн» Вильгельм де Монтрей. Александр, в свою очередь, оказывал нормандцам содействие во многих начинаниях. С 1063 по 1072 г. Александр последовательно способствовал нормандским экспедициям в Сицилию, что в немалой степени обеспечило их успех.

После битвы при Черами, ознаменовавшей подчинение Сицилии нормандцам, граф Рожер повелел отправить папе Александру дары, в числе которых было четыре лучших ездовых верблюда, захваченных у сарацин. Поддержка папы нормандцами продолжала оставаться могучей и действенной, особенно пока в Германии не было признанного лидера.

Требования Александра восстановить демократизм раннехристианской Церкви снискали ему множество сторонников. Укрепившись в Риме, он посылал своих легатов во все страны латинского христианского мира и вникал во все внутренние проблемы государств. Влияние папства в Западной Европе расширялось. Возможность для этого представилась, прежде всего, в Испании, где утвердилось клюнийское монастырское движение. Существенного успеха папская политика достигла в Арагоне: в 1068 г. король Санчо прибыл в Рим, чтобы передать свою страну под покровительство св. Петра.

Во Франции, пока Филипп I, в 1060 г. сменивший на троне своего отца Генриха I, не достиг совершеннолетия, Александр неоднократно имел возможность вмешиваться во внутрицерковные вопросы. Он признал незаконным второй брак Анны Ярославны, вдовы короля Франции Генриха I, с графом Раулем Валуа.

Когда Вильгельм Незаконнорожденный, ревностный сторонник церковной реформы в Нормандии, решил завоевать Англию, он получил поддержку Рима. По инициативе Гильдебранда Александр передал ему тогда «vexillum sancti Petri» («знамя святого Петра») и тем самым придал захватническому предприятию нормандского герцога характер справедливой войны. Известно, что, имея в виду завоевания Англии, папа наконец дал, хотя и с трудом, разрешение на брак Вильгельма Нормандского с Матильдой Фландрской.

Однако отношения между папством и германским двором становились все более напряженными. Новый конфликт возник вокруг дела о разводе Генриха IV с его женой Бертой Савойской. Генрих, считая, что «всё могут короли», желал разрыва, но Александр II воспротивился расторжению брака, грозя королю отлучением.

Но еще более серьезным был другой спор, касающийся назначения епископа в Миланскую епархию. Генрих IV, несмотря на возражения папы, возвел на миланскую кафедру собственного кандидата. Тогда Александр II обрушил анафему на коррумпированных королевских советников и вызвал Генриха в Италию для объяснений. Тем самым он вмешался во внутренние дела могущественного заальпийского государства. По-видимому, в этом вопросе, как и во многих других, довольно слабохарактерный и лишенный собственной инициативы Александр II положился на архидиакона Гильдебранда, которого возвел в сан канцлера.

Папство ощущало себя уже достаточно сильным, чтобы судить поступки германского монарха. Но Александр не успел восторжествовать над Генрихом IV. Он умер в Латеранском дворце весной 1074 г.



* * *   | Викарии Христа: папы Высокого Средневековья. С 858 г. до Авиньонского пленения | ГРИГОРИЙ VII — «СВЯТОЙ САТАНА»