home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ПЕВИЦА ДАНГ СИРАТ

Сад пленённых сердец
Во времена правления Мархум Паханг при дворе держали труппу танцоров и певцов, в коей было четверо актеров-мужчин: Тун Эмас, Тун Перак, Тун Мас Диней и Тун Маду Сари; Атлас. И те двенадцать певиц знали небывалое множество мелодий и исполняли разнообразные поэмы. Одна из них именовалась «Сери Рама строит насыпь, чтобы достичь Ланкапури», другая — «Малаккский бендахара Падука Раджа сражается с португальцами», третья — «Датук Падука Сери Махараджа из Джохора штурмует Джамби». Каждая из певиц обладала своими особыми познаниями, отличными от других, и прекрасным голосом, однако же лучше всех пела Данг Сират.

По прошествии двух месяцев после отплытия его величества в Джохор джохорский царевич силою овладел царицей Патани; решился же он на это, зная, что его старший брат, супруг царицы, лишен мужской силы. И покуда царица была женой его высочества, труппа актеров устраивала представления каждый день.

Через месяц его высочество сделал своей наложницей Данг Сират. Ее взяли в придворные певицы только за голос, превосходящий красотой голоса всех иных певиц. Собой же она была вовсе не хороша — тело уродливое и темное, широкое лицо изрыто следами язв, да к тому же невероятно толста. Данг Джела — служанка матери его величества и нянька его младшего брата, коей вменялось в обязанность купать царевича, — научила Данг Сират приворотным чарам, и любовь к ней его высочества росла день ото дня, так что он даже построил для нее дом к западу от ворот женской половины дворца. Данг Сират же доставала у людей, знавших, что у нее немало золота, все новые любовные зелья.

Страстно влюбившись в Данг Сират, его высочество перестал ходить к царице и более не делил с нею ложе. Все время, покуда он пребывал в Патани, ачехцы своевольничали в городе, ибо были приятелями царевича по петушиным боям, устраивавшимся каждый день, и его высочество исполнял любую их прихоть. Сверх же того он наделал гладких деревянных колодок, в которые грозился посадить всю знать Патани.

Как-то раз Данг Сират сказала его высочеству: «Если правда, что господин мой любит меня, пусть закажет два золотых блюда. Я желаю, чтобы они весили по пятидесяти тахилей и чтобы одно носили передо мной, а другое — позади; еще же я прошу подарить мне баджу из золота». И его высочество приказал ювелирам сделать блюда и баджу, о которых просила Данг Сират, подарил их ей, и Данг Сират ела из тех золотых блюд.

Как-то вечером Данг Сират прикинулась, что сердится, и, сколько царевич ни уговаривал ее, не желала разделить с ним ложе. Сказала Данг Сират: «Если правда, что мой господин любит меня, пусть прикажет ударить для меня в барабан, коий звучит при возведении государей на престол. Если в него будут бить лишь один день, а на следующий мне придется умереть, я и тем буду счастлива». И его величество твердо пообещал ей исполнить просьбу, только после этого Данг Сират согласилась возлечь с ним. Она также приказала именовать себя Энчик Пуан — Госпожа государева рода и не позволяла называть себя Данг Сират. Всякому, кто нарушал этот запрет, разрывали рот.

Еще через несколько дней Данг Сират захотелось спуститься в сад, чтобы искупаться. Молвила она: «Если правда, что мой господин меня любит, пусть он отнесет меня в сад и там вместе со мной искупается». И его высочество, смеясь, отнес на спине Данг Сират в купальню в саду и искупался вместе с ней. Такова была его любовь к Данг Сират.

Однажды ачехцы почтительно сказали его высочеству: «О господин, доводилось нам слышать, что в ту пору, когда ваш отец был султаном Джохора, жены всех везиров и военачальников поочередно прислуживали во дворце, покуда их мужья несли стражу в зале для приемов. Не худо бы и вам установить для каждой из них свой черед». Царевич с ними согласился.

Между тем весть, что его высочество хочет повелеть дочерям и женам везиров и военачальников поочередно являться во дворец, разнеслась среди придворных. Все они собрались и предстали перед царицей, объятые печалью, она же все время, покуда его высочество безумствовал с Данг Сират, не жила во дворце, а уединилась в саду, в беседке, именовавшейся Букет Ароматов. Почтительно поклонившись, сказали везиры и сановники: «Если его высочество призовет нас к себе и прикажет нести во дворце стражу, все подумают, будто мы изменили вашему величеству». Ответствовала государыня: «Поступайте по своему усмотрению, я лишь прошу сохранить жизнь царевичу, ибо мне жаль его матушку. В остальном же делайте, что сочтете нужным».

В то время его высочество обсуждал с ачехцами и джохорскими вельможами план возведения Данг Сират на престол. С почтительным поклоном спросили джохорские везиры: «Где ваше высочество желает устроить коронацию Энчик Пуан?» Ответствовал царевич: «Мы желаем провести церемонию в Кеди. Хотя провести ее в доме Энчик Пуан для нас было бы приятней, однако же он стоит слишком близко от главного дворца, и джохорский барабан, возможно, прозвучит не в лад с барабаном государей Патани». С почтительным поклоном сказали везиры: «По нашему разумению, если господин прикажет бить для нее в барабан в Кеди, люди станут сравнивать звук барабанов царицы и Энчик Пуан. Как бы тогда его высочеству не претерпеть посрамления в чужой стране». Спросил царевич: «Где же тогда нам устроить церемонию для Энчик Пуан?» С почтительным поклоном ответствовали ачехцы: «По нашему разумению, лучше всего устроить ее в Тамбангане. Если господин пожелает, он даже сможет основать там город, ибо места близ Тамбангана многолюдны. Давайте возьмем с собой в верховья тех везиров и военачальников Патани, которые будут достойны переселения, дабы они с семьями жили в Тамбангане вместе с Энчик Пуан». Царевич с ними согласился.

Тем временем весть, что его высочество собирается короновать Данг Сират в Тамбангане, разнеслась по столице Патани. Все вельможи отправились к царице, и, явившись к ней, молвили с почтительным поклоном: «Молим нашу госпожу о прощении, мы слышали, что ваш царственный брат собирается в Тамбанган и хочет возвести на престол Данг Сират. Когда все джохорцы, находящиеся в столице, покинут ее, мы более не впустим их в город». Ответствовала царица: «Поступайте по своему усмотрению, я лишь прошу сохранить жизнь царевичу, ибо мне очень жаль его матушку». Сказали везиры с почтительным поклоном: «Как можем мы, рабы ваши, нарушить волю вашего величества».

Меж тем его высочество повелел созвать везиров и военачальников Патани, которых он желал взять с собой в Тамбанган. Узнав об этом, все они собрались на совет к бендахаре Сакуру, и тот не отпустил вельмож в верховья, разрешив лишь Сери Туну с десятью людьми сопровождать царевича, когда тот с Данг Сират отправится в Тамбанган.

В полдень его высочество достиг Тамбангана. Сойдя со слона, он вместе с Данг Сират воссел в шатре в окружении джохорских везиров, военачальников и подданных низкого звания и стал беседовать с ними о том, как через два дня возведет Данг Сират на престол. Сери Сетиа и Махараджа Сетиа также предстояли перед ним в шатре, все же прочие сопровождающие из Патани оставались в своих временных жилищах.

Спросил его высочество, обратясь к Сери Сетиа: «Отчего везиры и вельможи из Патани не отправились вместе со мной в верховья?» Ответствовал Сери Сетиа: «Завтра, о господин мой, они выступят в верховья, сейчас же собирают воинов, кои будут охранять опустевший город». Повелел его высочество: «Отправляйся в низовья, чтобы мы завтра же знали об их прибытии, ибо на послезавтра назначено возведение на престол Энчик Пуан». Сери Сетиа испросил соизволения вернуться в свое временное жилище, и в ту же ночь все вельможи Патани бежали в низовья. Обитатели же Танджунга, где они скрылись, затворили главные ворота города и расставили на стенах пушки.

На следующее утро ачехцы почтительно донесли его высочеству, что в лагере не осталось никого из вельмож Патани, прибывших с ним, — все прошлой ночью бежали в низовья. Царевич был потрясен и разгневан этим известием. Он повелел приготовить к выезду слона, воссел в башенке напротив Данг Сират и отправился вдоль реки в низовья, сопровождаемый джохорцами и ачехцами. Достигнув Танджунга, он приказал ачехцам войти в город и посмотреть, что там происходит, однако же, когда ачехцы приблизились к городским воротам, они нашли их запертыми и увидели, что на стенах во множестве расставлены пушки. Они возвратились к его высочеству и почтительно донесли обо всем, что видели и слышали. Тогда царевич вновь воссел на слона и направил его в верховья, держа путь к Пасиру Бендараджа. Когда же его высочество прибыл в Пасир Бендараджа, преследовавшее его многочисленное войско Патани напало на ачехцев и перебило их до последнего, так что вся дорога была усеяна телами убитых и раненых.

Его высочество двинулся дальше вверх по реке, достиг Табиха и, сойдя со слона, остановился под деревом джамбу. Там он своей рукой убил Данг Сират и повелел жителям деревни Табих похоронить ее у подножия горы Букит Табих. Потом вновь сел на слона и направился в Саи. Царица же наказала своим людям проводить его туда и повелела бендахаре Саи дать царевичу лодку.

Меж тем его высочество достиг Саи, бендахара почтительно передал ему две лодки и запас риса в дорогу, и царевич отплыл назад в Джохор. Матушка же его осталась в Патани, ибо его высочество не мог проникнуть в город.


Сад пленённых сердец


ПРИМЕТЫ ЖЕНСКОГО СОВЕРШЕНСТВА | Сад пленённых сердец | Фениксов нефритовых чета