home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



СЫН ТРЕХ ОТЦОВ

Хвала Ганеше, всех препон крушителю, кому хвалу

          И сами боги воздают при начинаниях своих.

Сад пленённых сердец
И царь снова туда пошел, с дерева-шиншипа мертвеца снял, на плечи взвалил; и когда он по дороге пошел, тот сказочку начал. Ветала молвил: «О царь, послушай: сказку пока расскажу.

Есть город по имени Канкола. Там царь по имени Сундара. Там именитый купец по имени Дханакшая. У него дочь по имени Дханавати. И она замужем за купцом Гауридаттой, жителем города Алака. И вот, когда пришла пора, у нее дочь родилась, по имени Мохини. Как родилась она, отец ее умер. Сородичи мужа бездетной назвали вдову перед царем и все отобрали с его согласия. А Дханавати свою дочь Мохини взяла и ночной порой ушла. В темноте дороги не находит. И вот на место сожжения трупов пришла. Там вор на кол посажен был.

К нему она подошла. Тут вор в терзаниях молвил:

«Не дар случайный — счастье и несчастье!

«Другой дает их», — думает лишь глупый.

Все в этой жизни — плод свершенных раньше дел.

О плоть, под грузом кармы ты должна страдать.

Что плотно спаяно, разъединяется, а то, что врозь

                                                     лежит, соединяется творцом;

Соединяет часто то творец, что человек несовместимым мнит.

В такой-то день, в такой-то час, в краю таком-то человек

И узы узнает и смерть — на этом месте, в этот миг.

Туда, где узы ждут его, где счастье ждет, несчастье, смерть,

Повсюду смертный сам идет, влекомый кармою своей».

Дханавати молвила: «Эй, человече, кто ты?» Он молвил: «Вор я, на кол посажен. Три дня прошло, а жизнь все не покидает меня». Дханавати молвила: «По какой причине?» Вор молвил: «Не женат я. Если кто-нибудь мне свою дочь отдаст и мою свадьбу сыграет, тому я лакх золота дам». Дханавати молвила: «Эй, вор, отдала я тебе свою дочь. Как же сын у тебя будет?» Вор молвил: «В ту пору, как эта супруга моя зрелости достигнет, в тот день какого-нибудь мужчины силу наймите; так сын зачат будет. Любезного юного брахмана к ней приведите, ему награду вручите, а она сына зачнет». Так сказав, вор, по обряду гандхарвов с ней браком сочетался. Вор молвил: «На востоке — вон смоковница, у ее корней — лакх золота есть, его тебе, госпожа, взять надлежит». Это сказав, вор умер. А она деньги взяла и в город Канколу пришла. Там она прекрасный, сверкающий белизной дворец построила. А Мохини день за днем возрастала и юности достигла.

Раз в ту пору, дозволенную для брачного сожительства, на кровле дома своего она стояла и на царскую дорогу глядела. Там одного молодого брахмана увидела. Его увидя, стала любовной страстью терзаться. Подруге сказала: «Подруга, этого человека найди и к матери моей приведи». Это услыша, пошла та. Брахмана позвала и к матери ее привела. Ее мать сказала: «Эй, брахман, у меня дочь, на выданье. Если ты с ней сына зачнешь, то я тебе сто червонцев дам». Брахман сказал: «Так и сделаю». И вот ночью того брахмана вволю угостили; бетеля дали, мастью сандаловой и другими умастили, к ней на ложе возвели. С ней брахман любовной утехи вкусил. Поутру ее подруги спросили: «О подруга, ночью с возлюбленным как забавлялась?» Она сказала:

«Когда на ложе мой возлюбленный взошел, с меня

                                                                одежды сами спали,

Лишь на мгновенье слабый пояс мой успел их

                                                                задержать на бедрах.

Вот это, о подруги, помню я, — все остальное я забыла:

Кто он, кто я, как наслаждались мы, в объятьях друг

                                                                          у друга лежа.

Отличный, доблестный супруг, в даяньях не скупой,

Ведущий ласковую речь, чуждающийся лжи,

Готовый тайны жен хранить и сведущий в любви,—

Все так же женам молодым в их новых жизнях мил».

С того дня она затяжелела. Когда исполнился срок, родила она. Родился сын. На шестой день она сон увидела:

Натертый с головы до ног золою жертвенных костров

И препоясанный змеей, на лотосе он восседал;

С луною на челе, с густой, сплетенной накрепко косой,

С трезубцем и мечом в руке и с черепами на груди,—

такого отшельника она увидела. Поутру матери своей так сказала: «Матушка, я такой вот сон видела». Мать сказала: «Дочь, твой сын венценосцем будет. По моему наставлению сына в корзину положи вместе с тысячею золотых монет и у врат царевых подкинуть вели». Тогда она сына вместе с тысячею червонцев у царских врат подкинула. И вот царь сон увидел:

Десятирук и пятилик, с кровавым блеском в трех глазах,

С оскалом страшным всех зубов, с луной на лбу,

с копьем в руке,—

такой отшельник молвил: «Эй, царь, у твоих врат в корзине младенец лежит, он твоим наследником будет». Тут царь, сон увидя, пробудился, первой супруге сон рассказал. Первая супруга молвила: «Божественный, гаремную служанку на большую дорогу вышли». Тогда служанку царь, призвав, послал. Как к вратам она подошла, в корзине младенца увидела. Она царю корзину принесла. Царь, корзину открыв, младенца увидел и тысячу золотых монет. Поутру царь знатоков примет призвал, младенца показал. Знатоки примет молвили: «Божественный, тридцатью двумя счастливыми приметами одарен младенец сей». Царь молвил: «Какие приметы?» Они сказали: «Божественный, сказано ведь:

Примет коротких у царя — четыре, а глубоких

                                                       и широких — по три,

Примет же длинных — пять и столько ж тонких,

                                              красных — на две больше.

Пуп, голос, добродетель — так нас учат —

Должны глубокими быть у мужчины,

А лоб, лицо и грудь приносят счастье,

Когда они достаточно широки.

Подмышки, грудь, затылок, нос и ногти,

А также рот высокими должны быть;

Короткими должны быть шея, ляжки,

Спина и лингам — добрые приметы.

Быть красными должны язык и губы,

Виски и руки, щиколотки, ноги,

А тонкими — суставы, зубы, кожа,

А также волосы и дланей пальцы,

Нос, обе челюсти, глаза и длани,

А также расстоянье меж сосцами

Должны быть длинными; они коротки

У тех, кто царствовать не призван роком».

Это выслушав, царь со своей шеи жемчужное ожерелье снял и на шею мальчика накинул. И царь того младенца в руки первой царице передал. Первая царица, на коленях его держа, по левую руку царя села. Тогда весь народ, амулеты и дары взяв, сошелся. И царь, дары приняв, великое празднество и прочее приказал устроить. Тому младенцу имя дали; Харидатта — имя нарекли. Тот царевич изучил все науки. Во всем удачливый, шестнадцати лет он достиг.

Так, когда пришло время, царь умер. И царевич Харидатта на царство вступил. Раз юный царь подумал: «Что в том, что я мужчина, если в Гаю не иду и предкам в жертву рисовых пирогов не приношу?» Так рассудив, в Гаю пошел. Туда придя, поклонение совершать начал. Ему духовный наставник сказал:

«Все те, кто к тварям благ живым, к освобождению нашли

И к знанью истинному путь. Что в пепле, рубище, косе?

Пусть носит он косу, пускай трезубец, череп держит,

Пускай ночует на камнях или в пещерах диких,

Пускай внимает он Пуран и Вед глагол священный,

Но если он не чист душой, все это бесполезно.

Быть щедрым, жертвы приносить, плоть изнурять и Веды чтить —

Все тщетно, если чистоты не будет в сердце у тебя.

Благочестиво поминай усопших праотцев, — не то

До них молитва не дойдет, бесплодно жертву принесешь.

Не в дереве таится бог, не в камне и не в глине, — нет!

А в нашем сердце: лишь оно — источник благодати всей».

Когда речь брахманов выслушав, имя отца произнеся, своей рукой царь поминальный пирог подает, то три руки протянулись. Тут Харидатта в изумление пришел: «В чью руку поминальный пирог вложу?»

Эту сказочку рассказав, Ветала молвил: «О царь, скажи: в чьей руке — право на поминальный пирог?» Царь Викрамасена молвил: «В руке вора — право на поминальный пирог». Снова Ветала молвил: «От силы брахмана он произошел, а царь его охранял. Как же эти двое права на поминальный пирог не имеют?» Царь Викрамасена молвил: «Сила брахмана за плату нанята, и царь, золото взяв, его охранял. По той причине они оба права на поминальный пирог не имеют. Законной вора супруги сын он, по той причине вора пирогом поминает он».

Это услыша, исчез Ветала и там же, на ветви дерева-шиншипа, повис.

Сад пленённых сердец


ЯЗЫК ЗНАКОВ | Сад пленённых сердец | Из книги „Семьдесят рассказов попугая”