home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Следующий день ознаменовался выставкой работ Эдварда Селвина в большом зале постоялого двора «Свинья и плед». Шарлотта с Бенедиктом специально пришли чуть позднее назначенного времени, и в тот момент, когда они поднимались по лестнице, лорд Рэндольф уже произносил речь по случаю открытия выставки (лицо Шарлотты, конечно же, скрывала густая вуаль).

– Некоторые, возможно, спрашивают: уместно ли проводить выставку картин в том месте, где совсем недавно проводилось дознание? – говорил маркиз. – Так вот, я с уверенностью отвечаю: да, вполне уместно, ибо только искусство может изгнать из этого мира тьму и ложь. Как лучше всего раскрыть тайны, если не с помощью правды, содержащейся в картинах?

В этот момент у Бенедикта возникло отчетливое ощущение, что будет плохо, очень плохо. Собственно, он и до этого уговаривал Шарлотту не приходить сегодня, говорил, что может пойти сюда один и постарается выведать все новости, касающиеся этой выставки, все до последней крупицы новости.

– Вы могли бы вернуться к Мэгги, ведь она сейчас очень нуждается в утешении, – сказал Бенедикт, предпринимая еще одну попытку.

Но Шарлотта тотчас же заявила:

– Нет-нет, он ведь думает, что я покинула Строфилд, поэтому не ожидает увидеть меня здесь. Я не могу не воспользоваться таким преимуществом.

Но если человек должным образом не подготовился, у него не будет преимуществ. Бенедикт напомнил ей об этом, но она заявила:

– Как бы то ни было, это мой выбор. Поймите, мне очень хочется узнать, что они обо мне говорят. И, возможно, я смогу им ответить.

Бенедикт не решился спорить и потому промолчал.


Селвин прислал в дом викария два билета на выставку. Если бы билеты пришлось покупать, то каждый обошелся бы в две гинеи. Такая заоблачная цена была установлена нарочно – чтобы на выставку могли попасть только сливки светского общества, заранее приглашенные Рэндольфом. Селвин же, вероятно, думал, что билетами воспользуются родители Шарлотты. И, конечно же, он считал, что скоро станет знаменитостью и любимцем высшего света. Но родителей Шарлотты работы Эдварда Селвина интересовали не больше, чем слухи о золотых соверенах на сумму в пятьдесят тысяч фунтов. Поэтому они остались дома. Отец – чтобы заниматься попечением своей паствы, а мать – чтобы работать над переводами.

Бенедикт с радостью поменялся бы местом с любым из родителей Шарлотты. На выставке он держался на некотором расстоянии от своей спутницы – чтобы никто не догадался, что они знакомы. Большой зал был совсем небольшой, и в нем было так же душно и многолюдно, как и во время дознания по делу о смерти Нэнси Гофф. Но сейчас, кроме обычных запахов постоялого двора, в воздухе витали также и ароматы помады и духов – ароматы, весьма любимые богачами. Их здесь собралось несколько десятков, и все они с нетерпением ждали, когда будут открыты для обозрения картины, развешанные по стенам. Привлечь в скромную деревню в Дербишире так много богачей из Лондона – со стороны Рэндольфа это был настоящий подвиг, и оставалось лишь гадать, какое же развлечение он им пообещал. Но, возможно, маркиз ничего им не обещал и использовал другие средства для привлечения посетителей – например, шантаж или подкуп.

– А теперь, – с улыбкой произнес Рэндольф, – давайте ознакомимся с экспозицией.

Раздались аплодисменты и шорох ткани – с первой картины сорвали покров. И тотчас же снова послышались аплодисменты, а затем – тихое перешептывание.

Бенедикт напряженно прислушивался. А может, он ошибался? Может, эта выставка вполне безобидна – просто выставка работ Эдварда Селвина, устроенная по каким-то причинам, известным только Богу, дьяволу… и Рэндольфу?

Тут сняли покрывало со второй картины, потом еще с одной – и так далее… По мере того, как падали покров за покровом, менялись и интонации зрителей.

– На всех картинах – только она, – раздался возмущенный женский голос. – Но почему?!

– Да-да, почему он нарисовал их так много?! И везде она обнажена, на ней нет ничего, кроме ожерелья! М-да… бедная женщина. И что думает об этом его жена? – Последние слова были произнесены не без злорадства.

– Послушайте, Рэндольф!.. – раздался вдруг громкий голос Эдварда Селвина. – Я ведь думал, на выставке будут представлены мои портреты!..

– А это разве не портреты? – Казалось, Рэндольф был удивлен. – Кажется, я не говорил, чьи именно портреты я собираюсь выставить. К тому же и эти портреты очень даже хороши.

«Вот как? Значит, дело плохо, очень плохо…» – вздыхая, подумал Бенедикт. Он немного жалел, что не мог видеть все эти картины, не мог видеть обнаженную Шарлотту в блеске и роскоши. Но главное сейчас – найти ее.

Повернувшись, он стал постукивать тростью по полу и толкать гостей, пока те не отходили в сторону, пропуская его; причем некоторые дамы при этом взвизгивали. Наконец, сделав несколько десятков шагов, он ощутил присутствие Шарлотты. Приблизившись к ней почти вплотную, Бенедикт тихо спросил:

– Миссис Смит, не так ли?

– Ох, если бы… – прошептала она тем же самым голосом, который очаровал его с первых же мгновение при их первой встрече.

– Скажите, а сколько здесь картин?

«Как будто это имеет какое-то значение», – подумала Шарлотта.

– Их тут очень много, – прошептала она. – Здесь больше картин, чем те, для которых я позировала. Я даже не подозревала, что их так много. Он рисовал… – Ее голос дрогнул. – Я не знала, что он все это нарисовал…

Бенедикт не сомневался: взятые по отдельности, все картины были очень хороши. Но собранные вместе, да еще в таком количестве… Вероятно, они производили скандальное впечатление. И, конечно же, он чувствовал настроение толпы – так фермер может предсказывать погоду, глядя на небеса. Было слышно, как гости переминались с ноги на ногу, и в тихом гуле их разговоров сквозила неуверенность. Они были скандализованы? И полагалось ли здесь что-либо покупать? Да, конечно, Рэндольф одобрил такие картины, но, с другой стороны… Жена художника, возможно, негодовала…

Шарлотта по-прежнему стояла рядом с ним, и ему хотелось как-то ее защитить, успокоить… Но было ясно: что бы он сейчас ни сделал, любые его действия привлекут к ней внимание. Так что лучше уж стоять тихо и помалкивать. Поэтому он стоял точно статуя – улыбающаяся статуя – и чувствовал себя словно в ловушке. Он тихо предложил ей уйти отсюда побыстрее, но она отказалась – возможно, испытывала нечто вроде собственнических чувств при виде этих картин. А зрители по-прежнему что-то бормотали и перешептывались. И тут вдруг…

Внезапно раздался знакомый голос – словно удар молнии!

– Боже всемогущий! – взвизгнула миссис Поттер. – Да это же портреты мисс Перри, дочери викария!

Но Шарлотта никак не реагировала на эти слова. Да и как она могла отреагировать? На протяжении десяти лет она была известна в одном мире как куртизанка, в другом – как дочь провинциального викария. И вот сейчас эти миры столкнулись – таков был план Рэндольфа. Маркиз не собирался обнажать ее снова и снова, он добивался совсем другого – хотел сорвать с нее покровы перед теми, кто знал ее не как куртизанку, а как благонравную дочку священнослужителя.

Но что, если… А может, ей самой сорвать с себя покров? Собравшись с духом, Шарлотта протиснулась сквозь толпу. Сорвав с головы капор с вуалью, она громко проговорила:

– Да, это действительно мисс Перри – и одновременно Шарлотта Перл.

Толпа смолкла, и теперь, осмотревшись вокруг без вуали перед глазами, Шарлотта поняла, что знала почти всех этих людей. Правда, из жителей деревни здесь была только миссис Поттер, хозяйка постоялого двора. Но все остальные были лондонцами, представителями элиты, знавшими ее как Ла Перл. И, вероятно, эти люди никогда не задумывались о том, кем она была до этого. Здесь был даже один герцог, которому она помогла решить проблему с эрекцией. Был здесь и граф, который как-то раз пришел к ней, чтобы поделиться своими опасениями из-за того, что ему нравились только мужчины. Пять лет назад ему удалось жениться благодаря «почетным» слухам о том, что он проводил время с Ла Перл (впрочем, его брак оставался бездетным). Приехала сюда и одна вдовствующая графиня, которая выпытывала у Шарлотты имя ее портнихи. Посетил выставку и джентльмен, часто бывавший на ее вечерах – когда играли в карты – и слагавший поэмы о ее глазах. А также карикатурист, посещавший ее каждый вторник, поглощавший дюжинами пирожные и хихикавший, слушая последние сплетни – публичные, конечно же; Шарлотта никогда не рассказывала о своих личных делах. И каждому из своих гостей она говорила: «О том, что между нами происходит, не будет знать никто, кроме нас с вами».

Куртизанка – это не шлюха. Куртизака – это хозяйка дома, назначающая приватные свидания. И куртизанка приобретала много друзей – так когда-то думала Шарлотта. Все эти люди знали ее как Шарлотту Перл, и им нравилось проводить с ней время.

Но сейчас они смотрели на нее совсем не так, как прежде; они казались… разочарованными. И смотрели на нее так, как смотрят на прислугу. Без блеска ее лондонской жизни Ла Перл была для них не более чем песчинкой. И еще здесь был Рэндольф, порезавший ей лицо. И сейчас улыбавшийся, весьма довольный эффектом, который произвело его представление. Был тут и Эдвард, судя по всему – ошеломленный произошедшим. Оказывается, он рисовал ее множество раз, намного чаще, чем она думала. Интересно, кто из них ранил ее больнее?

И, наконец, здесь был Бенедикт, стоявший в дальнем конце зала. И сейчас, в наступившем молчании, он кивнул ей – чувствовал, где она стояла. «Позволь мне любить тебя» – так он сказал после того, как все узнал. Но теперь это было невозможно. Нет-нет, это всегда было невозможно. Однако ее сердце по-прежнему билось. И она по-прежнему могла… могла что-то сделать. Но что именно сделать? Нужен был какой-то дерзкий поступок – в противовес поступку Рэндольфа.

Шарлотта осмотрелась. В зале был небольшой помост, на нем сидели музыканты, когда здесь устраивали деревенские балы. Шарлотта поднялась на этот помост и расправила плечи. Теперь она была Ла Перл, жемчужиной, – но не чистой. И в то же время она по-прежнему была Шарлоттой Перри.

– Благодарю вас всех за то, что вы пришли на выставку работ мистера Селвина, – сказала она. – Признаюсь, я ожидала, что нам покажут более разнообразные примеры его творчества, но… – она улыбнулась с озорным видом, – с совершенством не поспоришь.

Раздалось покашливание, а затем смешок – со стороны Бенедикта, благослови его Господь.

– Друзья мои, эти картины рассказывают всевозможные истории, – продолжала Шарлотта. – Я была Афродитой, была как Айрис под радугой, была Селеной с луной в руках…

– Но почему вы всегда были обнаженная? – раздался чей-то голос. И тут же послышались смешки.

– Ну, во-первых, обнаженная натура гораздо лучше продается. – Шарлотта сумела улыбнуться, а ее слова снова вызвали смех, – но уже более дружелюбный. – Кроме того, художник, видимо, рассчитывал, что вы увидите на этих картинах и немного от самих себя.

– Я уже лет сорок не надеюсь так выглядеть, – со вздохом проворчала пожилая графиня, которая так восторгалась платьями Шарлотты.

Напряжение начало спадать, и Шарлотта, приободрившись, отважилась посмотреть на Эдварда. Тот сейчас выглядел как собака, ожидавшая, что ее вот-вот ударят, но вместо этого получившая бифштекс. А леди Хелена стояла с красными щеками – словно ей надавали пощечин; ноздри же ее в гневе раздувались, и казалось, что она сейчас задохнется от возмущения.

Шарлотта отвела от нее взгляд и, посмотрев поверх толпы, громко проговорила:

– Поскольку все вы проделали такое долгое путешествие, чтобы присутствовать на этой выставке… Я надеюсь, вы оцените незаурядный талант мистера Селвина. Я полагаю, что его как портретиста ждет блестящее будущее. Он превосходно умеет рисовать одежду. Взгляните, как замечательно он нарисовал ожерелье!..

Слава богу, раздался веселый смех.

– И знаете, – говорила Шарлотта, – если кто-нибудь пожелает приобрести это ожерелье… Что ж, вы сможете сказать, что видели его в его естественной среде обитания, если можно так выразиться.

С этими словами она сделала реверанс, спустилась с помоста и ушла. Быстро, проталкиваясь сквозь толпу, пока никто ее не остановил. Чтобы скрыть дрожь, она крепко сжимала кулаки.

Что ж, вот это и совершилось. Это было ужасно… но она это сделала.

Шарлотта прошла в маленькую отдельную гостиную, где они с Бенедиктом совсем недавно беседовали с миссис Поттер. Она знала, что очень скоро ее кто-нибудь найдет, но сейчас у нее было несколько минут, чтобы хоть немного успокоиться. Ох, чего бы она сейчас только не отдала за кружку холодной воды, чтобы плеснуть в свое пылавшее лицо. Шарлотта осмотрелась, но поблизости не было ни кувшина, ни тазика – только стулья, стол, окно, камин…

Тут она повернулась к двери – и увидела лорда Рэндольфа, заполнившего дверной проем.

– Прекрасная речь, – проговорил он. – Я о-очень рад, что вы смогли прийти на выставку.

Шарлотта спрятала дрожавшие руки за спину.

– Вы сыграли жестокую шутку, милорд.

– Не более жестокую, чем вы заслуживаете за то, что сбежали от меня.

– Шутку не со мной, – Шарлотта криво усмехнулась, – а с Селвином. Вы поставили его в очень неловкое положение.

Рэндольф пожал плечами и переступил порог комнаты. Пристально глядя на Шарлотту, он приблизился к ней и проговорил:

– Селвин сам себя поставил в неловкое положение. Кажется, он вами слегка одержим, не так ли?

Значит, Рэндольф не знал. Не знал про Мэгги…

– Но разве вы можете его в этом упрекнуть? – Шарлотта изобразила улыбку. – Вы ведь тоже не смогли меня отпустить.

– Я всегда буду с вами. – Маркиз провел ладонью по ее щеке и коснулся пальцем шрама. – Перл, вы не можете вечно прятаться и притворяться той, кем не являетесь. И вы никогда не будете принадлежать никому другому.

Шарлотта стиснула зубы и с ненавистью в голосе процедила:

– Никому… кроме самой себя. Да, именно так. И так всегда и было.

Однако она ошибалась – и прекрасно об этом знала. Потому что она, Шарлотта, принадлежала еще и своей покойной сестре Маргарет. И она всем сердцем принадлежала своей дочери Мэгги, хотя девочка об этом даже не подозревала. Кроме того, она отдала себя Бенедикту Фросту – и отдавала день за днем. Но знал ли он об этом?..

Тут Рэндольф навис над ней – высокий и мрачный, – на лице его появилась гримаса недовольства.

– Что ж, еще одна прекрасная речь… Но не вам, Перл, решать, когда наш союз закончится.

– Вообще-то – мне, – заявила Шарлотта.

Резко развернувшись, она шагнула к двери, и в этот момент маркиз ударил ее по лицу тыльной стороной ладони, и кольцо с изумрудом, красовавшееся на его пальце, рассекло ей губу. От удара в ушах у нее зазвенело, голова закружилась, а рот наполнился кровью. Рэндольф же, глядя на нее, усмехался.

И тут она плюнула в него, забрызгав кровью его безупречную льняную рубашку.

– Подумать только… Ведь я когда-то называла вас «покровителем», – процедила она с презрением.

– Ты посмела плюнуть в пэра? – Маркиз вскинул подбородок.

– Для меня ты не пэр, – в ярости прошипела Шарлотта. – Я знаю, что ты ни о чем не заботишься, кроме собственной персоны. Что же касается твоей гордости… Возможно, я спасу ее, если скажу тебе следующее… Ты меня не теряешь, потому что я никогда не была твоей собственностью!

По косяку двери постучали, и в комнату заглянул Бенедикт.

– Мисс Перри? И лорд Рэндольф, если не ошибаюсь? Возможно, вы будете рады узнать, что этот идиот Селвин продал уже три картины.

Рэндольф эффектным жестом достал из кармана носовой платок. И вместо того чтобы предложить его Шарлотте – у нее кровоточила губа, – он стал вытирать свою рубашку, разумеется…

– Очень странно… – пробормотал маркиз. – Ведь на продажу выставлена только одна картина – та, что принадлежит мне. Остальные я взял на время у их владельцев.

– Что ж, думаю, он без труда сможет написать картины по заказу, – сказал Бенедикт. – Кажется, у него талант по этой части.

– Мы очень мило побеседовали, Рэндольф, – пробормотала Шарлотта. – Но, несмотря на это… Не думаю, что мы с вами когда-нибудь еще встретимся.

– Ах, Ла Перл, Ла Перл… – Рэндольф пристально посмотрел на Шарлотту и с улыбкой проговорил: – А ведь я мог бы из вас кое-что сделать…

– Я уже была кое-чем и до того, как мы с вами познакомились, – отрезала Шарлотта. Она повернулась к Бенедикту, все еще стоявшему в дверях. И он протягивал ей носовой платок, – по-видимому, понял по ее голосу, что она в нем нуждалась. Шарлотта взяла платок и, выплюнув в него кровь, спросила: – Мистер Фрост, вы проводите меня домой?

– Домой, говорите?.. – послышался у нее за спиной голос маркиза. – А как вы думаете, долго ли еще жилище викария будет вашим домом?

В этот миг Шарлотта поняла, насколько точно была рассчитана его месть. Устроив выставку в деревне, где жили ее родители, он добился того, что их спокойная благопристойная жизнь будет разрушена, даже если ей, Шарлотте, каким-то образом удастся сбежать. Рэндольфу нравилось причинять боль, и он уже оставил у нее на лице шрам. А теперь он намеревался нанести рану и ее близким.

Даже не взглянув на Бенедикта, Шарлотта проговорила:

– Мне нужно идти. Я должна уйти отсюда.

Напряженная как струна, она стремительно вышла из комнаты. Бенедикт сунул трость под мышку и последовал за ней, ориентируясь по звуку ее шагов.

Судя по звукам, улица была пуста. Пока пуста. Жители Строфилда собрались в общей комнате «Свиньи и пледа», а лондонские гости – на втором этаже. Но было ясно: скоро эти две половины общества встретятся и заговорят. Что, вероятно, уже и сделала миссис Поттер.

– Шарлотта, вы не сможете от этого убежать, – проговорил Бенедикт.

Шарлотта остановилась, затем развернулась к нему, и казалось, даже скрип гравия под подошвами ее ботинок звучал яростно.

– Что вы хотите этим сказать? Я могу уехать, куда хочу, и имею право делать, что я хочу…

– Но то ли это, чего вы хотите? – перебил Бенедикт.

Шарлотта тяжко вздохнула.

– Того, что я хочу, – этого никогда не будет. И не было…

Он подошел к ней вплотную и пальцем приподнял ее подбородок.

– Совсем никогда? Даже тогда, когда вы впервые уехали в Лондон?

Она отстранила его руку.

– Бенедикт, прекратите. Что же касается вашего вопроса… Всякий раз, когда я покидала какое-то место, я делала это только по необходимости. И сейчас – то же самое. Я не хочу уезжать из Строфилда, но…

– Не хотите из-за золота?

– Нет, не из-за золота. – Последовало несколько сдавленных вдохов – было ясно, что она изо всех сил старалась не расплакаться. – Все дело в том, что я… В какой-то момент я начала думать, что у меня может быть семья.

– С Мэгги?

– С вами, Бенедикт. – Она произнесла эти слова очень тихо, почти шепотом, – а потом вдруг истерически рассмеялась и добавила: – Ну вот… Теперь я вся обнажена. Возьмите мое сердце, Бенедикт, пришпильте его к стене, – пусть свет пялится и насмехается.

Он не знал, что на это сказать. Более того, не знал, что должен был чувствовать. И казалось, что сердце его на несколько мгновений остановилось.

– Шарлотта… – Бенедикт судорожно сглотнул.

– Не говорите ничего. Мне не следовало этого говорить, – прошептала она. Тем не менее это было сказано – и что же теперь?

– Шарлотта, ведь я «флотский рыцарь», и у меня нет своего жилья. Я получаю содержание только при условии, что живу в замковой комнате один. А семья – это то, чего я никогда не смогу иметь.

– Вы могли бы отказаться, – сказала Шарлотта. – И…

– И питаться воздухом? Или, может быть, жить за счет доброты посторонних людей? – Он сокрушенно покачал головой. – Впрочем, именно так я живу сейчас, но это не может продолжаться бесконечно. И знаете, я бросал одно дело за другим. Я никогда ничего не заканчивал. Единственное, что я умею по-настоящему, – это странствия.

Сейчас ему ужасно хотелось оказаться в каком-нибудь отдаленном уголке мира – только бы не говорить Шарлотте эти слова.

Она тихо вздохнула и кивнула.

– Да, понимаю. Просто я… Ну, мне просто пришла в голову такая мысль, вот и все. Такое со мной случается…

– Со мной тоже. Но я знаю, что эти мысли ни к чему не приведут.

Тут Шарлотта пошла дальше, и Бенедикту пришлось проделать остаток пути до дома викария в одиночку.

Шарлотта застала обоих родителей в передней гостиной – редкий случай. И они пили чай.

– Дитя мое! – Викарий встал; он был очень встревожен. – Что с тобой случилось?

Шарлотта не сразу поняла, что так встревожило отца. Затем, внезапно осознав, что до сих пор сжимает в руке испачканный кровью носовой платок – губа же ее была разбита и опухла, – в растерянности пробормотала:

– Выставка картин… – Она тяжко вздохнула. – Там была я. На всех картинах. – Но она не стала объяснять, какого рода были эти картины.

Но миссис Перри догадалась, о чем речь.

– О, Шарлотта! – воскликнула она. – Значит, теперь все… Господи помилуй… Неужели весь Строфилд знает? Что же они…

– Успокойтесь, миссис Перри, – сказал викарий. Он нахмурился и, взглянув на дочь, добавил: – Итак, Шарлотта, о твоей лондонской жизни узнали и здесь…

– Возможно, еще нет, но завтра точно все узнают.

Мать Шарлотты тихо застонала, а отец продолжал:

– Что ж, вероятно, я теперь потеряю приход, и нам придется отсюда уехать. – Причем он произнес это довольно спокойно – как если бы давно уже был готов к подобному повороту событий. А его жена снова застонала.

Не в силах выносить все это – ведь от нее в доме викария были одни только неприятности, – Шарлотта пробормотала:

– А где Мэгги? Мне нужно ей рассказать… что-нибудь.

Но она уже знала, где искать девочку. Не дожидаясь ответа родителей, Шарлотта выскочила из дома и побежала через лужайку, находившуюся между домом и конюшней.

Мэгги сидела возле холмика земли над могилой собаки. Сидела, подтянув к груди колени и обхватив их руками. Здесь был и Бенедикт; он о чем-то тихо разговаривал с девочкой. Услышав шаги Шарлотты, он встал и проговорил:

– Дамы, я вас оставлю, не буду вам мешать. Кажется, где-то возле каменной стены я унюхал запах полемониума. Думаю, это был бы прекрасный цветок для могилы Капитана.

С этими словами Бенедикт удалился. Шарлотта же села рядом с девочкой, в точности повторив ее позу.

– О чем вы с мистером Фростом говорили? – спросила она.

Шарлотта втайне надеялась, что Бенедикт уже сообщил Мэгги какие-то новости. Девочка пожала худенькими плечами.

– Он просто спросил, как я. Сказал, что знает, что я любила Капитана.

– Мистер Фрост – хороший человек, – сказала Шарлотта. Она помолчала, собираясь с духом, потом заявила: – А я – не очень-то хорошая женщина.

Разжав руки, Мэгги вопросительно взглянула на нее.

– Тетя Шарлотта, что вы имеете в виду? Что случилось?

– Во время своих путешествий я делала некоторые вещи, которые некоторым людям не нравятся, – со вздохом пробормотала Шарлотта.

– Какие вещи?

– Ну… Гм… – Шарлотта замялась. Как же объяснить это девочке? – Видишь ли, я брала деньги за то, что проводила время с людьми.

– Как на работе? – спросила Мэгги.

– Да, это и была в некотором роде работа. Но…

– Ну это же нормально… У многих людей есть работа. Вот дедушка, например, – викарий.

– Да, верно. Но, возможно, из-за моей работы, которую некоторые люди считают плохой, дедушке придется оставить здесь службу. Так что он уже не будет викарием.

– Я не понимаю… – пробормотала Мэгги. – Какое отношение ваша работа имеет к дедушке и к его делам в Строфилде?

«Хороший вопрос, девочка моя», – со вздохом подумала Шарлотта.

– Понимаешь, некоторые думают, что семья викария должна быть безупречной.

– Глупость какая… Никто не безупречен. Кроме Иисуса, конечно. Но даже Он иногда швырял вещи.

Шарлотта невольно улыбнулась.

– Ты замечательная девочка, Мэгги. И очень умная.

Малышка на несколько мгновений задумалась – и улыбнулась в ответ.

А Шарлотта снова вздохнула. Увы, она не заслуживала этой детской улыбки. Ей следовало рассказать своей дорогой девочке, что она, Шарлотта, очень перед ней виновата. Да-да, виновата! Она лишила свою дочь будущего!

Собравшись с духом, Шарлотта проговорила:

– Мэгги, есть еще кое-что… Я должна тебе кое-что рассказать. Мэгги, я… Я твоя мать.

Девочка вздрогнула – и замерла. Сейчас она была столь же неподвижна, как в те минуты, когда, лежа на земле, обнимала Капитана.

– Не понимаю… – прошептала она. – Вы же моя тетя…

– Я твоя мать. – Повторить это во второй раз оказалось гораздо труднее.

– Значит, вы с моим отцом… были женаты?

– Нет. – Шарлотта покачала головой. – Именно это и делает меня… не очень хорошей.

Как же трудно было рассказывать об этом девочке, к тому же – собственной дочери. А ведь Мэгги росла в тепличных условиях, может быть, даже слишком тепличных… Шарлотта протянула к дочке руку, но девочка отпрянула и рухнула на могилу Капитана.

Тяжело вздохнув, Шарлотта вновь заговорила:

– Вот почему мы всегда говорили, что ты – дочь моей сестры. Она была замужем, и тебя крестили как ее дочь. Поэтому ты считаешься… респектабельной, – такой, какой я никогда не смогу быть.

Мэгги отползла от холмика и, снова усевшись, внимательно посмотрела на Шарлотту.

– Значит, каждый раз, когда вы мне говорили про мою маму, – все это было вранье.

– Нет, все, что я говорила про мою сестру, – это была чистейшая правда.

– Но она не была моей матерью…

– Да, не была, – кивнула Шарлотта.

– А Капитан… не был маминой собакой, – пробормотала девочка. – Ведь так же?

– Мне всегда очень нравился Капитан, – ответила Шарлотта. – Эта собака очень тебя любила. Ты была к ней очень добра, вы с ней дружили и…

– И она умерла одна, без меня. – Мэгги порывисто вскочила на ноги и всхлипнула. – Эта собачка была моим единственным другом…

– Я знаю. – Шарлотта снова вздохнула.

Вот оно, наказание… Словно нож в сердце. Шарлотта не представляла, что это будет так больно. Она часто думала о том, что когда-нибудь расскажет Мэгги правду и дочка, радостно улыбнувшись, обнимет ее и скажет, что всегда это знала. Но, конечно же, это были просто мечты…

– А вы меня любите? – спросила Мэгги. И Шарлотте вдруг показалось, что ее дочь внезапно повзрослела, стала намного старше, чем несколько минут назад.

– Я люблю тебя больше всего на свете. Люблю так сильно, что даже отказалась от тебя – только бы обеспечить тебе достойную жизнь.

– Тогда откажитесь снова. Я хочу, чтобы вы снова отсюда уехали. – Резко развернувшись, Мэгги зашагала прочь – маленькая худенькая фигурка на фоне серой каменной стены, отделявшей землю викария от земли Селвина.

Шарлотта испытывала странное онемение от душевной боли – примерно так же она почувствовала себя сразу после того, как Рэндольф ударил ее по лицу. Мэгги вонзила ей нож в сердце, и если повезет, то она истечет кровью еще до того, как осознает, насколько ей больно. Но, по крайней мере, все, что она сказала, было правдой, особенно – последнее: Шарлотта безумно любила Мэгги и ради своего ребенка была готова на все. Готова была даже уехать, если это хоть немного уменьшит страдания Мэгги.


Глава 16 | Фортуна благоволит грешным | Глава 18