home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Я раньше часто слышал выражение «шабат шалом». Вот вы знаете, что оно означает? Я тоже думал, что знаю, а на деле оказалось не совсем так. Я думал, что «шалом» – это приветствие, а вот что такое «шабат», вообще не догадывался, пока Лёва не просветил.

– На самом деле, люди заблуждаются, считая, что «шалом» – это «здравствуйте» или «привет». В переводе слово означает «совершенство». Только под совершенством подразумевается не физическое, а духовное состояние человека, – рассказывал коллега по дороге домой, сидя за рулём автомобиля.

– То есть, получается, произнося «шалом» при встрече, израильтяне желают друг другу духовного совершенства? – спросил Максим.

– Гляди, какой умный, – рассмеялся Лёва. – Да, ты попал в яблочко.

– А сегодня с заходом солнца наступает шабат, – продолжал он, – что в переводе означает «здравствуй, суббота». Это еженедельный праздник у израильтян. В этот день люди приветствуют друг друга, произнося «шабат шалом».

– Я знаю, что в субботу в Израиле всё закрыто, даже продуктовые магазины не работают, транспорт общественный не ходит, и делать ничего нельзя, даже нажимать на выключатель, чтобы включить свет, – поделился своими познаниями Елисеев.

– Ну почему же ничего нельзя? – возразил приятель. – Можно есть, пить, гулять, отдыхать, наслаждаться жизнью, но при этом нужно думать о Боге. Что касается выключателей, то таких строгих порядков придерживаются глубоко верующие люди. Я смотрю, друг, ты перед приездом сюда начитался в Интернете о традициях нашего народа, – улыбнулся Лёва.

– Ну, а как можно ехать в страну и совершенно ничего о ней не знать? – Напарник развёл руками. – Понятно, я глубоко не изучал историю, но с элементарными вещами ознакомился.

– И правильно сделал. Сразу видно, ты настоящий путешественник, а не прохлаждающийся турист, – сказал коллега. – Предлагаю отметить шабат. Здесь недалеко есть одно уникальное место. Поверьте мне, это не пустые слова. Вы потом сами в этом убедитесь. Какую изумительную рыбу мушт там готовят, такую поджаристую, да с золотистой корочкой. М-м-м, пальчики оближете! – Он сложил вместе большой и указательный палец и, поднеся их к губам, поцеловал. – Заведение находится прямо на набережной. Из-за того, что к нему нужно идти по песку, там все ходят босиком. Вы не представляете, какой потрясающий вид открывается с террасы! Кстати, владелец ресторана – мой хороший приятель. Я заказал нам столик, и нас там уже ждут. Не возражаете? – спросил Лёва. – Я приглашаю!

– Брат, спасибо, – поблагодарил Макс и повернулся ко мне: – Триха, ты не против?

– Ав, – ответил я, что означает «от жареной рыбки я никогда не откажусь».

– Раз Трисон дал добро, значит, едем, – с серьёзным видом произнёс Елисеев, и мужчины дружно рассмеялись.

Можно подумать, если бы я был против, вы бы меня послушались. Тоже мне, шутники нашлись.

– А завтра… – товарищ сделал многозначительную паузу, – предлагаю выйти на лодке в море. Я не считаю рыбалку работой, это занятие – чистой воды удовольствие. Вы как? – Он хитро улыбнулся.

– Я только за, – кивнул напарник. – Ты мне ещё при встрече заронил эту мысль в голову, и с тех пор я уже неделю с ней хожу.

– Вот и отлично, – рассмеялся Лёва.

Он посмотрел на меня в зеркало заднего вида и спросил:

– Трисон, надеюсь, ты не собираешься отбиваться от коллектива?

– У-у-у, – ответил я.

– Я знаю, ты любитель поплавать. Там накупаешься вдоволь. Будешь нырять в море прямо с лодки, – сказал приятель и обратился к Елисееву: – Макс, я свою девушку пригласил составить нам компанию. Представляешь, а она мне заявляет: «Ко мне подруга приехала в гости, я возьму её с собой, будет некрасиво, если оставлю её дома в одиночестве». А что мне оставалось делать? Я согласился. Надеюсь, ты не против?

– Как я могу быть против? Ты хозяин, тебе решать.

– Я по-любому должен с тобой согласовать, мы же вместе едем на рыбалку, – пожал плечами Лёва.

Пока мы добирались до ресторана, я развалился на заднем сиденье и мысленно представлял себе, как покачиваюсь на волнах, лёжа на палубе белоснежной яхты, закинув лапу на лапу, и потягиваю молочный коктейль через соломинку, а надо мной рассекают высь суетливые чайки.

То, что произошло дальше, честно признаюсь, повергло меня в шок. Казалось бы, после собаки-почтальона разве можно меня кем-то или чем-то удивить? Но не тут-то было!

Несмотря на поздний вечер, мы с трудом отыскали место на парковке. На набережной было многолюдно и светло, как днём, благодаря ярким неоновым вывескам кафе и ресторанов. Люди гуляли целыми семьями, дети бегали, кричали, носились на велосипедах, самокатах, роликах – я только и успевал уворачиваться от транспортных средств, боясь, как бы мне не отдавили лапу. Но больше всего поражало, что взрослые их не ругали и не одёргивали словами: «Так нехорошо себя вести». У нас бы родители уже давно отвесили подзатыльников за такое поведение.

Симпатичная девушка остановилась возле уличных музыкантов, которые расположились посреди тротуара и тем самым заставляли прохожих их обходить их. Они исполняли весёлую песенку с незатейливым мотивом, которая так и липла к языку: «Хава нагила, хава нагила….» Один из музыкантов сразу пригласил девушку на танец, и они тут же пустились в пляс, выписывая ногами замысловатые пируэты на радость отдыхающим. Вокруг них собралась толпа, среди которой тоже нашлись желающие присоединиться к веселью.

Уже через некоторое время танцевала чуть ли не вся набережная. До чего же весёлый и жизнерадостный народ – израильтяне!

Чтобы попасть в ресторан, необходимо было спуститься вниз по лестнице, ведущей к морю. Мужчины разулись, взяли башмаки в руки и, ступая по тёплому песку, направились в сторону ресторана. Когда Лёва открыл дверь, пропуская нас вперёд, колокольчик над входом известил о нашем прибытии. В небольшом помещении возле стойки администратора сидел… кот.

Мне кажется, вы сейчас подумали: «Какой Трисон врунишка!» Ничего подобного, клянусь собачьей честью! Его тигровая шерсть в свете ламп блестела и переливалась разными цветами. Я совсем не разбираюсь в породах зеленоглазых проходимцев, но этот представитель семейства кошачьих был не просто большим – он был огромным. Кот сидел на задних лапах, опираясь на пушистые передние, а его уши с кисточками на концах вращались, словно локаторы. При виде меня зверь и глазом не повёл, точно перед ним прополз муравей. Он напомнил мне неприступный ледяной айсберг в океане. Впервые вижу такую реакцию. Обычно они начинают выделывать свои кошачьи кренделя – выгибать спину, распушать хвост, шипеть и даже кидаться, изображая из себя бойцов на ринге. Я растерялся под его суровым, можно даже сказать, звериным взглядом – честно признаюсь, у меня прямо шерсть встала дыбом.

– Лёлик, привет, – Лёва присел рядом с котом. – Как дела, приятель?

Я чуть не рухнул, услышав его кличку. Вот скажите мне, как можно назвать кота, похожего на амурского тигра, таким несуразным именем? Дальше было ещё интереснее. Кот встал на задние лапы, передние прижал к груди и вдруг стал похож на милого пушистого зайчика. Этот великан ласково потёрся о руку товарища и мелодично замурчал свою кошачью арию. Оказывается, под внушительным обличьем хищника скрывался ангельский нрав и добрейшая душа.

Спустя несколько секунд словно из ниоткуда появилась миловидная девушка в синем платье, которое очень хорошо сочеталось с её огненно-рыжими волосами. Увидев её, Лёва поднялся, оставив кота в прежней позе. Точно заяц. Впервые вижу зеленоглазого пройдоху, который может так долго сидеть на задних лапах.

– О, Лёва, привет! – воскликнула девушка, затем перевела взгляд на нас с Максом и приветливо улыбнулась: – Добрый вечер.

– Добрый, – кивнул напарник.

– Рут, я забронировал столик и предупредил Алекса, что мы будем с собакой. Он дал добро, – сказал Лёва.

– Я в курсе, – кивнула она и обратилась к коту: – Лёлик, дорогой, проводи наших гостей. Стол номер девятнадцать.

Наконец кот вышел из роли кролика, опустился на лапы и вальяжной походкой направился в сторону лестницы, ведущей на второй этаж.

– Идите за ним, он покажет, где вы будете ужинать, – сказала она, и мы направились за котом.

– Я правильно понял, что Лёлик здесь выполняет роль хостес? – обратился напарник к Лёве, в полном недоумении глядя на впереди идущего сотрудника ресторана.

– Так и есть, – улыбнулся тот, – это кот владельца ресторана. Очень умный зверь. Он знает, где какой стол, ему достаточно назвать номер, и он приведёт куда надо. Кот встречает гостей и провожает их к месту отдыха. Этот ресторан – очень популярное место в городе. Сюда приходят не столько ради еды, хотя она здесь отменная, сколько ради того, чтобы посмотреть на кота. Говорил же – место уникальное.

Тем временем кот шествовал впереди, постоянно оборачиваясь, чтобы убедиться, не потерялись ли мы по дороге.

– Слушай, видок у него мама не горюй. Я смотрю, здесь полно людей с детьми, он никого не обижает? – поинтересовался Елисеев, оглядываясь по сторонам.

– Да ты что, – воскликнул он, – Лёлик – это милейшее животное! Несмотря на свой грозный внешний вид, он и мухи не обидит.

– А что у него за порода?

– Кажется, мейн-кун называется – во всяком случае, так Алекс, его хозяин, сказал.

Кот прошёл в стеклянные двери на открытую террасу ресторана, остановился возле стола у балкона и сел в ожидании.

– Макс, присаживайся. – Товарищ показал на плетёное кресло, а сам опустился на колени и погладил кота по голове. – Спасибо, дружище.

Тот довольно сощурился и замурчал, тыкаясь головой в его ладонь и требуя ещё ласки. При этом он перебирал лапами, то и дело от удовольствия выпуская острые когти. Затем резко развернулся, будто вспомнил что-то важное, и убежал по своим делам.

– Прямо не Лёлик, а булгаковский кот Бегемот, – хмыкнул Максим. – Ещё примуса не хватает.

– Я тоже был в лёгком шоке, когда первый раз увидел это действо, – улыбнулся он, – а сейчас уже привык, и кажется, нет ничего необычного в том, что гостей в ресторане встречает кот. Будто так и надо.

– Я до сих пор от вашего Фрэнки не могу отойти. Впервые увидел собаку почтальона, – усмехнулся Елисеев, – а теперь ещё и кот-администратор добавился.

– У зверей, как и у людей, много профессий, и у каждого своё призвание, – заметил Лёва. – Возьми своего Триху, он же прирождённый спасатель и ищейка. Как он ловко учуял запах в автобусе! Я как только увидел, что пёс крутится возле сумки, сразу сообразил, что почём. У него же нюх, как у собаки! – мужчины дружно рассмеялись.

Говорю же, все эти «собачьи» фразеологизмы у людей слетают с языка, как воробьи с ветки, и назад их не воротишь. Хорошо, когда человек употребляет добрые выражения, а ведь есть такие, от которых шерсть встаёт дыбом. Сами посудите: «собаке – собачья смерть» или «послать к чертям собачьим». Как вам? То-то и оно! Очень нас печалят такие высказывания.

– Так поэтому я и взял его на работу, – сказал напарник. – Трисона в школе по подготовке поводырей отправили на пенсию, говорят, мол, старый стал, пора отдыхать. После его чукотских приключений я подумал: с такими навыками рано ему ещё на диване валяться.

К мужчинам подошёл официант, говорящий и на иврите, и на русском, принял заказ и скрылся за стеклянными дверями. Коллеги обсуждали какие-то служебные вопросы, то и дело употребляя заковыристые слова, поэтому не могу вам передать суть беседы. Я же прилег на прохладный деревянный пол и сквозь перила балкона смотрел, как белые барашки волн набегают на золотой песок пляжа. Шум моря перемешался с лёгкой, льющейся откуда-то с потолка ненавязчивой музыкой, человеческими голосами и весёлым, беззаботным смехом. Здесь вовсю кипела ночная жизнь курортного города.

Незаметно для себя я задремал. До чего же странный сон мне приснился! Интересно, к чему бы это?

Отправились мы с Максом в путешествие по Индии. В один из дней решил мой напарник съездить в джунгли, посмотреть какие-то древние развалины, оставшиеся от дворца индийского правителя, жившего много тысяч лет назад. Говорят, даже Александр Македонский бывал у него в гостях, заезжал на чашечку чая с лимоном. Долго мы бродили по заброшенным строениям, стены которых от времени покрылись мхом и заросли лианами. С нами было ещё несколько туристов из разных стран и экскурсовод, смуглый индиец с чалмой на голове. Увидев его, я сразу вспомнил Анну Михайловну. Она тоже так завязывает волосы полотенцем, когда выходит из ванной.

Люди рассматривали надписи на стенах: по словам экскурсовода, они тоже были сделаны тысячи лет назад, но мне почему-то кажется, что он привирает. По-моему, их нарисовали современники и теперь выдают за древние, тем самым привлекая сюда туристов. В общем, пока они исследовали развалины, я глазел по сторонам, наблюдая за обезьянами. Они следовали по пятам за нашей группой, перепрыгивая с одного камня на другой, цепляясь длинными конечностями за ветки деревьев и раскачиваясь на них, как на качелях. Моя персона им совсем не давала покоя. Они так и кружили вокруг меня и всячески провоцировали, хватая за хвост и уши. Я отбивался от них, словно от назойливых мух, но они будто сговорились и продолжали нападать. Пока я сражался с наглыми жителями джунглей, не заметил, как отстал от группы и в конце концов заблудился. Обезьяны тут же потеряли ко мне интерес и удалились по своим делам, оставив меня одного в непроходимом лесу. Я прислушивался к звукам, надеясь услышать голоса людей, чтобы понять, в какую сторону бежать. Но они словно испарились. Я метался по джунглям, то и дело натыкаясь на груды костей. Вдруг из зарослей мне навстречу вышел тигр. Он оскалил зубы, двинулся на меня, и по его голодным глазам я понял – мне несдобровать. По всей видимости, зверь собирался мною перекусить. Решение пришло спонтанно. Заметив под толстым деревом груду обглоданных костей, я метнулся туда и вальяжно развалился возле них. Тигр приблизился ко мне вплотную, и в этот момент я произнёс: «Тигр был невероятно вкусный. Я был настолько голоден, что съел его полностью». Хищник недоверчиво посмотрел на меня, затем на кости, постоял какое-то время, развернулся и медленно удалился восвояси. Провожая его взглядом, я вдруг заметил на дереве обезьяну из той банды, что терроризировала меня. Она помчалась вслед за тигром, перепрыгивая с ветки на ветку. Когда враги ушли, я облегчённо вздохнул и продолжил искать людей. Ещё какое-то время я блуждал по джунглям и вдруг снова увидел хищника: на его спине важно восседала та самая обезьяна. Мне, как умному псу, всё сразу стало ясно. Видимо, таким образом подлая макака решила завоевать дружбу тигра и наябедничала ему, что к костям я не имею никакого отношения.

– Трусливая собака хотела обмануть тигра? Ха-ха-ха, не получится, – ехидно захихикала она.

Я понимал: со зверем шутки плохи, и лихорадочно соображал, как выйти из сложившейся ситуации – уж очень мне не хотелось стать обедом хищника. Тигр снова оскалился и направился в мою сторону.

– Пёс, ты хотел обвести меня вокруг пальца? Да ты знаешь, кто я такой? Я – король джунглей! – зарычал он, отчего у меня задрожали лапы.

– Ах ты лживая, подлая обезьяна! – неожиданно закричал я. – Для чего я тебя послал? Чтобы ты привела мне ещё одного тигра на обед. Голодный я!»


– Пёс, пёс, смотри, что я тебе принёс, – донёсся сквозь сон чей-то голос, вынудивший меня открыть глаза.

Рядом сидел Лёлик, а прямо перед моим носом лежала аппетитная косточка. Я встряхнул головой, разгоняя остатки кошмара, и осмотрелся по сторонам. Мужчины по-прежнему сидели за столом, между ними шла оживлённая беседа.

– Ешь, – кот ещё ближе подвинул угощение, – я знаю, собаки любят такие вещи. Да я и сам не прочь погрызть куриную шейку.

Я вспомнил сон и вдруг почувствовал, насколько голоден. Угощение я слопал в два хруста.

– Ещё хочешь? – спросил Лёлик.

– Не отказался бы, – уклончиво ответил я.

– Тогда пошли со мной в подсобку, я тебя угощу.

– Кто же меня туда пустит? – Я вытаращил глаза.

– Так ты же со мной, а я, между прочим, кот владельца ресторана.

Я посмотрел на Максима – хотел сказать, что не могу уйти с поста, – но зеленоглазый меня опередил.

– Они только салаты съели и выпили по коктейлю. Им ещё даже рыбу не приносили, – со знанием дела заявил Лёлик. – Можешь не переживать, раньше чем через час они отсюда не уйдут. Ты же наверняка тоже хочешь попробовать наше фирменное блюдо – жареного мушта.

Я сел на задние лапы, не зная, как поступить. Меня охватили противоречивые чувства. С одной стороны, мне хотелось принять предложение кота, я был страшно голоден, с другой – боялся нарушить своё обещание не отходить от напарника. Хотя, если так разобраться, я никуда и не ухожу, а остаюсь здесь, в ресторане.

– Ты чего такой нерешительный? – спросил кот и добавил: – Тебя как зовут?

– Трисон, – ответил я.

– Мы вернёмся раньше, чем ты думаешь, Трисон.

Я мысленно махнул лапой и пошёл за ним.

– Эй, приятель, ты куда лыжи намылил? – расслышал я за спиной голос напарника.

Я остановился и, понуро опустив голову, поплёлся назад.

– Макс, всё нормально, – вступился за меня Лёва и кивнул в нашу сторону. – Не переживай, он с котом, а значит, далеко не уйдёт. Видимо, Лёлик хочет его чем-то угостить. Алекс говорит, он всех собак в округе подкармливает. Те приходят вечером к служебному входу, а он им туда еду таскает.

– Надо же, какой добрый котейка, – ухмыльнулся Макс.

– Говорю же, он только с виду грозный, а в душе рубаха-парень.

– Ладно, иди, – согласился Елисеев. Он посмотрел на меня, театрально насупив брови, и пригрозил пальцем. – За территорию ресторана ни шагу. Ты меня понял?

Конечно, понял. Я – грамотный пёс, мне не надо повторять по двадцать раз.

– Ав, – подтвердил я, радостно виляя хвостом, и побежал за угощением. Голодный я был, как… как король джунглей из моего сна.

Мы вышли с террасы в зал ресторана, в центре которого находился барный островок: вокруг него на высоких стульях сидели мужчины, как попугаи на жёрдочке, поставив согнутые в коленях ноги на металлические перекладины. Женщины в разноцветных одеждах, от яркости которых рябило в глазах, пританцовывали под лёгкую музыку рядом. Вокруг сновали официанты с подносами. Во всём зале царило весёлое оживление: то и дело доносился дружный хохот и позвякивание бокалов. Внутри островка суетилось несколько барменов. Всё же с опаской поглядывая по сторонам – чай не каждый день в ресторан хожу, – я следовал за Лёликом.

– Трисон, иди смелее! – сказал он, обернувшись. – Во-первых, мой хозяин предупредил всех сотрудников о том, что вечером в нашем ресторане будет посетитель с собакой, а во-вторых, им сейчас не до тебя. Все эти люди ждут свои напитки.

Сотрудники ресторана и правда на нас не обращали внимания, а вот посетители приветствовали радостными улыбками, махали руками, точно мы их закадычные друзья.

– Лёлик, ма нишма? – выкрикнул молодой человек на иврите.

Хоть я и не знаю языка, всё же догадался, что это вопрос из серии «как дела, приятель?» или «как поживаешь?».

– Хм, этому парню вдруг стало интересно, как у меня дела. – Кот подтвердил мои догадки и спросил:

– Трисон, может, ты мне объяснишь, для чего посетители каждый раз задают этот вопрос? Они же прекрасно понимают – я не могу ответить. Слушай, а может, им действительно интересно, как я поживаю?

– Не думаю. Люди зачастую спрашивают о твоих делах просто так, ради поддержания разговора. К сожалению, они часто что-то делают по инерции, так сказать, рефлекторно, – поделился я своими многолетними наблюдениями.

– Я вынужден отвечать им «аколь мяу беседер», – сказал Лёлик.

– А что это такое?

– Это как у немцев «аллес гуд».

– А у немцев это что означает? – не понял я.

– Трисон, ты что, совсем в языках не разбираешься? – Он озадаченно уставился на меня. – Это же как у американцев «ок».

– А-а-а, – протяжно произнёс я, – ну, это любой… лабрадор слышал. Знаешь, как говорил Александр Блок: «Не засоряйте язык иностранными словами».

– А кто такой Блок? – спросил Лёлик.

– Ты что, совсем в поэзии не разбираешься? – Теперь я уставился на него.

– Нет, – мотнул он головой.

– Это русский поэт.

– Слушай, а ты откуда его знаешь? – спросил кот.

– Я его не знаю, он уже давно умер, – сказал я и добавил: – Смотрел передачу о нём по телевизору.

Тем временем мы обогнули островок и оказались перед раздвижными дверями, которые открывались, стоило их толкнуть рукой или плечом. Между ними и полом была приличная щель, в которую мы без проблем нырнули. Я вдруг вспомнил, как однажды смотрел старый фильм про Дикий Запад, в котором ковбои открывали такие створки ногами. В небольшом коридоре оказалось две двери.

– На кухню нас не пустят, – сказал кот, кивнув на одну из них, – Если шеф-повар Тамар нас увидит, будет верещать, как раненый мамонт.

Мы подошли к другой двери, великан толкнул её мощной лапой, и она со скрипом отворилась.

– Посиди здесь, я сейчас вернусь. – Кот скрылся, оставив меня одного в том самом подсобном помещении. Рядом с раковиной у стены стояли два синих ведра со швабрами. Вдоль других стен – стеллажи, заваленные коробками, ящиками и упаковками с бутылками. Я прилёг на прохладный кафельный пол в ожидании своего нового друга. Через несколько минут дверь вновь распахнулась, и на пороге появился кот с большим куском золотистой рыбы в зубах. Он положил его передо мной.

– Угощайся, – сказал Лёлик, – это фирменное блюдо нашего ресторана. Я обещал тебя им угостить.

– Так это и есть рыба мушт? – спросил я, глядя на поджаристый деликатес, и невольно сглотнул слюну.

– Ага, – кивнул он и деловито заметил: – Правда, в меню она называется «рыба Святого Петра». Между прочим, это одна из самых древних пород. О ней даже упоминается в Новом Завете. Почти две тысячи лет назад Иешуа из Назарета досыта накормил пять тысяч голодающих хлебами и двумя рыбами. Так вот, рыба, которая упоминается в священном писании, называется галилейская тиляпия. Её ивритское название – амнун, а арабское – мушт. В народе почему-то больше прижилось мушт.

– Надо же, а похожа на обыкновенного окуня. Я хорошо запомнил, как он выглядит. Однажды моя хозяйка готовила его на ужин и угощала меня.

– На самом деле породы мушт как таковой нет, рыба и относится к семейству окунеобразных, – растолковал Лёлик, – поэтому она и похожа на окуня. Мушт – это общее название всех рыб этого семейства, обитающих в Израиле. Среди них встречается несколько видов: мушт обыкновенный, галилейский, нильский, золотистый и мозамбикский. А ещё существует рыбина под названием «собака».

– Да ладно! – Я в изумлении округлил глаза. – Неужели так и называется?

– Честное слово, – сказал кот, – сам видел, вылитая собака. У неё нижняя челюсть похожа на бульдожью. Она, кстати, тоже из рода окунеобразных.

Деликатес я умял в три укуса. Когда с ужином было покончено, великан спросил:

– Понравилась рыба?

– Очень, – кивнул я, облизывая усы, и поблагодарил: – Спасибо. Ты настоящий друг.

Мушт и правда был замечательный. Такой поджаристый, с хрустящей корочкой. Как жаль, что я не мог с вами поделиться! Уверен, вам бы тоже понравилось.

– Извини, Трисон, но мне пора на работу. К сожалению, Рут без меня не справится. Несмотря на шабат, в эту ночь у нас всегда полно гостей. Кто-то же должен их встречать, – сказал кот и важной походкой направился к выходу. – Идём, я провожу тебя к хозяину.

Через некоторое время я вернулся на террасу ресторана, сытый и довольный, как слон, что не осталось незамеченным для моих коллег.

– Трисон, у тебя такая счастливая морда, будто ты только что слопал что-то вкусненькое, – рассмеялся Максим.

Он взглянул на меня с хитринкой в глазах и сказал:

– По-моему, у тебя усы до сих пор в рыбе.

Я не стал отвечать, боясь напугать посетителей ресторана, и уткнулся носом в его ногу.

– Пёс, какой же ты всё-таки хитрец! – Он ласково потрепал меня за холку.

Я так и не понял, в чём состояла моя хитрость. Может, вы мне подскажете?

Тот день закончился хорошо, домой мы вернулись далеко за полночь. После нашего столкновения с тараканами Максим стал каждый раз тщательно обследовать кровать перед сном. Он поднимал и перетряхивал одеяло, шарил рукой по простыне, и только убедившись, что там нет непрошеных гостей, укладывался в постель. Я тоже, глядя на него, проверял каждый уголок в комнате и после этого спокойно растягивался на ковре. Ещё не хватало, чтобы какая-нибудь живность заползла мне в ухо. Бр-р!

Напарник уснул, а я долго смотрел в окно на яркую полную луну и думал о предстоящей рыбалке. Если вы читали о моих приключениях на Чукотке, наверняка помните, как я помогал Андрею Максимовичу ловить рыбу на замёрзшем Анадырском лимане. В тот раз со мной случилась беда: один горе-рыбак вместо корюшки поймал мою губу на удочку[19]. Вечно со мной происходят какие-то казусы. После той неудачной рыбной ловли я уже не знал, чего ожидать от предстоящего мероприятия. Это вам не с удочкой сидеть возле лунки на льду – это открытое море.

И всё-таки, даже несмотря на такие недоразумения, у меня замечательная и интересная жизнь. А всё благодаря людям, с которыми живу. Везёт мне с ними. Вы заметили, сколько друзей у меня появилось в Израиле, и не только среди зверей? Я принялся в уме всех перечислять и сбился со счёта. Вспомнились мои попутчики: боксёр по кличке Ёся, такса с именем премьер-министра Тэтчер, коты Юлий и Цезарь, служащий дорожной полиции – важный кокер-спаниель Альфред, неугомонная девочка Тея, так любящая читать истории про кота Сократа, трудяга почтальон Фрэнки, Сара и её сын Ариэль – даже Эсмеральду я не забыл. А теперь вот ещё появился добрый кот-великан.

Отныне я окончательно убедился – внешность не всегда отражает реальный внутренний мир. Можно быть с виду грозным и суровым, как Лёлик, а внутри – добрым и отзывчивым. А можно, наоборот, прикинуться овечкой, под одёжкой у которой прячется злобный волк.

Усталость, накопившаяся за день, сделала своё дело, сон начал вступать в свои права, а мысли в голове потекли вяло, цепляясь друг за друга и сбиваясь в одну кучу. Я и не заметил, как уснул.


Глава 8 | Морские приключения Трисона | Глава 10