home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

На следующее утро я проснулся намного раньше Максима. Всю ночь я почти не смыкал глаз, всё думал о своём храбром спасителе и неустанно благодарил судьбу за то, что послала его. Теперь мне не терпелось быстрее отправиться на пирс, чтобы увидеться с ним. Я сел подле кровати, вывалил язык и уставился на Елисеева. Он спал сном младенца, лёжа на животе лицом ко мне. Обнял подушку, как самого дорогого человека, при этом свесил локоть с кровати. Пользуясь случаем, пока он не видит (а то непременно спросил бы: «Трисон, и долго ты будешь меня разглядывать?»), я внимательно наблюдал за ним. Что ни говори, а напарник у меня – хороший мужик, добрый и заботливый, да и в меру привлекательный.

Однажды слышал странное выражение: «Мужчина должен быть чуть красивее обезьяны». Мне кажется, это в корне неверное высказывание. Если бы Елисеев был немного симпатичнее, чем те отвратительные индийские обезьяны, что преследовали меня во сне, думаю, вряд ли девушки проявляли бы к нему интерес. Глядя на то, как он сладко спит, мне так хотелось сказать ему в отместку: «Вставай, лежебока, хватит дрыхнуть». Поскольку говорить я не умею, решил будить его по-своему. Ткнулся носом в локоть, но он лишь пробубнил что-то, при этом смешно пошевелив губами. Тогда я лизнул его в нос, и Макс открыл один глаз, затем приподнялся на локте и спросил:

– Трисон, тебе чего?

– Ав, – тихонько ответил я, имея в виду, что труба зовёт, пора идти на море.

Он взял с тумбочки телефон и взглянул на экран.

– Ещё полчаса до будильника, – буркнул напарник. – И чего тебе не спится?

Странный человек: то ругается, что долго сплю, то возмущается, когда я его бужу. Порой так сложно угодить людям – ведут себя, как капризные барышни. Это не так, то не эдак.

Игнорируя меня, Елисеев перевернулся на другой бок. Вы же знаете, я настойчивый пёс, просто так не сдаюсь. Зубами я потянул за уголок одеяла. Он развернулся и сердито посмотрел на меня.

– Ты решил меня достать? – спросил Максим.

– Ав, – подтвердил я.

Он перевернулся на спину, обхватил голову руками и уставился в потолок.

– Считай, что уже поспал, – вздохнул напарник и добавил, посмотрев на меня из-под насупленных бровей: – Ладно, потерпи пять минут, дай проснуться. Не могу же я резко вскочить с кровати и побежать как сайгак! Психологи говорят, пробуждение должно быть постепенным.

Хм, и с каких это пор ты стал прислушиваться к психологам? Я продолжал сидеть у кровати, переминаясь с лапы на лапу.

– Хватит сопеть под ухом, как паровоз, – сказал он, поднимаясь с постели. – Уже встаю.

Он пошёл в ванную комнату, я – за ним. Пока он чистил зубы, я сидел рядом. Максим посмотрел в зеркало на моё отражение и вдруг спросил:

– Трисон, да что с тобой сегодня? Ты чего за мной ходишь, как тень? Может, тебя вчера в море какая сумасшедшая медуза укусила?

Ты бы так не говорил, если бы знал, что меня чуть не съела акула. Видел бы ты её, она же страшнее атомной войны!

– Ав-ав, – ответил я, имея в виду «давай быстрее чисти свои зубы».

– Всё, закончил, – сказал он. – Видишь, щётку ставлю в стакан.

Одевался Елисеев тоже под моим пристальным наблюдением. Если не контролировать, то мы ещё полчаса будем выбираться из дома. Перед выходом ему непременно приспичит выпить кофе, потом вспомнит об очках и отправится на их поиски. А я всё это время буду сидеть и ждать его.

Едва мы оказались за калиткой, я рванул по улице в сторону моря.

– Эй, да погоди ты, куда ломишься, как сохатый? – крикнул Максим мне вслед. – Я же не умею так быстро бегать, как ты, да ещё и в семь часов утра.

Тем не менее, несмотря на возмущение, напарник не отставал. Добежав до пляжа, он оставил кеды и майку на привычном месте и лёгкой трусцой засеменил вдоль береговой линии. А я рванул прямиком к пирсу.

– Трисон, ты куда? – крикнул мне вслед Елисеев. – Давай догоняй!

Догоню, вот только с другом повидаюсь. Я сел на самом краешке бетонного моста, вглядываясь в прозрачное синее море. Вдруг Игорь Николаев находится далеко и не почувствует, что я решил позвать его? Я громко гавкнул, потом ещё раз, продолжая смотреть в воду. Но он не появлялся. Я перепугался не на шутку и подумал: а что, если дельфин опять угодил в рыбацкие сети? Кто придёт ему на помощь? Я посидел ещё какое-то время, разочарованно вздохнул и уже собрался уходить, как неожиданно над водой показался плавник и ещё через мгновение передо мной выпрыгнул спаситель. Вы не представляете, как я был рад его видеть! Я чуть не запрыгал от восторга. Если бы мог, я бы обнял его крепко-крепко. Но вместо этого я лизнул его в мокрый нос.

– Привет, русалка, – проскрежетал он.

– Привет, мой друг! – воскликнул я. – Прошу, не называй меня так. Ты же знаешь, что я пёс, у меня нет рыбьего хвоста.

– Пока я не нашёл русалку, побудь ты вместо неё, – предложил спаситель.

– Я не могу притворяться тем, кем не являюсь. Это всё равно что я попрошу тебя временно побыть акулой.

– Хорошо, убедил, – закивал дельфин и вдруг спросил: – Где же найти мою русалку?

– Я думаю, вы непременно повстречаете друг друга, только произойдёт это нежданно-негаданно. Знаешь, мой хозяин тоже нашёл свою русалку совершенно случайно. Думаю, так же будет и у тебя.

– Ныряй в воду, давай поплаваем, – сказал он, смешно открывая и закрывая узкую пасть с большим количеством идеально ровных белых зубов.

– Я не могу, там мой хозяин бегает, я обещал не оставлять его одного, – нехотя отказался я.

– Мы быстро, только доплывём вон до той рыбацкой шхуны и обратно. – Друг кивнул в сторону лодки, видневшейся на краю горизонта.

– Это же далеко! – воскликнул я.

– Для тебя далеко, а для меня пару раз нырнуть и вынырнуть, – похвастался он.

Я спрыгнул с пирса, оседлал своего морского «коня», и мы помчались в сторону горизонта. Волны разбивались о мощное тело дельфина, оставляя позади нас пенные фонтаны, солёные брызги хлестали по глазам, а тёплый ветер развевал мои уши. Я и не заметил, как мы очутились возле лодки. Мой спаситель принялся нарезать круги вокруг неё.

– Смотри, смотри, – закричал один из рыбаков, показывая на нас пальцем, – у дельфина на спине собака сидит!

– Ты гляди-ка! – воскликнул второй.

Он приложил ладонь ко лбу, прикрывая глаза от солнца.

– И правда собака.

Мужик в изумлении покачал головой.

– Видимо, пёс тонул, а дельфин его спас, – предположил первый.

Как вы уже поняли, эти рыбаки оказались русскими мужиками. У меня такое чувство, что на Земле обетованной живёт больше русскоговорящего населения, чем израильтян. Где бы я ни оказался, везде слышу родную речь. Такое чувство, будто Израиль – это южный регион России.

– Вези меня на пляж, – я обратился к дельфину, – хозяин будет переживать.

Игорь сделал прощальный круг, обдавая рыбаков мелкими брызгами, и помчался, точно ракета, к берегу.

Когда мы подплыли близко к пирсу, я спрыгнул в море.

– Спасибо тебе за приятную прогулку, – поблагодарил я.

– Пожалуйста, – радостно свистнул он.

– До завтра, – попрощался я и, лизнув его в нос, поплыл в сторону пляжа.

– До завтра!

Я обернулся и мысленно улыбнулся, глядя, как дельфин высоко выпрыгнул из воды, сделал в воздухе своё коронное сальто под мелодичное щебетание и скрылся под водой. Оказавшись на берегу, я отряхнулся и ещё некоторое время смотрел на величественный танец моего друга, который он исполнял для меня. Несмотря на свои габариты, он напоминал мне танцовщицу из кордебалета – такой же изящный и грациозный.

Я огляделся по сторонам и увидел своего напарника уже возле домика спасателей, что означало: он побегал и теперь собирается купаться. Со всех лап я рванул к нему.

– Трисон, ты вчера не наплавался? – удивлённо спросил он, увидев меня мокрым. – Я думал, теперь тебя в воду палкой не загонишь.

– У-у-у, – ответил я, имея в виду, что даже несмотря на вчерашнее злоключение, море никогда не разлюблю.

Накупавшись вдоволь, мы направились к тому месту, где Максим оставил кеды. Оказывается, своим присутствиям у самого пирса дельфин наделал много шума, и теперь все говорили на пляже только о нём. Пока мы шли за вещами, до меня то и дело доносились восхищённые разговоры людей, они делились друг с другом впечатлением от увиденной картины:

– Вы видели дельфина?

– Надо же, он так близко подплыл к берегу!

– Как красиво он кувыркался над морем…

А одна женщина сказала: «Говорят, если увидел дельфина – жди удачу. Встреча с этими животными приносит счастье».

Вы слышали?

А я не только видел, я даже плавал с ним. Интересно, меня тоже ждёт удача?

От всех этих разговоров меня прямо распирала гордость, ведь говорили о моём друге, и никто из отдыхающих даже предположить не мог, к кому он приплывал.

Свернув на нашу улицу, мы увидели Фрэнки: в карманах его жилета было полно корреспонденции. Он остановился у калитки напротив нашего дома и звонко оповещал хозяев о своём приходе.

– Смотри, твой друг уже на работе, – улыбнулся Макс. – Иди поздоровайся, только быстро, я тебя жду.

– Ав, – сказал я, имея в виду «я мухой, туда и обратно».

– О, привет, Трисон, – обрадовался пёс, увидев меня. – Вижу, ты на море был.

– Да, мы каждое утро ходим с напарником бегать на пляж, – сказал я.

– А мы с хозяином занимаемся дайвингом. Когда у него выпадает несколько выходных дней, мы едем в Эйлат на Красное море и там ныряем.

Терьер снова несколько раз громко пролаял, но его призыв по-прежнему остался без ответа.

– И ты тоже? – Я удивленно округлил глаза.

– Ну да, – кивнул он, – я могу погружаться на глубину до пяти метров.

– А как же ты дышишь под водой? – вновь спросил я.

– Я не дышу, просто умею задерживать дыхание. Правда, ненадолго, – сказал пёс. – Хозяину проще, он в маске, а мне приходится часто выныривать, чтобы глотнуть воздуха.

– Впервые вижу собаку, которая занимается дайвингом, – заметил я.

Надо же, вот тебе и Фрэнки: мало того, что почтальоном работает, песни поёт, так ещё и дайвингом занимается. Какими только способностями и невероятными талантами не обладают собаки! Я испытывал чувство гордости за всех своих собратьев, с которыми познакомился в Израиле.

– Я очень люблю воду, могу часами плавать и плескаться, и мне не надоедает, – сообщил Фрэнки.

Наконец в доме хлопнула входная дверь и мы услышали тяжёлые шаркающие шаги. Затем пожилой женский голос что-то произнёс на иврите – из всей фразы я разобрал только имя рассела. Пёс опять звонко гавкнул, подтвердив своё присутствие.

– Трисон, вообще-то я тебя жду, – крикнул Макс.

Я обернулся – напарник стоял возле открытой калитки, засунув руки в карманы шорт.

– Ладно, Фрэнки, мне пора, – попрощался я.

– До встречи, Трисон, – выкрикнул он мне вслед.

Когда мы с Максом вернулись домой, Лёва уже хозяйничал на кухне, и в доме ароматно пахло свежим хлебом и любимым утренним напитком людей. После ранних пробежек я всегда возвращался голодный, как дикая собака Динго. Если вы сидите на диете, не советую вам гулять по утрам возле моря: по возвращении домой вы съедите столько, что все ваши предыдущие труды пойдут насмарку. Не знаю, что у людей было на завтрак, но запах стоял умопомрачительный. Краем глаза заметил на столе тазик салата – ну, а куда без овощей? В Израиле ни один приём пищи без них не обходится.

Свою баночку мягкого корма я умял в два счёта. Из разговоров за столом понял: в этот день нам предстояла серьёзная работа. Так что, пока напарник с товарищем завтракали, я позволил себе немного вздремнуть. Впереди долгий рабочий день, нужно быть в форме.

На службу мы добирались на полицейской машине. В тот день на пляже в Тель-Авиве должно было проходить благотворительное мероприятие, и отдел, в котором служил Лёва, занимался обеспечением безопасности его участников. Поскольку Елисеев во время командировки работал со своим товарищем, естественно, на набережную мы отправились все вместе. Оказывается, это благотворительное мероприятие – не что иное, как чемпионат по сёрфингу. Только если вы думаете, что его участниками являлись люди, вы глубоко заблуждаетесь. Спортсменами в этих соревнованиях были… собаки.

Вы когда-нибудь слышали о подобных соревнованиях? Лично я – никогда. Мне очень понравилась цель данного мероприятия. Дело в том, что все средства, собранные благодаря этому событию, пойдут в пользу организаций по спасению животных, а также приютам для бездомных четвероногих питомцев. Полезное дело придумали организаторы. В соревнованиях должны были участвовать четыре категории собак – маленькие, средние, крупные и очень крупные.

На пляже собралось немыслимое количество людей – казалось, яблоку негде упасть. Такое чувство, будто все жители Израиля съехались посмотреть на четвероногих сёрфингистов. Да мне и самому было любопытно, но в отличие от зрителей, мы здесь находились с другой целью. Наша задача заключалась в том, чтобы чемпионат прошёл без происшествий.

Помимо меня, на пляже было ещё четыре четвероногих сотрудника. И все они оказались моими знакомыми. Среди них был ретривер-ищейка Мэнни, чёрный лабрадор Дизель, немец по кличке Арон и овчарка Тейлор. Помните, я с ними познакомился в штабе полиции на следующий день после нашего прилёта на Землю обетованную?

Конечно, мы узнали друг друга и радостно поприветствовали при встрече, но, к сожалению, в этот раз у нас не было времени, чтобы поболтать о жизни.

По всему пляжу были расставлены белые шатры, на которых чёрным жирным шрифтом были указаны категории собак, где каждый владелец мог зарегистрировать своего питомца в качестве дог-сёрфера, а себя – в роли его владельца. Такого количества четвероногих я ещё никогда в жизни не видел! Каких пород здесь только не было: боксёры, бульдоги, мопсы, йорки, далматинцы и, конечно же, лабрадоры.

Вы заметили, насколько популярна моя порода? Без нас не обходится ни одна сфера деятельности человека. Мы ищем, ловим, находим, спасаем, выручаем, одним словом – помогаем. Из разговоров людей я узнал, что полюбоваться на четвероногих сёрфингистов пришло три тысячи человек. Оказывается, данный чемпионат проводится уже четвёртый год подряд, и с каждым разом его популярность набирает обороты. Как сказал Лёва: «Возможно, пройдёт ещё пара лет – и мероприятие станет международным».

Пока спортсмены регистрировались и готовились к соревнованиям, зрители ходили по пляжу, фотографируя и снимая на видео участников чемпионата. Вокруг стоял шум и гам, то и дело раздавался переливчатый собачий лай. Из-за сильного ветра поднялись огромные волны, шум которых заглушал все остальные звуки. Кроме вооружённых полицейских, на набережной было полно специально обученных сотрудников, без которых здесь не обходится ни одно массовое мероприятие. Все они, так же, как и Лёва с Максом, были в гражданской одежде и абсолютно ничем не выделялись из толпы обычных зрителей, но их зоркое око видело насквозь каждого посетителя. Я запомнил их в тот день, когда мы были в штабе полиции, все они присутствовали в зале, когда перед нами выступали большие начальники. Если бы не знал, что эти люди – полицейские, то никогда бы в жизни не подумал, что они имеют какое-то отношение к органам безопасности.

Мы как раз подходили к домику спасателей, когда стоящая к нам спиной девушка обернулась, и я узнал Цилу. Увидев нас, она расцвела, словно тюльпан на грядке. На девушке были шорты и красная футболка с надписью на груди – такая же, как на других спасателях. На голове – бейсболка, через заднее отверстие которой она вытащила волосы, собранные в хвост.

– Максим, привет! – Цила широко улыбнулась. – Ты что здесь делаешь?

Хм, ну до чего же невоспитанная барышня! Поздоровалась только с Максом – такое чувство, будто он один. С того дня, как она просила у напарника телефон, мы её больше не видели. На следующее утро мы так и не попали на пляж, так как уехали на рыбалку.

– Да вот, приехали с другом посмотреть на соревнования, – уклончиво ответил напарник.

– Цила. – Она протянула руку товарищу.

– Лёва. – Он ответил на рукопожатие.

– А ты, я вижу, на работе? – спросил Елисеев, кивнув головой на свисток, который висел у неё на шее.

Судя по выражению его лица, вопрос он задал исключительно для поддержания разговора. Общаясь с Цилой, он вяло улыбался, да и отвечал неохотно. Думаю, в тот момент ему хотелось, чтобы на её месте была Александра. Вот тогда бы он светился и улыбался от уха до уха.

– Надо же кому-то спасать собак, если начнут тонуть, – рассмеялась она и вдруг неожиданно спросила: – Слушай, а твой Тристан не хочет поучаствовать?

Я вот не пойму, неужели моё имя настолько сложное, что его невозможно запомнить? Может, у неё что-то с памятью? И вообще, я не могу участвовать в соревнованиях, я на работе.

– Его зовут Трисон, – поправил напарник и вопросительно взглянул на Лёву, словно услышав мои мысли.

– Всё нормально, – кивнул товарищ, – пусть идёт. Мы справимся без него.

– Ты как? – Макс посмотрел на меня.

– Трисоныч, соглашайся, сёрфингистом ты у нас ещё ни разу не был, – подбадривал Лёва.

Как быть? Ответить «у-у» – посчитают за труса, опозоришься на весь мир. Журналистов на мероприятии видимо-невидимо, потом напишут во всех газетах: «Русский лабрадор Трисон испугался и не стал принимать участие в соревнованиях». Нет, уж лучше утонуть, чем такой позор пережить. Я же всё-таки потомок великих предков. Да и разве возможно меня чем-то напугать после встречи с акулой?

– Я видела, как он замечательно плавает, – продолжала убеждать Цила. – Чем больше собак примет участие, тем больше организаторы соберут средств. Пусть и твой пёс внесёт вклад в помощь своим сородичам. На этом чемпионате каждый питомец может попробовать себя в качестве сёрфера, даже необязательно иметь доску и спасательный жилет, здесь всё выдадут. Так что, Максим, согласен?

А при чём здесь он? Ему что ли укрощать волны? Я, конечно, не против помочь собратьям, вот только на доске никогда не стоял. Хотя, если смог удержаться на скользком дельфине, возможно, и здесь всё получится. Мне ничего не оставалось, как сказать «да».

– Ав, – ответил я.

– Я согласен, – утвердительно кивнул напарник, услышав мой ответ.

Хм, он согласен. Ведь знает, что не ему принимать участие в соревнованиях, хоть постеснялся бы так отвечать. Поставили, можно сказать, перед фактом и выбора не оставили. Тут волей-неволей согласишься.

– Тогда пойдёмте со мной. – Девушка махнула рукой, призывая следовать за ней.

– Макс, ты иди, я останусь здесь, – сказал Лёва и добавил: – Только будь на связи.

– Ок, – кивнул напарник и направился за Цилой.

– Максим, для начала зарегистрируем вас с Тристаном, а потом пойдём готовиться к заплыву, – сообщила она.

В этот раз Елисеев не стал её поправлять, когда она вновь неправильно произнесла моё имя. Видимо, он понял, что это бесполезно.

Тем временем мы подошли к шатру, на котором на иврите была написана категория собак. Рядом с надписью стояла английская буква «L», что означало «крупная порода». Девушка, сидевшая за столом регистрации, записала на бланке мою кличку, фамилию и имя Максима, выдала мне спасательный жилет с номером на спине, который тут же на меня надели, а разноцветную доску, на которой я должен ловить волну, вручила напарнику. Затем что-то сообщила на иврите Циле, и девушка тут же перевела для нас на русский язык.

– Тебе придётся находиться рядом с ним, – обратилась она к напарнику.

– В смысле? – не понял он.

Максим поставил сёрф на песок, придерживая его рукой.

– В прямом, – улыбнулась Цила. – Будешь помогать ему седлать волны.

– Я не пойму, так кто из нас принимает участие в соревнованиях? Я или он? – Елисеев кивнул на меня.

– Так положено, – девушка развела руками, – хозяин должен быть рядом.

– Честно говоря, я не готов. – Он вздёрнул плечами. – Я же не знал, что мне придётся плавать.

– Хорошо, давай поступим так. Если ты доверяешь мне свою собаку, тогда я буду рядом с ним, – предложила Цила.

– Я уверен, Трисон и сам прекрасно справится. Он у нас вчера с лодки за борт упал и сам каким-то образом домой добрался, – сообщил Макс.

– Я понимаю, – сказала она, – но по условиям чемпионата кто-то должен быть рядом с ним. Иначе не допустят к участию.

– Ты мне хоть в двух словах скажи, в чём суть соревнований? – спросил напарник.

– Всё элементарно. Каждому участнику на выступление выделяется пятнадцать минут, за это время он должен выполнить ряд трюков и показать свои навыки владения сёрфом.

Я доску увидел впервые в жизни пять минут назад, а эта девушка говорит о каких-то навыках и трюках. Я же не акробат на арене цирка.

– Твой Тристан классный пловец, для него это проще простого, – убеждала она. – Девушка на регистрации сказала, что в чемпионате участвует всего сорок собак. Пятнадцать маленьких, десять средних, столько же крупных, а остальные – очень крупные. Так что соревнования не займут много времени.

– Хорошо, – согласился Елисеев, – я доверяю тебе Трисона.

Мне показалось, что, произнося моё имя, он выделил его немного раздражённой интонацией.

– Отлично, – улыбнулась Цила и, забирая у него доску, добавила: – Тогда мы пойдём, а ты следи за нашим выступлением с берега. Можешь видео записать, потом покажешь друзьям и знакомым.

– Без призовых мест не возвращайтесь, – усмехнулся нам вслед Максим.

Я думаю, как бы не опростоволоситься, а он о призовых местах размечтался. Легко говорить, стоя на берегу.

– Всё будет отлично, не переживай, – обернувшись, крикнула девушка и махнула ему рукой.

Когда мы подошли к самому берегу моря, там, где участники готовились к соревнованиям, шли последние приготовления. Босой мужчина в шортах и спасательном жилете, надетом на голое тело, с рупором в руках подходил к хозяевам и, по всей видимости, интересовался, готов ли спортсмен. Кстати, в спасательных жилетах здесь были не только животные, но и хозяева, а также все организаторы чемпионата.

– Первыми начнут выступления маленькие собаки, за ними средние, так что у нас с тобой есть время порепетировать, – сказала Цила и предложила: – Давай отойдём чуть в сторону, попробуешь забраться на доску и постоять на ней.

Мы прошли по берегу подальше от всех остальных участников. Девушка сняла шорты и майку, из одежды на ней остался лишь сплошной ярко-красный купальник с такой же надписью на груди, как и на её футболке. Она опустила сёрф на воду и скомандовала:

– Забирайся.

Сам не ожидал, но для меня это не составило особого труда. Залез я на него легко, а вот устоять, раскачиваясь на волнах, оказалось не так-то просто. Приходилось немного приседать и упираться лапами. В конце концов я не удержался, и накатившая волна смыла меня в море. В спасательном жилете хорошо, в нём захочешь утонуть – не утонешь.

– Забирайся снова, я придержу доску, – сказала девушка.

Я выполнил её указание и вновь вскарабкался на разноцветную поверхность.

– Чувствуешь вот эту полоску? – По-прежнему удерживая доску, Цила взяла меня за лапу и провела ею по полоске, разделяющей сёрф на части. – Твои задние лапы не должны заступать за неё. Тело держи строго по центру и, самое главное, постоянно лови баланс. И тогда у тебя всё получится. Понял? – спросила она.

Чего уж тут непонятного? Мне не надо миллион раз объяснять, вот только как это осуществить на деле, не имея опыта?

– Давай, пробуй ещё раз. – Девушка отпустила доску, и я снова закачался на волнах.

Следуя её совету, я держал задние лапы строго за полоской, передние поставил посередине сёрфа и, чуть присев, балансировал на ней.

– Тристан, да у тебя неплохо получается! – с улыбкой воскликнула она. – Слушай меня внимательно и мотай каждое слово на ус.

Тоже мне, Изольда нашлась. Говорить я не умею, но слышу прекрасно. Да и какие надо иметь усы, чтобы на них намотать такое количество слов?

– Помни, ты должен сосредоточить всё внимание на равновесии, – продолжала обучать меня Цила. – Во время соревнований ни на что не отвлекайся. Если хоть на минуту потеряешь концентрацию, всё, считай, рухнул в воду. Перед тем как вскакивать на гребень волны, чуть опустись на лапах, но ни в коем случае не ложись. Если почувствуешь, что тебя болтает, лучше пропусти волну и жди следующую. Твоя задача – как можно дольше продержаться на сёрфе и не свалиться в море. Ты непременно выиграешь, если будешь выступать не пристёгнутым к доске и без моей поддержки. И, конечно, для победы очень важно встречать волну уверенно, только в стоячем положении. Но, если боишься, я могу тебя пристегнуть, – предложила она.

– У-у-у, – возмутился я.

С чего это ты решила, что я боюсь? Да я на дельфине в открытом море плыл непристёгнутым, а тут возле берега барахтаться и подавно справлюсь.

– Хорошо, не буду, – кивнула она.

К моему огромному удивлению, Изольда поняла, что я имел в виду. Недооценил я её, оказывается, девушка вполне себе сообразительная. Вот только имя моё никак не запомнит. А может, она из той категории людей, для которых кличка животного не имеет значения? Как сказал Лёва: «Какая разница, Трисон или Трезор, главное, чтобы уважали».

Пока мы репетировали, я ещё несколько раз упал в воду. Но, правда, с каждым разом держаться на доске получалось всё лучше и лучше.

– Тристан, ты хороший ученик. Если сконцентрируешься, то у тебя всё получится, – сказала девушка, и в этот момент над пляжем прозвучал голос в рупор. – Пойдём, ведущий объявил о начале соревнований.

А ты сомневалась в моих способностях? Да я, между прочим, в школе был одним из лучших учеников!

Мы снова вернулись к месту сбора участников и стали наблюдать, как маленькие йорки, французские бульдоги, той-терьеры, фокстерьеры отважно покоряют волны Средиземного моря. Если вы никогда не были на таких соревнованиях и у вас вдруг появится возможность на них побывать, не отказывайте себе в этом удовольствии. Вы получите море положительных эмоций, а потом ещё долго будете с улыбкой вспоминать четвероногих сёрферов.

При взгляде на некоторых спортсменов у меня сложилось впечатление, будто им не по душе данный вид спорта. Скорее всего, хозяева исключительно из соображений престижа и в угоду личным амбициям решили, что их питомцы непременно должны участвовать в чемпионате. Маленькие участники с глазами, полными ужаса, падали в воду. Им тут же на помощь спешили хозяева. Но были среди них и такие, кто уверенно держался на лапах, играючи лавировал среди волн, чем приводил в невероятный восторг зрителей на пляже Тель-Авива. Из них лишь один пёс устоял на доске и не свалился в воду – французский бульдог по кличке Моне. Он и стал победителем в этой категории четвероногих сёрфингистов.

Выступления маленьких собак подошли к концу. Участники и хозяева других категорий толпились у места, откуда надо было заходить в море, чтобы начать выступление. Все ждали, когда ведущий назовёт кличку следующего спортсмена. Вы даже представить себе не можете, кого я увидел среди них – знатока Ёсю из самолёта! Радостно завиляв хвостом, я подбежал к нему.

– О, Трисон, привет! – воскликнул пёс, увидев меня. – Ты тоже участвуешь в соревнованиях?

– Да, – ответил я.

– Ты не говорил, что занимаешься сёрфингом, – удивился он, видимо, вспомнив наш разговор в самолёте.

– А я и не занимался им никогда, – ответил я.

– Ты хочешь сказать, что сегодня будешь выступать впервые? – Его брови взлетели вверх.

– Ну да! Я полчаса назад первый раз в жизни встал на доску.

– Не может быть, – удивился Ёся.

– Так и есть, – подтвердил я.

– Я думаю, у тебя получится. В твоей категории много лабрадоров. Они обычно хорошо управляют сёрфом. А я занимаюсь с детства, мне было три месяца, когда мой хозяин поставил меня на доску, – рассказал пёс. – Причём это не его прихоть, мне самому нравится покорять водную стихию.

Ведущий что-то кричал на иврите, затем я услышал кличку боксёра.

– Пойдём, приятель, наша очередь, – позвал его хозяин.

– Удачи, Ёся, – пожелал я ему вслед.

Я с открытой пастью смотрел на выступление боксёра. Он владел доской так, словно был рождён на ней. Его выступление произвело настоящий фурор на пляже. Фотоаппараты щёлкали, словно пулемёты. Зрители столпились у воды, всем хотелось записать на видео лихого сёрфингиста-боксёра, ловко маневрирующего среди высоких волн. Пёс оказался настоящим асом: он не только вовремя уходил от столкновения с ними, но и смог удержаться на доске на протяжении всего выступления, ни разу не свалившись в море. Хозяин понадобился Иосифу лишь для того, чтобы перед началом выступления поставить доску на воду, а по окончании её забрать. Судьи по достоинству оценили способности Ёси, поставив ему самые высокие баллы.

– Ты видел, какой красавец боксёр? – послышался голос Максима над головой.

Я так увлечённо наблюдал за выступлением Иосифа, что даже не заметил, как подошёл напарник. Он присел рядом на корточки и потрепал меня по холке.

– Ав, – ответил я.

– Думаю, в этой категории он будет победителем, – предположил Макс.

Увидев Елисеева, Цила улыбнулась и присела с другой стороны от меня.

– Мопс тоже неплохо выступал, – сказала она, – но, думаю, судьи снизят балл за то, что он лежал на доске.

– На самом деле пёс стоял, просто он такой толстый, что со стороны казалось, будто он лежал, – пошутил Елисеев.

Как и предположил мой напарник, победителем в этой категории стал Иосиф. Он честно заслужил свою награду. На этом чемпионате хвостатых сёрфингистов лучше этого спортсмена пока не было.

Когда в рупоре прозвучало «Трион», я нисколько не сомневался, что это меня так обозвал ведущий. Он всего лишь проглотил букву «с» в моём имени. Честно сказать, я уже давно перестал удивляться всем этим Тристанам, Трионам, Трезорам, Трисонычам, Трюфелям, Трусонам. Помню, как в самом начале трудовой деятельности в качестве поводыря я падал в обморок, когда Сашка, мой второй подопечный[20], переименовал меня в Тришу. Теперь я даже посмеиваюсь над фантазией людей и при каждом новом знакомстве с человеком жду, какую он придумает кличку для меня.

– Давай, Трисон, удачи тебе, – пожелал Макс, а потом взял и добавил: – Смотри, не опозорь меня.

Как не стыдно этому человеку говорить такие вещи? Когда же это я тебя позорил? Согласен, однажды провинился, убежал с Фрэнки и прогулял службу. Так ты же вроде простил меня. Я, конечно, буду стараться изо всех сил, но всякое может произойти. Я же не Ёся, который с трёх месяцев на доске стоит. Меня в школе учили совсем другим наукам.

– Вперёд, Тристан! – скомандовала Цила.

Она поставила сёрф на воду и, придерживая его, сказала:

– Забирайся.

Я собрался с духом и вскарабкался на доску. Эх, куда меня только не заносила судьба, кем я только не был, но вот сёрфингистом – никогда. Девушка подтолкнула меня навстречу водной стихии, и я мысленно попросил помощи у неба, думая лишь о том, как бы не опозорить напарника. К моменту выступления дог-сёрферов моей категории поднялся сильный ветер, гигантские волны одна за одной накатывались на берег и разбивались о дно, унося с собой обратно в море миллиарды песчинок и мелких ракушек.

Вспомнив совет Изольды, я выбросил все мысли из головы и сосредоточился на равновесии. Так вжался лапами в доску, что мне казалось, будто я приклеился к ней. Краем глаза заметил, как сбоку набирает силу волна, закручиваясь в трубу по всей длине. Добравшись до меня, она подхватила мою доску и понесла вперёд по своей наклонной части, оставляя позади фонтаны морской пены. Иногда казалось, волны вот-вот обрушатся на меня мощным потоком, но каким-то чудом мне удавалось уходить от столкновения с ними. В самом начале выступления я просто стоял на доске, как оловянный солдатик, а она упорно не хотела подчиняться, брыкалась, точно необъезженная лошадка, пытаясь скинуть меня в воду. Помня наказ Цилы – нельзя ложиться на сёрф, – я чуть опустился на лапы и начал перемещать центр тяжести из стороны в сторону, взад-вперёд, балансируя и подстраиваясь под волну, и в этот момент понял – оказывается, доской можно управлять.

Вы, наверное, сейчас читаете и думаете: Трисон несёт какую-то чушь. Ничего подобного! Вспомните, как вы учились кататься, допустим, на велосипеде. Согласитесь, он тоже не сразу вам подчинился: сначала упирался, то и дело скидывая вас с себя, а потом в какой-то момент вы поймали с ним связь и стали одним целым. Вот так же и я с этой водяной доской. Как только я подружился с ней, научился ею управлять и маневрировать, а не просто стоять сверху, мне стало гораздо легче сражаться с морской стихией.

К концу моего выступления я чувствовал себя настоящим сёрфингистом – не хуже Ёси. Я обращал внимание на все волны, которые неслись на меня. Те, которые казались неуправляемыми, я пропускал и ждал следующую, которую смогу оседлать. Я вдруг понял, что стал чувствовать, какая волна может мне покориться. Оказывается, сёрфинг – это увлекательный вид спорта. Эмоции просто зашкаливали, хотелось вновь и вновь укрощать стихию. Как жалко, что мы живём не возле моря: я бы с удовольствием продолжил заниматься сёрфингом. Я так увлёкся, что не заметил, как над морем прозвучал свисток, извещающий о завершении моего выступления.

– Тристан, у меня нет слов, сегодня ты был одним из лучших! – воскликнула Цила, когда подплыла ко мне и ухватилась за край доски. – Мне даже не пришлось тебе помогать, ты прекрасно справился сам.

Когда мы вышли на берег, вокруг меня столпились зрители. Всё время, пока я выступал, меня так же, как и других четвероногих спортсменов, фотографировали и снимали на видео.

– Дружище, да ты прирождённый сёрфер! – воскликнул Макс.

Он подбежал ко мне и принялся снимать с меня спасательный жилет.

– Трисон, я знал, что ты способный малый, но всё равно ты удивил меня просто чрезвычайно!

С каким же наслаждением я отряхнулся, обдав брызгами стоящих рядом людей! Хорошо быть героем: даже такие вещи тебе прощают, и никто не возмущается.

– Триха, да ты красава, – сказал подошедший вместе с напарником Лёва. – Весь пляж следил за твоим выступлением. Ты стал звездой этого чемпионата!

Чувство гордости переполняло меня, ведь я сумел устоять на доске, не свалился с позором в море и оправдал надежды Максима. Оказывается, моё выступление произвело на судей неизгладимое впечатление, но среди спортсменов крупных пород был ещё один лабрадор – шоколадный пёс по кличке Диего. Его выступление, как и моё, не оставило судейство равнодушным. Они долго совещались и пришли к выводу, что в нашей категории будет два чемпиона.

Вот она – моя удача! Права была та женщина, которая говорила, что встреча с дельфином приносит счастье. Я уже дважды испытал это на собственной шкуре – отныне я абсолютно убеждён, что это не просто примета.

Среди тяжеловесов победила собака породы мастиф по кличке Молли. У неё был настолько грустный вид, что, глядя на неё, хотелось отдать ей все награды и призы этого чемпионата. Со стороны спортсменка казалась тяжелой и неуклюжей. Как эта бодибилдерша умудрилась лавировать на доске, для меня осталось загадкой. К сожалению, я не видел её выступления, а так хотелось бы посмотреть.

По окончании соревнований всем четвероногим победителям из разных категорий повесили на шею медали, а нашим хозяевам вручили по целому мешку собачьего корма. Надеюсь, он будет вкусным.

Чемпионат закончился, организаторы начали собирать свои пожитки и складывать шатры, а довольные зрители постепенно расходились, унося с собой хорошее настроение и положительный заряд эмоций. На предложение Цилы вместе провести вечер Максим не стал юлить и придумывать какие-то отговорки, а честно признался: «Извини, Цила, я влюблен в другую девушку». Конечно же, я понял, о ком речь. Надо отдать должное спасательнице, она спокойно восприняла эту информацию и, немного смутившись, произнесла: «Прости, я думала, ты свободен». А мне сказала на прощание: «Тристан, ты оказался способным учеником».

«Дорогая моя Изольда, а ты оказалась безупречным учителем», – мысленно ответил я.

Благотворительное мероприятие на пляже прошло спокойно, без каких-либо эксцессов. Уставшие, но довольные мы все вместе возвращались домой.

– Трисон, да ты запросто можешь сам себя обеспечивать, – усмехнулся Максим, когда мы ехали в машине. – Заработал себе пропитание на целый месяц.

– Трисоныч, ты и правда был крут, – сказал Лёва, с улыбкой глядя на меня в зеркало заднего вида. – Если бы я не знал, что ты первый раз встал на доску, подумал бы, что занимаешься сёрфингом с пелёнок.

Спасибо вам, мои дорогие люди, за столь высокую оценку! В моём собачьем словарном запасе не хватит слов, чтобы передать те чувства, которые испытываешь, стоя на доске. Скажу так, друзья, сёрфинг – это ощущение полной свободы от прошлого и будущего, в тот миг есть только настоящее. Это мощнейший впрыск адреналина в кровь, чистый драйв, какое-то особенное, ни с чем не сравнимое состояние. Эмоции хлещут через край, когда остаёшься один на один со стихией и нужно во что бы то ни стало устоять перед ней.

На этом наш день не закончился. Вечером мы с Максом отправились на свидание с Александрой. Вернее, свидание было у него, меня он взял за компанию. После ужина в ресторане молодые люди гуляли босиком по пляжу, Максим хвастался моей победой на чемпионате, будто это не я, а он стал победителем. Александра слушала его с открытым ртом и неустанно хвалила меня.

– Трисон, какой же ты смелый! – говорила девушка. – Я нисколько не удивлена, что именно ты стал чемпионом. До сих пор помню, как ты бросился мне на помощь в Иерусалиме. А ещё ты очень красивый. – Саша улыбнулась и почесала меня за ухом.

Под её восхищённым взглядом я застывал в гордой позе и млел от счастья, переполнявшего моё сердце. Прогуливаясь с ними по пляжу и дыша морским воздухом, я стал невольным свидетелем первого поцелуя.

– Трисон, и не стыдно тебе подсматривать? – спросил напарник, с укором глядя на меня.

Да не подглядывал я вовсе. Не могу же я ходить с закрытыми глазами! Или мне, как страусу, засунуть голову в песок? Если хотите, чтобы вас никто не видел, тогда целуйтесь где-нибудь в укромном месте.

– Максим, не ругай его, он не нарочно, – заступилась за меня Александра.

Хорошая русалка повстречалась моему напарнику, я это сразу понял, как только увидел её в Иерусалиме. Всё-таки удивительная штука – жизнь! Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь. Казалось бы, когда в дружбу двоих входит третий, сей факт должен вселять определённые опасения. Но только не в случае с Александрой. За всю свою собачью жизнь я неплохо научился разбираться в людях. С такими добрыми глазами, как у неё, человек не может быть плохим. Когда она по-детски мягко улыбалась, лицо её было необыкновенно искренним и светилось нежностью.

– Да, Трисон, адвокат у тебя серьёзный, с ним мне будет сложно спорить. – Молодые люди рассмеялись.

Они обняли друг друга за талии и продолжили путь по берегу моря, утопая ступнями в песке. А я шёл следом и, глядя на них, думал, каким неожиданным образом судьба свела двух людей. Сначала ловко перепутала чемоданы, потом организовала случайную встречу на яхте – и вот уже счастливые влюблённые идут в обнимку. Я был несказанно рад, что они нашли друг друга.

Вы заметили, какая насыщенная поездка получилась на Землю обетованную? И это ещё не конец.


Глава 11 | Морские приключения Трисона | Глава 13