home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

На следующий день я снова проснулся раньше напарника. Вот уж действительно соня! А ещё на меня говорит, что я люблю поспать. Да я как ранняя пташка, встаю ни свет ни заря. Я сел возле кровати, рассматривая человека, спящего без задних ног. Едва Макс зашевелился, я стал громче дышать, давая понять, что не сплю.

– Трисон, сегодня бегать не пойдём, – пробормотал он сонным голосом.

Напарник приподнял голову и взглянул на меня одним глазом:

– Ты забыл? Мы сегодня едем на Мёртвое море. Спи, ещё рано.

Что значит, не пойдём? А как же встреча с Игорем Николаевым? Он приплывёт, будет меня ждать, а я не приду. Нет, так дело не пойдёт, я непременно должен встретиться с другом. Неожиданно я вспомнил разговор, который слышал накануне вечером. После того как мы проводили Александру и вернулись домой, мужчины ещё долго не спали, сидели на улице под каштаном, общаясь на разные темы, а я валялся у ног напарника.

– Завтра у нас выходной, так что можете отсыпаться, целый день в вашем распоряжении, – говорил Лёва. – Я утром уеду по своим делам в Эйн-Бокек. Если хотите, поехали со мной. Пока я буду решать свои вопросы, искупаетесь в Мёртвом море, посмотрите достопримечательности города, – предложил он.

– Конечно, хотим! – воскликнул напарник. – Тем более, командировка наша подходит к концу, а на Мёртвом море мы так и не побывали.

– Вы ещё много где не были, – сказал коллега. – К сожалению, совмещать службу и путешествия сложно. Для этого двух недель мало. Надеюсь, в следующий раз, когда вы приедете не работать, а отдыхать, мы наверстаем всё, что не успели посмотреть.

– Обязательно приедем, теперь с Израилем у меня связаны самые приятные воспоминания, – улыбнулся Елисеев и спросил: – Во сколько выезжаем?

– Мне не горит, я могу приехать туда в любое время, так что можно не торопиться. Как выспимся, так и поедем, – сказал Лёва и предложил: – Если хочешь, бери Александру с собой. Я бы тоже пригласил Лейлу, но, она, к сожалению, завтра работает.

– Ты прям мои мысли прочитал, я только о Саше подумал, – сказал напарник.

– По-моему, ты думаешь о ней каждую минуту, – по-доброму усмехнулся Лёва.

– Есть такое дело, – закивал Елисеев и добавил: – Ничего не могу с собой поделать. Пойду позвоню ей.

Он направился в дом, а я приподнял голову, провожая его взглядом.

– Триха, влюбился твой напарник, – хмыкнул Лёва. – Чует моё сердце, скоро будем на свадьбе гулять.

Хм, я уже давно это понял.

– Видишь, собакевич, как у людей бывает: живёшь и не знаешь, какой сюрприз тебе приготовила судьба. «Любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь…» – Он неожиданно запел известную песню.

Так бывает не только у людей. И у нас точно так же. Каждый вечер я ложусь спать и не знаю, что меня ждёт завтра. Засыпая накануне вечером, разве я мог подумать, что вдруг стану сёрфером или что меня смоет волной с лодки во время рыбалки и я повстречаюсь с акулой? Такого даже в самом страшном сне не увидишь.

– Ну что, Трисон, завтра ещё в Мёртвом море искупаешься. Газетку прихвати с собой на всякий случай, – продолжил коллега. – Только после купания не забудь принять душ, а то пока домой доедешь, превратишься в соляной столп. Придётся переименовывать тебя, вместо Трисона станешь у нас Солёным псом.

Что-то я ничего не понял из его тирады. Газетку зачем-то приплёл. И что это за море такое, после которого можно превратиться в соляной столп? Я не на шутку испугался: что-то мне совсем не хочется туда ехать.

Той ночью я долго не мог уснуть, всё ворочался на ковре из стороны в сторону, слушая мерное посапывание напарника. А как можно спать после всех пережитых за день событий?

Вспомнив разговор, я понял, почему Елисеев спит до сих пор. За ночь я совсем забыл о наших планах на предстоящий день. Я решил быстренько сбегать на пляж, повидаться с дельфином и незаметно вернуться домой. Напарник и не поймёт, что я ходил на море. Недолго думая, я открыл дверь лапой и аккуратно вышел из комнаты. Лёва уже не спал, он сидел в гостиной на диване перед тихо бубнящим телевизором, прихлебывая из чашки кофе и что-то увлечённо изучая в телефоне. Я прошмыгнул мимо, он даже не поднял головы. Входная дверь оказалась открытой. Я выбежал во двор, толкнул калитку и помчался на пляж.

Было ранее утро, ещё даже солнце не показалось из-за соседних домов. Редкие бегуны встречались по дороге, пока я мчался по берегу моря. На пирсе на раскладном стульчике сидел молодой парень с наушниками в ушах, его длинные тёмные волосы были собраны в хвост на затылке. Перед ним стоял мольберт, его руки порхали над холстом, нанося краску тут и там, макая кисточку в пластиковый стакан с водой и снова добавляя краску. Он увлечённо рисовал, при этом громко напевая песню на неизвестном мне языке и покачивая головой в такт музыке.

Пробегая мимо, я взглянул на рисунок: на нём было изображено бушующее море и корабль, терпящий бедствие. Хм, странно, ведь перед его глазами совершенно иная картина – полный штиль и восходящее над горизонтом солнце. Художник сидел спиной ко мне и даже не заметил моего присутствия, продолжая заниматься своим делом. Я сел на самом краешке бетонного помоста и стал вглядываться в тёмную воду. Так сидеть можно бесконечно. Я гавкнул, не боясь напугать художника. Судя по тому, как громко он пел, музыка в его наушниках гремела на всю катушку. Я ходил по краю пирса, пристально всматриваясь в глубину моря и продолжая звать друга. Дельфин вылетел из воды, как баллистическая ракета. От неожиданности я задохнулся и опустился на задние лапы. Не подплывая близко к пирсу, он стал выделывать в воздухе разнообразные кренделя. Игорь Николаев махнул плавником и сделал своё коронное сальто. Затем принялся исполнять неповторимый танец, сопровождая его нежным скрежетом.

– Привет, – просвистел он, подплыв к пирсу.

– Привет! – Я лизнул его в мокрый нос.

– Если ты не хочешь быть русалкой, тогда как мне тебя называть? – спросил дельфин.

– Меня зовут Трисон, – гордо представился я.

– Что означает твоё имя? – спросил друг.

– Так когда-то звали тибетского царя – Трисон Децен, – поведал я.

– Странные эти люди. – Дельфин смешно закачал головой, при этом открывая и закрывая рот так, что со стороны казалось, будто он смеётся. – Такие имена придумывают, можно мозг сломать.

– Это точно, – согласился я.

– Трисон, я рассказал своей семье о тебе, и теперь все хотят тебя увидеть. Поплыли со мной, я познакомлю вас, – предложил мой спаситель.

– А это далеко? – спросил я.

– Нет, тут плавником подать. – Он кивнул в сторону моря.

– Хорошо, только мы туда и обратно, – согласился я, оседлав своего «коня».

После доски для сёрфинга спина дельфина показалась мне мягким диваном. Я обернулся и увидел художника: он стоял с открытым ртом на краю пирса, провожая нас изумлённым взглядом. Ну всё, мужик, увидел дельфина – жди удачу. Скоро твои картины будут продаваться как горячие пирожки.

– Как скажешь, – кивнул друг и рванул по волнам навстречу солнцу.

– Слушай, а ты когда-нибудь плавал в Мёртвом море? – спросил я.

– Нет, ты что, – свистнул он, – я не смогу в нём плавать, я там сразу погибну.

– В смысле? – испуганно выпалил я.

– Оно очень солёное, а мёртвым его называют, потому что в нём никто не живёт – ни рыбы, ни водоросли, ни другие организмы, – рассказал дельфин.

– Значит, я тоже погибну, если искупаюсь в нём? – спросил я.

– Нет, тебе ничего не будет. Животные и люди могут запросто в нём плавать, главное, не нырять и стараться, чтобы вода в глаза не попадала. Говорят, его соль даже полезна для здоровья, – ответил мой спаситель, – просто живность, которая постоянно обитает под водой, не сможет в нём находиться. А ты собрался плавать в Мёртвом море?

– Да, мы сегодня с хозяином поедем туда, – сказал я.

Вот тебе и море. В Средиземном кто только не обитает, а в Мёртвом даже водоросли не растут. Пока мы плыли, дельфин то и дело издавал громкие щелчки, похожие на выстрелы из ружья в тире.

– Что означают эти звуки? – спросил я.

– Так я зову свою стаю, – ответил друг.

– И они тебя слышат?

– Конечно, – кивнул он. – Они уже сообщили, где находятся.

– А почему я не слышал, что они тебе ответили? – недоумевал я.

– Звуки, которые мы издаём, ты можешь услышать, только если дельфины будут рядом с тобой.

– То есть ты хочешь сказать, что вы слышите друг друга, даже находясь на большом расстоянии?

– Да, – ответил спаситель, – мы «видим» своих сородичей с помощью эхолокации. Дельфин услышит свист сородича даже на расстоянии более десяти километров, несмотря на окружающий шум моря. Мало того, мы способны подслушивать разговоры других дельфинов и таким образом распознавать, что у тех перед глазами в данный момент. Нас часто называют «людьми моря» из-за того, что природа наделила нас мозгом большого размера и мы точно так же, как и человек, дышим лёгкими.

– Всё-таки вы – удивительные создания, – сказал я. – Знаешь, в тот день, когда мы с тобой плавали к рыбацкой лодке, многие отдыхающие видели тебя. Позже, когда мы с хозяином возвращались домой, я слышал, как женщина говорила: «Если увидишь дельфина – жди удачу». На следующий день после того, как ты спас мне жизнь, я выиграл чемпионат по сёрфингу среди собак. Теперь я точно убеждён, что встреча с вами приносит счастье. Спасибо тебе, мой друг!

– Пожалуйста, – прощебетал он, – я рад, что мы можем быть вам полезными.

Неожиданно перед нами над поверхностью моря показались плавники. Первая мысль, мелькнувшая в голове, – акулы. Я перепугался не на шутку. Вряд ли один дельфин справится со стаей хищников. Мой спаситель издал щелчок, а затем протяжно просвистел. Через мгновение ему эхом вторили такие же звуки и в той же последовательности. Я облегченно вздохнул, увидев, как над водной гладью показались выпуклые «клювы». Стая дельфинов как по команде выпрыгнула из воды и помахала грудными плавниками.

– Моя семья приветствует тебя, – сказал друг. – Они приглашают поплавать с ними.

Я спрыгнул в воду, и дельфины тут же окружили меня, тыкаясь в морду мокрыми носами.

– Это мой друг, его зовут Трисон, – представил меня Игорь Николаев своим собратьям, и они приветственно закивали головами. К нему подплыл дельфин и потёрся об него носом – со стороны это напоминало поцелуй. Затем мой друг добавил: – Не знаю, как выглядит русалка, но, мне кажется, я её нашёл. Познакомься, это моя невеста.

Вот тебе раз. Если бы он не сказал, что она его невеста, я бы в жизни не догадался, что передо мной девушка. Я совсем не различал, кто из дельфинов мужского пола, а кто – женского. Они все похожи как две капли воды, и внешне у них не было абсолютно никаких отличий.

– Мы наслышаны о тебе. Мой жених рассказывал, как спас тебя от акулы, – прощебетала дельфиниха. Она близко подплыла ко мне и, открыв узкую пасть, улыбнулась, оголив белоснежные зубы.

Дельфины вновь одновременно выпрыгнули из воды и, словно артисты цирка, стали штопором крутиться в воздухе. Они «проехались» вокруг меня по водной глади на кончиках хвостов, сопровождая свой танцевальный номер весёлой трескотней. Как заворожённый, я крутил головой по сторонам, наблюдая за дельфиньим цирком. «Люди моря» напоминали мне спортсменов-синхронистов. Вот кому надо участвовать в олимпиаде – равных им не будет никого в целом мире. Дельфины настолько слаженно исполняли свои трюки, что со стороны казалось, будто на это у них ушли годы тренировок.

Плавая в окружении этих грациозных животных, я испытывал невероятный, ни с чем не сравнимый восторг. Неожиданно они нырнули, выпуская миллионы пузырьков, отчего поверхность воды покрылась бурлящей пеной. Затем вновь взлетели молнией ввысь и снова ушли под воду. Это шоу невозможно описать словами, его надо видеть своими глазами. Я нырнул за ними, наблюдая, как животные обмениваются понятными лишь им репликами, при этом испуская пронзительный свист и выпуская из «клювов» микроскопические шарики воздуха. К сожалению, я не могу так долго находиться под водой. Вынырнув, судорожно глотнул воздуха. Следом за мной дельфины снова разом выпрыгнули из воды. Глядя на их пируэты, я вдруг осознал: эти удивительные животные не похожи на других земных существ. Такое чувство, будто передо мной не дельфины, а инопланетяне.

Всё происходящее на моих глазах не поддавалось никакому объяснению. Эти морские добряки оказались невероятно болтливы. Все свои действия они сопровождали громкими щелчками, пронзительным свистом и нежным скрежетанием. Я так увлёкся представлением, что совершенно потерялся во времени. Вспомнив о напарнике, я обратился к другу – он постоянно был возле меня, не оставляя ни на минуту.

– Пора возвращаться, отвези меня на пирс, – попросил я.

– Забирайся, – сказал спаситель, подставляя мне спину.

Взмыв над водой, дельфины синхронно сделали сальто в воздухе, прошлись вокруг нас на хвостах и, махнув плавниками, громко просвистели.

– До встречи, друзья! – ответил я им радостным лаем.

– До встречи, Трисон! – разнеслось над морем пронзительное щебетание дельфиньей стаи.

Мой друг развернулся в противоположную сторону и, рассекая волны, рванул в сторону берега.

– Игорь Николаев, у меня нет слов, – восхищённо сказал я, – какие вы дружные!

– Как-то раз я услышал от людей такое выражение: «один за всех и все за одного». И я понял – это сказано про дельфинов. Когда с кем-то из нас случается беда, мы не задумываясь спешим на помощь, независимо от того, где находимся, – хоть на другом конце света. Если член семьи заболел и подплыл близко к мелководью, то вслед за ним устремляется вся стая, даже несмотря на риск оказаться выброшенными на берег, что очень часто с нами происходит. Спасибо людям, они в таких случаях всегда приходят нам на помощь, а мы отвечаем им взаимностью.

Когда мы приплыли к пирсу, художник уже покинул «творческую мастерскую». Людей на пляже было видимо-невидимо, бегуны вовсю ставили скоростные рекорды. Мне вдруг стало не по себе, когда я представил, сколько прошло времени с того момента, как я убежал из дома. Попрощавшись с дельфином, я стремглав поплыл к берегу. Выбравшись из воды, быстро отряхнулся и со всех лап помчался домой. Культурные израильские водители жали на тормоза, вежливо пропуская меня на переходе, несмотря на то, что я был единственным пешеходом. Отовсюду доносился характерный шум давно проснувшегося города. Забежав во двор, сквозь открытое окно кухни я расслышал голоса людей. Толкнув входную дверь лапой, я тихонько, словно нашкодивший щенок, вошёл в дом. Мужчины сидели в гостиной на диване, на журнальном столе перед ними стоял кофейник и две чашки. Они не сразу заметили меня, поскольку о чём-то увлечённо беседовали. Опустив голову, я подошёл к напарнику и ткнулся носом в ногу.

– Явился, – увидев меня, строго произнёс напарник и спросил: – Опять на пляж ходил?

– Ав, – ответил я, виновато взглянув на Макса.

– Трисон, до чего же ты упрямый пёс! – Он покачал головой. – Я же тебе сказал, сегодня бегать не пойдём. Так нет же, тебе непременно нужно сделать по-своему. Или ты так полюбил море, что теперь жить без него не можешь?

– Ав, – подтвердил я.

– Макс, так отправь его вместе с Конюховым в очередную кругосветку, пусть поплавает с полгодика, потом по-другому запоёт, – рассмеялся Лёва.

Кто такой Конюхов, я знаю, смотрел про него передачу по телевизору. А что, я бы с удовольствием отправился с ним в морское путешествие, вот только вряд ли он возьмёт меня с собой. Зачем ему лишние заморочки? На меня пропитание нужно брать, я же не святым воздухом питаюсь.

– Ехать пора, – сказал Лёва и, театрально нахмурив брови, посмотрел на меня. – Между прочим, вас ждали, ваше величество.

Приятно, когда к тебе так обращаются. А если ещё станут относиться соответствующим образом, тогда уж точно будет не жизнь, а малина. Эх, всё-таки хорошо быть монархом.

– Ладно, пойдём накормлю, – сказал Елисеев, поднимаясь с дивана.

Замечательная идея, если учесть, что я голодный, как медведь шатун. Корм, подаренный за победу на чемпионате, оказался невероятно вкусным. Спасибо спонсорам мероприятия – не поскупились. Хотя я настолько проголодался, что в тот момент мне и берёзовая кора показалась бы изысканным лакомством.

Через некоторое время мы уже сидели в машине и ехали к Александре. По дороге Елисеев набрал её номер и сообщил, что будем через пять минут. Лёва припарковал машину у дома. Спустя некоторое время дверь отворилась, и из подъезда выпорхнула стройная фигурка Александры. Елисеев как заворожённый уставился в окно, наблюдая, как нам навстречу двигалась несравненной красоты нимфа (по-другому и не скажешь) в облике девушки. Воздушное платье цвета морской волны дополняло волшебный образ, и вся она казалась мне сказочной принцессой из мультиков, которые так любят смотреть дети.

– Макс, ты чё застыл? Встречай девушку! – толкнул его Лёва локтем.

– Ага, – спохватился напарник и выскочил из машины.

– Да, попал так попал, – усмехнулся товарищ.

Даже я залюбовался, глядя на светлые волосы Александры, которые переливались на солнечном свете, развеваясь от дуновений тёплого ветра. Как же повезло моему напарнику – такую русалку поймал в свои сети!

– Трисон, иди вперёд, – скомандовал Максим, открывая для меня дверь.

Мне не надо объяснять сто раз, всё и так понятно без лишних слов.

– Привет, Трисончик. – Девушка погладила меня по голове, когда я выпрыгнул из машины. Я приветливо ткнулся носом в её мягкую, пахнущую цветами ладонь.

Я уселся на переднее сиденье, и Лёва пристегнул меня ремнём безопасности.

– Будешь ехать как человек, – строго произнёс он.

Молодые люди расположились на заднем сиденье, мило воркуя, как два голубка. Лёва выстукивал пальцами по рулю в такт незатейливой мелодии, льющейся из радиоприёмника. После утреннего морского путешествия и сытного завтрака меня совсем разморило, я свернулся клубком на сиденье и задремал.

Очнулся я от резкого торможения. Хорошо, что был пристегнут, иначе точно свалился бы на пол. Я сел на сиденье, вывалив язык и, осмотрелся по сторонам.

– Извини, Трисон, – сказал Лёва, – я не нарочно, вон тот товарищ вынудил меня так тормозить.

Он кивнул головой в лобовое стекло на бампер едущей впереди машины.

– Я думал, только у нас такие лихачи живут, – произнёс с заднего сиденья Максим.

– В Израиле тоже хватает любителей быстрой езды. При любом удобном случае хотят показать, что они водят машину круче, чем остальные водители, даже внушительные штрафы за превышение скорости их не пугают. Как в таких случаях говорят: «В семье не без урода!» – Товарищ поднял вверх указательный палец и добавил: – Если бы я сейчас ехал на полицейской машине, вряд ли бы этот лихач так вёл себя на дороге.

Оказывается, не все водители в Израиле культурные. Надо впредь аккуратней переходить дорогу, а то попадётся такой недисциплинированный товарищ, который не заметит зебру на дороге, и останутся от меня рожки да ножки.

Я просунул голову между передними сиденьями и посмотрел на пассажиров сзади.

– Выспался, морской волк? – спросил напарник.

Я так понял, это новая интерпретация моего имени. Лучше быть морским волком, чем каким-нибудь Трезором. Хотя, если он сравнил меня с героем произведения Джека Лондона, безрассудно храбрым капитаном шхуны «Призрак», думаю, это сравнение вряд ли уместно. Разве можно меня сравнивать с жестоким, бессердечным тираном Волком Ларсеном? Всю команду он держал в страхе и с собственным экипажем поступал согласно своему твёрдому убеждению: «Человеческая жизнь – самая дешёвая вещь из всех вещей, что есть на свете». Философия его была проста, как божий день – сильный пожирает слабых. Моя схожесть с Ларсеном лишь в храбрости, в остальном я полная его противоположность. Вы же знаете – я пёс добрейшей души.

– Ав, – подтвердил я.

– Впервые вижу, чтобы собака отвечала на вопросы, – улыбнулась Саша и погладила меня по морде.

– Мы с ним понимаем друг друга с полувзгляда, – рассмеялся Максим, обнимая девушку за плечи.

За окнами автомобиля простиралась выжженная солнцем пустыня с редкими колючками. Вдалеке, сквозь дымку, нависшую над землей, виднелись очертания горных массивов. Они сливались с облаками на горизонте.

– Надо же, здесь даже горы есть! – воскликнула Александра, рассматривая великолепные пейзажи за окном. – Я думала, Израиль – это сплошная пустыня.

– У нас даже свой горнолыжный курорт имеется на горе Хермон, – рассмеялся Лёва. – Израиль – единственная страна, где утром можно покататься на лыжах, а спустя несколько часов уже купаться в море.

– Удивительно, – покачала головой Саша, – как хорошо, что вы меня пригласили с собой. Спасибо вам. Неизвестно, добралась бы я сюда сама. Отпуск, к сожалению, такой короткий.

– Ты когда уезжаешь? – Лёва посмотрел на неё в зеркало заднего вида.

– Тогда же, когда и я, – ответил за девушку Максим, подмигнув ей.

– Не понял. – Товарищ нахмурил брови.

– Ты не поверишь: так совпало, что мы с ней ещё и улетаем в один день. Разве бывают в жизни такие совпадения? – спросил напарник и продолжил: – Если бы это всё происходило не со мной, я бы никогда в жизни не поверил, что такое возможно. Сюда летели одним рейсом, случайно перепутали чемоданы, девчонки оказались подругами, потом выяснили, что живём в одном городе, и теперь вот ещё домой полетим вместе. Как это назвать? – спросил Макс, глядя на друга в зеркало заднего вида.

– Судьба, – философски заметил тот и повторил: – Это, брат, судьба.

Не надо быть знатоком человеческих душ, достаточно посмотреть в светящиеся счастьем глаза молодых людей, чтобы понять, они созданы друг для друга. Да уж, судьба – умная тётка, зря не будет сводить людей.

– Лёва, побудь нашим гидом, расскажи о городе, куда едем, – попросила Александра.

– На самом деле, Эйн-Бокек – это город не в прямом смысле этого слова, поскольку в нём не живёт местное население. Это курорт, состоящий из отелей, здравниц, медицинских центров и пляжей. Везде есть свои спа-центры, в которых непременно используется вода из Мёртвого моря. Обслуживанием курорта занимаются люди, живущие в соседних населённых пунктах. Если смотреть на Эйн-Бокек с высоты птичьего полёта, по форме он напоминает треугольник, с двух сторон его омывают воды Мёртвого моря, а с третьей – горный массив, который вы сейчас видите. – Он показал рукой в окно, откуда открывался вид на горы.

– Древние города Содом и Гоморра находились в этих местах? – спросила девушка.

– Да, – кивнул Лёва, – только до того, как Бог их разрушил за недостойное поведение и беззаконие, здесь были плодородные земли, славившиеся своими оливковыми и масленичными деревьями, роскошными виноградниками. Города окружали кипарисовые и апельсиновые рощи. С тех пор прошли тысячи лет, но даже спустя такое количество времени земля по сей день остаётся непригодной для жизни. Видите, вон там вдалеке возвышается столб? – спросил он, кивнув головой на торчащую на горе желтую глыбу. – Его называют «Женой Лота». По легенде, это окаменевшая фигура супруги единственного спасшегося жителя города. Перед тем как разрушить Содом и Гоморру, Бог приказал праведнику Лоту забирать семью и бежать из города, не оборачиваясь. Но непокорная жена не выполнила указания Бога, обернулась в последний раз посмотреть на родные места и окаменела от ужаса, когда увидела, как на город льётся огненный дождь. С тех пор так и стоит она «статуей» посреди пустыни, напоминая всем нам о грехе непослушания. Вот так нагрешили наши предки, а нам до сих пор икается, – усмехнулся он.

Слышал, как Андрей Максимович, мой подопечный, однажды сказал: «Трисон, потомки всегда отдуваются за ошибки своих предков, так устроена человеческая жизнь». Не собаке рассуждать на такие темы, но мне вдруг стало интересно: разве человек не может жить, не греша?

– То-то я смотрю, зелени совсем нет на улицах, – заметила девушка, рассматривая унылые пейзажи.

– А как ты хотела? – спросил Лёва и тут же ответил: – Пустыня всё-таки. Сейчас территории отелей засаживают пальмами, чтобы компенсировать этот недостаток. Зато здесь воздух отменный, да к тому же ещё и лечебный, несмотря на то, что мало растительности. Кстати, у кого-нибудь есть проблемы со здоровьем?

– В смысле? – не понял Макс.

– Дело в том, что в воде большая концентрация различных химических веществ: если есть какие- то заболевания, то лучше отказаться от купания. Если нет, в любом случае долго не плавайте, врачи не рекомендуют находиться в море дольше пятнадцати минут. Из-за большого количества соли в воде на дне образовываются острые соляные углы, так что купайтесь в сланцах, чтобы не поранить ноги. И обязательно после купания принимайте душ.

Столько всяких рекомендаций надавал Лёва, что мне как-то совсем не хочется купаться в этом море. Да и тапочек нет с собой, не дай бог лапы пораню – как потом буду ходить? Напарник вряд ли будет меня носить на руках, я же не Александра.

– Вот, высаживаю вас на центральном пляже, а сам пока поеду по делам, – сказал Лёва, останавливаясь у обочины, – купайтесь, отдыхайте, как надоест – звоните.

– Договорились, – кивнул Макс.

Мы вышли из машины и направились к побережью. В отличие от средиземноморского белоснежного пляжа, здесь песок был насыщенно-жёлтого цвета и на первый взгляд напоминал глину. Когда мы приблизились к морю, перед нами предстала такая картина: отдыхающие лежали на поверхности воды, как на кровати, при этом многие из них читали книги и листали журналы. Наконец до меня дошло, зачем Лёва советовал прихватить с собой газетку. Елисеев непременно сказал бы: «Ну и тормоз ты, Трисон». Или ещё круче: «До тебя доходит, как до утки на третьи сутки». Но разве мог я предположить, что, лёжа на воде, можно совмещать приятное с полезным? Я что, каждый день в Мёртвом море купаюсь?

Максим обратился к работнику пляжа, и через пару минут возле нас стояли два лежака с мягкими матрасами.

– Ну что, поплаваем? – улыбнулся во весь рот Макс. Он снял солнцезащитные очки, стащил футболку и шорты.

– Я сейчас вернусь, – сказала Саша.

Девушка вместе с пляжной сумкой скрылась в кабинке для переодевания и через несколько минут вышла оттуда в бикини бирюзового цвета. На её лице играла лёгкая безмятежная улыбка, чего нельзя сказать о напарнике. Глядя на Александру, он сглотнул слюну, как мне показалось, от волнения, взял в свою руку её маленькую ладонь и с хрипотцой в голосе произнёс:

– Пойдём.

Молодые люди, держась за руки, постепенно заходили в море, а я замешкался у самой кромки. Сунул одну лапу, затем другую, немного подождал. Ничего, вроде живой. Пара была уже по пояс в воде, когда я наконец решился войти.

– Не дрейфь, волк, – выкрикнул Макс, – здесь не утонешь.

Хм, странный человек, разве я когда-нибудь боялся утонуть? Я переживаю по другому поводу, думаю, как бы шерсть не выпала, – кому потом буду нужен?

– Трисон, не вздумай нырять, – сказал напарник, обернувшись.

Вспомнив слова дельфина: «Главное, чтобы вода не попала в глаза», – я держал морду над поверхностью. Какой смысл здесь нырять? Даже если бы я очень захотел это сделать, думаю, вряд ли получилось бы. Вода не просто держала, она буквально выталкивала меня. Я попытался встать на лапы, но не смог. Сначала даже испугался и только потом, бог знает с какого раза, зацепился лапой за дно. Вот так море. Да тут захочешь утонуть – не утонешь, хоть гирю привяжи на лапы, всё равно будешь лежать на поверхности.

Молодые люди прислушались к совету Лёвы и минут через пятнадцать выбрались на берег. После душа Александра расположилась на лежаке, я примостился на песочке у её ног, Макс же отправился в пляжный бар за напитками и спустя несколько минут вернулся с двумя длинными, как трубка, стаканами, наполненными разноцветными напитками вперемешку с кубиками льда и торчащими соломинками. Под мышкой он зажимал бутылку минералки.

– Триха, до коктейлей ты ещё не дорос, придётся довольствоваться водой, – рассмеялся он и предложил: – Иди попей.

Шутник, однако. Да я, между прочим, по человеческим меркам уже почти в два раза старше тебя. А вот за водичку спасибо, а то у меня в горле сухо, как в пустыне Каракум.

– Трисон, ты даже умеешь пить из бутылки? – улыбнулась Александра, наблюдая, как напарник заливает в мою раскрытую пасть небольшими порциями воду.

Когда постоянно находишься в разъездах, волей-неволей научишься. Не будет же напарник с собой мою миску таскать. Да что там бутылка, я при желании и из стакана напьюсь.

Молодые люди, лёжа на шезлонгах, потягивали коктейли, а я, утолив жажду, растянулся на песке и провалился в блаженное забвение. Сквозь дремоту прислушивался к разговорам на пляже и, к своему огромному удивлению, не услышал ни одного русского слова. Кругом были одни иностранцы. Может быть, побережье Мёртвого моря непопулярно среди наших туристов?

Александра, как и Максим, оказалась не любительницей скучного пляжного отдыха. Они долго разговаривали на тему, кому как нравится проводить свободное время. У молодых людей нашлось много общих интересов, чему я нисколько не удивился. Оба оказались поклонниками горных лыж, сноубордов, велосипедных прогулок и прочих активных видов отдыха. Вот уж точно говорят: «Рыбак рыбака видит издалека». А ещё девушка рассказала о своём желании прыгнуть с парашютом, на что напарник ей ответил: «Мы сделаем это вместе».

Чур, только без меня. С парашютом мне точно не хочется прыгать. Да и в роду моём ни лётчиков, ни десантников не было.

Я и не заметил, как пролетело время. Вскорости за нами приехал Лёва, и мы отправились домой. Несмотря на то, что после купания в море я принимал душ, шкура чесалась так, словно блох нахватался. Боялся, как бы шерсть не стала выпадать со временем, а то вернусь в Россию облысевшим. Хотя какая разница, лысый или волосатый, главное – живой!


Глава 12 | Морские приключения Трисона | Глава 14