home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Всё когда-то заканчивается – и наша командировка тоже подходила к концу. На следующий день после поездки на солёный курорт, утром мы как обычно отправились на утреннюю пробежку. Яркое солнце уже взошло, и беспокойное море сияло в его лучах. По всему пляжу спасатели установили красные флажки, предупреждающие о высоких волнах и о необходимости соблюдать меры осторожности при купании. Пока Макс ставил рекорды в беге на длинную дистанцию, я плавал в компании дельфина. Разве может небольшой шторм являться преградой для нашей встречи. Рядом с другом мне любая опасность нипочём и море по колено. Мы носились по волнам, выписывая замысловатые узоры на воде, а вокруг нас кружили суетливые чайки, то и дело падая в воду и вновь взмывая ввысь с пронзительным криком.

– Игорь Николаев, завтра мы с тобой увидимся в последний раз, – сообщил я.

– Почему? – удивился он.

– Мы с хозяином улетаем домой, в Россию, – сказал я.

– Жаль, – дельфин покачал головой, – я буду скучать по тебе.

– Я тоже, – вздохнул я. – Может быть, ещё когда-нибудь увидимся. Я думаю, мой хозяин обязательно сюда вернётся. Он нашёл здесь свою любовь, теперь у него с Израилем связаны самые лучшие воспоминания. А возможно, мы повстречаемся с тобой в другом месте. Ты плаваешь по всем морям, да и меня судьба порой забрасывает в самые непредвиденные земли.

– А я здесь обрёл друга. И ты знаешь, Трисон, встреча с тобой тоже принесла мне удачу, я наконец нашёл свою русалку, – сказал он. – Теперь я самый счастливый дельфин на свете.

Приятно осознавать, что я хоть немного причастен к его счастью. Сначала Елисеев, теперь вот друг влюбился. Кругом одна любовь! Я был несказанно рад за своих друзей. Эх, как же хорошо, когда всё замечательно кончается.

Накупавшись вдоволь, я простился с другом и помчался догонять напарника, то и дело слыша по дороге разговоры о том, что опять какой-то чудаковатый дельфин подплывал близко к берегу и исполнял свой забавный танец. Оказывается, мой друг стал популярным, люди снимали его цирковые трюки, делились между собой видео и выкладывали в социальных сетях. Вы не представляете, как я гордился моим спасителем!

Свернув на улицу, мы увидели почтальона Фрэнки: он подходил к дому напротив нашего, где мы встретились с ним в последний раз. Я вопросительно взглянул на Макса, он утвердительно кивнул головой.

– Иди, поздоровайся, – разрешил он. – Сегодня можешь не торопиться, но и долго не загуливай, после обеда поедем по делам.

– Ав, – поблагодарил я и уткнулся носом в его ногу.

– Какой же ты хитрец, Трисон, – усмехнулся напарник, потрепав меня по холке.

Каждый раз, когда он называет меня хитрецом, я никак не могу понять, в чём заключается моя хитрость? Может, вы мне объясните?

Я помчался к расселу. Увидев меня, пёс радостно завилял хвостом.

– О, привет, дружище, – воскликнул он. – Как поплавал?

– Отлично, – ответил я.

Терьер несколько раз пролаял, давая знать хозяевам о своем приходе, да так громко, что у меня аж в ушах зазвенело.

– Фрэнки, ты меня оглушил!

– Понимаешь, в этом доме живёт одинокая пожилая женщина, – объяснил он, – и она плохо слышит. Поэтому приходится громко и подолгу звать. Если я буду тихо лаять, то сидеть под калиткой можно до скончания века.

Наконец в доме хлопнула входная дверь. Я заглянул в щель невысокого деревянного забора и увидел, как из дома, тяжело ступая, вышла пожилая женщина. Она с трудом преодолела три невысоких ступени, придерживаясь одной рукой за перила, а другой то и дело потирая грудь в области сердца. Хозяйка еле слышно что-то произнесла на иврите, на что рассел ей звучно ответил. Не дойдя несколько шагов до калитки, женщина вдруг пошатнулась, её ноги подкосились и она рухнула на землю.

– Фрэнки, хозяйка упала, видимо, ей плохо стало, – сообщил я.

– Точно, – воскликнул он, заглядывая в щель между штакетником. Пёс со страхом в глазах посмотрел на меня. – Трисон, что же делать?

– Прыгай во двор и будь рядом с ней, а я позову людей, – сказал я.

– Но я не смогу, забор для меня слишком высокий, – растерянно произнёс он.

– Я тебе помогу, забирайся мне на спину.

Я опустился на лапы, пёс вскарабкался на меня, и когда я приподнялся, он перепрыгнул через ограду и оказался во дворе дома. Озадаченный рассел подбежал к неподвижному телу женщины, обнюхал его, испуганно посмотрев на меня, и воскликнул:

– Трисон, она не дышит. Что делать?

– Попробуй полизать её лицо, возможно, она придёт в себя. Я мигом вернусь, – выкрикнул я и помчался за помощью.

Добежав до нашей калитки, я толкнул её лапой и пулей влетел в дом, при этом отчаянно гавкая.

– Собакевич, ты что, с дуба рухнул? – Лёва вытаращил на меня глаза. – Или на солнце перегрелся?

Какой дуб, какое солнце? Там человеку плохо, а ты вопросы задаёшь.

– Трисон, что случилось? – нахмурился напарник.

Я побежал к двери, оборачиваясь на ходу и продолжая тревожно лаять.

– Лёва, он нас куда-то зовёт, – мгновенно сообразил Елисеев, направляясь за мной.

Как же плохо быть немым! Вот так случись беда, и сообщить не сможешь. Хорошо хоть напарник меня понимает с полуслова и знает, что я ни с того ни с сего гавкать не буду.

Мужчины выскочили из дома, а я помчался на другую сторону улицы, постоянно оборачиваясь, призывая их следовать за мной. Добежав до дома соседки, я не задумываясь перемахнул через забор. Для меня перепрыгнуть через такую оградку – как на куст… ой, простите, проще пареной репы.

– Трисон, ты куда? – воскликнул Макс.

Мужчины заглянули во двор: увидев лежащую на земле женщину без чувств, они сразу поняли, что произошло.

– Соседка потеряла сознание! – сказал Лёва.

Они перелезли через ограду, Максим опустился на колени, взял руку женщины и, нащупав пульс, произнёс:

– Жива!

Лёва тем временем достал из кармана брюк мобильный телефон и, набрав номер, что-то объяснял невидимому собеседнику на иврите. Тут не надо быть ясновидящим, чтобы понять – он звонил в скорую помощь.

Елисеев похлопал соседку по щекам – та никак не отреагировала.

– Принеси воды, – обратился он к товарищу.

Лёва кинулся в хозяйский дом выполнять просьбу друга и через пару минут вернулся назад со стаканом. Приподняв голову женщины, напарник плеснул в бледное лицо водой. Веки её дрогнули, глаза приоткрылись. Полуосознанный, переполненный болью взгляд блуждал по всем нам. Лёва о чём-то спросил, но она лишь бессвязно промычала в ответ. Бледно-серое лицо было неестественно перекошено.

На наше счастье скоро на улице послышался вой сирены, и через минуту у калитки остановилась жёлтая карета скорой помощи. Во дворе показались двое мужчин в ярко-оранжевых костюмах. Они бегло осмотрели больную, пощупали пульс, послушали сердцебиение, при этом постоянно что-то спрашивая у Лёвы. Затем один из них выбежал со двора и через мгновение вернулся с носилками. Медработники положили на них больную и понесли в машину. Мы все вышли следом, наблюдая, как женщину грузили в скорую. Лёва то и дело о чём-то спрашивал врачей.

Я чувствовал себя каким-то недоумком, совершенно не понимая, о чём разговаривают люди. Хорошо хоть у животных нет языковых барьеров. Один из сотрудников скорой расположился на скамейке рядом с больной. Другой захлопнул задние дверцы снаружи и, подойдя к нам с Фрэнки, поочередно погладил по голове, при этом что-то говоря на иврите. Я недоуменно взглянул на рассела, показывая, что ничего не понял из того, что он сказал.

– Доктор поблагодарил нас за то, что вовремя позвали людей, – перевёл он.

Медработник сел на переднее сиденье рядом с водителем, машина, взвизгнув сиреной, рванула с места и помчалась по улице.

– Что врачи сказали? – спросил Макс, глядя вслед удаляющейся скорой помощи.

– Инсульт, – тяжело вздохнул Лёва.

– Я хоть и не медик, сразу это понял, как только увидел её перекошенное лицо, – произнёс Елисеев.

– Доктор говорит: «Хорошо, что скорую вызвали незамедлительно». А я ему ответил: «Хорошо, что собаки вовремя позвали на помощь, а то так и лежала бы Фира на своём огороде, пока кто-нибудь к ней не пришёл», – рассказал товарищ и добавил: – А если учесть, что она одинокая, думаю, вряд ли она живой дождалась бы помощи. Так что спасибо вам, собакевичи. – Он грустно усмехнулся и посмотрел на нас с высоты своего роста.

– Парни, да вы настоящие герои, спасли женщине жизнь, – сказал Максим, обращаясь к нам.

Как замечательно, что мы с расселом оказались рядом! Мне даже страшно подумать, чем всё могло закончиться, если бы Фрэнки решил принести ей почту чуть позже. Женщина запросто могла умереть. Как плохо быть одиноким человеком: вот так случись беда – и некому прийти на помощь. Когда я представил на минуту, что я один на свете и рядом нет моих близких людей, мне вдруг стало не по себе. Я даже тихонько вскульнул.

Слышал, как некоторые люди говорят, что им нравится одиночество. Мне кажется, они не до конца понимают сути этого состояния и путают понятие одиночество с уединением. На мой взгляд, нет ничего страшнее, чем остаться один на один с целым миром и быть никому не нужным. Хотя иной раз посмотришь на человека: вроде и семья есть, и работа, да и живёт не на острове в Тихом океане, а глаза пустые, безжизненные, и в душе у него, как в Антарктиде, на десятки километров – никого, и не с кем поделиться своими мыслями, тревогами и переживаниями. По-моему, такое состояние гораздо страшнее, чем быть одному на свете. Вспомнил своего первого подопечного, Иван Савельевича. Однажды он сказал такую фразу: «Одиночество, Трисон, это когда человек умер, а проводить его в последний путь некому». Всё-таки умный был мой старик и добрый.


Глава 13 | Морские приключения Трисона | * * *