home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11. Сокол – сапсан

Я не хочу сражаться. Но ждать, что битва вот-вот неминуемо начнется, еще хуже.

Властелин колец: Возвращение Короля.


– Гиря, объясни пожалуйста, как так получилось, что я, сталкер с пятилетним стажем и безупречной репутацией оказался, вдруг – на побегушках! И у кого? У мура!

Лукавил Петрик, ох лукавил…. Учитывая умение, пробежка с грузовой площадки ему служила легким моционом даже с тяжелым рюкзаком. Тем более, что после разгрома офиса торговцев и потери башен, тяжелых рюкзаков не ожидалось долго. Но ситуация в любом случае выглядела унизительно и Гиря поспешил «стесать углы» и успокоить друга – сталкера:

– Не шелести Петрик. Карусель кластер не простой и никто не виноват, что связь вверх по ущелью совсем не пашет. Ташкента послать можно, но он на одной ноге будет сюда до вечера ползти. Вот на, лучше фирменного живца хлебни, холодненького и угомонись. Фаза водку для него настаивает на бруснике и еще каких-то травах. Бальзам божественный а не живец. Рассказывай, чего пришел и что за новости?

Невысокий кареглазый Петрик с ответом не спешил. Он снял свитер, блаженно охая – смыл пот со смуглого, в татухах – торса и отпив из бутылки расхваленный живец одобрительно поднял большой палец.

– Я пришел за тобой, Гиря. Ташкент в гости приглашает и хочет, чтоб ты сам по месту все увидел.

– И что я там такое должен видеть? – Здоровяк напрягся и подозрительно прищурился. Он не любил сюрпризы, тем более, когда они происходят у входа в Карусель. Вот что ему могли там показать хорошего и нового? Только очередную гадость. Но кажется, он ошибался….

– Муры остров с башнями оставили.

Охнула, обжегшись у костра Агата, подавился дымом сигареты Холод и только на широком лице Гири не дрогнул ни единый мускул:

– Это точно? Вот так просто взяли и оставили? Не иначе, как на нашем острове им спокойно спать мешала совесть.

Уход муров с башен полностью снимал блокаду и открывал для них дорогу в улей. Новость была слишком хороша и на Петрика вопросительно уставилось несколько пар глаз. Никто ничего не спрашивал и все смотрели молча, боясь спугнуть удачу. Гонец выдержал паузу, кокетливо посматривая на товарищей, улыбнулся и быстрой скороговоркой выпалил:

– Ташкент хромой и кроме как эфир слушать делать ему нечего. Переговоры муров гоняет на всех частотах вместо радио. Акум у рации генератором зарядит и снова слушает.

Так вот. Вчера им поступил приказ оставить башни. Муры не поверили и долго переспрашивали, пока на них не заорали матом командиры. Категорический приказ «оставить» без всяких объяснений. Те подчинились, ушли вечером и мы слышали доклад о выполнении. А с утра пораньше я побежал тебя звать в гости.

– Я вам зачем? – Перебил скороговоркой Гиря – Если Ташкент хочет показать мне пустой остров, так он с грузовой площадки не просматривается.

– Зверье вторые сутки ведет себя неправильно и необычно. Сходи, увидишь сам по месту. Вернее пойдем вместе, я с тобой вернусь.

– Так там туман и ни черта не видно!

– Мальчики, а ну быстро все за стол и кашку кушать! Гиря, корми Петрика, а то он обратно не дойдет. Садитесь, пока все горячее и договорите за столом.


******


Среди ребят с умениями как у Гири, Холода, Петрика или Малыша автоматы не котировались совершенно, даже продвинутые зарубежные модели. Они любили пулеметы, и особым авторитетом пользовался ПКМ под винтовочный патрон со сменными стволами. Хорошая мощная машинка. Вот только патроны дорогие и любой рейдер, имея в своем арсенале ПКМ, десять раз подумает, чем вооружится на конкретный выход. Можно пулеметом и после каждого боя мучительно подсчитывать убытки, а можно обойтись винтовкой и дыра в бюджете будет в разы меньше.

В их отряде, ПКМов имелось целых два и оба Гиря оставил на охрану базы. Сам взял более бюджетный РПК, держа в уме тяжелый КОРД на грузовой площадке. Сюрпризов по дороге не предвиделось, они с Петриком, плотно пообедав – вышли, и Агата заставила взять с собой гостинцы. Ташкенту прихватили полведра грибов, диковинный, принесенный Фазой из портала фрукт и, разумеется – дрова.

Дров на грузовой площадке не водилось, сухой спирт имел свойство заканчиваться и Петрик возвращался большой живой поленницей с торчащими по сторонам палками. Уходил, впрочем – весьма шустро. Попыхивающий на ходу сигаретой Гиря догнать приятеля даже не пытался. Он шел спокойно следом, часто останавливаясь и рассматривая в бинокль ущелье, закрытое туманом с торчащими зубцами скал – останцев.


*****


Какое не скучное ущелье…. И зверушки резвятся интересные! Гиря с огромным интересом останавливался на поворотах, всматривался через бинокль в туман и так увлекся, что перепугал Ташкента с Петриком. Петрик выложил дрова, попил кофе на грузовой площадке, перекурил и двинулся обратно по тропе, взяв наизготовку автомат Ташкента. Мур тоже сложа руки не сидел. Он шустро расчехлил КОРД и развернул его в сторону тропы. Вместо исчезнувшего о дороге Гири могло появиться что угодно.

– Ну, Гиря…. У меня слов нет! Как можно задержаться на тропе почти на час?

– Ты, Петрик – скобу предохранителя вверх подними. И что за дурацкая привычка стволом дирижировать при разговоре?

Петрик смутился, поставил автомат на предохранитель и от греха подальше закинул его за спину. За наведение оружия на человека некотрые сталкеры без предупреждений лупят в челюсть.

– Да ладно тебе Гиря! Наоборот радоваться должен, что за тебя переживают. Но скажи мне, куда можно пропасть на тропе шириной четыре метра?

– Да никуда я не пропадал. Зверушек ваших рассматривал в бинокль и знаешь – интересно! Пойдем к Ташкенту, есть что обсудить.

Корд на станке снова зачехлили, кофе вскипятили на дровах и Ташкент каждую щепку экономил. Рубил поленья не топором, а строгал ножиком в стружку, усиливая микроскопическое пламя своим умением. Гиря наблюдал с явным интересом и заметил, что подобным методом можно на охапке дров сварить цистерну чаю. Ташкент с улыбкой согласился и оба вспомнили, зачем тут встретились.

– Скажи, Ташкент. С башен муры точно отошли, или выманивают на засаду?

– На сто процентов не уверен, но думаю, что отошли по настоящему. Я внимательно переговоры слушал и не заметил никакой игры. Начальство на них орало матом и те в ответ отругивались очень натурально. Да и не такие там артисты служат. Если только одна группа отошла с шумом, а на ее место какой-нибудь спецназ пришел тихонько и залег….

– Если так, то плевал я на все их залегшие спецназы. – Здоровяк небрежно отмахнулся. – Фаза выпустит Маруську и та разведает. Или вороны…. Пусть попробуют обмануть ворон. Да леший с ними, скажи лучше, чего случилось со зверями в Карусели?

– А что звери, что не так? – Ташкент изобразил непонимание, но изобразил не натурально. Он любил всякие приколы с розыгрышами и активно делал вид, что не понимает Гирю, но с тем такие номера не проходили.

– Хорош Ташкент тут дурака включать, сейчас мне не до шуток. Я тебя спрашиваю: «Звери по камням когда забегали?».

– Так это… За день до отхода муров беготня пошла! Раньше если одна тварь заняла камень, то другую до себя уже не пустит, а если та и сунется, то сразу драка. А сейчас сидят гроздями по пять – семь штук и хоть бы что. Как будто коты домашние, а не элита. Так не бывает, так просто быть не может. Я долго сомневался, но как муры с башен отошли, разу за тобой Петрика послал.

– Я те пошлю сейчас, петух ты гамбурский! Ах ты….

В руке у Петрика оказалась поварешка, которой он разливал из котелка по кружкам кофе и Ташкент увернуться не успел. Удар в темя самортизировала вязанная шапочка, но попало хорошо, а после второго сварка на кухонном инструменте лопнула и чашка от ручки отскочила. Гирю трясло от смеха, но он плотно скрутил сталкера. Тот сгоряча вполне мог засадить ручку от поварешки муру в глаз.

– Хорош, Петрик, успокойся! А ты за метлой следи поганой, пока башку не оторвали. Народ сейчас, сам понимаешь – нервный и горячий.

Ташкент понимал. Вернее тряс красноречиво головой, всем своим видом показывая, что понимает. Петрик вылез из объятий Гири, развернулся, и отошел метров на двадцать вверх по тропе. Там сел на камень и уставился с умным видом в пропасть, демонстрируя полное спокойствие. Конфликт затух, не успев разгореться до приличной драки.

Гиря и Ташкент наблюдали за взбесившимся зверьем еще несколько часов в бинокли, и загадок стало больше чем ответов. Зверье взбесилось странно, необычно. Огромные, в тонну весом твари не дрались, не щелкали зубами, а растерянно толкались на торчащих из тумана каменных зубцах. Они мирно друг к другу прижимались и без всякой агрессии пытались залезть как можно выше.

– Гиря, ничего странного не замечаешь?

– Петрик, ты о чем конкретно? Тут все сегодня странное. И времена странные настали.

– Гиря, да ты на их морды посмотри. Именно на морды.

– И че морды? Ох, блин…. Точно– морды. Молодец Петрик. Выношу тебе благодарность от командования за наблюдательность.

Морды монстров словно по команде поворачивались в одном и том же направлении. В сторону выхода из Карусели. Туда, где на равнину с шумом вырывалась горная река, образуя остров с башнями. Зверь лез на скалу, или спускался, сидел наверху или расталкивал других тварей. Без разницы. Все внимательно рассматривали нижний выход из ущелья.

– Ташкент, совсем забыл спросить. Ваш зоопарк давно кормили?

Мур снял никогда не стиранную вязанную шапку, почесал большую шишку от поварешки Петрика и широко развел руками:

– Так в том и дело, Гиря, в том и дело! У них кормежка по расписанию вчера, но никто не прилетал, прикинь? Да они друг друга рвать должны и драться как собаки. А у нас сам видишь – Ташкент кивнул небритой рожей в сторону ущелья – Мир и дружелюбие! Я не так давно, но точно выяснил, что элитник – зверь одинокий, индивидуальный. Как, примерно – тигр, или медведь. А тут что мы видим, Гиря! Тут мы видим стаю! Пусть даже стая пока без вожаков.

– Ташкент, хватит тарахтеть, я тебя услышал.

Ташкент подобным образом мог балаболить бесконечно, но информации и так избыток, а время пожимает. Гиря с беспокойством посмотрел на циферблат часов, затем на небо, потом постучал многозначительно по циферблату пальцем и Ташкент с Петриком все поняли.

– Ребята, я побежал обратно, а вы оставайтесь и не ссорьтесь. Ладушки? Друг друга потерпите и к тебе, Петрик, обращаюсь к первому. Ташкент, зараза! Что улыбаешься? Учти, следить за языком полезно для здоровья! Все, я ушел….


*****


Понятно, что возле блиндажа никому не придет в голову жечь костер из щепок, но то что Гиря видел на подходе, издалека смахивало на небольшой пожар. Причем пожар был не один, а целых три. И как такое понимать? Зачем на границе между кластерами жечь сразу три больших костра? Само по себе на каменной морене ничего загореться не могло. Там не стреляли, никто не воевал, и более того, бой самой низкой интенсивности он бы заметил сильно загодя. Так спрашивается, какого черта?

Не смотря на угловатость мебельного шкафа, Гиря, как медведь в лесу умел быть не незаметным, а если очень нужно и невидимым. Эти его качества оценил в полной мере Холод, контролирующий освещенное пространство надежно, как ему казалось – спрятавшись. Сначала мощные объятия сковали руки, и одновременно прокуренная длань прикрыла сверху носоглотку, лишив караульного возможности кричать, и заодно – дышать. В голове у Холода мелькнула мысль, что его сейчас удавят и он чуть не обмочился. Но оказалось, что не все так плохо. Ему прямо в глаза уставилась раскрашенная ночным камуфляжем морда Гири и морда довольно улыбалась. Холода от такого обращения накрыла ярость.

– Гиря! Какого…..

Хлоп! И вонючая ладонь снова перекрыла рот, на этот раз разбив до крови губу.

– Холод, заткнись падла! – Свистящий шепот Гири в ухо парализовывал и подавлял сопротивление как шипение удава. – Сам все проссал и поздно кипеж поднимать. Сейчас ты подыхаешь с проломленной башкой и глоткой перерезанной. Понятно? – В конец обалдевший часовой смог только согласно замычать, но Гиря его понял и ослабил хватку. Холод судорожно вдохнул воздух, хлюпая с разбитой губы кровью – А теперь рассказывай. Что за костры, где остальные и от кого ты тут морену караулишь?

– Так это, Гиря! Тут без вас такое было!

– Какое? Слушаю внимательно – Этот бесконечный и такой щедрый на сюрпризы день все не заканчивался и продолжал сыпать новыми подарками.

– Три элитника сегодня подошли прямо к блиндажу, прикинь?

– Элита, к блиндажу? – Гиря не поверил – Ты, Холод, почему тогда живой? И остальные почему спокойно спят?

Он ошибался, несмотря на поздний час никто не спал и все ждали его, Гирю. Именно ему дорогу освещали три костра и Холод караулил тропу из Карусели к блиндажу, где развитые зараженные разгуливали как у себя дома. Они, правда и находились дома. Райский стаб начинался совсем рядом, к нему уводили два окопа, но сам блиндаж территориально оставался в Карусели.

Гиря смотрел вопросительно на Холода, но тот не торопился. Он встал, подбросил в затухающие костры свежих дровишек, устало сел на камень и только тогда рассказ продолжил:

– Гиря, нет ты прикинь. Мы только все расслабились после обеда, кто где отдыхать приткнулся, я разбросал свой пулемет на чистку, как слышу – сдавленно так Агата пропищала. Вот как будто кто ее за глотку стиснул. Ну, я пистолет из кобуры и бегом на крик, тут Фаза подоспел с собакой, а у собаки, представляешь – весь загривок дыбом. В небе воронье еще орет… Короче, я не выдержал и с гранаты «эфки» чеку сдернул. Потому как фиг знает что такое там нарисовалось.

– Гы… А у тебя еще и пулемет разобран. Ну ты, Холод и лошара!

Лошара злобно зыркнул, но рассказ продолжил:

– Хорош стебаться, Гиря! Мне что, вообще теперь оружие не чистить? Так, на чем мы остановились?

– Агата пискнула и Фаза подбежал.

– Ага, все верно, пискнула. И я, как дурак, в одной руке с гранатой, в другой со Стечкиным бегу, а там три элитника, прикинь?

– Ну так и валить их надо было с пистолета! По три пули каждому в споровый мешок, а че, Холод! Да у тебя в обойме еще и патроны бы остались! Гранату в очко самому шустрому и злобному. Гы…..

– Блин, Гиря – ты достал подколками. Нам не до смеха было. Два как огромные орангутанги в чешуе, третий похож на большого таракана или броненосца. Агата скулит и пытается пролезть между камнями, Фаза бежит с гладкоствольной Сайгой. Как нас там не сожрали, не представляю!

– Ой, Холод, не скромничай! А пистолет у тебя на что с гранатой? Я так думаю, что еще неизвестно кто кого….

Заржали оба, у Холода лопнула разбитая губа и рассказ он продолжил сглатывая кровь, но расслабленно и весело.

– Ты Гиря, даже не представляешь, что там дальше было! Вот рассказать ребятам – не поверят и еще обзовут как-нибудь нехорошо. Эти три элитника, развернулись жопами и сели, не обращая внимания на такую вкусную жратву как мы.

– Это ты вкусная жратва? Да я тебя умаляю, Холод. Я представляю как там от всех вас воняло.

– Гиря, ты помолчать можешь, дашь рассказать? Карусель их интересовала гораздо больше нас. Смотрели твари именно туда, не отвлекаясь.

– Ну, и дальше что, как разошлись?

– Так тут и начались те самые чудеса и непонятки. Прибежал Фаза, его собачонка залаяла на тварей и они в три прыжка исчезли. Нет, ты прикинь! Зараженные услышали собачий лай и убежали! Да они наоборот должны со всех сторон сбегаться на собаку.

Вот сейчас Гире стало не смешно. В груди стиснуло сильно, до тошноты и он абсолютно ясно почувствовал приближение чего-то страшного. Абсолютно без причины захотелось плакать, хотя он уже давно забыл, как это делается. Плохие, ох плохие знаки!

– Холод, будь добр, к Фазе проводи. А то я с дороги плохо себя чувствую.


*****


Как только Гиря утром ушел за Петриком к Ташкенту, Фаза уже привычно направился к порталу, но не тут-то было. Прозрачный шар мягко пружинил, не пуская, а затем подпрыгнул и вообще исчез из поля зрения. Вот это новость! Подобное бывает, когда в Райском стабе посторонние, но его «живая сигнализация» не подавала ни малейших признаков тревоги. Но тем не менее портал закрылся и Фаза озадаченно чесал макушку, посматривая боковым зрением на зависшего в воздухе сапсана.

Маруська тявкнула. Но не агрессивно, а скорее удивленно. Метрах в тридцати от них тропу пересекала стайка из шести маленьких белок. От собаки белки бойко разбежались по деревьям, но удалятся продолжали весьма плотной группой. Очередная пища для размышлений… Живность в Райском стабе Фаза изучил неплохо и всегда считал белку животным одиночным. Но чем тогда объяснить стайку из шести штук? Только миграцией, но миграцией куда? Стаб представлял из себя замкнутую территорию с единственным выходом через Карусель.

И удивил Трофим. Фаза кота не видел с раннего утра, но как только они сели ловить рыбу в озере тот появился. И появился не один, а в компании собратьев, впрочем кошачья стая на глаза так и не вышла. Сначала они муркали и перефыркивались в зарослях с Трофимом, затем посторонних кошаков облаяла Маруська и те, шипя как змеи – удалились. Язык кошачьих Фаза понимал не очень, но разобрал, что его Трофима уговаривали уйти вверх по ущелью, туда, где в больших камнях множество укрытий. Верный кот остался, но взлетел пулей на высокую сосну. Из густых веток выглянула усатая, внимательно следящая за поплавком кошачья рожа.

Форель, кстати хорошо клевала. Ввиду закрытия портала и общей нездоровой обстановки Фаза решил отступить от своих принципов и наловить побольше. Он накормил Маруську, крупной рыбиной поощрил кота за верность и только сейчас вспомнил про ворон с Петровичем. Действительно, что за ерунда и где его вороны? Куда пропала боевая авиация? Он огляделся, внимательно прислушался и понял. Сапсан, конечно. Над ним парил сапсан, а вороны с этой милой птичкой несовместимы. Фаза взмахнул соколу приветственно куканом с рыбой и сокол отозвался: «кьяк-кьяк-кьяк».

Потом птица еще раз прокричала и еще…. Фаза не медлил больше ни одной минуты. Они с Маруськой добежали наперегонки до блиндажа, он сунул ничего не понимающей Агате кукан с рыбой и немедленно рванул назад, к своему домику. После того, что прокричал сокол, ему нужны веревки. Много веревок, возможно все, что есть в наличии.


*****


Удобное место озеро с форелью. Не зря, наверно сокол прокричал ему именно там, что скоро всем тут будет плохо и искать надо или высокие места, или лезть в глубокие и тесные пещеры. Птица много с ним не разговаривала. Сапсан просто в крикливой форме возмутился, что Фаза никуда не прячется и ни на что не залезает. Да что такое будет, в конце концов? Пожар, лавина? А может все живое смоет селевым потоком? Выяснять некогда и если ему указали направление, то надо залезать повыше. И когда Фаза полез по оставленной убитым им картографом веревке на каменный зубец, сокол одобрительно заклокотал и простодушно удивился почему Фаза не летает. Ведь летать так просто и приятно….

Он залез, осмотрелся, переводя дух, и спросил у парящего сапсана – угрожает ли что-нибудь ему. Тот проклокотал, что нет. Гордому соколу не угрожает ничего, а надо опасаться таким ничтожествам как Фаза. Ясно. Значит, будем спасаться на возвышенностях и Фаза натащил веревок.

Не понятно, от каких именно проблем может спасти одинокий скальный зуб, но если по ним не будут стрелять снизу, он несомненно является убежищем хорошим. Причем убежищем с веревкой, навешанной еще покойными мурами Мангуста.

Фаза веревочек добавил, затащил две пятилитровые бутылки с питьевой водой, цинк патронов семь миллиметров, сухпаи и понял, что всей толпой они тут не уместятся. Пришлось в срочном порядке оборудовать уступ на скале неподалеку, рискуя жизнью туда лезть и навешивать перила без страховки. Получилось. Весь ободрался, ноги от напряжения дрожали, но веревку на площадку он навесил и обнаружил мелкий, но приятный бонус. Из стенки на скале капала вода. Умыться маловероятно, но набрать в кружку для питья – легко. Фаза лизнул воду, мысленно поднял большой палец и скользнул вниз, за патронами и сухпаями. Вторую точку следовало оборудовать не хуже первой и как здорово, что они обе находились в пределах прямой видимости!

Аптечки, живчик, гранаты, сухпаи и Райский стаб не Карусель. Радисвязь тут работает неплохо. Для общения люди на площадке, с людьми на зубе смогут не только перемахиваться тряпками. Две портативные рации со свежими акумами имелись и лучше их уложить заранее. Так, что еще? Все, что есть теплое. А есть несколько спальников, одеяла, две пуховки. На всех не хватит, но если что, спать можно и по очереди, передавая друг другу снаряжение.

Оружие! Оружие у него есть…. В каждое из гнезд по СВД на сошках, по АКМу и будем надеется, что они сюда поднимутся не с голыми руками. Хотя может быть всякое и Фаза, подумав – добавил дробовики с патронами. Он бегал как угорелый, и для бодрости пришлось прибегнуть к помощи лайт – спека. А что? Совсем немного и случай соответствует. Провозился до сумерек, весь вымотался и заметил, что в районе блиндажа закаркали вороны. Нехорошо закаркали…. Но стрельбы не слышно. Ну что им угрожает, что? С ума можно сойти от предположений. И некогда раздумывать, некогда совсем. Фаза с Сайгой наперевес рванулся к блиндажу и раздавил ногой пищуху. Это что такое… Целая стая маленьких зверьков сосредоточенно двигалась ему навстречу не обращая внимания ни на него, ни на Маруську ни хищно изогнувшегося Трофима.


Глава 10. Cобачий лай | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 12. Орда