home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14. Найти Рахмана

Сеанс радиосвязи.

– Говорит поселение Иголка! Говорит поселение Иголка! Коммерческое объявление:

– Всегда в ассортименте горячий хлеб, выпечка, торты. Мука высшего сорта. Возможна работа на заказ, есть виски своего изготовления. Двойная перегонка. Закупаем бочки коньячные дубовые. Цена высокая.

Стабильный кластер Крепость имел на своей территории не только большое поселение. В нескольких километрах от поселка, вдали от цивилизации и столбовых дорог, располагалась группа неказистых зданий, имеющих общее название. Место называлось «старой автобазой» и его избегали даже зараженные. Глупый медляк мог еще зайти, иногда заворачивал бегун, но зверье, начиная с лотерейщика огибали автобазу по большой дуге.

Секрет феномена знал любой местный иммунный. Мины. Так получилось, что разгуливать без риска оставить кишки на куче кирпичей могли лишь избранные. Такие, как, например – Пудель. Человек обязанный любить подобные места в силу специфики своей профессии. Он и любил. Как и другие, люди – невидимки, о присутствии которых он только догадывался по дыму и огню ночных костров в развалинах. Подходить и спрашивать не стоило, в здешних местах любопытство дурной тон. К нему самому никто не подходит и ничего не спрашивает, что Пуделя полностью устраивает. Хорошее место, подходящее, но таким оно было не всегда…

*****

Автобаза, в свое время загрузилась в улей вместе с большим куском промзоны, где почти каждое здание имело свой подвал. Подвалы заселили люди, перегородки между подвалами убрали, где надо прокопали дополнительно и получились подземелья. Район старой автобазы превратился в крепость и началось…

Сначала в тех местах обосновалась банда Эфиопа, в банде произошел раскол и после месяца резни власть в свои руки крепко взял Медведь. Медведь решил, что место неприступное, рассадил на точках пулеметчиков со снайперами и наехал жестко на поселок Крепость. Поселку предложили не жадничать и отстегивать «братве на грев», а в качестве веских аргументов подкараулили и расстреляли броневичок с рейдерами.

Братву немедленно «согрели». И хорошо согрели, огнеметами. Автобазу взяли бронетехникой, снайперов и пулеметчиков в секретах засекали нанятые сенсы, а наиболее упертых бандюков выжигали по крысиным норам огнесмесью. Жестко, но первой начала не Крепость. Тем более, что, через полгода автобаза разродилась новым ультиматумом. Очередная лихая голова с красноречивой кличкой «Динамит» выкатила требования, но предварительно заминировала как автобазу, так и ее окрестности.

*****

Разобралась Крепость с Динамитом. Выманили бандита за периметр и грохнули, перестреляв до кучи половину банды. Другая половина сдалась, и остро встал вопрос. Что делать с утыканным минами гадюшником, к которому страшно подходить? После большого совещания решили людей на разминировании не терять, а нанять на стороне саперов и поручить им не разминировать объект, а наоборот. Наставить своих мин с хитрыми взрывателями. Те поработали на совесть. Мин напихали щедро и сделать место непригодным к жизни почти что получилось. Почему почти? Жизнь на автобазе полностью не прекратилась. Новые обитатели ходили тихо, жили незаметно и не о каких ультиматумах речь не заходила. О старой автобазе все забыли и именно сюда пришел главный безопасник стаба Крепость.

*****

Браслет знал только один способ повстречаться с Пуделем. Способ верный, но не быстрый, что при общем дефиците времени слегка подбешивало. Но в районе старой автобазы действуют свои законы.

Осторожно, шагая по известным ему меткам, подполковник добрался до расчищенной в развалинах площадки, разжег костер и заварил чай в железном котелке из принесенной в рюкзаке воды. Дрова он не искал. Тарная дощечка и обломки досок лежали под рукой. Площадка принадлежала Пуделю, служила приемной для его гостей и не один из старожилов автобазы в чужой гостиной не посмеет тронуть даже щепку.

Браслет вальяжно развалился на листе строительного пенопласта и не спеша прихлебывал чаек, не сомневаясь, что его визит замечен и реакция последует. Впрочем, время у него, всего скорее – есть и можно попробовать поспать. Любил Пудель к гостям присмотреться по-хорошему и хвосты проверить. Подполковник снял ботинки, заменил старые носки на свежие и через несколько минут громко захрапел, с головой накрывшись маскировочной накидкой.

Проснулся ближе к вечеру. От запаха. Пахло не дешевой сигаретой и мясом, самым настоящим шашлыком. Не евший ничего с утра Браслет хотел вскочить, но вспомнил, где находится и чинно распрямился, отбросив накидку – одеяло.

– Браслет, здорово! С пробуждением! На кирпичах с водой канистра, умывайся и прошу к нашему столу. Ботинки только нацепи, ато я за твои ноги не ручаюсь.

На улице темнело, костер тихо догорал. На углях Пудель жарил куски копченой колбасы, рядом дымился котелок со свежим крепким чаем. Кажется, намечался нормальный ужин рейдера на свежем воздухе. Браслет крякнул одобрительно и выложил на общий стол из рюкзака обойму баночного пива.

– Колбаска у тебя, Пудель, хорошая. Финская говяжья и без сои. Ее Якудза пригнал тонн пять с Выборского терминала. Поселок всю ее себе оставил, а ты, вроде как – с автобазы не выходишь. Ага, а вот еще печеньице сухое. И не может быть! Да оно тоже финское и тоже с того рейса.

– Ну, ты, Браслет – ментяра! – Пудель восхищенно взвыл – Ну ничего не скроешь! Но, знаешь, мы удивлять умеем тоже. Колбаску, печенье и два блока сигарет мне подогнал твой сикретут, который заходил позавчера.

– Вот так просто взял и подогнал? Пришел сюда и предложил колбаски другу? Пудель, у меня за последнюю неделю нервы совсем плохие стали и снять хорошей пьянкой стресс никак не получается. Так что давай, друже по порядку. Мы с тобой не первый год сотрудничаем.

Но друже решительно вручил Браслету палочку с ломтями колбасы, разлил по кружкам чай и они смачно поужинали, запивая обжигающее мясо еще более горячим чаем. Поели, закурили настоящий Винстон, Пудель сорвал кольцо на банке с пивом и только тогда принялся рассказывать.

– Короче так. – Кадык Пуделя проделал поступательное вертикальное движение, усваивая пиво – Он два дня назад пришел, сел где ты сидишь и запалил костер. Ну раз пришел, то никуда не денется, особо тут не погуляешь и я решил следы обнюхать. Всегда так делаю. И знаешь, кого я там увидел?

– Дай угадаю. Ты увидал Пупса и пантеру, верно?

– Не, Пупс хитрожопый, он спрятался. А вот пантера Крюгер поймал крысу и сожрал ее на ветке тополя. Я его засек и все сразу стало по местам. Ты Пупса преследуешь, Дюпель сейчас с ним и значит, что больше он тебе не сикретут. Все верно?

– Все правильно. И более того, они стали мурами, а Дюпель разобрал на части Хлебореза, представляешь?

– Хлебореза, того самого? Да мать ити….. А я их отпустил… Он мне сказал, что есть тема, но далеко, на горных кластерах и моя задача – беречь Пупса. На шаг не отходить. На выходе красная жемчужина.

– Шикарный заработок. И что тебя смутило?

– Да все смутило! – Пудель купился на подначку и повысил голос – И Пупс смутил с пантерой и его морда сикретутская. Ага, нашли придурка – «две жемчужины». А вместо «рассчитаться» клювом в темя не желаете? Жаль заказа на них не было, а то сам знаешь – мне только два конца замкнуть…

То, что под пенопластовой лежанкой зарыт большой фугас Браслет давно был в курсе. Знал, что провода от него отведены в сторону, но в случае конфликта с Пуделем такое знание не выручит. Развалины скрывают множество других примочек.

– Ясно все с тобой. Колбасой, значит, взял с Дюпеля выкуп. – Подполковник уже откровенно веселился и Пудель юмор понимал.

– У них, Браслет, тема реальная в горах, идти далеко и Дюпель спросил меня насчет качественного спека. Он им как допинг нужен. Я сразу понял, что раз идти решили мимо поселений, то не все чисто у ребят. Ну я и дал им спек.

– Хороший?

– Нормальный! – Смеялись уже оба. – Пахнет вкусно и для них сойдет. Побегут весело, но жрать надо горстями.

– Эх, Пудель! А ведь ты в руках держал тех гадов! Зачем я здесь, понятно?

– Да ясно. Думаю, что на прогулку позовешь. В два дальних горных кластера.

– Вот и отлично. Раз понял, разжигай костер, посмотрим карту, а с утра, пораньше – выдвигаемся.

*****

Разумеется, никакой карты у Браслета не было и не могло быть в принципе. Ну какие карты там, где постоянно все меняется? Карты в улье заменяли схемы и Браслет из рюкзака достал именно схему со значками стабов, поселений и нитками основных дорог. А еще лист глянцевой бумаги весь пестрел восклицательными и вопросительными знаками. Вопросительные указывали на переменчивую обстановку в данном месте. Восклицательные предупреждали о неминуемой опасности. Можно не сомневаться, что за каждым таким знаком незримо стоят тени мертвых рейдеров и сталкеров.

– Браслет, ты вроде взрослый дядя… Вот чо за хрень ты мне сейчас подсовываешь? Информация через неделю меняется на четверть, через месяц больше чем на половину, а через два месяца можешь свой листок использовать по другому назначению.

– Ну, извини. Как говорится – «за неимением»… А ты что от меня ждал? По таким схемам половина Улья бегает. Я в курсе, как быстро все меняется и устаревает, но может, хоть маршрут прикинем?

Пудель глубоко задумался. Если он реально собирался сопровождать Браслета, то выбор предстоящего маршрута отпускать на самотек не стоило ни в коем случае. Он внимательно всмотрелся в схему, долго изучал ее, беззвучно шевеля губами и, наконец, устало распрямился. Взгляд его немного поблуждал по сторонам, затем остановился и наемник решительно кивнул. Он принял решение.

– Значит так, начальник. Ты картинку свою выкинь, она нас только путать будет. Все равно в ней инфа устарела. Ты можешь найти еще одну такую, только без всяких восклицательных значков?

– Да не вопрос, у меня с собой еще штук пять есть чистых.

– Штук пять не надо, одну надо. Но значки в ней Рахман пусть нарисует.

– Рахман? Я, вроде слышал это имя…

Благодаря контактам с разными людьми и дару улья «память», Браслет знал, кто такой Рахман, но никогда его не видел и не сталкивался. Рахман, по слухам был чернокожим, носил прическу – «дреды» и располагал нужной информацией если не по всем вопросам, то по многим. Причины его информированности никто не знал, но люди, что про него рассказывали, склонялись к мысли, что у парня редкое умение. Завербовать такого кадра мечта любого опера! Цены нет подобному агенту, но не тут-то было. Вел себя парень с дредами внимательно, держался независимо и посторонних отсекал на дальних подступах.

– Ты сбрендил, Пудель? Я главный безопасник Крепости и бывший подполковник, а Рахман с ментом не станет разговаривать. И найти еще Рахмана надо. Они охотники и не сидят на месте.

– Браслет, ты безопасник, вот и думай. Искать людей и их допрашивать твоя работа, и знай, что без Рахмана я не тронусь с места. Ну что смотришь? Я серьезно. Ты посмотри, через какие кластеры переходить придется! Без его подсказок нас сожрут или нужна команда на броне. Рыл так в полсотни.

*****

Должность шефа безопасности, позволяла реализовывать в оружии самые изощренные фантазии, но Браслет к стреляющим игрушкам охладел давно. Навороченные зарубежные стволы требовали фирменных боеприпасов и мудреного обслуживания. В принципе, все оно решалось, но при одном условии. Стрелок должен быть фанатом своего, конкретного ствола и не жалеть на его обслуживание времени и средств. Самого Браслета вполне устраивал Калашников или РПК, но при подборе снаряжения приходилось учитывать предпочтения напарника.

А напарник любил бесшумное оружие. Например девятимиллиметровый Вал с противным лязганьем затвора при стрельбе, что очевидно – шумом не считается. Браслет знал заранее, что предпочтет Пудель и из тайника недалеко от автобазы достал два «ВАЛа», два пистолета «Стечкин» с самодельными глушителями, две поясных разгрузки, патроны и отдельно магазины. Рюкзак, как и спальник свой у каждого и все, что еще потребуется можно докупить в дороге. Шарахаться по развалинам и обочинам Браслет не собирался, во всяком случае пока. Они поедут с комфортом на машине.

– Куда хоть направляемся, подполковник?

По дороге, ведущей с Крепости в Ремтехнику автотранспорт не часто, но проскакивал. Пуделя даже такой движняк нервировал, он не выдержал и натянул на лицо маску – балаклаву. Браслет только усмехнулся:

– Не бойся Пудель, ты со мной. Даже если кто тебяузнает, то вопросы, в первую очередь мне задавать будут. А направляемся мы в поселение Иголка…

– Ииголка? – Удивить наемника, кажется, у Браслета получилось. – Да что мы в той дыре забыли? Там живет всего полсотни человек, и нету даже бара. Да и не по пути нам, насколько я расклады понял…

– Все нормально, наш путь начинается с Иголки! – Сказал Браслет с нажимом и сделал знак рукой остановившемуся УРАЛу ехать дальше. Приятно сознавать, что тебя знают и от чистого сердца предлагают подвести. – Иголка расположена на высоком месте, у них мощная рация и ее комендант мне немножко должен. Ну как немножко? Я, в свое время, его расстрелять не разрешил. Он, как попал в улей, не разобравшись завалил двух рейдеров с помповика, ну ребята и обиделись… Стоять, блин! – Браслет прервал рассказ на самом интересном и тормознул ничем не примечательный УАЗик.

Тот попытался сделать вид, что не заметил и уехать, но подполковник присел на колено, срывая с плеча ВАЛ и сразу завизжали тормоза. Задняя дверь «скорой помощи» открылась и показалась рыжая, усыпанная веснушками физиономия. Молодой парень неуклюже изображал радость, суетливо подхихикивал, но при этом нервно кусал губы. Браслет залезал в заваленный коробками и ящиками микроавтобус с видом кота, поймавшим на головке сыра жирную, зажравшуюся мышь.

– Таак, ребятки! И куда мы едем? – Весело спросил шеф по безопасности и сам ответил. – А едем мы в Ремтехнику на рынок, барыжить наворованным! – Двое совсем молодых рейдеров совсем низко опустили головы. – Пудель! А ну залезай сюда. Наконец, пожрем по человечески! И что мы имеем на обед? Ага, нарезка лососевая, икра красная в баночках, сигареты Кент….

– Браслет, у нас все честно! Это не ворованное! Мы в последнем рейде на себя немного подмотали.

– Ладно, ладно, я не спорю – Подпоковник шутливо скрестил перед собой руки – А Якудза в курсе, что у вас все честно? Что примолкли? А давайте вызовем его по рации и спросим? Ты лучше не свисти мне, «подмотальщик». Вы за километр до поселения скинули с машин десяток ящиков. Я прав? После каждого рейса недостача…

Пауза. Молчание. Понуренные головы и взгляды в пол.

– Слышь, командир…. А может без Якудзы? Так, как нибудь… – Во взгляде рыжего мелькнула робкая надежда.

– Да можно и без Якудзы. – Весь грозный вид с Браслета слетел словно по волшебству. – У вас бензина много?

– Полный бак бензина и еще в канистрах.

– Вот и отлично, в один конец достаточно, а в Иголке вас заправят.

– В Иголке? – Раздался обреченный вздох – Так это….

– Я сам знаю, где Иголка! – Браслет снова рыкнул. И от Якудзы вас отмажу, скажу мотались по моим делам. Вы сейчас со мною на задании, понятно? Есть еще вопросы? Вопросов нет и марш с водительского места. Там Пудель сядет.

Машина тронулась, подполковник сунул нос в ближайшую коробку и довольно хмыкнул:

– У вас, гаврики, хлеб в хозяйстве есть? Галеты тоже подойдут. Или предложите мне намазывать икру на кусок форели?

*****

Дорога до поселения Иголка оказалась нудной, скучной и кроме пресловутого намазывания «икры на лососину» не запомнилась вообще ничем. Грязь, лужи, тряска на поворотах, напрасные попытки покемарить и приветственные гудки встречных машин. В улье иногда подобное случается, причем никто не сможет поручиться, что через неделю эта самая дорога не превратиться в ад, где для прорыва потребуется бронетехника.

Поселение выглядело живописно и даже романтично. Одинокий холм с острой вершиной окружал ров с водой и выдвижным мостом. Для полноты картинки не хватало пышных зеленеющих садов и запах! С холма спускался обалденный запах свежевыпеченного хлеба!

Жилые дома снизу не просматривались, их скрывали стены из бетонных блоков со сторожевыми башнями. Браслет в бинокль засек не меньше двух орудий, но долго смотреть ему не дали. Загрохотали два редуктора, мост занял свое место и с холма спустились три бойца, вооруженных пистолетами.

– Здорово, парни! Автостоянка тут, перед мостом. Машину оставляйте и поднимайтесь, но предупреждаю. У нас в деревне никакого сервиса. Пожрать дадим, устроим на ночлег, но это все.

– Да ты не парься, друже. Мы, к вам не побухать приехали. Стрелок на месте?

– Ну да, с утра был у себя. Вас проводить?

– Ага, пошли. Только скажи своим – УАЗик пусть заправят под завязку. Он уедет. Чего смотришь? Перед тобой Браслет. Слышал про такого?

– Ну да, безопасник Крепости. Слыхали.

– Ага, это хорошо, что слышали. Веди к Стрелку. И пацанам в машине хлеба пару булок дайте. А то они уже и вкус свежего забыли.

*****

Запах хлеба вокруг поселения Иголка объяснялся просто. В доступной близости, два раза в месяц, грузилась хлебопекарня с оборудованием, большим выбором выпечки и, самое главное – запасами муки. Стрелок оценил выгоды и собрал свою пекарню от парогенератора, привлек спецов – кондитеров и дело завертелось. Хлебный бизнес, разумеется – не столь прибылен, как оружейный, но на команду в полсотни человек вполне хватало.

Их выручало, что такие стабы как Ремтехника или Фактория, если и заказывали, то свежий хлеб предпочитали вывозить КАМАЗами. Брать меньшие партии им не имело смысла. Овчинка выделки не стоила. Как раз сейчас грузились две машины, одна мукой, вторая хлебом и охранники, указав Браслету с Пуделем на апартаменты босса, умчались на погрузку. Понять их можно. Поселок маленький и на счету каждый человек.

*****

Стрелок узнал Браслета и помнил, кому обязан жизнью, но тем не менее встретил весьма холодно. Обнимашки с радостными воплями заменил сдержанный кивок, а накрытый стол бутылка виски, три стакана и дежурная тарелочка со льдом.

– Привет, Стрелок. Давно не виделись.

Худощавый горбоносый человек с зачесанными к затылку волосами приподнялся с вращающегося стула и подал руку с длинными ухоженными пальцами.

– Привет, Браслет. Рад видеть тебя в добром здравии. Обед, извини – будет только через час, а сейчас, пока вот – виски. Давай за встречу по пять капель…

Они сдвинули стаканы, выпили. Подполковник ломал голову, как представить Пуделя, не раскрывая, ничего не придумал и замялся:

– Стрелок, это мой напарник ммм…

– Не мучайся, Браслет. С тобой рядом Пудель. Наемник – киллер. Его разыскивают в половине стабов. И не смотри так на меня. Один из ребят, что вас встречали неплохой сенс. Пока вы сюда шли, парень со мной связался по переговорнику и доложил.

Стрелок нравился Браслету. Он любил, когда фигуранты ведут себя спокойно и говорят без суеты, открыто. Комендант Иголки держался как должник, знающий, что на стол сейчас ляжет старый вексель и демонстрирующий, что от долгов бегать не намерен. Как, впрочем – и заискивать перед кредитором. Выглядит солидно стильно и достойно уважения. И трость! Его левая рука крепко сжимала трость с резным красивым набалдашником.

– Стрелок, мне нужен Рахман. Да-да, тот самый. Очень нужен.

– Рахман? Но почему Иголка, он тут не бывает… – Стрелок на секунду растерялся, но перехватил жесткий взгляд Браслета, все понял и замолчал. Молча положил трость на колени, крутанулся по оси на стуле и уставился в окно. Он напряженно думал и подполковник с Пуделем его не отвлекали.

Тук-тук-тук… В комнату осторожно заглянула белокурая головка. – Стрелок, обед готов. Я вам на троих накрою за отдельным столиком, или сюда подать?

– Давай сюда, наверно. Посидим с гостями.

Головка быстро утянулась, а Стрелок поднялся и увлек гостей на улицу, где они прошли в радиорубку. Радиосвязь, после пекарни, заслуженно считалась второй достопримечательностью Иголки. Столь мощной радиосвязью не располагало не одно, из известных – поселение. Они прошли в уставленный аппаратурой зал, и Стрелок содрал наушники у одного из сидящих там молодых людей.

– Говорит поселение Иголка! Стрелок на линии. Экстренное сообщение! Все кто видел сталкера Рахмана, или знает, где он может находится, передайте, что его очень ждут в нашей деревне. Повторяю. Передайте охотнику Рахману, что его ждут в поселении Иголка. Рахман, разумеется тот самый. С дредами. Не перепутайте.

Таких номеров не ожидал даже видавший многое Браслет. А Стрелок, как ни в чем не бывало вернул назад наушники, велел парню повторять сказанное до полуночи через каждый час и с невинным видом развернулся к опешившим гостям.

– Стрелок, ты охренел? Мы разве заказывали тебе такой концерт? – Только и смог из себя выдавить Браслет, но комендант Иголки не обращая на него внимания тронул за плечо радиста тростью:

– Смотри, тебя будут спрашивать, кому Рахман понадобился, молчи как рыба и говори – не знаешь. Рахман сюда сразу не поедет, но человек от него примчится точно. А нам то и нужно…

*****

Стрелок своим выступлением ударил в яблочко и раздираемые любопытством человеки, начали подкатываать с раннего утра. Человеков принимала тройка поселенцев, вооруженных уже не пистолетами, а посерьезней. Откуда взялось столько любопытных? В дела Рахмана, абсолютно точно, пыталась сунуть нос куча постороннего народа. Но среди охраны скромно затесался Дуст, имевший неприятную привычку пожимать всем руки и хлопать по плечу.

После дружеских похлопываний гостя вежливо спроваживали и ожидали следующего. Дуст сильным сенсом не считался, но прямое вранье видел хорошо и обдурить его не получалось. И охранники, наконец – дождались. Дусту понравилась девчонка. Худая с автоматом АКСУ на тощей шее. Девушку сопроводили наверх, вкусно покормили и снова появился Дуст. Сенс потрогал ее за ухо, заглянул в глаза и утвердительно кивнув Стрелку молча удалился. Отпали последние сомнения. Перед ними стоял посланец от самого Рахмана.

– Я комендант Стрелок. Ты кто?

– Я Лилия. Я от Рахмана.

– Так, Лилия. Я сейчас с тобой буду говорить, а ты стой и запоминай. Твое дело, передать Рахману сказанное – Девушка кивнула молча.

– Лиля, с Рахманом очень хочет переговорить вот этот дядька. Пудель! Покажись! Пусть тебя рассмотрят хорошенько.

Пудель вышел на середину комнаты, крутанулся, изобразил улыбку и Лилия кивнула, а Стрелок продолжил:

– Так вот, Лиля. Пудель очень опасный человек, но передай Рахману, что я, как комендант поселка гарантирую безопасность ему и всем, кто с ним придет.

– Ты, девочка, меня услышала?

Девочка посмотрела как-то не детски и заговорила:

– Я не знаю, что решит Рахман, но знаю точно, что в случае засады или другой подлянки, ваш поселок накроют минометами сто двадцать миллиметров и вам не помогут никакие пушки. Вы, дяденьки, меня услышали?

Немая пауза, но первым опомнился, на правах хозяина Стрелок:

– Лиля, деточка, пойдем чай с тортом попьем? Хороший торт, бисквитный, на настоящем масле…

Браслета душил смех, он только сейчас до конца понял план Стрелка. Рахман не доверчив и не зависим, людей для общения выбирает сам и избегает тех, кого ему навязывают. Но когда тебя разыскивает известный киллер – профи и хочет переговорить… Да тут любому станет не до принципов. О чем может говорить наемник киллер и что произойдет, если разговор проигнорировать? Не хитрая логика подсказывала, что тогда киллер может начать действовать и лучше встретиться в спокойной обстановке…


Глава 13. Взрыв дамбы | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 15. База в терриконах