home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15. База в терриконах

Сеанс радиосвязи.

– Всем, кто нас слышит! Говорит караван Лемеха с поселения Фактория!

– Повторяю, говорит Лемех!

– Народ, нас тут, в Архангельском кластере, какие – то падлы раздолбали из засады.

– Расстреляли вообще без повода.

– Мы отбились, но каравана больше нет. Два КАМАЗа только раненых.

– И вот что. У них эмблемы на рукавах и на бронетехнике. Два треугольника в одном.

– Кто встретит – гасите без разговоров гадов.


Они приехали на следующее утро. Пять мужиков в черном байкерском прикиде и чуть сзади Лиля. Вчерашняя девчонка – замарашка, сегодня выглядела грозной амазонкой с распущенными каштановыми волосами и охотничьим арбалетом за спиной.

Все пятеро в темных очках, черных косынках и почти без огнестрельного оружия. Пистолеты в кобурах на полноценный огнестрел не тянут, но назвать пятерку беззащитной язык не повернется. У каждого за спиной или арбалет или блочный лук. И насколько подполковник понимал тактику охотников, то в доступной близости просто обязана крутиться тачанка с зениткой или пулеметом.

Рахмана спутать с кем-то невозможно. Чернокожий парень, ростом ниже Лили, но почти квадратный. Дреды. Дреды шикарные. Длинные, толщиною в палец, присыпанные пудрой или подкрашенные белым. Гости остановились, собрались в кучку и закурили, посматривая на встречающую делегацию с Иголки как на пустое место.

И вот еще нюанс. Приехали байкеры не на мотоциклах. Они слезли с электрических скутеров, что гораздо круче самых мощных байков. Электроскутер – машинка тихая и шустрая, с запасом хода километров восемьдесят. Весит мало, что удобно и обычно к месту их подвозят на машинах.


*****


В улье, где всего навалом и только сумей взять, за новенький Харлей дают аж целый цинк патронов пять сорок пять. И то, если найдется желающий реализовать свои подростковые фантазии. А вот за маленький бесшумный скутер с новыми аккумуляторами, можно смело просить больше и желающие тебя разыщут сами. Купят и предложат совсем другую сумму за информацию, где такие водятся.

В экипировке Рахмановой команды, наглядно отразился главный принцип улья. Вечный тренд охотников и рейдеров во всем, что касается оружия, снаряжения и транспорта. Охотник в быстром кластере должен передвигаться тихо, добычу поражать бесшумно и, в случае опасности – скрываться незаметно. Только «тихушники» живут дольше других, являя собой элиту охотничьего братства.

Сейчас элита стояла расслабленно, всем своим видом демонстрируя, что им жутко весело и Рахман, травил друзьям что-то смешное. На приглашения Дуста подняться вверх компания не реагировала, и пришлось Стрелку, а за ним и Пуделю с Браслетом спуститься вниз. Они попробовали подойти, но вперед вышла Лиля и объявила, что говорить будут только с Пуделем. Остальные не интересны и могут проваливать туда, откуда взялись.

Браслет с наемником переглянулись и Пудель едва заметно улыбнулся. Пока все шло точно как предсказывал подполковник, и на дальнейшее у них имелась заготовка:

– Привет, братва! Я Пудель! Тоже охотник, как и вы, но на другую дичь. Рахман, базарить будем здесь? Или отойдем немного? Наши все наверх поднимутся, но пусть Браслет останется. Он будет нужен, сам увидишь.

Парень с дредами проводил взглядом уходящего Стрелка с охраной, оценил расстояние до стоящего невдалеке Браслета и красноречиво сплюнул.

– Говорить мне с тобой не о чем. Это ты на весь улей звал Рахмана, а не я Пуделя. Так что я пришел не говорить, а слушать. Ты, парень, прямо тут, внятно объясни: какого черта вам от меня надо? Чего ради я сюда приперся? И никуда мы отходить не будем. У меня нет секретов перед братьями.

Да, так они ни до чего ни договорятся. Ломать ситуацию следовало срочно. Пудель бросил незаметный взгляд в сторону Браслета и тот слегка кивнул. Но что тот мог расслышать, с такого расстояния? Не иначе читает по губам бывший подполковник.

– Слушай, жопа с веревками, ты почему со мной базаришь так не вежливо? Оно что, мне одному надо? На тебя, мартышка, поступил заказ, я заказ принял и получил аванс с клиента. То есть, как сам понимаешь – назад ничего не отыграть. Если сейчас не договоримся, то все. Ты труп. Как не скрывайся.

И кто так сказал красиво? Сказал Пудель, сутулый худощавый мужичок со светлыми всколоченными волосами, в линялом камуфляже и стоптанных кроссовках. Руки в карманах, в зубах жеваная сигарета, за спиной, правда – престижный ВАЛ с направленным вниз дулом. Но без иллюзий. Они в Улье, где внешность вообще ничего не значит и слова бомжастого, с виду – мужичка следовало воспринимать серьезно.

Рахман напрягся, а за ним вся его компания. Ладони упали на рукояти пистолетов. Рука Лили гладила переговорник. Пудель, тем временем, «включил маньяка» окончательно и криво ухмылялся покачиваясь с носка на пятку. Он не боялся драки. Рахман, не смотря на всю внешнюю экзотику, впечатление отмороженного не производил, и сейчас должен беспокоится, как увести свою команду без потерь.

Как и задумывалось, отмороженным в его глазах выглядел Пудель, психованных киллеров злить «себе дороже» и «жопа с веревками» сделала правильные выводы. Демарша, что гости демонстративно развернутся и уедут теперь можно не боятся. Браслет вновь все рассчитал как надо.

– Ээээ, Бро! Ты что завелся? Вы меня позвали, я приехал, что не так? Скажи лучше, кто заказал меня, что за говнюк? Если я жив и мы беседуем, то есть варианты, да?

– Варианты есть, но все не просто. Ты знаешь, кто это? – Пудель кивнул в сторону Браслета.

– Мужик здоровый. В драке нет, Бро, я его не уделаю. Я сразу сдамся.

– Успокойся, он с тобой не будет драться. Это главный безопасник Крепости по имени Браслет. Он про заказ на тебя узнал и взял меня за жопу. Прикинь, гад какой?

– Да верю, верю, ты только не волнуйся, ладно?

– Не успокаивай! Я успокоюсь, когда договоримся! Там смотри, что получается. Ему от тебя нужна услуга и если ты поможешь, то Браслет свернет башку заказчику. Аванс мой, ты жив и все мы в шоколаде. Кто внес деньги за твою душу, говорю сразу – не пытай. Я говорил с посредником и у нас свой кодекс чести, а Браслет ментяра – ему все дозволено. Он, если надо – передушит всю их котлу. Ну, а не договоритесь, тогда прости братан, я вынужден и ничего личного – работа…

Пудель широко развел руками и для верности закатил глаза.

– Не нагнетай, Бро! Что за услуга? Считай, что почву подготовил, я испугался и мне стало интересно.

Пудель махнул призывно, подошел Браслет и пожал всей банде руки. Напряжение спало, байкеры дичиться перестали. Рахман с Лилей согласились подняться до столовой и все спокойно обсудить.

Скутеристы настолько успокоились, что попросили Лилю захватить свежего хлеба и в качестве денег сунули девушке пакетик со споранами. Пудель воспользовался моментом и по-тихому «исчез с радаров», довольный, что теперь инициатива у Браслета.


*****


В столовой им троим подали чай и Лиля, уже не стесняясь – впилась зубами в торт, а Рахман с Браслетом молча друг друга изучали. Изучали долго. Лиля свой кусочек съела и нисколько не смутившись, отобрала у Рахмана кусок шоколадного рулета. Подполковник улыбнулся уголками губ, отношения в паре вылезли наружу. Рахман перехватил улыбку, нахмурился и поспешил перейти к делу:

– Что за концерт с киллером, полковник? Но молодцы, все получилось интересно. Жизненно. Потом передашь Пуделю, что за «жопу с веревками» я ему, при случае – разобью рожу.

– Ты умница, Рахман. Как понял? И я не полковник. Был, очень давно – подполковником полиции.

– Полковник ты… Считай, Рахман тебя повысил. Вот подумай, кому может понадобится труп Рахмана? Я не кому не должен, взаймы тоже не давал, особые секреты и компромат мне не известны. Зачем меня валить, полковник? Смысл? Нет, живой Рахман нужен очень многим и ты сейчас как кот облизываешься. Смотри, Рахман все видит… Да и не убедительный твой Пудель. Видали мы таких артистов…

– Ну, тогда не знаю, как с тобой и говорить.

– Полковник…. Ты проделал умную работу, заманил меня, запугал грамотно, чтоб мы не убежали, и неужели я уйду так и не узнав ради чего вся суета? Давай, выкладывай в чем дело. Я весь внимание.

И Браслет парню с дредами все рассказал. Про разгромленную мурами Коалицию Торговцев, предательство Дюпеля, какая сволочь Пупс и если их вовремя не перехватить, то наверняка делов наделают. Ему несколько раз докладывали, что муры ищут человека с хорошо развитым умением «любовь животных».

– Предупреждаю, я с вами не пойду. Я мартышка, «жопа с веревками» и ваш белый мир спасать не буду. И Лиля не пускает: – он указал кивком на девушку. Та, как голодная вампирша, смотрела на подполковника, вернее на его тарелку, где лежал нетронутый кусок торта.

– Лиля, деточка, выручи меня. Терепеть, не могу, понимаешь – сладкого, а хозяева обидятся. На, скушай тортик, если можно. А ты Рахман не думай, тебе никуда идти не надо. Пойдем мы с Пуделем, а твоя задача сделать так, чтоб ы дошли до места.

На стол легла знакомая уже карта – схема, но без значков и ее немедленно прикрыла черная рука с массивным перстнем и белыми ногтями.

– Полковник, я тебя услышал. Пройти куда ты хочешь можно, я помогу вам, но у меня есть тоже просьба.

Ну что, похоже, что Браслет сорвал «джек-пот». Еще вчера, он в самых радужных мечтах не мог себе представить, что вербовка африканца вообще возможна и реальна, а сейчас тот сам активно нарывается. Вот интересно, что попросит? Подполковник ради хорошего агента пойдет на многое, но замазывать убийства и, помочь скрыть, например – дружбу с мурами он не готов.


*****


Ничего особенного Рахман не попросил и замазывать убийства не пришлось. А попросил он снять старое обвинение в воровстве с Лили, помочь Хомяку со спорным долгом, на который капают проценты.

Коменданту Фактории объяснить, что бар в его поселке они раздобали не специально, а так получилось. Его парни сами нарвались. В подобном духе набралось восемнадцать пунктов и пришлось пройти в радиорубку, где Браслет принялся вызывать знакомых безопасников и комендачей.

Ох и повеселил он коллег своими просьбами! Многое решилось сразу, «не отходя от кассы». Люди с другой стороны эфира недоумевали, зачем такой крутой перец как Браслет занялся подобной ерундой. Но старый опер хорошо знал, что делает. Он, в полной мере, продемонстрировал свои возможности Рахману, тот проникся, и сразу началась игра.

Браслета, как расчетливую девушку на выданье, не привлекала разовая сделка. Он хотел длинных, плотных отношений и потому решение некотрых вопросов затянул намеренно. Рахман согласился подождать и позже еще встретится, а сейчас разгладил разложенную на столе карту и многозначительно взглянул на Браслета.


*****

Гостеприимную Иголку Браслет с Пуделем покинули на следующее утро. Охотники великодушно подбросили их на скутерах до столбовой дороги на Ремтехнику. Рахману подполковник пожал руку и договорился о связи на следующую встречу. И карта.

Карта, после того, как над ней поработал, с вдохновением – Рахман, превратилась в натуральную головоломку, выглядевшую как некий ребус. В одних местах, торчал художественно изображенный гроб, в других смеялась морда обезьяны, в третьих два перекрещенных автомата напоминали герб одной из африканских стран.

Еще Рахман нарисовал монстриков, смахивающих на динозавриков, руку сталкера с большим бокалом пива и пупса. Того самого пупса из культовой игры «Фоллаут». Веселый Пупс выглядывал, примерно – из десятка мест.

Как только Рахман понял, что перед ним человек с уменьем «память», то сразу начал рисовать карту специально под Браслета, быстро поясняя, что обозначает каждый знак отдельно и что они значат в комбинации.

Пудель, как не старался все запомнить и не переспрашивал, быстро начал путаться и бросил бесполезное занятие. Да и зачем что-то понимать и ломать голову, когда всегда можно спросить Браслета? Тот вспоминал любой участок не заглядывая в карту и пояснения Рахмана мог цитировать по памяти, каждый раз изумляя спутника.

– Ну и че, генерал, куда мы с тобой сейчас? Предупреждаю: мне в Ремтехнику нельзя. Меня там, после того, что произошло в Венеции – прислонят к стенке прямо у ворот.

– Ну да, ты с пулемета в Венеции народу славно поубавил. Но и Дюпеля с Пупсом не пирогами встретят и те к честным ремонтникам не сунутся. Рахман советовал их в поселении «Трапеция» попробовать настигнуть. И пупсика нарисовал…

– Ну ничего себе маршрут! – Пудель присвистнул – Трапеция это недостроенный поселок в кластере Каменоломня. Да как их там, придурков, еще собаки не сожрали! Браслет, я не хочу в Каменоломню.

– Пудель, вот что у тебя за привычка всегда портить людям настроение? Смотри, два КАМАЗа едут. Давай, становить попробуем.

Камазы домчали до Ремтехники, но учитывая реальную угрозу Пуделю, пришлось сойти за километр. Окруженное забором поселение ремонтников обогнули по большой дуге и остановились на обочине дороги, уходящей в сторону главного офиса торговцев.

Офис сейчас разгромлен мурами, но их путь лежал в ту сторону. Как добраться они еще подумают, а сейчас надо пообедать и Пудель уже громит на доски найденный европоддон.

Однако… Они закусили бутербродами из намазанной на свежий хлеб тушенки, выпили котелок чаю, выкурили по паре сигарет, а по дороге, не проехала ни одна машина. Ситуация сложилась мутная. Торчать на месте скучно и не имеет смысла, идти пешком глупо и опасно.

Браслет посмотрел в бинокль, и желание идти пешком пропало окончательно. Старый мертвый лес, руины зданий… Условия для засад просто идеальные и никаких сомнений, что двух одиноких путников распотрошат быстро и без вариантов.

– Командир, а что там нарисовал Рахман? – Поинтересовался Пудель и Браслет не поленился достать карту.

– Смотри, Пудель, обезьянью рожу видишь на обочине? Это твари и нам нельзя к дороге. Можно идти параллельно, по полям, но там нарисован динозаврик, что гораздо хуже обезьяны. Динозавр обозначает сильных зараженных, что не удивительно. В полях видно хорошо, за километры, а бегают те ребята быстро.

– А с другой стороны дороги что за треугольники? Я на них обезьяних рож не вижу. Динозавров тоже.

– Вот туда, мы с тобой, Пудель и пойдем. Треугольники, это цепь небольших гор или холмов и видишь, тут нарисован молоточек? Молоточек обозначает шахту, горняков и думаю, что треугольники не что иное, как терриконы. Их цепь тянется до Каменоломни. А что? Дорога удобная и на терриконах тварям делать точно нечего.

– Я в тех местах не бывал, но… Терриконы странные. Неправильные. Они обычно одна – две кучи рядом, а тут, смотри! Целый хребет горный нарисован!

– Да все там верно. Смотри, Пудель – внимательно. Видишь линии на карте? Похоже, что рядом грузятся несколько шахтерских кластеров и дорога в Коалицию их огибает по дуге. А мы напрямую срежем. По вершинам. Как тебе идея?


*****


Нормально ходить по терриконам. Браслету с Пуделем понравилось. Они весело бежали по компактным, меньше сотни метров горкам, радуясь отличному обзору и возможности забыть на время об опасности.

Зверье подобные места не любит. Обходит стороной и прижимается к дорогам. Тут им совсем нет пищи, негде спрятаться и можно не боясь засады скакать козлом по гребню, поглядывая только на часы. Терриконы располагались совсем близко, сливались боковыми гребнями и путники спускались вниз всего три раза. Причем один раз потребовалось набрать воды, из превратившегося в озеро карьера и Браслет даже вымылся по пояс.

От верной смерти их спас Пудель. А точнее, его выработанные и отточенные рефлексы киллера. Пуделю не понравилось поведение впереди идущего Браслета, вернее его привычка выламываться в полный рост на гребень. Подполковник пропустил его вперед и, посмотрев, как именно тот двигается, понял, что поступил правильно. И подтверждение правильности его выбора пришло ближе к вечеру, когда они уже присматривали место для ночевки.

Они устали, шли тяжело и Браслет мрачно смотрел на свои берцы, опираясь, на головку клюва, заменяющего ему посох или трость. Пудель шел впереди метрах в тридцати и когда они выходили на гребень очередного террикона он не крикнул. Он тихо свистнул, и Браслет немедленно упал, вжавшись лицом в старую, выработанную много лет назад породу.

Бывший опер четко знал, что когда вот так свистят не надо вертеть башкой по сторонам и переспрашивать. Надо быстро падать мордой в землю, притворятся ветошью и спокойно разбираться в обстановке. Что он и сделал. На гребень они выползали осторожно, без рюкзаков, вооруженные биноклями и Браслет сильно волновался, что бликнет оптика и их внизу заметят.


*****

Если Браслету не изменяет память, а она ему изменять не может, примерно тут Рахман рисовал два скрещенных автомата. Чертова усталость… Нет, он не забыл, он упустил. Подъем на террикон его порядком вымотал и автоматикам он придал значение только сейчас. А зря. Обозначали они людей с оружием, причем людей, скорей всего – не дружелюбных.

– Браслет, это кто такие, я не понял? Эмблемы на бронетехнике два треугольника. Один в одном. Ну никогда таких не видел.

– Успокойся, Пудель. Перед нами муры. Новая группировка и разгром Коалиции торговцев их рук дело. По слухам – работают предельно жестко и лучше к ним в плен не попадать. Дюпель, с Пупсом направляются именно к ним, но совсем не факт, что в это место.

Внизу, окруженная со всех сторон горами – кучами, раскинулась долина. Весьма внушительных размеров. В долину вели несколько дорог, перегороженных вынесенными блокпостами, а прямо под носом Пуделя с Браслетом, стоял десяток БТРов.

Кроме бронетранспортеров, в хозяйстве имелись грузовики и пара танков. Две стареньких, с полинялой краской шестьдесятчетверки с давно потерянной динамической защитой.

Но почему на терриконах не видно часовых? Браслет размышлял не долго, ответ находился под самым его носом. Лагерь сворачивался, и бойцы складывали армейские палатки в грузовики.

Никаких сомнений, что уже к полуночи долина опустеет. Вот только куда терриконовое войско направляется? Ближайшее крупное поселение Ремтехника, с него сегодня перестали выезжать машины и все вместе это как-то настораживает.

– Браслет, валим! Быстро! Примерно через полчаса сюда дойдут! – И снова опасность первым обнаружил Пудель.

– Ты что шипишь, чего случилось? Кто дойдет?

– На «четыре часа» смотри внимательно. Шесть человек, двое с СВД. Идут сюда, но в нашу сторону, пока – не смотрят. Эх, командир! Да наше счастье, что над базой беспилотник не болтается!

На противоположной стороне долины, по склону террикона растянулась цепь дозорной группы. Идти до них разведка будет долго, но могут засечь в оптику и лучше побыстрей отсюда уходить.

Тем более, что делать в этом месте абсолютно нечего. Дело идет к ночи, войско внизу сваливает и они не готовы следить за такой крупной бандой муров. Разумеется, Ремтехнику надо предупредить немедленно, а ближайшая радиостанция в поселении Трапеция. Как, интересно, сейчас там обстановка? Браслет скосил взгляд на отряд муров, и сердце сжало от нехорошего предчувствия.


*****


На стройплощадку они наткнулись через пару сопок. Темнело быстро, но они рассмотрели в карьере экскаватор, пару бульдозеров и несколько строительных вагончиков. Вниз шли спокойно, не прячась и не пытаясь скрыть свое присутствие.

Муров внизу быть не могло, как и других имунных. Между вагончиков разгуливали мертвяки. В глаза бросились оранжевые каски и фирменные комбинезоны с эмблемами строительной организации.

– Ну что, командир, клювами, или с тихарей положим?

– Да темновато, вроде как для тихаря… Ты давай как хочешь, а я по старинке. Клювом. Не знаю, может внизу и есть сюрпризы, но отсюда вижу только медленных. А они сам знаешь – более продвинутых собратьев избегают и боятся. По-моему, максимум чем мы рискуем, так это парой бегунов в вагончике.

Браслет угадал. Почти. Бегун прятался всего один и с ним разобрался Пудель со Стечкина с глушителем. Затем он показал класс по работе с короткостволом и, держа пистолет двумя руками, за секунды – уложил пять медляков. Браслет, успел уделать клювом только одного.

– Отлично, Пудель! Стыдно признаться, но я так не умею! Эх, жаль нету времени… С удовольствием взял – бы у тебя несколько уроков. При случае объяснишь основные принципы?

Ответил Пудель подполковнику не сразу. Наемник стоял у стены вагончика и деловито добивал в обойму Стечкина недостающие патроны.

– Браслет, я может быть не вовремя, но ты ответь. Если не секрет, конечно.

– Ну да, спрашивай. Я слушаю. Только может, ночлег сначала подготовим? А то смотри, темнеет быстро.

– Да все успеем. Выберем вагончик подходящий, с печкой… Ты мне, подполковник вот что растолкуй. Скажи, почему со мной сотрудничаешь? Ведь я киллер и в крови по горло. Тебе как, принципы ментовские не жмут?

– Гмм… Хотя вопрос логичный. Тебе непонятно, почему я Пупса ненавижу и преследую, а с тобой все по другому, да?

Вопрос прозвучал для Браслета неожиданно, но разговор висел в воздухе давно, и от ответа увиливать не стоило

– Я, Пудель, с тобой имею дело, потому что ты уже, можно сказать труп. Да, труп. И не ухмыляйся. Сам знаешь – киллер одиночка долго не живет. Ты всю работу лично делаешь, везде своей башкой рискуешь и рано или поздно ошибешься. Согласен?

– Нет, не согласен. Я умный и везучий. Но продолжай.

– Да нет, везучий, как раз – Пупс. И везучий потому, что сам вперед не лезет и не подставляется. На Выборских терминалах он вообще уехал и своих ребят под тварями оставил. Вот только мало кто об этом знает. И повторяю, Пудель. Ты сам работаешь и на себя, а Пупс мало того, что создает криминальные сообщества, так еще и связан с мурами.

– Понятно… Значит Пупс зло великое, а меня в любом случае завалят. Знаешь, что, Браслет? Давай, лучше, закроем эту тему и поднимать не будем.

– Да я и не поднимал…

– Да, я поднял. Каюсь, виноват и пусть все останется по-прежнему. Твои деньги, крыша по возможности, с моей стороны услуги и никакого любопытства. Договорились?

– Пудель, мы спать идем сегодня?

– Идем, конечно! – Бодро отрапортовал Пудель и зажужжал механическим фонариком, в обиходе прозванным «Жучок».


Глава 14. Найти Рахмана | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 16. Поселение в Каменоломне