home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16. Поселение в Каменоломне

Сеанс радиосвязи.

– Говорит поселок Серпантин! Обращаюсь ко всем, кто меня слышит!

– Прощайте парни. Нет больше Серпантина. Если можно, отомстите.



Тяжело дался забег по терриконам. Браслет никак не ожидал, что вымотается настолько сильно. Он потерял больше трех килограмм веса, мышцы на ногах болели и подлый Пудель, слыша его вздохи – гнусно ухмылялся. Это он, двигаясь первым, задал запредельный темп. Браслет постеснялся попросить идти помедленнее и вечером за свою стеснительность расплачивался.

Они с Пуделем хорошо поужинали, сели попить чаю и подполковник, незаметно для себя – выдул целый котелок, закусывая найденными в вагончике конфетами. Глаза слипались, он начал клевать носом и Пудель угнал Браслета спать, обрадовав, что встанут они затемно, позавтракают и выйдут с первыми лучами света. Слабо шевельнулась мысль, что поздний выход более уместен. Мысль как появилась, так и ушла, стоило голове коснуться уложенного в изголовье рюкзака.

Браслет проснулся ночью. На соседней койке дрых, разметавшись – Пудель, часы с подсветкой показывали четыре тридцать и подполковник обрадовался, что еще поспит. До подъема час, а то и полтора и он тихо охая при каждом шаге выбрался на улицу. Причина пробуждения понятна и естественна. Выпитый котелок чая требовал немедленного выхода наружу.

Подполковник, не желая просыпаться, терпел, сопротивлялся, но все равно пришлось натягивать на ощупь берцы и выползать на улицу. То, что фонарик остался в куртке, вспомнил за вагоном и обнаружил, что может обойтись и без него. Ох, ничего себе! Это что за ночной концерт?

– Пудель! Давай сюда!

Наемник среагировал так, как и положено реагировать специалистам его уровня. Он вылетел с вагона «щучкой», перекатился в сторону, застыл, и водил по сторонам толстым стволом ВАЛа выясняя обстановку. Вот так реакция! Восхищаться нет времени, совсем не тот момент, но «зарубочку на память» Браслет сделал машинально.

– Какой ты резкий! Да убери пушку и смотри туда, на терриконы.

Пудель повернул голову, куда ему указывали, охнул и поставил автомат на предохранитель. Ночное небо, с одной стороны карьера отсвечивало, словно большой город. И более того. Вдали, за сопками – красиво вспыхивали сполохи. Сполохи обозначали не сияние севера. Сполохи обозначали взрывы.

– Ремтехника! – В унисон выдохнули оба. Оделись не сговариваясь, вооружились и ради лучшего обзора бегом поднялись на ближайший террикон. Звуки сюда не доходили, они гасились сопками. Но судя по вспышкам, в поселении ремонтников шла настоящая резня.

– Наверно минометы лупят. По одним вспышкам точно не понять. – Предположил Браслет и его радостно поддержал Пудель:

– Ага, бьют с тяжелого. По-моему, командир – хана Ремтехнике. И стрелковка! Ты посмотри, стрелковки сколько!

Пудель правильно подметил. Ночное небо освещали не только вспышки орудийных взрывов. Во всех направлениях перекрещивались пунктиры пулеметных трассеров, что говорило о горячем бое.

– Теперь понятно, почему от ремонтников не вышла ни одна машина. Наверняка ожидали нападения и готовились обороняться. И зачем мурам Ремтехника понадобилась? – Подполковник растерянно пожал плечами. – После такого боя и обстрелов от поселка мало что останется. Не меньше года придется восстанавливать.

– Э, командир! Да никто ничего восстанавливать не будет, проще поселок заново отстроить. На новом месте. И заметь, стихают вспышки.

– Ты, знаешь, Пудель… Я очень надеюсь, что Ремтехника отбилась, но если нет, то сейчас пойдет зачистка. Народ разбегается, их наверняка преследуют и мы с тобой вполне попадаем под раздачу. Мне кажется, что надо сваливать. Другие будут предложения?

– Нет, блин! Предлагаю Ремтехнику обратно отбивать у муров! Конечно, сваливаем.

Вышли они, как и планировали сразу. Как только немного рассвело.


*****


Каменоломня. Опасный длинный стаб с собаками мутантами. Сама Каменоломня грузилась раз в два года, считалась стабом, и имела быстрого соседа кластер «Свалка». На «Свалке» раз в неделю обновлялись две помойки со стаями собак и, разумеется – крупные особи отъедались на иммунных, маленьких собратьях.

Отожравшиеся и развившиеся твари разбегаться куда попало не спешили. Они сбивались в стаи и ходили в Свалку, как в столовую. Живой пищи прилетало много и стремительно мутировавшие псы набирали силу на котах, мелких собачках и жирных неуклюжих крысах.

Вторым источником жратвы служила трасса. Дорога из Ремтехники на Серпантин змеей струилась между большими валунами. Лучшего места для засады не придумать, на путников нападали стаи злобных тварей и не всегда люди выходили победителями.

Народ, через Каменоломню – ездил разный, с различными взглядами на безопасность и совсем без добычи собачки оставались редко. И что интересно, именно дорога позволяла ограничивать и регулировать численность развившихся до жутких монстров псов. Крупным стабам их нападения надоедали и устраивались облавы с бронетехникой. Большие охоты проходили всегда весело и сталкеры казенных патронов не жалели…

Трудно представить, но в жутком, пропахшем смертью и миазмами помоек кластере, располагалось поселение имунных! Поселок маленький, не до конца достроенный, и тем не менее – настоящий островок разумной жизни. Поселенцев атаковали твари, душила вонь, редко навещали гости. И не смотря на все проблемы, люди не сдавались и численность скромного поселка даже увеличивалась.

Причиной привязанности к неприглядному для жизни месту, являлся маленький, но щедрый на подарки кластер. Он назывался «Перекресток». Перекресток оказался так хорош, что по соседству судорожно укреплялось поселение «Трапеция». Поселок замыкал вытянутую Каменоломню, наглухо перекрывал дальний ее край и именно туда лежал маршрут Браслета с Пуделем. «Трапецию» Рахман обвел на карте кругом и пририсовал рядом веселенького пупсика.


*****


Головной БТР маленькой колонны выпустил облако дизельного дыма и остановился. Дорогу бронетранспортеру и двум тачанкам с пулеметами преграждала догорающая Нива, но причиной остановки послужило не внезапно возникшее препятствие. Точнее, не оно одно.

Патруль из трех машин, со сдвоенным треугольником на дверцах, замер в начале трассы через стаб Каменоломня. На последнем, удобном для отдыха безопасном месте, известном под названием «Родник». Небольшие караваны любили тут делать остановку. Люди выходили, осматривали технику, набирали воду в роднике и перекуривали перед решающим броском.

– А ну вылазь, братва! Покурим и кофейку дернем перед маршем. Приближаются места совсем плохие, и не будем нарушать традиции.

Здоровый дядька в камуфляже, с замашками опытного прапорщика спрыгнул с крыши бронетранспортера и пнул с размаху его в боковую дверцу. Дверь распахнулась, и с нутра машины вывалились четверо, одетых одинаково – бойцов. Еще трое бодро соскочили сверху.

– Медведь, мне эта Нива посреди дороги нифига не нравится… – Подал голос щуплый парень в бронежилете и армейской каске.

– А ты что думал, нас тут сталкерня, после Ремтехники встретит пирогами? – Грозно рявкнул возглавлявший группу прапор. – Я уверен, что машина еще и заминирована. Отходят на Серпантин и за собой дорогу прикрывают. Но ничего, мы ее подцепим длинным тросом и аккуратно БТРом оттащим. Но то успеем, а пока накрывайте стол и пообедаем.

Да, на Роднике имелся под большим навесом стол. Длинный, грубо сколоченный, но с двумя скамейками и вмещающий народу как на хорошей свадьбе. За столом свободно уместилась вся команда муров, старший разлил коньяк по кружкам и широко расправил плечи, намереваясь сказать тост.

Не задалось сегодня с тостом… Под столом рвануло так, что по сторонам брызнули обломки досок вперемешку с кровавыми шмотками и обрывками одежды. Вокруг все перемешалось, и как только дым рассеялся, короткими очередями ударили два бесшумных ВАЛа. Автоматы работали недолго. К месту взрыва коршуном подлетел Пудель и раздавал пули уже в упор. Разумеется, из любимого Стечкина с глушителем.

– Пудель, ты там не увлекайся – Голос Браслета звучал обеспокоенно. Не забывай, раненые нам еще понадобятся.


*****


После удачного истребления патруля муров, Пудель с Браслетом действовали быстро, не теряя ни одной минуты. Первым делом, они собрали трупы и покидали в ту тачанку, что побольше. За руль уселся Пудель.

Браслет повел следом БТР, в него сложили раненых, стальным носом двинул Ниву в сторону и они проехали, примерно – километров пять. Остановились. Сейчас действовать следовало не просто быстро, а очень быстро и каждый делал то, о чем заранее договорились. Они заехали в зону нападения собак.

Пудель выкидывал трупы на дорогу, распарывая каждому брюшину от горла до мошонки. Духман в воздухе стоял невообразимый, твари такое чувствуют за километры. Браслет занимался еще более гадким делом.

Он, не обращая внимания на крики раненых, облил все вокруг солярой, стараясь рассчитать так, чтоб бронетранспортер горел подольше и муры не задохнулись быстро. Сейчас им полагалось орать от страха во всю глотку, приманивая на себя тварей. Вернее – отвлекая от других мест. Задуманное выполнили быстро, без заминок, Браслет поджег бронетранспортер, и они умчались на тачанке Пуделя. Уехали обратно к роднику.


*****


– Ну ты и мясник, Пудель! Меня чуть не вырвало.

– Потом похвалишь, а сейчас бежим. Нет, стоп! Мы все в кровище, от нас воняет и так неправильно. Местные твари все от собак, они тупые, но обоняние отличное. Боюсь, что след возьмут на раз.

– Я рюкзаки муров откидывал в ту сторону, в них запасной шмот просто обязан быть.

Шмот отыскался, и напарники не поленились оторвать эмблемы с треугольниками. Переоделись во вражеское камуфло и сверхосторожный Пудель заставил вымазать подошвы в саже от потухшего костра. Подумали, переглянулись и вымазали не только обувь. Все верно. Лучше перестраховаться.

– Браслет, я с тобой скоро суеверным стану. Вот скажи мне, нафига ты взял с собой взрывчатку из карьера? И так устаешь, идешь медленно, а тут еще лишний груз.

– Но пригодилась, верно? – Браслет смотрел победно, вспоминая, каким гнусным шуточкам и издевательствам, за взрывчатку – подвергся по дороге. – Я ее взял, когда увидел в ящике взрыватель дистанционный и провода. А что? Никогда не знаешь, что может пригодиться. И не жалко выбросить. В том случае, когда совсем устанешь.

– Но почему…

– Пудель, нам дико некогда, но ладно – объясняю. Через Каменоломню до поселка есть три пути. Путь первый – это ехать по дороге, дальше будет поворот направо и все время надо отбиваться от собак. Путь для больших и сильных караванов.

– Нам не подходит, дальше. – Мрачно буркнул Пудель.

– Знаю, что не подходит и есть еще дорога. Как раз для одиночек и хитрожопых, вроде нас с тобой.

– А ну? – Киллер заметно прибодрился.

– Идти нужно с кластером Свалка совсем близко, но обязательно в момент перезагрузки. Твари из собак тупые, они в перезагруз сильно пугаются и отбегают слишком далеко. Правда и возвращаются стремительно. Я, Пудель, готов поспорить, что если Пупс с Дюпелем тут проходили, то шли именно так. Проскочить реально, но надо уметь ждать и выбирать момент. Иногда уходит до десяти дней…

– Командир, не мотай нервы, давай третий путь. Объясни мне, зачем я на дороге жмуров потрошил? Мне сейчас курить противно….

– Переживешь с куревом. – Браслету стало весело – А третий путь совсем все просто. Он для отбитых на голову, но самый быстрый.

– Как раз для нас…

– Точно! В нашем случае приманиваем тварей на дорогу, а они на кровь и мясо сам знаешь как реагируют. Сами бежим прямо. Через валуны. Рахман тут на карте тропиночку отметил, так что снимай с себя все лишнее и побежали.


*****


Они содрали с себя все, что можно и оставили самое необходимое. На Роднике остались спальники, два тента, все продукты, котлы, топорик, компактная пила…. Да проще перечислить то, что с собой забрали. Забрали клювы, автоматы, пистолет Пуделя. Разумеется – патроны и, пожалуй – все. Ну, взяли еще бутыль с живчиком и туалетную бумагу. Уходили, а вернее убегали – в поясных разгрузках и с пустыми рюкзаками.


*****


Краска. Белая масляная краска. Из тех сортов, что не смываются дождями и не теряют цвет на солнце. Браслет с Пуделем неслись не останавливаясь и дорогу обозначали белые пятна на камнях, словно указатели. Логика подсказывала, что Рахман на карте нарисовал тропу не просто так. Ей пользовались, по ней ходили, бегали и неизвестный добрый человек не поленился отмаркировать дорогу белой краской.

Они пробежали пару километров и в дорожную разметку добавились восклицательные знаки. Браслет встревожился, но быстро успокоился. Знаки означали, что недалеко высокий камень или пирамидка, сложенная из валунов. На возвышенности, в случае нужды, можно попробовать отстрелятся или отбиться клювом.

Идея, кстати – не такая глупая. Далеко не все твари настолько развиты, что способны прыгать на десятки метров. Атакуют, в основном – псы послабее и берут количеством. Так что, камень или пирамидка с вершиной от земли хотя бы в пару метров дает шанс перевести дух и попробовать отбиться. На одной такой площадке они сейчас и отдыхали.

– Командир, что у нас там с картой? Далеко осталось?

– Примерно треть пути. Километров пять извилистой дороги. И, знаешь, Пудель – у меня две новости. Плохая и хорошая.

– Давай хорошую, плохого без тебя хватает.

– Хорошая состоит в том, что я тебя не послушал возле Родника и прихватил у муров два баллона минералки.

– Красавчег, шеф! Давай попьем, у меня все пересохло. А плохая новость?

Браслет не спешил с ответом. Он открутил голову бутылке, сделал несколько глотков и передал ее напарнику.

– Плохая новость в том, что дальше на дороге нарисован гроб.

– Гроб?!

– Да, гроб. Что на языке Рахмана означает проблемы с высокой вероятностью загнуться. Но не совсем все плохо! Там, где совсем тухло и без шансов, Рахман поверх гроба рисует череп. Художник, блин…

Спек. Знаменитый и известный каждому сталкеру наркотик Улья. В ходу широко представлены ядовитые, дешевые составы, наподобие земного «крокодила». И на другом конце длинной линейки наркоты, особняком стоит лайт – спек. Приготовленная из янтаря загадочного скреббера, легендарная игрушка для элиты.

У Пуделя лайт – спека никогда не было и более того. Он его в глаза не видел. Зато имелось неплохое зелье с рубера. И умельцы – химики, за дополнительную плату сумели выделить и усилить нужные ему качества. Наркотик он всегда носил с собой, по пустякам не тратил и берег как раз для таких вот случаев.

– Глотай, шеф, не бойся. Не отравишься. Запить можешь минералкой.

Дожили! Последняя степень падения сотрудника органов правопорядка. Начальник уголовки, пусть даже и бывший, принимает наркоту из рук наемного киллера убийцы. Тьху…

– Пудель, а мне хватит столько? Смотри, я тебя тяжелее килограмм на двадцать.

– Держи пузырек. – В ладонь Браслета легла миниатюрная бутылочка. – Ты, генерал, ориентируйся по настроению. Если еще надо бежать и чувствуешь, что эйфория падает, то сделай маленький глоток. Но очень маленький! Пару капель капни на язык.

– А то что? Передоз будет и взлечу на крыльях?

– Нет, не взлетишь. – Ответил Пудель. – А вот уснешь запросто. Отрубишся прямо на дороге. Или не слышал, как на спеке тяжелораненых вытаскивают? Так что, командир – лучше не злоупотребляй. Мне тебя спящего не вытянуть.


*****


Хороший стимулятор, качественный, что не удивительно. Такой профи как Пудель дрянь с собой таскать не будет. Браслет усилием воли взял под контроль приступ эйфории и побежал за киллером, стараясь соблюдать дистанцию.

Бежалось хорошо и он отгонял шальные мысли обогнать напарника и выскочить вперед. Еще сюрприз. Наркота усилила умение, и карта местности в мозгу Браслета вспыхнула радужным дисплеем. Значки шевелились, морды ухмылялись и по тропе двумя синими кружками двигались они с напарником. До нарисованного гроба оставалось меньше километра.

Все шло отлично, но Пудель, неожиданно ускорился и взлетел птицей на высокий придорожный камень. Браслет последовал его примеру не раздумывая и сразу все стало на свои места. Гроб в том месте нарисовали не так просто.

Дорогу, метрах в пятидесяти по ходу их движения пересекал ручей. Обычный неширокий ручеек с пологими, истоптанными берегами. Перед ними, несомненно – водопой, вот только кто тут пьет? Судя по обглоданным костям с маленькими черепами, не только зараженные. Пить хотят и мелкие собачки, убежавшие со свалок.

Теперь все ясно. У самых везучих собаченок получается спрятаться в камнях, а вот попить воды они приходят к ручейку, где ждет засада. Атакуют тоже псы, но зараженные и изменившиеся. Псы, кстати – Браслета с Пуделем почувствовали. Из камней бесшумно поднимаются уродливые, обезображенные мутациями твари, но собаки в них пока угадываются. И подходит тварей не так много. Браслет насчитал восемь особей размером, с небольшого ишака.

До Трапеции один большой бросок и подполковник лизнул заветную бутылочку. Мир снова вспыхнул красками, два автомата залязгали затворами, и через несколько секунд в живых не осталось ни одной собаки.

Пудель заглянул ему в глаза, кивнул удовлетворенно и прыгнул с камня далеко, словно орангутанг или горилла. Полковник прыгнул следом и они побежали, на этот раз – с самой максимальной скоростью.

Бежали быстро. Браслет так никогда не бегал, но те, кто их преследовал, все равно двигались быстрее. Их счастье, что погоня села на хвост не у водопоя, а позже и первую атаку псов они с Пуделем отбили. Можно сказать, что немного повезло. Успели заскочить на небольшую пирамиду. Расстреляли скупыми очередями по два магазина, на задницах скатились вниз и побежали дальше.

Браслета захлестывало отчаяние даже сквозь наркотический туман, и когда показался высокий, сложенный из валунов забор он рухнул, обессилено на землю. Сверху ударила спарка из двух тяжелых пулеметов и подполковнику сильно, вот просто до безумия захотелось спать.

*****

Трапеция ожидаемо оказалась маленьким, довольно мощно укрепленным поселением. От Каменоломни поселок отделяла стена из валунов, минное поле и спираль колючки. На стене торчало штук пять станковых пулеметов, зенитка и непонятный агрегат с двумя баллонами, похожий на стационарный огнемет. Сектор обстрела расчищен метров на четыреста и усеян вбитой в землю острой арматурой.

За стеной поселок выглядел более печально. Вагончики, армейские палатки, штабеля бетонных плит и шлакоблока. Гарнизон в три десятка человек смог обеспечить оборону, но до благоустройства руки так и не дошли. Бытовая неустроенность усугублялась неистребимой вонью от помоек, изолированностью от других поселков и постоянным прессом со стороны собак из Каменоломни.

Ради чего лишения? Зачем люди, вроде не глупые и адекватные, поселились на периферии свалки? Ответ прост и понятен. Перекресток. А если точнее – крупный железнодорожный узел, что им подбрасывал три раза в месяц подарков щедрее, чем Дед Мороз из своего мешка на Новый год.

Продукты, алкоголь, одежда. Стройматериалы, бытовая техника, а какой «Клондайк» военные составы! Три раза в месяц с полной сменой всего ассортимента. Стоит ради «Перекрестка» терпеть соседство Каменоломни? Вопрос сложный. Но тридцать человек свой выбор сделали, создали коммуну и не стали даже выбирать над собой старшего. А что? Бывает и такое. Право голоса у каждого и важные вопросы решает общее собрание.


*****


– Шифер, мы даже угостить тебя ничем не можем. У вас тут такое изобилие…

– Да ладно, парни. Я все понимаю. Вы спрашивайте, что хотели, не стесняйтесь. Нам тут поговорить с новым человеком и то в радость.

Бар в Трапеции слегка шокировал, но вполне вписывался в местный колорит. Браслет с Пуделем сидели в дощатом балагане, за столом со столешницей из дубовой двери. Играла музыка, за стенкой тихо тарабанил генератор, подавая ток на десяток развешанных под потолком лампочек.

Все по-простому без претензий и бесплатно. Вдоль одной из стен стояли ящики с напитками, на столах блестела чистая посуда. Хозяйничал в сарае – баре Шифер, толстый добродушный дядька с рыжей шевелюрой и в махровом свитере с начесом.

– Шифер, нам в Серпантин надо попасть. Не в курсе, как там обстановка?

Бармен производил впечатление парня болтливого и позитивного. Искушенный в общении с людьми Браслет решил зайти издалека, в надежде, что про Пупса с Дюпелем тот расскажет сам. Как показало время, чутье старого опера не обмануло.

– Вы что, ребята, ничего не слышали? Серпантин в осаде. Поверхность уже за мурами и сейчас катакомбы выжигают огнеметами.

– Да ты что, откуда знаешь? – Браслет и Пудель разом встрепенулись и было от чего. Благодаря соседству с внешкой, Серпантин заслуженно считался одним из самых мощных поселений. Помимо сильных укреплений на поверхности, он, под собой имел сетку катакомб, что его делало почти неуязвимым.

– Знаю. У них радиоточка под землей. Работает. Пока… – Шифер многозначительно состроил поросячьи глазки и продолжил с видом человека многое познавшего, но недооцененного – Тут перед вами на Серпантин два чудика вчера ушли. Я их пытался отговаривать, но сейчас все умные и сами знают…

– Пантера с ними? – Быстро спросил Пудель.

– С ними. Крюгером зовут. Они ваши друзья, да? С пантерой Пупс, у него дар – «любовь животных». По Каменоломне ходит как у себя дома. Имунных собаченок с крысами между камней прячется немало, так они по его команде выходят и отвлекают тварей. Это вы сюда ввалились на наркоте и последнем издыхании, а Пупс с Дюпелем зашли спокойно. Ушли, кстати – спокойно тоже.

– Ушли точно на Серпантин? – Браслет забылся, спросил излишне жестко и бармен непроизвольно вздрогнул.

– Ну да, по основной дороге. Там дальше развилка. Направо Серпантин, влево Ремтехника. Но они пришли со стороны Ремтехники и, значит – идут на Серпантин. Вам, кстати – идти туда не расхотелось?

Браслет задумался. Информация нужна и знал толстяк немало, но выдавать конечную точку своего маршрута не хотелось. А, впрочем, что они теряют? Их путь приближается к концу, и навредить им, при всем желании – будет трудновато.

– Вообще, нам нужен стаб «Сванетия». Там есть река и остров с двумя башнями.

– Ага, и рядом Карусель. Знаю я Сванетию. Кластер почти в самой внешке. Вот только что вы в нем забыли? Для охоты на элиту у вас слабое оружие, а больше у тех башен делать нечего.

Браслет к толстяку испытывал симпатию. Именно такие самовлюбленные бармены составляли золотой фонд всех оперативников еще со времен кожаных курток и наганов. Что хорошо, «колоть» не требуется. Требуется вовремя разворачивать их словопоток в необходимом направлении. Вот и сейчас, бармен сам выдумал причину, зачем они рвутся к Карусели. Не стоит его разочаровывать.

– Ты прав, Шифер. Все ты знаешь! А оружие у нас там, на месте. Друзья – охотники старую нычку сдали за магарыч хороший…

– Ну, через Серпантин вам не попасть. – Важно заявил ободренный похвалой толстяк – Хотя короткая дорога лежит через него.

– А что, есть дорога длинная? – Браслет продолжал подначивать

– Естесственно! И есть способ ее сделать более короткой.

Они долго говорили. Оказывается, отсюда к Сванетии можно попасть через тот самый Перекресток. Кластер совсем маленький, уютный. Со всех сторон отрезанный и удаленный. На карте Рахмана через него вела прерывистая линия и что важно – никаких предупреждающих тревожных знаков! Но не все так просто. От Перекрестка и до башен простиралась многокилометровая, выжженная степь и степь надо пересечь.

– За степь не переживайте, парни. В Перекрестке машины есть любые, еще выбирать будете на чем поехать.

– А направление? Как мы в степи узнаем направление? – Второй раз за вечер подал голос Пудель.

– Направление, мужики – легко. Направление вы по колеям узнаете. Дороги нет, но куда ехать разберетесь. Не вы первые стрелять элиту едете.

– Спасибо, Шифер! Выручил!

– Да всегда пожалуйста. А вам удачи. И забегайте к нам, при случае. Охотнички за жемчугом…


Глава 15. База в терриконах | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 17. Оживленный Перекресток