home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18. Жизнь после потопа

Сеанс радиосвязи

– Поселок Крепость вызывает поселение Факторию! Фактория, ответьте!

– Слушает Фактория. Тюлень на микрфоне. С кем говорю?

– С Головачем ты говоришь, Тюлень. Слышал про такого?

– Ну да, конечно. Головач. В Крепости один из…

– Ты Тюлень слушай что скажу, а еще лучше – записывай. Отправляем на вас караван, в караване два рефрижиратора свинины и один говядины. Свинина в полутушах, говяжьи туши в четвертинках. Записал?

– Головач, ты что, у нас жемчуга не хватит за свежатину…

– Никаких расчетов, все бесплатно, понял? Поддержка вам за то, что беженцев с разбитых стабов принимаете. И передай своим, пусть составют список всего необходимого. Все, отключаюсь. Мы всегда на связи.


Прорыв дамбы у форелевого озера разделил некогда прекрасный стаб на две неравных половины. Верхние три четверти сохранили не тронутую лесную сказку, нижняя часть выглядела…. Она больше вообще никак не выглядела. От озера, широко разливаясь по ущелью, растекался мутный поток с островами из валунов, грязи и стволов деревьев с застрявшими между ветвями измятыми телами зараженных.

Вороны… Их крик давил на психику, сводил с ума и служил своеобразным похоронным маршем геройски павшим Гире и Ташкенту.

– Фаза, что они орут? Не знаешь? Ты, вроде понимаешь по-вороньи..

Агата откинула винтовку и ладонями зажала уши.

– Конечно, знаю – Кивнул Фаза, не отрываясь от бинокля. – Водой из озера выкинуло рыбу и разбросало по ущелью. У ворон большая трапеза, а кушать тихо птички не умеют.

Фаза осматривал окрестности в бинокль, рядом лежащая Агата смотрела в прицел снайперки и даже Маруська таращилась единственным уцелевшим глазом на фигурки Малыша и Холода. Друзья твердо решили, что герои заслужили человеческие похороны и бродили в поисках любых фрагментов. Искали то, что можно положить в могилы и Фазе идея с похоронами не понравилась с самого начала.

Нет, он не против отдать последний долг героям, но надо, как минимум – провести разведку, посмотреть на последствия устроенного катаклизма и оценить угрозы. С высоты скального останца обзор хороший, но не бесконечный и выходить в любом случае придется.

Озеро. Его любимое, форелевое озеро. Жемчужина лесного стаба и за сделанное с ним терзала совесть. Фаза, уже в который раз – скосил глаза на воду и заметил, как по поверхности шныряют стремительные тени. Вода ушла, примерно – на четыре пятых, но остались ямы до двух метров, что обнадеживало. Рыба могла в ямах прятаться и можно надеяться, что водоем, пусть и не скоро, но восстановится.

– Пшшуу… Малыш, Холод, как слышимость, прием!

– Фаза, я знаю, что ты хочешь нам сказать, но зря стараешься. Пацаны будут похоронены и точка! Пока с Холодом не выпьем на могилах, искать не прекратим, и давай закроем тему по хорошему.

Тяжелый случай… Фаза понял, что отговорить двух упертых мужиков не выйдет и настроение упало окончательно. Эх, не хватает ему на таких волков авторитета и снова рулит пресловутое «Сталкерское братство»

– Что скис, Хранитель? Не видишь выхода? – Агата на секунду оторвалась от прицела и обожгла парня озорным и зеленым, как у ведьмы – взглядом.

– Агата, я в прошлой жизни сварщик, в новой вообще не пойми кто, и мне никогда не подчинялись сталкеры. Тем более такие крученные перцы.

– И что думаешь делать?

– А что, тут вообще на моем месте можно сделать? Буду сидеть на долбанной скале и прикрывать наших похоронщиков. – Он обменялся с Агатой быстрым взглядом и добавил – Пока снизу очередная гадость не полезет…

– Твоя ошибка, Фаза, что ты пытаешься командовать, а у ребят еще прежний командир не похоронен. Слушай, как надо с ними говорить и с тебя, при случае – бутылочка Калифорнийского….

*****

Малыш с остервенением раскидывал очередную кучу, как на поясе, в кожаном футляре снова завибрировала рация. Ну, Фаза, ну – достал! Теперь не обижайся! Никогда не отличавшийся железной выдержкой Малыш, нервно выдернул пластмассовый прямоугольник и ткнул грязный палец в рычажок приема:

– Прием, говорит Фаза, Малыш, ответь!

– Ответил. Принял. Фаза, чего там тебе спокойно не сидится?

– Не злись, Малыш. Ребята всех спасли, не только вас и я готов помочь.

– Ты нам помочь? – Динамик удивленно хрюкнул – Слышь парень, ерундой не занимайся, ладно? Тут надо валуны ворочать, бревна двигать и толку от тебя? Лучше прикрывайте сверху по-нормальному. Помочь он хочет…

– Малыш, ты ничего не понял. Я не собираюсь ворочать камни или бревна. Мое дело – правильно организовать поиск. Но именно организовать, искать будут помощники. Вы с Холодом сейчас раскидываете кучу, а зачем? Маруське, например, ее достаточно обнюхать.

– Так что ты предлагаешь, Фаза? На поиски пустить животных? – Голос Малыша звучал заинтересованно. Использовать уменье Фазы они с Холодом не догадались.

– Ну да, зверье мне не откажет. Но Малыш, одно условие.

– Что за условие? – Спросил тот нервно.

– Один из вас останется вместо меня. С Агатой. Обзор сверху хороший, рация работает, и я желаю знать, что сзади нас поддерживают. Предлагаю спуститься по ущелью и осмотреть его с животными. Маруська в куче камней не то, что труп иммунного, кусок колбасы унюхает!

Переговоры закончились успешно. Фаза с Маруськой опустились вниз, и их место занял Холод с пулеметом. Малыш из оружия выбрал легкий РПК, Фаза не расставался с гладкоствольной Сайгой. Холод удивился легкости их вооружения, на что Малыш резонно возразил, что прикрывать должны друзья с засады, а разведчику важнее хорошо прятаться и быстро бегать.

*****

Ситуация не позволяла сосредоточиться на поиске останков героически погибших. Требовалось срочно объединить поиск в одно целое с разведкой и прежде, чем двинуться вперед, Фаза решил призвать ворона Петровича и, заодно найти кота Трофима.

Карр! Карр! Знакомое карканье подтвердило боеспособность авиации, и Фаза обрадовался пернатому товарищу. Ворон сделал над ними несколько кругов, уселся на торчащем из земли бревне и увлеченно занялся перьями на крыльях.

С Петровичем определились. У Фазы отлегло от сердца и осталось прояснить с котом. На привычное: «Кыс – кыс» Трофим не реагировал, пришлось несколько раз свистнуть, и тоже – без всякого успеха. Кот прятался или разгуливал по своим делам и попробуй, разбери этих кошачьих. Трофим и раньше мог следовать кустами, не показываясь. Особенно, если рядом с Фазой посторонние.

Идти оказалось не так просто. Ноги по колено вязли в жидкой грязи, приходилось перелезать через стволы поваленных деревьев и бедная Маруська! Она не могла ни плыть, ни бегать. Собачка залезла на одну из куч, подняла вверх мордочку и обреченно взвыла. Жалобно взвыла, от бессилия. Ей приказали обнюхивать кучи в поисках человеческих останков и она не смогла выполнить приказ. Фаза понял, что надо срочно менять тактику.

– Малыш, давай перейдем на край ущелья. Тут сам видишь. Утонем. Как хочешь, а я беру Маруську на руки.

– А поиски? Забьем на Гирю и Ташкента?

– Ну, не совсем забьем. Искать будут вороны. Они спецы как раз по мертвечине.

– Вороны не найдут. В глубине кучи не унюхают.

– А не найдут, тогда мы через пару дней вернемся. Угомонись, Малыш. Пусть лишняя вода сойдет и грязь подсохнет хоть немного.

Фаза издал звонкий щелкающий звук, Петрович отозвался карканьем и спикировал ему на руку. Свободная рука, непроизвольно потянулась к голове птицы и зависла на полдороги в воздухе. Фаза вспомнил, что вороны не любят бессмысленных поглаживаний. Они и не требовались в данной ситуации.

Человек с вороном обменивались образами. Фаза, с большим трудом представил Гирю и Петрович разродился низким клекотом. Он понял, что от него хотят и птицам без разницы, в живом виде или мертвом находится объект их поисков.

*****

Они прижались к левой стороне ущелья, к крутым скалам. Идти сразу стало легче и Маруська, громко гавкнув – дернула вперед. Тут, на краях стаба, уцелела узкая полоска леса с крупными деревьями. Основной поток пробил русло в центре стаба, переломал сосны, завертелся множеством водоворотов и шумно рухнул вниз. На Карусель.

Тогда после первого, самого страшного удара, он не иссяк полностью, но ослаб и широко разлился, выворачивая с корнями лес и сгребая в кучи валуны. И даже когда совсем потерял силу, то не пропал, а продолжал медленно заполнять ямки, наглухо заболачивая местность. Фаза с Малышом пошли по краю, выпустив вперед Маруську, прячась за кустами, и вскоре выяснилось, что ходить у скальных стенок нравится не только им.

– Маруся, что с тобой, Маруся? Фаза, разберись, блин! Она зубы скалит!

Шедший впереди Малыш пытался поднять на руки рычащую Маруську и ничего, разумеется – не вышло. Совсем не тот кредит доверия и Фаза ласково перехватил подругу. Погладил, посмотрел на Малыша и выразительно приставил ко рту палец:

– Прямо по курсу зараженные. Стая не менее пяти животных и идут на нас. По стенке.

– Ччерт! Отходим, Фаза. Тихо, очень тихо убегаем и прячемся под пулеметик Холода. Я твоей собачке доверяю.

Малыш доверял, но затвор РПК, в нарушении всех инструкций по стрелковой – передернул медленно, накрыв спортивной шапкой. Фаза развернул Сайгу стволом по ходу и аккуратно снял с предохранителя. Патрон в патронник он загонял всегда заранее, на выходе. Бежать Хранитель явно никуда не собирался.

– Малыш, давай попробуем повоевать с ними. Если Маруське веришь, то знай. Она в тех зараженных большой опасности не видит. И мне очень интересно, почему.

Заряд картечи снес лотерейщику полчелюсти, но порох оказался дымным и зверюга, под завесу – тихо ретировалась вбок. Идущие сзади развитые бегуны бросились по сторонам горохом, и Малыш убивал их злыми короткими очередями. Фаза пальнул еще несколько раз с Сайги, снова надымил и с досадой заменил в карабине магазин, внимательно вчитавшись в маркировку. Бой закончился, не успев как следует начаться. Закончился их полной безоговорочной победой и можно спокойно подвести итоги.

Один из двух лотерейщиков лежит с разбитой головой, рядом трупы четырех, довольно сильных бегунов, а самый первый, раненый картечью убежал. Так себе добыча. Слабая. С таким соперником положено разбираться клювами, а они тут побоище устроили. А это что еще такое… Далеко сбоку мявкнуло знакомо, раздалось фырканье и Фаза побежал на звук. Трофим, нашелся! Его любимый котик рвал череп раненому лотерейщику.

– Пшш, тррр…. Фаза, что случилось, что у вас там за стрельба? Немедленно ответь, иначе мы с Холодом спускаемся.

– Агата, успокойся! У нас все штатно. Нарвались на зараженных, твари слабые, мы их перебили. И да, Агата! Трофим нашелся, представляешь? Так что не переживай, нас есть кому предупредить заранее.

– Когда обратно, Фаза? Вы далеко собрались? Сейчас лучше всем держаться вместе.

– Скоро, Агата, совсем скоро. Но до Карусели дойти надо, согласись? Ты не переживай, мы если что к вам под защиту убежим.

Фаза спрятал рацию и посмотрел на Малыша. Ему показалось, что напарник имеет что сказать и не ошибся:

– Ты в поведении зараженных ничего новенького не заметил? – Малыш отвел в сторону взгляд и пнул лежащего рядом бегуна

– Да нет, твари как твари, ничего особенного – Он упорно не понимал, куда клонит напарник.

– Ну да, еще бы ты заметил. Слишком мало, парень – улей топчешь. – Сталкера явно понесло куда-то не в ту сторону – Эх, Гиря бы влет этих животных раскусил!

– Да Малыш, что, наконец – случилось? – Фаза в нетерпении поднялся с камня и рядом распрямился на все два метра роста взъерошенный Малыш:

– А то, что это не орда!

– Как не орда?

– Да так! Перед нами простые зараженные. Голодные, трусливые и осторожные. Больше их никто не направляет, ясно? И молись, Фаза, чтоб озеро убило вожака, или контролера.

*****

Разведчики сделали затяжной бросок по узкой полосе кустов, перевели дух, снова переход и построенный сталками блиндаж с окопами оказался в зоне прямой видимости. Фаза посмотрел в бинокль и мрачно сплюнул. На старой базе их ожидали мерзость, запустение и вязкое болото с ядовитым туманом испарений. Он вручил оптику опытному Малышу, тот посмотрел, горестно поцокал языком и изложил свою версию событий.

По его мнению, поток из выпущенного озера, словно ковшом бульдозера собрал зараженных в кучу и вытолкал к краю Карусели. Дальнейший путь подохшим тварям преградила каменная осыпь и невысокая гряда, где они застревали между валунами на площади не менее гектара. Волна слетела дальше, в Карусель, тела остались, но стихия на том не успокоилась.

Следующие волны шли слабее первой и принесли тонны песка с глиной. Оставив грязь, вода ушла, превратив братскую могилу зараженных в грязный студень с торчащими наружу руками и ногами. Частокол, чудовищная роща, где вместо кустов торчат конечности со скрюченными пальцами.

В кошмарном кладбище вполне могли покоится Ташкент с Гирей и Фаза поклялся Малышу проверить все своими подопечными. Но не сегодня. Пусть пока земля подсохнет, лишняя вода сойдет… Сейчас ни одно разумное животное в такой студень не полезет.

*****

Дальше шли, не отходя от прежнего маршрута. На границе с Каруселью полоса леса уперлась в каменную осыпь и закончилась. Малыш с Фазой, вытанцовывая на камнях, осыпь перелезли и вышли на каменную полку, что вела в сторону грузовой площадки. Слева уходящие ввысь скалы, справа закрытая туманом пропасть. Поток в туманный кластер пролетел правее, и тропа выглядела надежно.

Фаза не спешил углубляться в Карусель, хотя оно и входило в его планы. Он дал знак Малышу остановиться, отложил тактический рюкзак, Сайгу и бодро взобрался на валун порядочных размеров. Как только они пересекут границу кластеров, связь сильно ухудшится и вполне может пропасть совсем. Да, такие вот причуды Улья и пока они не вышли из лесного стаба, желательно переговорить с Агатой. В Карусели связь работала весьма условно, как, впрочем – и любая электроника.

– Разведка вызывает Камень, Разведка вызывает Камень, прием!

– Какой Камень, что за Разведка? Фаза прекрати дурачиться, о позывных не договаривались.

Рация работала тише, чем обычно и выручало что между ним на валуне и Агатой на высоком скальном пальце не наблюдалось никаких препятствий. Радиоволнам не мешало ничего вообще.

– Агата, чем тебе позывные не понравились? Ну ладно, слушай. Мы собираемся пройтись до грузовой площадки и хорошо там оглядеться. Так что не теряйтесь. На связи нас не будет.

– Фаза, мы с Холодом выдвинемся в вашу сторону. Сидеть на скале дальше я не вижу смысла.

– Ну, там обзор хороший..

– Извини начальник, но решено. Спускаемся и идем полоской леса вслед за вами. Зараженных много по дороге?

– Есть твари, попадаются. Но они осторожные, напролом не лезут. И слаборазвитые. Отбиться клювом можно, или пистолетом. Так что, Агата – Баррет за спину и доставай свой Глок.

Их разговор, неожиданно прервался. У его рации сел аккумулятор и Фаза вспомнил о генераторе на грузовой площадке. Но цел он или нет? И есть ли там бензин в канистре? Эх, давно следовало заказать несколько мягких солнечных панелей и подключаться напрямую. По прежней жизни он хорошо помнил, что так поступают охотники – промысловики.

– Что командир, все? Наговорились? – Неуместное злорадство Малыша царапнуло по самолюбию, но тот не унимался: – И запасного аккумулятора у тебя нет, я верно понял?

– Есть запасной. Аж три штуки запасных и толку? Разряжены все до одного. На двенадцать часов хватает запасного, и то, если много не болтать.

– Тогда я вообще не понял, что мы тут торчим. Я точно помню, что у Ташкента за ящиками работал генератор, и мне кажется, что забрать его никому не пришло в голову. Так что выходим. И знаешь что? Иди первым и приготовь Сайгу. Перезарядок не пугайся. Прижимайся к стенке, падай на колено, а я сзади прикрою. Ох, не нравится мне эта дорожка….

*****

Интуиция Малыша не обманула. Дорога на грузовую превратилась в такой «квест», что Фаза чуть не повернул обратно. И повернул бы, но сильно выручили кот с Маруськой. Они бежали впереди и как зараженные не пытались прятаться на узкой полке за камнями, все бесполезно. Их вовремя замечали и облаивали. Можно не боятся никаких засад или внезапного навала толпы тварей.

И что совсем плохо в их ситуации – нападали твари не от хорошей жизни. Фаза с Малышом, нечаянно – своей разведкой забили пробку в горло узкой каменной бутылки. С левой стороны отвесная стена, с правой – крутой обрыв в ущелье, где непонятно что после потопа происходит. В конце пути тропа обрывалась грузовой площадкой с вожделенным генератором и куда с тропы деваться зараженным? Многие прыгали или сползали в пропасть, и все равно приходилось прорываться с боем.

– Малыш, перезарядка! – Фаза машинально принял к стенке, грохнулся на защищенное наколенником колено и принялся добивать патроны в наполовину опустошенный магазин.

Очередная атака отражена успешно и жилистый, словно поджарая борзая развитый бегун сползал безвольно в пропасть с разорванной гортанью, а похожий на штангиста лотерейщик дергался у стенки с кровавой раной вместо глаза. Бегун схлопотал заряд крупной дроби, лотерейщику прилетело в глаз несколько картечин.

Картечь славная, диаметром восемь миллиметров, но в их ситуации диаметр шариков большой роли не играет. Заряд самой мелкой дроби на небольших дистанциях летит кучно, черепа слабых тварей пробивает и Фаза пихал патроны в магазин не сортируя. Вперемешку.

– Фаза, патронов гладких еще много? Как ты хорошо их! У меня так из пулемета не получится. Пойдет большой расход боеприпасов.

– Два магазина полных и еще россыпью в карманах. Повоюем! – Очередная волна тварей закончилась как раз на лотерейщике и Маруська, вращая хвостом словно самолет пропеллером бросилась вперед. Ее дело искать новые засады и обнюхивать крутые повороты.

Трофим плохо себя вел и пришлось его отправить в приказном порядке. Прятаться на скальной полке ему негде, некуда взобраться и кот, жалобно мяукая – часто останавливался. Потом начался бой. Трофим, с грозным фырканьем «в лобовую» бросился на бегуна, и у Фазы лопнуло терпение. Непослушное животное отправилось назад, в район каменной морены.

Дальше не особо осторожничали. Маруська впереди, предупредить успеет и вскинуть ствол не долго. Один поворот, другой, совсем близко грузовая и зараженные или закончились, или попрыгали со страху вниз и самоубились. Шли уверенно, Малыш даже закурил, но Фаза замер и поднял руку в тактической перчатке.

– Малыш стой, впереди ерунда какая-то…

О ерунде Маруська их предупреждала. Собачка крутилась посреди тропы с поджатым к животу хвостом и жалобно поскуливала. Фаза понял, что его просят о контакте, подбежал и положил на миниатюрную головку руку.

– Ну что там, Фаза? – Малыш нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Он хотел одновременно чаю, кофе, жрать, курить и просто полежать, закинув ноги на рюкзак. Все желаемое предполагалось осуществить на грузовой площадке, но тут, как назло – собаки показывают непонятные концерты и Фаза на вопрос не реагирует.

Ему послышался далекий звук и Малыш звуку не поверил. Он снял рюкзак, попрыгал, разминая плечи, замер, снова вслушался и через секунду тревожно встрепенулся. В Карусели, на самой границе слышимости – работал пулемет. Тяжелый пулемет, калибром двенадцать миллиметров и вскоре к нему присоединился еще один, аналогичный. Не успел как следует второй пулемет ввязаться в бой, как первый захлебнулся и захлопали несколько винтовок. Внизу, абсолютно точно воевали. Шел бой, Малыш пытался вслушаться, но звуки заглушала ревущая на дне ущелья горная река. После устроенного Гирей «армагедона» с верхним озером, ее мощь увеличилась, а вместе с мощью возросли и децибелы шума.

– Малыш, очнись! Идем на грузовую.

– В той стороне стреляют, слышишь? И ты еще не рассказал, о чем с собакой разговаривал.

– Потом расскажу, позже. Там ничего срочного. Сейчас побежали, надо зарядить акумы в рации. И стреляют не у грузовой, а дальше. Почти у выхода с ущелья. Ушам тут доверять особо не советую. Эхо в наших местах непредсказуемое.

*****

Грузовая встретила изуродованным КОРДом, и наваленными телами зараженных. Петрик визуально нигде не наблюдался, озадаченная Маруся фрагментов тел не обнаружила, и Малыш начал объяснять, что в определенных ситуациях все сталкеры действуют шаблонно:

– Даже не думай, Фаза тут искать. Бесполезняк. Под такой кучей тварей сталк или гранатой себя рвет, или вниз, с обрыва прыгает. Петрик, всего скорее, спрыгнул и кольцо рванул в полете. Порвало его в клочья, а кусочками подхарчились зараженные. Хорошая смерть, быстрая.

Закончив монолог, Малыш смачно хлюпнул носом, а Фаза красноречиво пнул по уцелевшему ящику с кухонными принадлежностями.

– Малыш, раскочегаривай спиртовку, кипятим чай, обедаем и сваливаем. На грузовой площадке делать больше нечего.

– Как нечего? – Вскинулся тот – А разведка? Кто с кем воюет мы не выяснили, а мне, например – очень интересно!

– И как ты выяснишь, вниз сбегаешь? Малыш, не советую. После потопа часть элиты выжила, и твой пулеметик против них не катит.

– Ты хочешь сказать, что Карусельное зверье не все погибло? А, вообще зачем я спрашиваю. – Забубнил Малыш себе под нос – Конечно, уцелели многие. Оборону от орды держали по высоким точкам, а удар потока прошел ниже. Теперь понятно, о чем вы там с Марусей разговаривали.

– Вот ты на свои вопросы и ответил. Думаю, что в Карусель пожаловали очередные гости, пожаловали по нашу душу, и их приняло уцелевшее зверье на входе. Пока они между собой выясняют отношения, предлагаю сломя голову бежать обратно и готовить оборону в Райском стабе.

Рацию они заряжать не стали. Зачем? Уже не актуально. Решили не задерживаться и не терять времени. Наверняка Агата с Холодом их встретят на границе кластеров и устроить массовую зарядку можно на первом длинном отдыхе. А вот пообедать надо обязательно. Время поджимает, но горячий обед они заслужили точно.

Обратно вышли через полчаса, и Малыш взвалил на спину генератор, канистру с остатками бензина и все, что удалось собрать – патроны. Проверить споровые мешки мертвых зараженных тоже не забыл. Набрал по мелочи, но они в улье и живчик нужен ежедневно.

Общий вес груза перевалил за сотню, что с его умением считается вполне приемлемым. Груженый сухпаями Фаза за напарником еле успевал.


Глава 17. Оживленный Перекресток | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 19. Вредный самолетик