home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19. Вредный самолетик

Сеанс радиосвязи

– Отряд Лома вызывает караван Якудзы!

– Якудза слушает. Говори, Лом.

– Якудза, вы где сейчас, порт Питерский дербаните?

– Есть такое дело. Ты, Лом излагай, что надо и не засоряй эфир.

– Слушай, мы на солнечные панели нарвались, прикинь? Два грузовика панелей и один с инверторами, аккумуляторами, проводами, крепежом. Оно вообще такое интересно?

– Лом! Слушай, Лом… Да я за те панели тебе все, что хочешь! Могу водкой, могу патронами или тушенкой. Договоримся по расчетам, только ты вытащи их Ломик, ладно? Грузовики, кстати – у тебя останутся.

– Хорошо, попробуем. Как скажешь. Только, Якудза, у проспекта Стачек нас постарайтесь встретить. Людей у меня не много и с патронами вечный дефицит.



Ночевать решили под защитой леса, в недавно обустроеной избушке. Небольшое помещение прибрали, подмели, жарко протопили и единогласно отдали Агате. При большом желании на нарах и под нарами умещались все, но Малыш с Холодом решили, что будут ночевать в спальниках на улице. Под большим навесом места много, можно перед сном болтать и гонять чаи столько, сколько заблагорассудится. Фаза посмотрел в сторону Агаты, сбросил наваждение и присоединился к мужикам.

В штатном, обложенном камнями очаге возле навеса разожгли костер, на огонь повесили котлы с водой и в сторонке затарахтел, негромко – генератор, заряжая гроздь аккумуляторов. Часового выставлять не стали. С такими друзьями как у Фазы, он будет только мешать дозорным настоящим. Тем самым четвероногим и пернатым стражам, что о посторонних узнают за много километров.

Агата, внимательно осмотрев жилище Фазы и заметив стопку пустых ведер с большим котлом, решительно объявила банный день. Все верно. Они не дикари и для помывки следует использовать каждую возможность. Коллектив взвыл от восторга, избуху протопили еще жарче, заполнили водой все ведра, и Агата мыться ушла первая. Вышла через час счастливая, с укутанными в полотенце волосами и ни стесняясь принялась развешивать на ветках постиранное только что белье.

Их единственная женщина мылась почти час. Малыш, Холод и Фаза уложились, все втроем, минут за сорок, вывалили одуревшие на свежий воздух и расселись на чурбаках вокруг костра. Вымытый и в чистое переодетый Фаза развалился спиной к сосне, к его ноге прижалась верная Маруська, а кот Трофим перемещался по кустам, сверкая зелеными глазами. Малыш с Холодом обстреливали горящие глаза кусочками тушенки и кота такой способ кормления вполне устраивал. Фырканье слышалось весьма довольное.

Длинный, насыщенный событиями день забрал все силы, народ разобрал спальники и обязательные разговоры сократились до дежурных полусонных фраз. Фаза уснул быстро, и ночью произошло нечто такое, о чем он мечтал с тех пор, как судьба сделала его Хранителем.

Хотя если быть точным, то Хранителем его сделала Агата. Именно она представляла совет директоров Гильдии Торговцев, когда расписывала, насколько прекрасен Райский стаб. Фаза хорошо запомнил те переговоры и вкус Калифорнийского вина в бокалах.

Сейчас центральный офис разбит мурами и где солидные мужи с совета? Из всего состава выжила, возможно – лишь Агата и ему теперь какая разница? Женщина так близко, что аромат вымытых волос перебивает запахи избы и запах лапника под их телами. Она сама его ночью разбудила, положив на лоб холодную ладошку, и увлекла в избу, на лапник. Фаза еще раз убедился, что в любви обычно выбирает женщина, а мужчина или принимает выбор, или отвергает. Выбор Агаты Фаза принял.

Утром они вышли «парой», держась за руки, и Холод с Малышом тактично отвели глаза. Все стало по местам и никаких вопросов. Агата выбор сделала и с ней больше никаких заигрываний.

*****

После завтрака перебрали все свои запасы и у избушки решили вообще ничего не оставлять. В случае боевых действий ее сожгут сразу, как найдут и не надо считать противника за идиотов. Их тайники в первую очередь искать будут вокруг базы.

Продукты, патроны, снаряжение. Три большие кучи и рядом маленькая медикаментов. В улье раны заживают быстро, но без нормальной медицины никуда. Особенно важен перевязочный, шовный материал и обезболивающие.

До обеда Агата составляла комплекты для закладок, а Фаза, в компании с двужильными Малышом и Холодом растаскивали их по тайникам и прятали. Вымотались словно черти, сели пообедать, и как только с костра сняли котел с вареными грибами, с высокой ели дважды прокричал Петрович.

Маруська встрепенулась, ворон перелетел на одну из нижних веток и два раза каркнул снова, кося вороньим глазом на сидящую собачку, и та взвыла. Совсем тихо взвыла, словно всхлипнула. Рот Фазы непроизвольно приоткрылся и на штаны выпал полупережеванный сухарик.

– Фаза! Да очнись ты, что с тобой? Быстро рассказал, что там тебе прокаркали!

Фаза посмотрел мутным взглядом на вцепившуюся в плечо Агату, с трудом взял себя в руки и, судорожно сглотнув – выдавил:

– Всем нам ребята, сейчас прокаркали бааальшую кучу приключений. Но вы кушайте, не отвлекайтесь. Пожрать в любом случае успеем.

*****

Они покушали. И, как не странно, обед даже затянулся. Пока Фаза пребывал в прострации и общался с лесной живностью, котел с чаем на огонь вешали два раза. Малыш с Холодом психовали от недостатка информации, Агата всех успокаивала, а Фаза медитировал, выдавая иногда скупые фразы. Что двух приятелей злило еще больше.

Конец молчаливому общению с животным миром положил Трофим. В кустах громко фыркнуло, выскочил мокрый, с точащей шерстью кот и сунул голову в протянутую ладонь Хранителя. Сидели они не слишком долго. Трофим встрепенулся, мелодично промурлыкал и растворился в зарослях, словно никаких котов тут не было. Фаза, звонко хлопнув себя по бедрам встал и поднял руку, требуя внимания:

– То, что мы больше не одни, надеюсь всем понятно? От себя добавлю, что сейчас гости устанавливают лагерь на морене между кластерами.

– Их много? – Простой вопрос Холода Фазу озадачил, и он растерянно пожал плечами:

– Для животных «много» начинается, если людей больше одного. Они не мыслят человеческими категориями. Мне сообщили, что одна команда оборудует на морене между кластерами лагерь, вторая группа, для нас самая опасная – вышла в нашу сторону по правой стороне ущелья. Да, и в Карусели все еще стреляют.

– Понятно все, разведку выслали. – Малыш сделал мрачный вывод – Почти уверен, что идут нашей тропой.

– Надо срочно передавить гавриков! – Сурово высказался Холод и красноречиво погладил пулемет. – Сейчас у нас есть преимущество. На тропе у стенки они как на ладони, но выскочат в лес и ситуация резко поменяется.

– Если чужаки не конченные идиоты, то в лесу нас перестреляют, мальчики. – Подбросила Агата оптимизма – Они профи, отлично вооружены и, главное – их много. Нельзя головной отряд выпускать в лес ни в коем случае. Разбегутся, займут хорошие позиции, и подкрепление вызовут по рации.

– Тогда, Агата – не будем терять времени. Бери патроны, снайперку и лезь на свое место. На торчащий палец. Только без команды не стреляй и держи на приеме рацию, она заряжена. Переговоры могут слушать, и жми на курок, когда я вот так дважды щелкну по динамику.

Фаза достал рацию и наглядно продемонстрировал, как именно он будет щелкать.

*****

Шесть человек облаченные в снайперский камуфляж «Гилли» крались, прижавшись к самой стенке, и замыкающим двигался их командир – плотный бородатый дядька. Улучив момент, бородач остановился, воровато огляделся и проглотил две таблетки, запив их водой из фляжки. Он принял надежный, проверенный временем амфитамин, что в разведвыходах считалось вопиющим нарушением и каралось строго. Могли и расстрелять, в зависимости от последствий нарушения.

Командир логику начальства понимал, за подобное сам наказывал неоднократно и ничего не мог с собой поделать. Весь его боевой опыт, отточенная множеством смертельных схваток интуиция буквально вопили, что впереди смерть, туда нельзя, но как ослушаться приказа? Ситуацию усугублял тот факт, что они муры и попадать в плен нельзя ни в коем случае. Ну как при таких раскладах без амфитамина?

Им приказали выявить наличие противника, и «выявление» все больше смахивало на банальную разведку боем. Слева заболоченное и открытое ущелье, справа скальная стена и они двигаются по узкой полосе кустов шириной местами в десять метров.

Пока разведчикам везло. Старший не знал про дефицит взрывчатки у местных партизан и искренне не понимал, почему его бойцы не нарвались даже на банальную растяжку. Он на их месте, насажал бы мины через метр, обязательно насторожил сигналки, и упал в засаду с пулеметом. Но странно. Их продвижению не мешало ничего вообще. Головной дозор двигался спокойно, и в душе командира затеплилась надежда, что выход для них вовсе не последний.

Поток воды с выпущенного Гирей озера прошел не идеально ровно. Местами края ущелья он зацепил, переломав все, чего коснулся и оставил за собой болотину и грязь. Разведка муров благополучно миновала несколько тревожных островков и сейчас остановилась перед самым открытым и большим. Последним. За ним, примерно в километре начинался лес, где так хотелось спрятаться и раствориться…

Разведчики, по его команде – спрятались и рассредоточились. Командир достал бинокль, и нервно покусывая губы – осмотрелся. Плохое место. Вязкое, открытое, в сотне метров справа две кучи переломанных деревьев. Еще вороны… Вот какого черта к ним, с самого начала – привязалась стая из пяти ворон?

Первая двойка плохой участок преодолела чисто. Бойцы проскочили, смешно выдергивая из жидкой грязи ноги и размахивая поднятыми над головами автоматами. Прошли, упали, растворились между камушков и небольших кустов, не забыв тихо свистнуть, что заняли позицию и прикрывают.

Во второй двойке один из бойцов серьезно подвернул ногу и тормозил движение. Старший, шепча ругательства – смотрел, как они тащатся по грязи и, в конце концов сорвался. Амфитамин свое дело сделал. Командир не выдержал и, рассекая грязь – побежал к тормозящей двойке, увлекая за собой последнего бойца.

Поляна. Просторная поляна с топкой грязью вместо веселой травки. Открытое всем взорам место пытаются пересечь три человека, подтягивая на руках четвертого, и распоряжается процессом приземистый бородатый человек. Бородатый эмоционально размахивал руками, командовал, обозначил себя старшим и потому умер в группе самым первым.

Пуля с Баррета, калибром двенадцать миллиметров, прошла через разгрузку, пробила грудь, спину, рюкзак и, потеряв силу – застряла в бедре стоящего позади бойца. Боец тонко завизжал и его визг захлебнулся в трескотне двух пулеметов. Одна из куч поломанных деревьев ожила огнем, и крики раненых вскоре сменились хрипами и стонами.

Из двух бойцов, что пробежали первыми, хоть одного стоило взять в плен, но не судьба. Те двое жить не пожелали сами. Как только погибли их товарищи, один поднялся в полный рост, поливая с автомата кучу бревен, и сразу рухнул, изрешеченный пулями. Со вторым Фаза хотел начать переговоры, но не успел. Мур, видя смерть своих товарищей, взорвал себя гранатой.

*****

Успешный, закончившийся в их пользу бой, эйфории у «партизан» не вызвал. Скорей наоборот. Маленький коллектив задумчиво перебирал трофеи и пребывал в унынии. Фаза расставил на тропе дозоры из ночных животных, они отошли к избе и Агата, как полноправная хозяйка – ушла готовить им на двоих постель.

Разожгли обязательный костер, поужинали без аппетита и только дежурный котел чая немного оживил беседу. Вместо односложных вопросов и ответов начался, наконец – нормальный разговор и, заодно – разбор полетов.

– Вы что наделали, стрелки? Зачем тех четверых убили? Неужели так трудно со ста метров по ногам попасть?

– Не трудно, но… Мы не на стрельбище и сам знаешь. Все на адреналине. А ты рядом лежал. Мог и скомандовать.

Холод не ответил, а огрызнулся. Слова Фазы задели за живое.

– Да ладно, Холод. Фаза прав. – Малыш с досадой сплюнул в сторону. – Животные нам много не расскажут и язык нужен «до зарезу». Шанс, надо признать – был и мы его просрали.

– Я надеялся из первой двойки взять хоть одного, но кто знал, что так получится? – Уже виновато прокудахтал Холод и, неожиданно – ударил себя по лбу ладонью – Малыш, а может ночью, на морену – сбегаем за языком? Как тебе идея? Ближе к утру наверняка кто-то ссать захочет и отойдет в сторонку…

– Хреновая идея – Малыш не разделил восторгов друга. – Холод, ты представляешь, сколько вокруг той морены сейчас мин, растяжек и ракет сигнальных? Не забывай, что у муров, в отличии от нас с взрывчаткой никаких проблем.

– Мальчики, ну чего вы кисните, скажите, наконец – хоть что-нибудь хорошее!

Явление, однако… Почти выход на подиум.

Чистенькие камуфлированные брючки, пятнистая футболка обтягивает грудь, никогда не видевшую лифчик. На голове зеленая бандана с торчащим светлым локоном. Хороша Агата, хороша до неприличия и Фаза ощутил острый укол ревности. Холод тупо вылупился в выпирающий сквозь ткань сосок, сглотнул слюну и от неожиданности выпалил, как из пулемета:

– Агата, ты не переживай, не все так плохо!

– Продолжай, Холод, я слушаю. Что у нас хорошего?

Ответил женщине не Холод. Малыш, с трудом гася улыбку, вмешался в разговор:

– Хорошо Агата то, что мурам помощь вызвать не так просто. Рация в Карусели не работает и про точку связи с грузовой площадки им, надеюсь – неизвестно.

– Гонца могут послать – Вставил слово Холод и с ним решительно не согласился Фаза:

– Гонца послать не долго, но как он через Карусель проскочит? Там все еще постреливают, а это значит, что не все зверюги выбиты. Выжили самые смышленые и осторожные. Их долго не кормили, они сейчас голодные и точно не пропустят никаких гонцов. Слишком легкая и вкусная добыча.

– Хорошо ребята. Новость принимается, зачет! Но может, чем еще порадуете?

Грудь Агаты снова колыхнулась и синхронно колыхнулся кадык сидящего в двух метрах Холода. Фаза покраснел, непроизвольно дернулся, но сумел взять себя в руки и заговорил спокойно:

– Порадуем. Ты не забыла, кто Хранитель в Райском стабе? Когда муры к нам прорвутся, а они прорвутся рано или поздно, мы сможем их отслеживать в любое время суток. Круглосуточно. Никуда они от моих зверей не спрячутся. Можно скрытно подходить к местам стоянок и засад ивыбивать врагов исподтишка.

– Точно! И стрелять давайте будем по конечностям! Раненый гораздо хуже чем убитый. Проблем больше доставляет.

– Верно мыслишь, Холод! – Малыш влет уловил идею и одобрил – Если их старшие прикажут добивать подранков, то личному составу приказ точно не понравится. И раненые всегда орут, деморализуя остальных. Фаза, у тебя дробовик в заначке для меня найдется?

– Ну все, ребятки, пора спать. Больше ничего хорошего мы не придумаем. – Агата прекратила дразнить Холода, одела куртку и зябко в нее куталась. – Добавлю, что дня три на подготовку у нас точно есть. Пока ущелье не просохнет, муры к нам не сунутся. Не думаю, что они рискнут идти вдоль стенки. Мы их там с дистанции перестреляем.

*****

Агата, на этот раз – ошиблась. Муры рискнули. Следующее утро началось с жужжания над крышей беспилотника и первыми обнаружили разведчика лесные птички. Пернатая мелюзга заверещала, на их шум каркнула ворона и громко взлаяла Маруська. Лагерь подскочил словно ошпаренный.

Спавшие на улице Малыш с Холодом вывалились кубарем из спальников и Малыш дал из пулемета длинную очередь по утреннему гостю.

Не успели отзвенеть стрелянные гильзы, как выскочивший в одной футболке Фаза, сходу высадил половину магазина Сайги, и Агата, за его спиной лязгала затвором снайперки.

Стреляли много, повоевали весело, и особенно понравилось разведчику. Маленькая компактная машинка выписывала лихие фигуры пилотажа, подмигивая полуголым партизанам объективами видеокамер. Чувствуя себя полным идиотом, Фаза стиснул зубы от бессилия.

Карр – Прилетел, наконец – Петрович с отрядом из пяти ворон и сходу атаковал непрошенного гостя. В небе закрутилась карусель, квадракопер чуть не опрокинулся, но чувствовалось, что оператор опытный. Выкручивая сложные зигзаги, и постоянно меняя высоту, самолетик улетел на свою базу.

*****

Ни завтрака, ни утреннего чая в то утро так и не было. Команда спешно паковала рюкзаки и о еде никто не заикался. Гость вполне мог возвратиться с хорошей порцией взрывчатки и оставить от их базы выжженную землю.

Следовало бежать с засвеченного места сломя голову, тем более, что у Фазы имелось еще две запасных точки. Базы имели минимум комфорта, больше походили на логова зверей и располагались по таким чащобам, что квадракоперов можно не бояться точно. Собрались быстро, Фаза, готовясь выйти, защелкивал пряжку на рюкзаке, как, неожиданно – подал голос Холод:

– Народ, а у меня есть лишняя лимонка. Может гостям подарочек оставим? – Сталкер с гордостью продемонстрировал оборонительную «эфку», усиленную примотанным куском пластида. Страшное оружие, особенно если бросить из укрытия. А на растяжку или закладку, так вообще «самое то».

– Не понял, Холод, откуда у тебя лимонка? – Настороженно поинтересовался Фаза – Я думал, мы их все отдали Гире…

– Фаза, не нагнетай. У меня такая тоже есть. Разведку муров ошманали и разбогатели. Те шакалы так боятся плена, что с гранатами даже спать ложатся. Сам можешь посчитать трофеи. Шесть дохлых муров – пять гранат усиленных. Шестую, как ты помнишь – подорвал последний.

*****

Хорошую закладку из гранаты заложить не просто. Залог успеха тут фантазия и нестандартное мышление. Муры сюда обязательно наведаются и абсолютно точно в избушку не полезут. Побоятся. Двери с крышками открывать будут веревками и огонь в оборудованных очагах разводить не станут.

Холод с Малышом долго колебались, перебирали варианты и, наконец – оставили гранату под оцинкованным ведром с водой. Ведро поставили в проходе между навесом и штатным очагом. Теперь каждый, кто там пройдет, ведро перешагнет, или переставит в сторону, а может пнуть ногой, словно футбольный мяч. Во втором и третьем случае, освободится прижатый дном рычаг взрывателя и никому в радиусе десяти метров мало не покажется.

Изобретательность Малыша с Холодом настроение повысила, и дорогу на запасную базу пробежали за полтора часа. Всего два быстрых перехода с одним коротким перекуром и они у цели. Фаза не удержался от небольшого розыгрыша и остановил команду метрах в сорока у цели, объявив, что они пришли.

– Куда ты нас привел? Ты что, Фаза, издеваешься над нами? Ну да, лес, сосны, камни. И нахрена мы сюда перлись полтора часа? Да таких баз в любом месте кластера…

Малыш поперхнулся и замолк. Тот, к кому он обращался, разбежался, прыгнул в невысокие кусты и в них пропал.

– Ау, народ! Давайте рюкзаки, я принимаю! – Раздалось приглушенно снизу.

Овраг. Не «бездонный», но и не сказать, что мелкий. Метров восемь глиняного склона, причем противоположный край ниже ближнего на метр. Древняя горная река пробила русло, сменила направление и совсем исчезла. Овраг получился узким и глубоким, с плотным, светонепроницаемым шатром из крон буковых деревьев. Убежище выглядело настолько идеальным, что у Агаты вырвался недоуменный вздох:

– Знаешь, Фаза – я может и блондинка, но что мешало основную базу здесь устроить с самого начала?

– Точно! Агата верно говорит и мне здесь нравится. А главное, что никакиеквадрокоперы не залетят. – Высказался Холод. И лишь Малыш молча натягивал капроновый пятнистый тент на основание из сухих жердей.

– Не знаю, наверное – вы правы. – Запасная база, в плане скрытности, выглядела надежнее, чем основная и Фаза не рискнул оспаривать то, что очевидно всем:

– Та база мне досталась обустроенной от Первого Хранителя, а так плотно Райский стаб еще не атаковали. И квадракопер я тут вижу в первый раз…. Скажите хоть спасибо, подготовил запасные варианты – Закончил Фаза чуть обиженно.

Овраг оказался длинным сумрачным тоннелем, в тоннеле сколоченные грубо нары, над нарами навес и рядом классический очаг, сложенный из камня. Рядом, на валуне лежали три котла, ведро, топор и двуручная пила. Имелся, разумеется, тайник – заначка, но тайник на самый крайний случай. Он пригодится, когда свалишься в овраг голодный, израненный и безоружный.

Сейчас им ничего не мешает развести костер без дыма, не спеша позавтракать и отдохнуть. Но все неприятности в лесном стабе начинаются, похоже – одинаково, с карканья вороны. Она каркнула в ближайшей кроне бука, прилетел Петрович и окончательно развеял все сомнения. На них, со стороны морены – наступали муры.

*****

Фаза пообщался с птичками, поговорил с Трофимом и яростно зачесал макушку, что говорило о его крайней степени волнения. Долбаные муры шли по той самой тропе, где вчера пропала их разведка. Из разведчиков не вернулся ни один и, похоже, что пропажа шестерых бойцов их не впечатлила. С тяжелых мыслей его сбил бодрый голос Малыша:

– Предлагаю бежать к озеру. Агата с Фазой займут позицию на пальце. Потоп расчистил местность и сейчас обзор там километра на три. Точка снайперская – лучше не придумаешь и важно ее вовремя занять.

Похоже, что у них начала складываться традиция или правило «по умолчанию». В моменты по-настоящему опасные и боевые, руководство на себя брали более опытные сталкеры и Фазу такой расклад вполне устраивал. Малыш точно понимал, что делать и спрашивал поддержки у напарника:

– Я прав, Холод? Чего молчишь, какие мысли? И прекрати отмалчиваться, ты не такой дурак, каким прикидываешься.

Холоду своеобразный комплимент от Малыша понравился, он улыбнулся и затрещал скороговоркой.

– Агата пусть стреляет сверху, а когда муры ближе подойдут – Фаза ей с Драгунова поможет. А нам с тобой Малыш, надо с пулеметами вперед пройти и организовать засаду. Вот только на одном месте долго воевать не стоит. На полкоробки постреляли – и отходим. Потом снова полкоробки и снова отползаем.

– По ногам стреляем? Пусть гады мучаются! – Уточнил Малыш

– Точно, по ногам! – И воздухе встретились два кулака, подтверждая согласие и полное единство мыслей.

Занять позицию они успели. Агата с Фазой, как снайпер и его помощник – залегли на пальце, Малыш с Холодом двинулись по стенке выбирать позицию. Муры приближались медленно, словно тяжело груженные и вражеская неуклюжесть Фазе не понравилась.

И как узнать, или посмотреть? Ворона не беспилотник, передавать картинку не умеет и интеллекта там тоже не особо много, несмотря на множество легенд и сказок. Кстати, кто-то вспоминал о беспилотнике? Он здесь родимый, тарахтит над соснами и уверенно летит в их сторону. Здорово, самолетик, мы соскучились! Давно не виделись. С самого утра.


Глава 18. Жизнь после потопа | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 20. Опасная дорога