home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4. Злое утро

Сеанс радиосвязи

– Говорит Коалиция торговцев! Внимание всем рейдерерам, сталкерам и охотникам на нечисть! Мне, надеюсь – не надо представляться? Работа есть для вас ребята, и кому жить скучно ищите Гирю в главном офисе. Смотрите – на этот раз все будет по-взрослому, оплата тоже. Конец связи, кого касается – тот понял.


С одного края ущелья на другой вела каменная россыпь, или как принято у альпинистов говорить – «сыпуха». Сыпуха бывает на пологом склоне мелкой и похожей на крупную щебенку, после мелкой следует средняя, где можно переломать ноги о камни размером с волейбольный мяч. После средней идет крупная, там валуны уважительно величают «чемоданами» и их вес может измеряться в тоннах. Иногда по склону сходит многотонный «чемодан» и увлекая за собой подобные быстро набирает скорость. Наблюдать визжащего от страха и удирающего вниз элитника не приходилось? Фаза видел. Видел и удивлялся, как убегающий от камнепада «ужас улья» умудряется жидко испражняться и поджимать хвост, при этом не снижая скорость.

Фаза причуды ландшафта возле Карусели изучил и шел аккуратно, следом за котом или Маруськой. Животные дорогу чувствовали и аккуратно обходили «живые» и готовые сорваться с места камни. В обычных условиях можно добежать минут за сорок, но сейчас приходилось часто делать остановки, смотреть в бинокль, ждать убегавшую вперед Маруську. Дошел за полтора часа и, подчиняясь мягкому покусыванию за ногу залег за камни и начал наблюдать.

«Нечто», ради которого его привели сюда Трофим с Маруськой – оказалось хорошо спрятанным между камнями человеком. А вернее бойцом со ступней, оторванной противопехотной миной. Раненого приволокли сюда соратники и, на удивление не грохнули. Бойцу перетянули культю с торчащей костью двумя резиновыми шинами и вместо обезболивающего обдолбали дешевой наркотой. С товарищем поделились щедро, самой грязной и дешевой версией наркотика, рассчитывая, что тот быстро и без боли скончается от передоза. Наркотик назывался Спек и был приготовлен столь похабно, что едкий запах ацетона из лежки раненого учуял даже Фаза, не говоря уже о сопровождающих животных.

Но раненый разобрался в ситуации, на удивление здраво. Он быстро понял, что ему разрешили сдохнуть самостоятельно и если обнаружат, что он еще живой, то исправят это маленькое недоразумение без колебаний. Никто не потащит его на себе к знахарям через Карусель. Братья по оружию не оставили даже воды и раненый от жажды загибался, о чем Фазе поведал кот Трофим, сходивший на разведку. Раненый мучился, но не стал сжирать в один прием всю наркоту, а принимал ее по малой дозе, оттягивая неизбежное. К подходу Фазы он уже с ума сходил от жажды и от боли в ране, о сопротивлении не помышлял и вообще плохо понимал что происходит.

– Руки убери! Да отпусти, дурак – бутылку, не отберу! – Полуторалитровую бутыль с водой боец опорожнил на две трети и Фаза с большим трудом оторвал горлышко от обтрескавшихся губ.

– Ты кто?

– Я тот, ради кого ты потерял ногу. Мечтал меня увидеть? Так вот он – я.

– Значит вот ты какой, Фаза. Наслышан…. Я Ташкент, если интересно. Скажи Фаза, только честно – есть у меня хоть какой-то шанс?

– А ты сам что думаешь, Ташкент?

Раненый улыбнулся, достал пачку сигарет и затянулся с наслаждением.

– Я думаю, Фаза, что нет у меня шансов ни при каком раскладе. Для тебя я враг без вариантов, а те, с кем я сюда пришел меня пристрелят при отходе или пройдут мимо в лучшем случае. Но почему-то кажется, что раз мы с тобой тут как друзья беседуем, то никто уже мимо не пройдет…..

– Ну, зачем так сразу выводы поспешные. Может и пройдут. Твои однополчане пока живы и не понятно, чем все кончиться. В любом случае – я один, а их тут пятеро.

– Ой, Фаза, я умоляю – не гони умирающему «дурочку». Да будь их тут хоть десять человек, но в своем лесу Хранитель уделывает любое войско. Мы рассчитывали на неожиданность, но о возможных минах как-то не подумали…. Слышь, Фаза, а правду говорят, что кроме «любви животных» ты еще и сильный «коматозник»?

Ну ничего себе…… То, что вторым умением у Фазы шел коматоз не знал почти вообще никто. Ну, может руководство Коалиции и еще «человек несколько». Близко, однако – подобрались…. Коматозник мог, в случае опасности исчезать с глаз как иммунных, так и зараженных. Фазе получалось пропадать на несколько минут, что считалось весьма достойным результатом. Ташкент, кстати, молодец – заслуживает уважения. Далеко не каждый может держаться так достойно перед неизбежной смертью.

– Ташкент, у меня предложение к тебе имеется. И не бойся – врать, что вызову сюда знахаря по рации не стану. Мое предложение вполне реальное.

– Ты предлагай, я слушаю…. – Ташкент нервно прикурил следующую сигарету от окурка старой. Раненый кусал губы и морщился от боли, в конце концов не выдержал и сунул под язык комочек дурно воняющего спека.

– Ты мне, Ташкент, всю правду выкладываешь как на исповеди. Согласен?

– Ага, а ты мне что? Смотри, Фаза – я смерти не боюсь!

На перепачканном кровью лице мура блестел обильный пот, он нервно кусал губы и Фаза понял, что не смотря на силу воли и характер, тот не колеблясь выдаст все, что знает. Но скажет только в том случае, если они договорятся. За идею и «спасибо» люди такого типа не работают принципиально, запугать их сложно, так что лучше не скупиться и предложить достойную цену в обмен за информацию…. Тем более, что одна рука раненого непроизвольно поглаживает и похлопывает себя по заднице. Наверняка в набедренном кармане пистолет или граната.

– Смотри, Ташкент, что у меня есть……

С аптечкой Фаза не расставался и сейчас он с видом фокусника извлек разовый шприц и маленький пузырек с жидкостью ярко – оранжевого цвета. Раненый догадался, что именно ему показывают, и в его глазах вспыхнула надежда.

– Фаза, неужели это то, о чем я думаю? Это лайт – спек?

– Да нет, не угадал. Лайт – спек делают из янтаря скребберов, а у нас по Карусели бродит исключительно элита. Но спек с элитников отличный и немногим уступает лайту. Регенерирует раненые органы, может усыпить и с него приход хороший, качественный. Совсем не то дерьмо, которое тебе оставили. Передоз сам понимаешь – бывает разный. Если решишь с него загнуться – то уйдешь не под глюки и кошмары, как с дешевой дури, а зайдешь в сказку и навечно в ней останешься.

– А гороха разведенного оставишь? – Морда раненого просияла, и предложенная цена ему понравилась. Она многократно превышала то, что ему небрежно бросили бывшие друзья за верность.

– Да, разумеется. Оставляю тебе гороха разведенного бутылку, несколько армейских сухпаев и могу подтащить к одному из ручейков с водой. Регенерация на поврежденный орган, с моего спека – пойдет бешенная и имеешь шанс прочухаться.

– Я согласен, Фаза – спрашивай. Цена нормальная и все что знаю – расскажу. Только это….. Маловато будет и гороха и спека твоего в бутылке. Мне не хватит для выздоровления.

– Да не проблема, еще подгоним, сколько надо. – Пожал плечами Фаза. – Только ты смотри, Ташкент – не балуй. Если, вдруг – наврешь чего, так я сам не пойду к тебе, а кота направлю. Он подождет в кустах, пока уснешь покрепче и порвет тебе зубами сонную артерию. Не успеешь ни стрельнуть, ни чеку с гранаты дернуть. Ты котика моего видел? – Спросил Фаза и не дожидаясь ответа подозвал: – Трофим, кыс-кыс, иди сюда малыш…. Серый, размером с небольшого ягуара кот мягко спрыгнул с камня и с мурлыканьем потерся о бедро сидящего на камне Фазы….


*****


Их, не считая раненого Ташкента – пятеро и все до одного муры. За старшего Мангуст. Известный мощный сенс с хорошо развитым даром. До сотни метров чувствует живое, вплоть до комаров и тараканов, объекты вроде крупных зараженных и людей способен обнаружить дальше. Вторым умением Мангуста, идет обнаружение тайников, но тут не все так просто. В тайнике должна присутствовать в приличном количестве жратва, иначе не заметит.

– Да, кроме жратвы, он еще засекает спек, прикинь? А лайт – спек видит так вообще метров за двести. Так что, Фаза, ты наркоту качественную спрячь, иначе мне меньше достанется. А лучше в баночку стеклянную и утопи в воде. Вода для него – экран непроницаемый.

– Понял…. – Новость про наркоту Фазу скорее позабавила…. – Насчет двухсот метров ты, Ташкент не загибаешь? Мне кажется, многовато двести метров….

– А ты проверь, только тогда Мангуста живым ловить придется. Гыыы… Забейтесь с ним на что-нибудь хорошее…

Новость порадовала. Мелькнула мысль, что раскиданные по всему стабу тайники с оружием останутся не тронутыми, но…. Напрасные надежды. Как минимум две трети из них кроме оружия, патронов и медикаментов имели в комплекте натовские сухпаи. Активно партизанить он готовился несколько месяцев и работать предполагалось автономно…..

Рассказал Ташкент и о поставленных задачах. Облаченные визолирующие противогазы мужики в высоких званиях задачи перед карателями поставили свирепые. Им предписывалось начать зачистку в Райском стабе всего, что летает или бегает, а способности Мангуста позволяли надеяться на результат. Тяжелую пехоту вроде Ташкента в свои планы внешники не посвящали, но тому показалось перед выходом, что они разведка и не более. Основную работу сделает вторая группа.

У Фазы задрожали руки. Он нервно сунул в зубы сигарету и пожалел, что фляжка с коньяком осталась в тайнике. Ташкент сейчас рассказывал совсем плохие вещи. Группа ожидалась более многочисленная, чем у Мангуста, отлично снаряженная и с боевой химией в ранцах за плечами. Как они планировали прорываться через Карусель, Ташкент так и не понял, но план, определенно – был. Немного уязвленный отсутствием особого внимания к своей персоне, Фаза поинтересовался – какие распоряжения насчет него, и с удивлением узнал, что никаких. Он попадал под категорию «всего живого» и в списках на уничтожение скорей всего стоял между воронами и сусликами. Проанализировав полученную информацию, Фаза пришел к выводу, что в Райский стаб планируется серьезное вторжение с последующей зачисткой. Его личность для захватчиков уже значения не имела. Выбить всех животных, разумеется – не выйдет, но серьезно обеднить местную фауну вполне реально. Особенно имя с собой сенса, от которого не спрячешься.

Да за такие сведения не жалко никакого спека, пусть раненый выздоравливает и может быть еще что вспомнит. А ему надо связаться с Коалицией по рации, и те, скорей всего – объявят мобилизацию. Но его долг – это разобраться с вредным сенсом и передовым отрядом муров.


*****


В данный момент сенс, в компании двоих подручных выгребал из ледника продукты и кидал их в угли огромного костра на месте догорающей избушки. Банки с тушняком и кашей раздувались, громко лопались от температуры, иногда взрывались, как гранаты и на вкусный запах подбегала и слеталась живность. Дичь в Райском стабе непуганая и любопытная, сэнс четко засекал животных на подходах и дробовики в руках свирепой троицы не замолкали. Подойти к ним скрытно, на расстояние прямого выстрела нечего и думать, но оставалась еще парочка на озере, и сенса рядом с ними не было…

Пытаясь разобраться, чем там они так увлеченно заняты, Фаза мобилизовал весь ближний круг животных. Сначала улетел Петрович, но из беспорядочного карканья Фаза разобрал с трудом, что один боец полез на гору и есть возможность ему на голову нагадить. Или долбануть крепким кривым клювом. Да, с интеллектом у пернатых не особо, зато эмоций….. Пришлось отправить Маруську и Трофима, и Фаза, сосредоточившись – установил с собакой телепатический контакт с целью «посмотреть». Получилось далеко не сразу, Маруська все время вертела головой. Он долго, ругаясь привыкал к черно – белому зрению собаки, где упор не на дальнобойность, как у человека, а на переферию и охват.

Еще животные плохо различают неподвижные предметы и объект обязательно должен шевелиться. В итоге, Фаза через ее глаз – выглядывал раз пять, пока не сообразил, что те двое – рисуют карту местности. Фаза даже рассмотрел рации, по которым они переговаривались и мысленно одобрил выбор. Оба юзали отличные Мотороллы GP340, которые он решил «затрофеить», по возможности.

Нельзя сказать, что «картографы» о безопасности совсем не беспокоились. Один, обложившись крупными камнями – засел в прикрытие, задрав ствол пулемета РПК, и поблескивал между камнями стеклами какой-то оптики. Второй находился у него четко в зоне видимости, смотрел по сторонам в бинокль и что-то рисовал в планшете. Стоял товарищ не на земле, а на одиноком скальном зубе высотою метров десять, обзор откуда открывался на три километра. За его спиной торчал толстый ствол весьма престижной в сталкерской среде винтовки ВСК калибром 9мм., а с вершины зуба на землю спускалась ярко-красная веревка, на которой Фаза приметил «спусковуху», какими пользуются альпинисты.

Мужик торчащий на скале выглядел заманчиво и вкусно для снайперского выстрела, но не все так просто. Ближе, чем метров на восемьсот к нему не подпустит пулеметчик, а свои способности по стрельбе с винтовки, Фаза оценивал более чем скромно. Максимум метров на четыреста и то при стрельбе с сошек, лежа и по грудной мишени. Причем первые один – два выстрела займет, скорей всего – пристрелка. И выходит, что начинать войну придется с пулеметчика, голова которого – то появляется между камней, то пропадает.

Как только Фаза все обдумал и дал своему зверью сигнал, у торчащего на скале картографа начались проблемы. На него сверху подло нагадила ворона и навалила не куда попало, а точно на планшет. Боец выругался, зашарил по карманам в поисках тряпки или платка, как уже другая птица опрожнилась ему за шиворот. Пулеметчик выслушал по рации жалобы товарища, заржал, но немедленно заткнулся. Пока он разговаривал ему засрали прицел на пулемете. И пошла потеха. Бойцы с азартом начали стрелять, и воевать с резко набравшими высоту птичками оказалось хоть и малоэффективно, но очень увлекательно.

Вороны заходили четко со стороны солнца и разгружали на стрелков свои кишечники. Стрелки, помня про экономию боеприпасов встречали их как одиночными, так и скупыми очередями по два и три патрона. Стая увеличилась штук до двадцати, следовала атака за атакой, в небе стоял гвалт и люди работали не оглядываясь за спины. А зря….Развязка наступила быстро.

Фаза не знал, на что в ближнем бою способен пулеметчик и, заметив, что кот засматривается на его затылок, запретил Трофиму атаковать. Им удалось приблизиться вплотную и он аккуратно закинул в пулеметное гнездо гранату. Бросил довольно слабую РДГ-5, но стрелку хватило. Тот страшно закричал не столько от осколков, сколько от неожиданности и Фаза спокойно застрелил его почти в упор. Картограф на изменение обстановки среагировал мгновенно и попытался съехать на землю по веревке, но любая техника не любит судорожных телодвижений и спусковое устройство закусило. Привязанный боец задергался и повис на месте, панику усилил массированный налет птиц, и успевший подбежать Фаза с трех выстрелов закрыл вопрос. И закон подлости! Одна из пуль попала, разумеется – в радиостанцию, которую он уже считал своей.

*****

Итак, врагов осталось трое и то, что их уже не пятеро, получиться хранить в секрете не дольше первого сеанса связи. А когда у них следующий сеанс? Да кто знает, может сейчас, а может через пять минут. Фаза понимал, что та троица гораздо опаснее двоих картографов и номер с воронами больше не пройдет. Сенс его легко срисует на расстоянии превышающем дистанцию прямого выстрела, остальные успеют подготовиться и надо придумывать другой план, пооригинальней. И ни в коем случае не выпускать из рук инициативу. Ему все время следовало атаковать.

*****

Мангуст был реалистом. Когда отправленные в район озера бойцы вторично пропустили сеанс связи – он понял, что скорей всего их маленький отряд убавился еще на две единицы. Жизнь приучила относиться к потерям философски, но их осталось не так много, и жалко было потерять Коперника. Коперник считался грамотным картографом и как артиллерийский корректировщик дело свое знал. Ох, недооценили зоотехника, снова перехитрил подлец. Фазу они между собой звали зоотехником, высоко не ставили, и оказалось что напрасно. Прежде чем начинать зачистку территории от всего живого, Мангуст планировал с ним разобраться, но ребята увлеклись грабежом схронов с «хабаром», а он дал маху и сразу не пресек. Нехорошо все складывается и надо срочно исправлять ошибки.

– Слышь, Мангуст! Нам не упереть столько патронов – тут у него только двенадцатого калибра триста штук заныкано. А еще от СВД сотня и для Калаша 5,45 не тронутых два цинка. Может быть в костер их бросим?

– Я те брошу! Ты, Хомут совсем рехнулся. Вот скажи мне – кто в улье боеприпасами разбрасывается? А вертолеты, между прочем не летают через Карусель – сюда каждую мелочь люди на горбу тащили. И патроны пригодятся. Не забывай, что как закончим с зоотехником сразу за зверье возьмемся. Нам задача четкая поставлена. Чтоб ничего по лесу не летало и не бегало.

Длинный и худой как жердь Хомут бесил феноменальной тупостью, но обладал полезнейшим умением «выносливость». Он, например, мог целый день идти, не уставая, и идти не просто так, а с грузом за плечами килограмм так в двести. Еще Хомут неплохо обращался с пулеметом и никогда, на памяти Мангуста – не мылся и не умывался. Вот с такими, разносторонне одаренными бойцами приходилось решать трудные задачи.

– Ффуу-фух! – С центра огромного, догорающего на месте аккуратненькой избушки Фазы костровища, взметнулся двухметровый фонтан искр, от которого с хохотом отскочил кучерявый, похожий на былинного русского богатыря детинушка. Молодец счастливо улыбался, потирая широкие ладони, каждая размером с малую саперную лопатку.

– Данииила, дурень! Ты нафига ящик ВОГов в костер бросил? – Плотный, невысокий ростом Мангуст, обхватил коротко стриженную голову, демонстрируя полное отчаяние.

– Ты, командир, чего – зачем нам ВОГи? Все равно подствольников нет ни у кого. – Конопатая рожа бойца удивленно вытянулась, а толстые ручищи с закатанными рукавами разошлись по сторонам в недоуменном жесте.

– Дать бы по горбу тебе вот этим ящиком два раза… – С тихой яростью прошипел Мангуст, но вслух выкрикнул совсем другое: – Бежим, придурки, чего рты раскрыли? Сейчас взорвуться ваши ВОГи сраные…..

ВОГи взорвались. Но тройка карателей взрыв почти не слышала – так их далеко увел Мангуст. Бежали быстро, налегке, сгрузив все лишнее на безответного в таких вопросах Хомута. Новый лагерь спрятали в сыром, кишащем ящерицами овраге и ночлег оборудовали скрытно, по всем правилам и без костра. Мангуст, перед отбоем – внимательно просканировал окрестности и объявил, что рано утром они выходят на поиски Хранителя. И, вообще – он много чего поведал на ночь подчиненным в непечатных выражениях. Те прониклись, осознали и засыпали молча, без обычных шуточек и анекдотов.


*****


Два дня. Вернее двое суток почти без отдыха они гоняли зоотехника. На третий день, едва стоящий на ногах Мангуст, наконец – засомневался, что они именно охотники, а не дичь, которую терпеливо водят по лесному стабу. Водят не позволяя отдыхать и грамотно выматывая силы. Контакт то появлялся на переферии восприятия, то медленно отходил и пропадал. Над ними постоянно каркали вороны, и две из них Хомут подбил из пулемета. В затяжной гонке на выносливость Мангуст надеялся, что его компания может спать по очереди, а Фазу сменить некому и можно попробовать его загнать физически. Он, как сенс – способен засекать Хранителя на приличном расстоянии и они смогут его сначала вымотать, потом загнать и, наконец – прикончить.

Но ничего не вышло. Вымотали, наоборот – их команду и главная проблема, как не прискорбно – в нем, в Мангусте. Два кретина – Данила и Хомут, в силу своих умственных способностей не испытывали никакого дискомфорта и готовы были дрыхнуть под круглосуточное карканье ворон, гнусный крик сорок и вопли не понятно каких птиц. Их даже не смущало летящее на головы дерьмо. А вот сам Мангуст…. Он затыкал уши ватой, но только пытался сомкнуть веки, как чуткий мозг сенса фиксировал враждебный физический объект, быстро подходящий на дистанцию в сто метров. Ну какой тут сон? Они находились под постоянным наблюдением и скрыться от внимания лесных зверьков и птичек невозможно. Только Мангуст преклонял голову, как сразу приближался Фаза, который, в свою очередь – спокойно дрых в то время, когда они находились на ногах и непонятно что искали.


*****


Плохое утро. Серое со стеной мелкого дождя и выматывающем душу карканьем ворон. Нормальное человеческое начало дня, это когда люди выспались, курят, завтракают и разогревают кофе с целью проснуться окончательно. У Мангуста отдыха не было вообще, и не смотря на головную боль, нарушенную координацию и звенящий гул в ушах, он не сомкнул глаза вот уже третьи сутки. Всю ночь орали птицы, в кустах громко шебуршало и мозг сенса фиксировал физические теплокровные объекты размером от человека до собаки. Этим утром, Мангуст ясно понял, что спать ему не дадут не днем ни ночью и единственный для них способ выжить – это как можно быстрее покончить с зоотехником.

Личный состав привычно начудил. Вот каким надо быть конченным кретином, чтоб все продукты вечером вытащить из рюкзаков и уложить в одну большую кучу? Данила с Хомутом в очередной раз доказали, что они как раз такие. Конченные. Ночью, воспаленный мозг Мангуста без остатка заполнил зоотехник, который подошел так близко, что Хомут схватился за пулемет, и в это время…. В это время, под воронье карканье, на продуктовой куче бесшумно безобразничал барсук. Подлое животное тщательно прокусило все до одной банки, опустошило на продукты свою знаменитую вонючую струю и погибло при отходе, обнаруженное, наконец – Мангустом и изрешеченное пулями Данилы. Поспать не получилось никому и тревожную плохую ночь сменило голодное и злое утро.

*****

– Ну, нихрена себе ночка получилась! Слышь, Мангуст – мы понимаем, что накосячили с той кучей, но жрать охота! Ты знаешь, я могу тащить много, но отходняки потом конкретные и голод дикий. Смотри, если не пожру, то к обеду не я понесу рюкзак, а вы меня вместе с ним поволочете. Мангуст, давай поищем жрачки? Я знаю – ее зоотехник ныкает по разным схронам.

– Заткнись, Хомут, достал уже. – Выдавил Мангуст сквозь зубы, отчаянно борясь с головокружением.

– А че, Хомут верно говорит – жрать уже сейчас охота, а на одном живчике мы долго не протянем. Да и кофе не мешает захлестнуть, я не могу утром без кофе. – Поддержал товарища идущий замыкающим Данила.

– Хрен с вами, будет вам жрачка, кофе и может даже спек. Сейчас в одно место прогуляемся, тут не далеко.

Данила дело говорил и Мангуст чувствовал, что если он как угодно не взбодрит свой организм, то потеряет сознание, или вообще сойдет с ума. Линия горизонта перед глазами уже колебалась и колебалась ощутимо.

А нычка, где точно есть все необходимое совсем рядом, они проходили мимо вчера утром, но он не подал вида. На глубине полметра, под камнями, упакованные в пластик – лежали сухпаи и что-то взрывчатое. Возможно гранаты или мины. И еще…. Там имелся спек и спек Мангуст определял лучше чем продукты. Эх, как он сейчас нужен! С собой имелась большая, хорошая аптечка, но она осталась в Карусели вместе с трупом Чики – штатного знахаря отряда. Не смог Чика пройти через элиту. Принять бы дозу, прочистить голову и решить, что делать дальше. Эх мечты, мечты… Данила с Хомутом пусть жрут тушенку и перебьются растворимым кофе в пакетиках солдатских сухпаев, и он махнул рукой, указывая направление движения.

Вот она, закладка. Под Карканье ворон Данила убирает один, камень, другой…. И долбануло так, что порванное тело богатыря взлетело в воздух. Хомута, как тряпку – покатило по камням, а у стоявшего в отдалении Мангуста из перепонок пошла кровь и он потерял сознание. На этом почти все закончилось. Иссеченный осколками, но не убиваемый Хомут с земли поднялся, встал на колени и даже зашарил глазами по сторонам, выискивая свой пулемет, как на него сверху спрыгнул огромный серый кот и аккуратно прокусил затылок. А Мангуст так и не очнулся. Измученный бессонницей и стрессом организм не выдержал и отключился. Подоспевшему с винтовкой наперевес Фазе осталось позаботился, чтоб сенс не просыпался никогда.

Осмотревшись, он сильно удивился, что двое из троих карателей сумели выжить после взрыва. Как только Фаза понял, что на него пошла охота, то заложил сюда две мины, усилил двумя гранатами – «лимонками» и для пущего «эффекту» примотал к мине скотчем две шоковых «Зари». Приманкой, дабы сенс точно не прошел мимо, служила изрядная доза отличного лайт – спека, мимо которого не пройдет ни один здравомыслящий иммунный. Взрывчатка активировалась сдвиганием в сторону одного из двух верхних камней, освобождался рычаг «лимонки», что желающий испить кофе Данила и проделал….

Моросящий дождь закончился и вымотанный, лишившийся жилья Хранитель уснул прямо на земле, подстелив туристический коврик и положив голову, вместо подушки – на разгрузку. С одного бока его грел кот, с другого пристроилась Маруська, а на деревьях рассаживались, по боевым постам – вороны. Злое утро, наконец – закончилось.


Глава 3. Непрошенные гости | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 5. Договор с дьяволом