home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Третье покушение

Сеанс радиосвязи.

– Объявление! Всем, кто нас слышит, говорит поселение Венеция! Срочно купим до десяти тонн кругляка шестнадцать миллиметров. Можно квадрат или арматуру. Цены высокие, возможна доставка по воде.


Завтра наступило завтра, и к обеду на бетонную набережную заявилась целая процессия. Мажор, Формат, Пупс с пантерой и несколько обязательных охранников. Причин переживать за свою задницу у толстяка имелось множество, в одиночку он не перемещался и сейчас его сопровождала целая процессия. Их сразу взял в оборот Фока и повел показывать питомник:

– Первый блок. Родилка. Вольеры по размерам больше и будки утепленные. Жить будут суки со щенками, возрастом до месяца. Затем разбиваем щенят на сук и кобелей и переводим во второй блок. Там вольеры больше и просторнее.

– Скажи мне, Фока…. А нафига ты собачник у самой воды выстроил? Неужели на берегу места не хватает?

– Так, это….. Собак много ожидается, они срать начнут и говно сгребать удобно в воду. Скидываем резиновыми швабрами, потом окатываем асфальт из шланга и нормально. Ну и дохлятину в канал, пусть течение уносит.

– Что за дохлятина, откуда? – Подозрительно поинтересовался Пупс. На месторасположение питомника и тем более какую-то дохлятину ему было плевать, но должность обязывала придраться хоть к чему-то.

– Так как откуда? Собачки будут дохнуть, как не ухаживай. Вон, кстати – пищеблок.

– Ох ничего себе, да тут баки с нержавейки! Что с клетками, я двести шариков заказывал, ты не забыл? И почему собачник не делаете дальше, что еще за выходные?

Пупс сегодня вредный, и не возразишь, чревато. Надулся словно шарик и гоняет понты перед братвой. Хорошо еще что окружение умнее и все понимает. Мажор с Форматом сочувствуют и улыбаются, намекая, что заскоки шефа не следует воспринимать так близко к сердцу. Легко сказать…. Главный опасен, словно змея гремучая. У Фоки тряслись поджилки, когда они встречались взглядом и умудренный жизнью производственник почувствовал, что его могут убить в любой момент. Вот просто так одним простым телодвижением. И не помогут никакие заслуги с трудовыми подвигами. Еще пантера эта….. Иссиня – черный Крюгер уже успел напугать Пуделя до полуобморока и не спеша разгуливает, обнюхивая клетки. Настроение у Фоки без всяких видимых причин упало ниже плинтуса.

– Круглых клеток сорок с лишним штук сварили. Их делать дольше чем квадратные. Кругляк приходится гнуть на горячую. Но если еще парочку сварных найдешь, то темпы сборки можно увеличить. Питомник да, надо делать третий блок, но выходной сегодня вынужденный. У нас опять закончились кругляк и арматура, а баржа с материалом подошла два часа назад и ожидает выгрузки.

– Так какого ляда ждете и не выгружаете? – Пупс повел гневными очами, явно упиваясь своей строгостью. Фока нервно вздрогнул, сделал красноречивый жест рукой, приглашая всех следовать за ним, и пошел в сторону канала. Процессия послушно обогнула клетки и увидала пристань с наглухо зачаленной большой дюралькой. Корма лодки просела до воды под тяжестью проката, а нос со станковым пулеметом задрался как венецианская гондола. Рядом крутились Пудель с лодочником. Они уже сняли брезент с груза и налаживали примитивную кран-балку, установленную здесь как раз для таких целей. Для разгрузки.

Пудель. Фока поймал себя на мысли, что совсем мало знает своего напарника. Пришел в Ремтехнику, устроился к нему в бригаду. Ну, пару раз душевно выпили, и за разговором вышла тема, что за два месяца работы можно поднять черную жемчужину. В Венеции, ага – у Пупса…. Да с таким работодателем да самого конца не ясно. Рассчитается и вручит премию, или притопит работников в канале? А может собакам скормит, зачем пропадать мясу? Тем жратвы потребуется много….

Его напарник, кстати – сварщик так себе, посредственный. Но берет старанием и исполнительностью. По жизни трусоват, трусость компенсирует услужливостью и вечно лезет во все дырки. За излишнее усердие регулярно огребает, но нисколько не умнеет и снова нарывается. Вот спрашивается, какого ляда он сейчас чехол снимает с пулемета, что установлен на носу баржи? Его кто просит туда ползти, оно ему приспичило? Блин, Пудель! Пулемет!

Бывают моменты массового ступора, даже у самых опытных бойцов. Пупс, Формат с Мажором, Фока, два охранника – смотрели словно зачарованные, как забитый чмошный Пудель поднимает ствольную коробку ПКТ, вставляет туда ленту и дергает затвор, устанавливая его на боевой взвод. Громкое металлическое лязганье заставило вздрогнуть всю компанию, но не убрало с лиц идиотических улыбок. Все как зачарованные смотрели в дуло пулемета, словно оттуда под звуки музыки выпорхнет красивая маленькая птичка.

Нет, птичка не вылетела. Плотная, на двадцать пять патронов очередь, перекрестила всю компанию с ног до головы, с левого конца на правый. Стоящему на левом краю Фоке пуля перебила голень, а у замершего на другом конце Мажора отлетела половина черепа.

Первой пришла в себя пантера. Впрочем Крюгер из себя и не выходил, он просто среагировал на стрельбу так, как должен реагировать телохранитель. Кошка мяукнула и прыгнула, но для атаки угол оказался слишком узким. Пудель, не ослабляя давления на спусковой крючок, приподнял ствол и на бетон причала рухнул бесформенный дергающийся ком.

Для киллера за пулеметом события развивались вполне благоприятно. Осталось пройтись добивающей очередью по орущей куче и быстро сматываться, но, как оказалось – не судьба. В перегретом длинной очередью ПКТ один патрон перекосило. Он судорожно вцепился в затвор и ствольную коробку, что заняло целых две секунды и тренированное зрение четко засекло летящий в его сторону предмет. Мощный взрыв лимонки, кустарно усиленной пластидом, выдрал станковый пулемет вместе с куском мягкого дюраля и застал Пуделя в воде, а вернее под ее поверхностью.

Отход киллер планировал заранее и сейчас плыл, словно большая рыбина над самым дном, стараясь пройти на длинном вдохе максимально долго, не всплывая. Он сделал все что мог, и больше в кластере Венеция делать было нечего. Возвращаться Пудель намеревался длинным, окружным путем. Он ясно понимал, что если подставит своего клиента, то вместо гонорара получит клювом в темя и не помогут никакие боевые навыки.


*****

При достижении желанных рубежей в карьере, человек не только приобретает новые возможности, но и многое теряет. Пример тому публичность. Каждый день, с утра до вечера на руководителя смотрит много посторонних глаз, причем глаз не всегда дружеских и доброжелательных. Тут поневоле приходится держать себя в руках и фильтровать каждое сказанное слово. Любой мужик с нормальной психикой в таких условиях испытывает дискомфорт и интуитивно ищет темный угол, где можно уединиться и где его никто не побеспокоит. Примерно как амурский тигр прячется от публики в фанерный домик, установленный в темном углу клетки как раз для этих целей.

Приватные норы – кабинеты оборудуют по-разному. Одному руководителю хватает полной тишины и старого дивана, другой устраивает настоящее гнездо разврата, с сауной, и мебелью известных брендов. Но попадаются среди начальников и оригиналы, вроде потного мужика в компактных кожаных перчатках. Мужик, коротко и резко выдыхая, избивал мешок с песком, подвешенный в комнате отдыха, рядом с рабочим кабинетом. Комнате, оборудованной по его, весьма специфическому вкусу. Все аскетично, скромно и ничего лишнего.

Кроме боксерской груши в комнате отдыха имелся силовой спортивный комплекс и велотренажер. У противоположной стенки выстроились в линию простой железный умывальник, кабинка душа и туалетное очко в углу. Сервис вполне сопоставимый с сервисом в районной КПЗ или бюджетной ночлежке для бездомных. Комната шокировала скромной обстановкой, но мужик в перчатках занимал такую должность, что давно плевать хотел на все условности. Его боялись, перед ним заискивали опытные сталкеры, а коменданты поселений заманивали в гости в надежде завязать дружбу, что получалось крайне редко. Нет так просто найти общий язык с оригиналом, для которого спортзал с железным умывальником предпочтительней накрытого стола с хорошей, дружеской компанией.

Оригинал как раз заканчивал серию из двенадцати ударов, как над дверным проходом вспыхнула зеленая, выполняющая роль дверного звонка лампочка. Хозяин маленького зала замер, затем снял перчатки и с досадой закинул их далеко в угол. Лампа снова замигала, человек чертыхнулся и, направляясь к умывальнику крикнул на ходу:

– Дюпель, ты там светишь? Чего хотел? Сейчас открою, погоди….

– Я извиняюсь, шеф, но тут по Пупсу информация. А вы говорили, что если что по Пупсу – докладывать в любое время.

– Да все нормально, Дюпель, я сейчас.

Человек, которого назвали «шефом» вымылся по пояс и вытираясь большим махровым полотенцем, щелкнул засовом на металлических дверях. В спортзале сразу стало сумрачно и тесно. Вошедший Дюпель оказался детинушкой ростом около двух метров и детинушкой обвешанным оружием. Автомат, бронежилет с разгрузкой, с пластиковой кобуры торчит узнаваемая рукоять Стечкина. На голени боевой нож. Вооружение «полный фарш» и к поясу приторочена кевларовая каска. Человек с полотенцем широко заулыбался и щелкнул предохранительной скобой на автомате гостя, загоняя ее с крайнего верхнего положения на низ:

– Здорово, секретут! Куда собрался в боевом прикиде? Или вернулся?

Дюпель вернул скобу на место и раздосадовано сморщился. Он не переваривал кликуху «секретут». Она у него вызывала неприятные ассоциации, и кроме шутника – начальника его так не называл никто. Не называли, предвидя возможную реакцию. Совсем другое дело шеф. Он Дюпеля поднял со сталкеров, сделал особо доверенным лицом и наградил прозвищем, к которому суровый воин никак не мог привыкнуть.

– Вернулся. Только что. Ходил на встречу с Пуделем…..

– Ага, Пудель в порядке значит…. И где встречались? – Полуголый дядька хищно улыбался и не понятно, обрадовала его новость о живом Пуделе или наоборот – расстроила.

– Он прячется в подвалах старой автобазы, там и разговаривали. И это….. Пудель расчет просит. Полностью. Вопрос не закрыл, а просит. Послать его, или, может быть ….. того?

– Я не понял, Пупс что, снова выжил? – От начальственного рыка Дюпель невольно отшатнулся. Один раз он имел глупость выйти против шефа в спарринге и тогда жмущий от груди сто сорок секретут продул вчистую. Хорошо еще ума хватило не подниматься с пола после пропущенного мощного удара.

– Я разговаривал по рации с Венецией. У них сейчас все поселение гудит. Пудель там как палкой ткнул в гнездо осиное. Если совсем коротко, то Пупс с пантерой оба живы, в больничке и их сейчас два знахаря выхаживают. Там так получилось…. – Секретут Дюпель досадливо поморщился

– Что значит «получилось»? Третье по счету покушение и снова «получилось»?

Им упорно не везло на главаря бандитов, или он просто патологически везучий? Первый раз опытнейший снайпер с двухсот метров целил ему в голову и умудрился попасть в торчащую из рюкзака головку клюва. Пуля, калибром двенадцать миллиметров сшибла с ног, содрала кусок кожи с волосами и даже раскроила череп. Но ушла рикошетом вверх и не убила.

Второй раз бронированный УАЗик Пупса поджидал заложенный в одну из брошенных машин фугас направленного действия. Хороший фугас, мощный. Собранный из двух противотанковых мин ТМ-57 и усиленный металлическими шариками. От УАЗа остались обгорелые колеса и изогнутая рама, но цель снова ускользнула. Водила замыкающего колонну броневика выпил за баранкой, обругал Пупса по рации и тот остался вправлять наглецу мозги. Командирский УАЗик уехал без него….

– Да шеф. Так точно. Пудель очередь с ПКТ в них хорошо вогнал, а вот добить не вышло. Охрана успела среагировать и пришлось ему в канал нырять. Какие насчет него будут указания?

Начальство глубоко задумалось, туго натянув полотенце на плечах, подчиненный терпеливо ждал, отчаянно потея под бронежилетом.

– Ты с ним, надеюсь, в маске разговаривал?

– Ну да, конечно в маске. Оба раза. Он меня, по моему – вообще за мура принял.

– Значит так, Дюпель…. – Сикретут неплохо изучил своего шефа и по тону сказанного понял, что тот неудачу принял, пережил и сейчас последует раздача указаний:

– Пуделя рассчитай полностью, но разумеется – без премиальных. Спецы такого уровня как он встречаются не часто, и лично я в его работе косяков не вижу. Не повезло, бывает.

– Собирались на том причале бомбу заложить, а он за пулемет схватился…. – Обиженно перебил Дюпель, но получил в лоб скрученным в косичку полотенцем и заткнулся – Зато какой артист, учись! Попробуй еще приблизиться на выстрел к тому Пупсу, а Пудель смог.

– Так точно, они его там полным гавнюком считали. Я говорил по рации с охраной.

– Во! – Шеф назидательно покачал пальцем перед носом зама. – Никогда не разбрасывайся такими ребятами как он. Ты понял, Дюпель? А то всю жизнь проходишь в сикретутах…. А Пупс, собака – сейчас на дно заляжет и в нору зароется.

– Ага, и перед норой толпу охраны выставит! Командир, можно я пойду сброшу снаряжение?

– Иди, Дюпель, иди. Только не снаряжение снимать, а назад на автобазу, к Пуделю. Рассчитайся и пусть он с недельку поторчит еще в подвалах. А мы подумаем, что делать и как дальше жить…..


*****


Умудренный опытом и много повидавший командир Дюпеля ошибся. Пупс прятаться даже не планировал. Подмявший под себя Венецию главарь всегда мыслил нестандартно и достиг высот в преступном мире благодаря той самой нестандартности. Вот и сейчас он удивил соратников. Самое первое распоряжение бандитского начальника после выхода из комы касалось не охраны поселения и не преследования киллера. Пупса волновали работы на собачнике, и как тут обойтись без инженерных мозгов Фоки? Напарник Пуделя лежал этажом выше с гипсом на перебитой голени. Ему набили рожу, жестко «предъявили» за напарника, и отправили руководить вновь набранными сварщиками. И, разумеется – не забыли объяснить, что он теперь «попал по самое» и будет долго «искупать».

Очередь из пулемета убила наповал Мажора, тяжело ранилаФормата, и охраной теперь командовал Поручик. Да, тот самый расторопный малый, успевший зашвырнуть гранату в лодку киллера. Замешкайся тогда он на секунду и Пудель успевал исправить перекос патрона и возобновить стрельбу. Ленты в металлической коробке оставалось много.

В тот день не повезло киллеру и повезло охраннику. Телохранитель не растерялся и удачно брошенной лимонкой пробил себе дорогу вверх по карьерной лестнице на столько, насколько это вообще было возможно.

Самому Пупсу, пуля насквозь прошила бицепс, пробила два ребра, порвала легкое и вышла совсем рядом с позвоночником, оставив за собой зияющую рану. Ранение тяжелое, болезненное и обколотый препаратами бандитский генерал провел несколько дней в глубоком сне. Очнулся перебинтованный и в гипсе, но настолько переполненный свежими идеями, что подчиненные терялись, не зная какое из распоряжений выполнять в первую очередь. Это потом знахари растолковали, что взрыв энергии имеет медицинское обоснование, и вызван побочным действием приемки обезболивающих препаратов. В его случае использовались наркотические анальгетики с добавкой безумно дорогого и дефицитного лайт – спека.

Очнувшийся от наркоза Пупс понимал, что его энергия не бесконечна. Откат обязательно догонит, наступит слабость и он провалиться в глубокий сон. А раз так, то следует раздать как можно больше указаний и все его приказы крутились вокруг двух вопросов. Стройка, куда поволокли охающего Фоку и безопасность, за которую отвечал Поручик, который, кстати – оказался парнем с выдумкой. Теперь, с его подачи, Пупса охраняли не только ребята с ручными пулеметами, но и своеобразный сенс по кличке Ганс. Сей уникум за двадцать метров чувствовал взрывчатку. Причем без разницы порох тротил или пластид. Приблизиться к больничке с гранатой или огнестрелом стало нереально. Ганс работал не хуже специально обученного пса.


*****


– Мур-Мурр….. – Следующее пробуждение Пупса состоялось через трое суток и получилось необычным. Ему облизывали голову. Раненый открыл глаза, разодрал слипшиеся губы и почувствовал, как по лицу прошелся влажный и шершавый как наждачная бумага язык Крюгера. И мурлыканье! Пантера уркала так громко, что у него закладывало уши.

– Крюгер, выжил! Кыс-кыс-кыс…..

Его свободная от бинтов рука нащупала родную морду с маленькими ушками, погладить которую не получилось. Бинты. Голова пантеры оказалась перемотанной бинтами и на глазах Пупса, неожиданно – выступили слезы. Наверно еще одна побочная реакция после анальгетиков, хотя маловероятно. Любил он Крюгера. На людей плевать. Одни погибнут, улей других загрузит и какая разница? А вот пантера….. Другой пантеры у него уже не будет.

В тот далекий день произошло множество событий, и Пупс его запомнил. Их командир Аякс внезапно заболел, и кто бы мог подумать! Бутулизм. Такой опытный Аякс и бутулизм. Мажор, Формат и Пупс вышли на охоту грустные, оставляя вздрагивающего от рвоты командира на руках у знахаря. Все трое понимали, что конец. Аякс отбегался. Иммунные при отравлениях почти не выживают. Пряча в сторону глаза, Формат украдкой сунул знахарю пакетик неплохого спека и мотнул обреченно головой. Пусть командир лучше умрет от передоза, чем от диких болей в животе и печени. Знахарь понял и пообещал все сделать так как надо. Вот только им троим тут нечего торчать, и валите вы ребята на охоту. Дня так на четыре, а лучше на неделю. Все равно Аякс никого уже не узнает….

Как они в тот раз прошли до Питерского зоопарка? Непонятно. Ноги сами вынесли. Мажор с Форматом мало что соображали с горя, а Пупс помалкивал и семенил сзади, водя по сторонам стволом ручного пулемета. Зоопарк место хорошее, высоко у охотников котируется, и при наличии больших калибров, вполне реально привалить трофей. Зараженные сюда приходят за бегемотами или слонами, на иммунных смотрят как на досадную помеху и у охотников есть шанс выйти на ударную дистанцию. Вертолеты внешников тоже, кстати, часто помогают. В тот раз Пупс с товарищами подбили пару топтунов, лотерейщика, и о десятка бегунов. В районе зоопарка развитые зараженные предпочитали охотиться с сопровождением, и бегуны шли бонусом к более развитым собратьям. А, вообще так себе охота…. Как потом грустный итог подвел Формат: «Все мимо нас и мимо кассы». Главные события развивались вокруг вольеров с травоядными, куда с их снаряжением соваться нечего и думать.

А травоядные тогда орали. Запертые в вольерах зебры, буйволы, слоны от страха подняли ужасный крик и подтянулась голодная элита. Зрелище просто потрясающее. Пупс с соратниками наблюдали в оптику массовое жорево и драки за вкусную добычу. По тварям, традиционно с вертолетов отработали наемники и только улетели, как появился отряд тяжело вооруженных сталков с далекого кластера «Фактория». Все штатно, почти обычная охота в районе зоопарка. Почему «почти»? А твари в очередной раз доказали, что имеют интеллект и могут в защищенные шипами и щитками головы не только жрать. Они устроили засаду, в которую влетел отряд с Фактории и потери у ребят составили не меньше половины личного состава.

Пупс с товарищами не собирались выручать попавших в беду сталков и совесть их не мучила. С какой стати, и чем могут помочь три слабо вооруженных человека? Героизм в Улье всегда приравнивался к идиотизму и троица спокойно отходила в город. В охоте следовало сделать перерыв и перевести дух в тихом месте за железными дверями.

Он сам тогда не понял, что его заставило зайти в подъезд, подняться на второй этаж и выбрать нужную квартиру. В квартире пришлось высадить двери вместе с косяком и Пупс растерянно застыл посреди комнаты. Сзади его подпирали заинтригованные странным поведением товарища Мажор с Форматом. Это сейчас понятно, что его позвали, а тогда? Тогда он растерянно ходил по комнатам, пытаясь сообразить, зачем туда пришел. И снова зов. В его мозг словно ввинчивался маленький шуруп, и Пупсу захотелось на балкон.

Он взял пулемет наизготовку, осторожно отворил дверь стеклопакета и отшатнулся в ужасе. На балконе, вся в рвотных массах, лежала, слабо шевеля хвостом огромная пантера и подыхала от спорового голодания. Да, иммунными бывают не только люди, но и большие хищники. Пупс брезгливо сморщился, снял пулемет с предохранителя, но нажимать на спуск не торопился. Он что, сюда рвался и вышибал двери с целью добить кошку, которая сама успешно сдохнет? Нет, что-то здесь не то. Пупсу стало любопытно, он напоил пантеру живчиком и в его жизни появился Крюгер.

На балконе, убежавший с зоопарка зверь успел обжиться и устроил логово, куда запрыгивал по стволу большого тополя. На ветках болтались его охотничьи трофеи в виде большой дохлой собаки и двух слабых зараженных с прокушенными головами. Мажор не упустил возможности поумничать и объяснил, что леопарды всегда добычу поднимают на деревья, чем отличаются от всех кошачьих хищников. Судя по всему, Крюгер начал новый мир осваивать и у него неплохо получалось.

Вспоминая квартиру, балкон и не слишком удачную охоту, Пупс понял, что именно тогда Мажор с Форматом признали его лидерство. Они безропотно шли следом, прикрывали спину, и помогали катить детскую каляску с уложенной в нее пантерой. Мажор в дороге Пупсу растолковывал, что у того открылся дар, умение и надо срочно к знахарю. Знахарь вполне подойдет тот, который сейчас возиться с Аяксом.

Знахарь справился. Умирающую кошку он поставил на ноги, и поздравил Пупса с умением «любовь животных». Добавил, что дар требует внимания и его надо обязательно подкармливать горохом. В развитии ему поможет Крюгер, который теперь не отойдет от своего спасителя и в интересах Пупса хорошо кормить и оберегать пантеру. И, разумеется – делиться живчиком, который требуется всем без исключения. Как людям, так и иммунным хищникам.

Живца не жалко, был у них живец. Троица охотников им даже приторговывала. Проблем с живчиком и растворенным в слабом уксусе горохе нет у любых охотников, в противном случае они такими не являются. Пупс согласно мотал круглой головой, наблюдая, как знахарь собирает вещи и обирается уйти с Венеции. А что ему еще тут делать? Аякс благополучно умер и труп его сожгли Формат с Мажором. Крюгер уверенно стоит на четырех лапах и фыркает на посторонних, а прокачка дара Пупса теперь зависит только от самого Пупса. Осталось рассчитаться и знахарь протянул руку за своими честно заработанными горошинами и споранами, но не тут то было. Его не хотели отпускать. Толстяк показал черную жемчужину и пообещал, что скоро все поменяется в Венеции. Появится много высокооплачиваемой работы как раз по медицинской части. Знахарь, заинтригованный остался.


*****


Пупс не обманул и вскоре начались охоты. Охоты не такие, как с покойником Аяксом, а настоящие – масштабные. С соответствующим выхлопом и результатами. Нанятые им сталки в барах разных поселений весело сдвигали кружки за здоровье Пупса и его пантеры Крюгера. Размер добычи всегда преувеличивался, количество убитых тварей не поддавалось исчислению, и взахлеб превозносилась мудрость Пупса, использующего на охотах методы ранее невиданные. Он мог, например – собрать в удобном месте множество котов, собаки заводили тварей на заложенные мины, а Крюгер так вообще работал как приманка, взлетая на деревья и свободно бегая по вертикальным стенкам. Некоторые, особо пьяные божились, что видели, как пантера с Пупсом разговаривает.

С виду и со стороны его дела шли в гору, Венеция процветала, и лишь немногие догадывались, что не все так гладко. Бюджет трещал под прессом накладных расходов, охотиться приходилось больше и рискованней. Пупс с грустью понимал, что рано или поздно им не повезет. Нарвутся они с Крюгером на умного элитника в засаде и конец. Финиш. Не помогут мины направленного действия, мощные винтовки и пулеметы. Пусть даже зенитные. Все произойдет быстро, за секунды и скорей всего не больно.

Покойничек Аякс был умным, не лез на сильных тварей, но у Пупса нет другого выхода. Тем более, что охоты без его участия удачными редко получались и приносили, в основном – потери. И все равно был выход, свет в тоннеле слаб, но виден. С трудом удалось договориться на охрану караванов, а это стабильная оплата, доля в прибыли и такой желанный, официальный статус. И самое главное что охрана, вовсе не охота. Совсем другие принципы. Тварей не требуется заманивать или преследовать, да их вообще убивать не обязательно. Достаточно отвлечь на более вкусную приманку, с чем вполне справятся нанятые люди. Они с Крюгером могут находится дома, тем более эти покушения. Уже третье по счету и все говорит о том, что не последнее. Эх, ему бы только продержаться и зацепиться за официальный статус. Если все выйдет как он задумал, то поселки вроде Крепости сами попросят о сотрудничестве.


Глава 5. Договор с дьяволом | Второй Хранитель. Антагонист | Глава 7. Усилитель