home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XI

Враг

На рассвете Хеигоун с шестью воинами, собаками и несколькими гвахами отправился в лес, на поиски следов тзохов. А Штра со своим отрядом, в который входил и Хельгор, взвалив на плечи две лодки, отправились в сторону чистой воды. То и дело им попадались узкие и глубокие протоки, которые приходилось переходить вброд.

Мрачные мысли одолевали Хельгора, а неуемная юношеская фантазия рисовала ему зловещие картины, одна страшнее другой. И несмотря на то, что он всеми силами пытался отогнать «черные» мысли, у него ничего не получалось. Единственное, чего ему по-настоящему хотелось, так это чтобы в противостоянии с Хеигоуном победил вождь.

Что до предводителя отряда, то Штра любил Хельгора. Сам он, хоть и не рвался никогда в вожди, не переваривал Хеигоуна. Обладая большим опытом и действуя чаще по интуиции, чем по велению разума, Штра любил спокойную рассудительность вождя и ему не нравилась поспешность и легкомысленность с которой принимал решения Хеигоун. Как на охоте, так и на войне Штра выполнял все распоряжения вождя тщательно, не споря, даже если то, о чем просил его Акроун, ему не нравилось. Однако он никогда не пресмыкался перед вождем и никогда не впадал в азарт, убивая противника или дичь. Он готов был истребить тзохов, но спокойно, без лишней суеты, ставя ловушки, а не выходя сражаться лицом к лицу, о чем столь страстно мечтали Хеигоун и его сторонники. Страдания жертвы не вызывали у него радостных чувств, точно так же, как потери не сильно печалили его. Однако если бы погиб Хельгор или Иоук, он бы оплакивал их «уход» много дней.

Иоук — брат Хельгора — большей частью напоминал Штра. Будучи старшим в семье, он без зависти и ненависти соглашался с тем, что Хельгор гораздо сильнее его и более умелый охотник. Он гордился младшим братом…

Первые несколько часов маленький отряд Штра продвигался вперед очень медленно. Воины-умары, шесть собак, волк и гвахи напрасно искали следы похитителей женщин. Когда солнце стало клониться к горизонту, Штра объявил:

— Если тзохи миновали болото, то они теперь намного опередили нас.

— А разве дальше, выше по течению нет болота? — спросил Хельгор.

Штра пожал плечами. Его узкое лицо вновь стало совершенно непроницаемым. Они пересекли очередной ручей, вскарабкались по каменному склону и оказались на сухом берегу. Гвахи стали рыскать по островку, и судя по тому, как они вели себя, они хотели есть. Пришлось устроить привал.

Хельгор же, вместо того, чтобы отдыхать вместе с остальными, оглядевшись, приметил самый большой камень — гигантский валун, в незапамятные времена оставленный на берегу реки отступающим ледником. С легкостью взобрался он на вершину огромного камня. Отсюда часть равнины реки лежала перед ним как на ладони. Он увидел стада оленей и лошадей, которые паслись на равнине, рыскающих по кустам гвахов и птиц, кружащих высоко под облаками. Потом он заметил неподалеку стадо антилоп.

Соскользнув с камня, Хельгор перебрался через заросли кустов и пополз вперед в высокой траве. Вскоре он очутился на расстоянии броска дротика от животных, которые, считая, что находятся в полной безопасности, разбрелись на довольно большое расстояние друг от друга.

Стадо защищали два огромных быка. Видимо, они недолюбливали друг друга, потому как старались держаться друг от друга на приличном расстоянии. Желтовато-коричневые полосы украшали их шкуры. Их ноги казались слишком тонкими для массивных тел. Однако, несмотря на это, они производили впечатление сильных животных, и к тому же невероятно проворных. У них были широкие острые рога, которыми эти травоядные с легкостью могли отогнать льва, тигра или даже бурого медведя.

Стадо вело себя спокойно. Однако быки то и дело по очереди поднимали огромные головы и, двигая ноздрями, принюхивались, вглядывались в окружающие кусты и деревья огромными глазами — искали, не затаился ли поблизости враг.

Хельгор, пригнувшись, подполз ближе.

Неожиданно один из быков взревел, видимо, почувствовав запах человека. Антилопы меланхолично подняли головы. Очевидно, они не раз встречались с двуногими животными, потому что запах Хельгора их встревожил.

Дротик ударил в грудь ближайшей антилопы, пронзив ее сердце. Стадо бросилось врассыпную, а бык, опустив голову направился в сторону Хельгора, который встал во весь рост, так как теперь смысла прятаться не было. Молодой воин замер, любуясь красотой застывшего перед ним зверя. Ему было жаль этого быка, достойного восхищения, тем более, что тот, защищая стадо, не мог ничего противопоставить человеческой хитрости, острым копьям и дротикам. Но умарам, впрочем, как и гвахам нужно было что-то есть. Они были животными, которые питались плотью других животных. Второй дротик попал в грудь быка, а потом охотник взял наизготовку копье. Раненный бык бросился вперед, похоже, потеряв всякую осторожность. Теперь единственным желанием его стало убить существо, посмевшее бросить ему вызов. Опустив голову, бык несся вперед неумолимо, как валун, подхваченный лавиной.

Хельгор с Синей реки

Хельгор метнул копье. Оно пробило бок быка, и тот от гнева и боли взревел, подобно льву. Когда огромное животное оказалось всего в паре шагов от Хельгора, тот проворно метнулся в сторону, со всей силы обрушив на голову быка свою дубину. С сокрушительной силой ударив по черепу, дубина отскочила и большая часть удара пришлась на ногу быку. С хрустом треснула кость. Неуклюже развернувшись на трех ногах, бык снова попытался настигнуть охотника, но тот легко избежал рогов и копыт.

— Воины и собаки нуждаются в мясе большого быка, — воскликнул Хельгор.

Таким образом охотник выражал свое восхищение огромным животным и свою печаль из-за того, что приходится убивать его. А бык умирал медленно. Его большие глаза были затуманены. Он больше не нападал — лежал неподвижно, мечтая о смерти — таинственном мире небытия. А потом он вздрогнул всем телом, хриплый стон вырвался из его горла и, неожиданно дернувшись, он замертво вытянулся на траве.

Хельгор позвал гвахов и остальных умаров. Все они с удивлением уставились на огромное животное, убитое умаром. Гвахи улыбались — примитивное подобие смеха, почти как у собак.

— Там много еды для всех! — объявил Хельгор.

— Хельгор — великий охотник! — объявил Штра, в то время как Иоук уже начал разводить костер.

Но Хельгор не обратил внимание на похвалу отца. Он заметил небольшое темное пятно в траве неподалеку.

Лагерь тзохов? Пепел был еще совсем свежим. Рядом валялись тряпки, куски меха. Хельгор подозвал волка и заставил его обнюхать стоянку врагов.

Гвахи, столпившиеся за спиной Иоука, наблюдали, как он орудует кремневыми ножами, разделывая тушу. Сейчас они больше всего напоминали шакалов. Штра тихо усмехнулся.

— Гвахи забыли про голод. Они будут следовать за воинами, как собаки.

— Я нашел следы тзохов, — неожиданно для всех объявил Хельгор. — Они были тут вчера вечером.

Умары к этому времени уже сняли шкуру с антилопы и над поляной потянулся запах жареного мяса.

Если Хельгор и думал о тзохах, то в первую очередь его мысли были о Глэйве. Он мысленно представлял ее мрачной, сердитой, скорчившейся у костра и сердце его от этих мыслей сжималось. И еще он страшно ненавидел Хеигоуна, пожалуй, даже сильнее, чем проклятых тзохов.

Тем не менее он, не задумываясь, отправился по следам врагов и волк с собакой пошли следом за ним.

Чтобы избежать беспорядка и не давать животным затоптать следы, умары придержали остальных собак. Хотя это были напрасные уловки, из-за большого количества тзохов и их пленников такой след сложно затоптать или скрыть. Долгое время след вел Хельгора через лес, потом они вышли к небольшому потоку, который катил к большой реке свои мутные воды. И на противоположной стороне этого ручья никаких следов не оказалось.

Тзохи определенно не могли уплыть вверх по течению, так как оно было очень сильным, следовательно, следы нужно было искать вниз по течению.

В любом случае это было проще, так как в той стороне берег был сухим. И вскоре умары снова нашли следы своих врагов.

Они нашли запачканное кровью копье, которое то ли бросил, то ли потерял один из воинов тзохов. Штра, Иоук и Хельгор тщательнейшим образом исследовали это оружие.

— Тзохи где-то рядом, — подытожил Штра. — Кровь еще не почернела, — а потом он с тревогой покачал головой: — Разве Хельгор не видел множество воинов до того, как встретил беглецов?

— Их было больше сотни, когда они напали на нашу деревню, и их было больше ста, когда Хельгор пересчитал их на равнине.

— Тогда Штра должен позаботиться о том, чтобы его отряд не столкнулся с тзохами. Ведь у него всего несколько воинов и гвахи.

— Тот костер, который видел Штра, не мог согреть сто воинов!

— Возможно, у них не было достаточно сухих дров!

— Хельгор думает, что необходимо продолжать преследование.

— Так сделает и Иоук!

— Последуем дальше, — объявил Штра.

И они шли еще пару часов, пока след не стал совсем свежим, так что все поняли: тзохи где-то рядом. Последние сомнения исчезли, когда умары стали отлично различать следы на земле. Некоторые были столь отчетливы, что Штра заметил:

— Вот следы воина тзоха, а это следы женщин.

Неожиданно гнев охватил этого спокойного человека, и он в отчаянии сжал кулаки.

Хельгор попробовал разобрать следы, прошел по ним несколько сотен локтей, а потом неожиданно остановился.

— Тзохов не больше, чем пальцев на трех руках.

— Гвахов вместе с умарами много больше! Однако гвахи слабые воины и плохо вооружены.

— Волк Хельгора будет сражаться, да и собаки доставят врагам немало неприятностей.

Штра какое-то время молчал, видимо, пытаясь решить, что делать.

— Мы забросаем тзохов дротиками, — продолжал молодой человек. — Их воины толком не умеют ими пользоваться. А те из нас, у кого получается хуже, пусть отдадут свои дротики Хельгору.

— Да, у Хельгора глаз ястреба, — согласился Штра.

— Сделаем так: Хельгор пойдет вперед. Он нападет на тзохов, убьет нескольких их них, а остальные погонятся за ним. Штра и его воины будут лежать в засаде.

Штра еще колебался, но тут вмешался Иоук.

— Наши женщины с ними! — прорычал он, и глаза его засверкали.

— Тогда пускай нас ведет Хельгор, — с яростью в голосе произнес Штра. — Подберемся к тзохам и устроим засаду.

Небольшой отряд отправился вперед под предводительством Хельгора и Иоука. На каком-то участке следы исчезли, а потом снова появились. Впереди был зеленый холм. Охотники стали медленно подниматься по склону, а потом обнаружили тропинку, проложенную через густой кустарник.

— Пусть Штра ждет тут своего сына, — объявил Хельгор. — Тзохи расположились где-то внизу, у подножия холма.

И потом Хельгор в одиночестве начал спускаться по противоположному склону. Неожиданно кусты отступили и перед Хельгором открылся голый каменный склон, на котором с трудом проросли одинокие чахлые деревца и редкий кустарник. Собаки и волк тоже почувствовали присутствие врага и вели себя осторожно.

Тихо присвистнув, Хельгор приказал им лечь. А потом сам опустившись на землю, осторожно пополз между камней по жесткой, колючей траве. В какой-то момент Хельгор остановился.

Теперь он отлично видел костер, который развели тзохи у подножия холма. Пленные женщины сидели вдалеке от костра на корточках, но Хельгор отлично видел, насколько они истощены. Однако воинов оказалось много больше — человек тридцать. Они расположились прямо на земле. Все они были молодыми, сильными воинами. На фоне их мускулистых торсов и рук гвахи выглядели настоящими детьми. Только самый сильный из умаров мог бы справиться с любым из таких красавцев в схватке один на один.

Однако Хельгор отлично видел, что стоянка тзохов, отлично защищенная от нападения с земли, была совершенно незащищенной от нападения воинов с дротиками. В какой-то миг Хельгор остановился, пересчитав свой запас — пять дротиков, все с каменными наконечниками. Он знал, что может метнуть их с расстояния, которое недосягаемо для воинов-тзохов.

Его грудь вздымалась от волнения в предчувствии битвы. Однако вместо того, чтобы напасть на врага, он вернулся на гребень холма и обратился к Штра:

— Если у Хельгора будет много дротиков, он перебьет множество тзохов. А с остальными расправятся другие воины и гвахи.

Потом он описал расположение лагеря противника.

— Штра хочет сам посмотреть, — объявил предводитель отряда.

Однако прежде чем пойти с Хельгором, он забрал у умаров дюжину дротиков. Они поднялись на гребень, и Штра внимательно осмотрел лагерь врагов.

— Штра и его воины будут ждать среди камней.

И он повернул назад, к гребню холма, а Хельгор спустился чуть ниже, причем двигался он очень медленно. Он приказал собакам и волку подождать его. Хельгор чувствовал, что это будет важный день в его жизни, его сердце учащенно билось…

Но чем ближе он подбирался к врагу, тем страшнее ему было. Теперь он отлично мог рассмотреть широкие, смуглые лица врагов — челюсти, напоминающие стальные челюсти шакалов. Если им удастся окружить Хельгора, то они непременно прикончат его.

Хотя Хельгор, вне сомнения, был очень быстрым, среди врагов, наверняка, нашлось бы несколько таких же быстрых, как олень, и таких, кто обладал бы ловкостью гепарда, а действовали тзохи подобно диким животным. Даже небольшая рана привела бы Хельгора к смерти, так как на милосердие врагов рассчитывать не приходилось. Используя кусты и камни в качестве укрытия, он подобрался к врагам на расстояние броска дротика. Земля тут была голой, поросшей серебристым мхом, а мох на камнях был зеленым и имел неприятный красноватый оттенок.

Еще один шаг, и Хельгор оказался бы на виду.

Сердце воина забилось еще быстрее, он весь подобрался, словно платан в порывах налетающего ветра. В какой-то миг, вспомнив о Глэйве, он заколебался. Перед его мысленным взором встала она — желтовато-коричневые волосы и пылающий взгляд… Похоже, настал тот день, когда он окончательно станет воином, которого будут бояться враги и уважать друзья. Однако если бы сейчас он отступил, Глэйва стала бы презирать его, и он не посмел бы снова появиться среди людей своего племени.


Глава X Возвращение | Хельгор с Синей реки | Глава XII Нападение одиночки