home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XIV

Люди Ночи

Прошло несколько дней.

Все это время Глэйва плыла по реке, на которой, в отличие от суши, несмотря на водовороты и быстрины, она чувствовала себя в безопасности. С каждым днем она была все ближе к Амхао. Ей не терпелось воссоединиться с сестрой. Тем временем между девушкой и шакалом возникло полное взаимопонимание. Они общались и понимали друг друга без слов, словно два диких зверя.

Шакал стал дорог девушке, это был ее зверь. И он несколько раз помог Глэйве обнаружить добычу, так как обладал великолепным чутьем. Живя с человеком, шакал понял, что может получить много выгоды. И Глэйва ласково относилась к своему спутнику, при всяком удобном случае награждая его нежным взглядом или словом.

Он оказался ничуть не глупее домашних собак и волков, которые жили с человеком. Можно было сказать, что он даже умнее некоторых неотесанных воинов из тзохов, вроде сына Овцы. У того глаза были стеклянными, лишенными мыслей, как у крокодила. А глаза шакала были умными, да и сам зверь всегда был готов прийти на помощь девушке.

Однажды ночью, когда огонь погас, шакал осторожно царапнул плечо спящей Глэйвы, разбудив девушку. Та же, вовремя проснувшись, заметила подбиравшихся к ней двух черных волков.

Если бы она и дальше спала, то они, без сомнения, напали бы на нее и разорвали, прежде чем она смогла бы защитить себя. А так, проснувшись, она резко закричала, испугав диких зверей, а потом быстро вновь раздула огонь. Кроме того, Глэйва обзавелась дубиной, которую вырезала из сука с помощью острых камней. Увидев волков, она потрясла дубиной, грозя им. Так что волки испугались Глэйву.

Ощетинившись, они остановились рыча и скалясь. Это были большие черные волки, которые могли растерзать человека или даже схватиться с пантерой. Но благоразумие пересилило их голод. Молодой шакал спрятался за спиной девушки, так как интуитивно знал, что большие звери не рискнут напасть на девушку.

— Люди более могущественны, чем волки! — пригрозила хищникам девушка. — Глэйва проткнет им животы и переломает кости этой дубиной!

Волки внимательно слушали человеческую речь. Человеческий голос был неизвестен им — они никогда не слышали ничего подобного, лишь изредка по лесу разносились голоса гвахов, да и те больше напоминали звериный рык, чем членораздельную речь. А голос Глэйвы заставил волков засомневаться в собственных силах. Но голод придал им храбрости.

— Пусть волки охотятся на оленей, быков или антилоп! — вновь закричала девушка.

Тот волк, что был посильнее, вновь оскалился. Он всем своим существом ощущал близость лакомого куска пищи. Требовался всего один прыжок, чтобы вонзить зубы в тело жертвы, а потом его собрат вспорол живот жертвы.

Переполненный яростью к животному, которое не хотело сдаваться, волк взвыл.

Глэйва бросила в него острый камень, решив, что, получив рану, хищник окончательно струсит. Получив камнем по голове, волк отступил, в то время как второй, более отважный зверь понял, что его потенциальная жертва может быть опасна.

Когда он прыгнул, Глэйва, увернувшись, изо всех сил ударила его сбоку большим, заранее приготовленным камнем. Тогда и второй волк отступил. Теперь он знал, что люди, кроме всего прочего, могут нападать на расстоянии. Отступив подальше, он со злобой уставился на девушку. Он уже готов был уступить, но пока его что-то удерживало.

Луна спряталась над облаками. Глэйва все еще стояла, готовая вновь отразить нападение. Сейчас из-за сгустившейся тьмы она видела только глаза ее врагов, горящие зеленым светом, подобно четырем далеким звездам. Волки не нападали, однако девушка отлично понимала: стоит ей расслабиться или снова лечь спать, и они непременно нападут на нее. Чтобы удержать их на расстоянии, девушка снова заговорила, то и дело бросая в их сторону камни, но те камни, которые она нашла на дне лодки, она приберегла, а использовала гальку, которой было полно на земле.

Ночь оказалась очень длинной. Волки постепенно подбирались все ближе и, наконец, оказались на расстоянии длины трех копий. И все же они не выдержали и отступили, отправившись за другой добычей. Вскоре они растворились в утреннем тумане.

Новое утро расцвело над рекой, лесом и равниной, затянутых туманом. От холода девушка дрожала всем телом. Убедившись, что поблизости нет никаких хищников, она направилась обратно к своей лодке. Она спешила оставить берег и как можно скорее оказаться снова в безопасности на просторах реки.

И тут сбылись ее худшие опасения: лодка исчезла.

На берегу остались лишь обрывки кожаных ремней, которые явно перегрызли дикие звери. На поверхности реки не было видно ничего, кроме пены и ветвей с листьями, которые всегда несет поток. Девушка сильно опечалилась. Горько заплакав, она присела на корточки. Как и в ту ночь, когда она сбежала из лагеря умаров, почувствовала, как на нее накатил ужас одиночества. Сейчас она ощущала себя слабее шакала, который, поскуливая от голода, терся о ее ногу.

Налетел ветер, разгоняя туман. Солнце поднялось, высвечивая бескрайние просторы реки. И только сейчас Глэйва сообразила, какое огромное расстояние отделяет ее от Амхао, и отчаялась. У нее все еще оставался небольшой запас мяса — то, что осталось от ужина. Часть она отдала шакалу, остальное съела сама. И несмотря на то, что желудок ее был теперь полон, радости не было.

Однако, ей нужно было двигаться дальше. Между берегом и лесом протянулась узкая полоса голой земли — удачное место для прогулки — идти тут было легко. Однако в отличие от реки, опасность тут могла скрываться за каждым кустом. Что до ее спутника, то хоть шакал и ненавидел дневной свет, он послушно следовал за девушкой.

Но не пройдя и получаса она резко остановилась, потому что перед ней предстали истинные хозяева этих мест.

Их было пятеро, черных, как сланец, с лошадиными лицами, волосатых, с остроконечными ушами, длинными руками и ногами и округлыми животами. Она узнала в них гвахов — союзников умаров, созданий свирепых, как гиены, питавшиеся человечиной. Вооруженные палками и камнями, они были совершенно голые. Глэйва остановились, уставившись на эти отталкивающие существа.

Они тоже заметили девушку и замерли. Несмотря на то, что сердце готово было выскочить у нее из груди, Глэйва вела себя совершенно спокойно. Поблизости негде было спрятаться — местность совершенно открытая, а до леса далеко. Единственное, что оставалось девушке, — отступать к кустарнику.

Но гвахи были слишком близко, и Глэйва не смогла бы убежать от них. Тогда она решила действовать по-другому.

Решившись, Глэйва вместо того, чтобы отступать, метнулась вперед. В племени тзохов считалось, что она бегает очень быстро. Вот и сейчас она со всех ног рванула мимо гвахов в сторону леса. Когда она пробегала мимо крайнего из них, тот попытался остановить ее, а потом что-то прокричал ей своим скрипучим голосом. Он взглянул на девушку, потом на своих спутников, словно прося соизволения, и наконец бросился в погоню.

Люди Ночи разом сорвались с места и погнались за девушкой. Глэйва больше не рассчитывала спрятаться в кустарнике, где ее легко найдут. Теперь она могла рассчитывать только на свои ноги. Она бежала много быстрее, чем ее коротконогие преследователи. Спасительный лес был неподалеку, но девушка не решалась заходить в него до того, как между ней и гвахами не будет достаточного расстояния. Лес предоставлял множество укрытий и потайных уголков. Но в чаще трудно было бы бежать, и ее преследователи, хорошо знакомые с местностью, могли бы быстро догнать ее. Кроме того, гвахи много лучше ее скользили в подлеске, пробирались через заросли колючих кустарников. Несколько раз она оборачивалась и всякий раз видела, что преследователи все еще следуют за ней.

Маленький шакал не отставал от неё. Несомненно, он чувствовал опасность, точно так же, как это ощущают другие дикие животные, такие, как антилопы и олени.

Глэйва тяжело дышала. Неожиданно острая боль резанула под ребрами, и ноги девушки едва не подкосились. Двое из гвахов мчались за ней с той же скоростью, что и она. Она поняла это, и еще поняла, что проигрывает — ее ждет поражение и смерть. Однако теперь все ее внимание сосредоточилось на беге, на борьбе со слабостью в членах.

Лес уже был рядом, тем более впереди он подбирался почти к самой воде. Еще раз обернувшись, она увидела, что один из гвахов бежит много быстрее ее.

На какой-то миг она нырнула в лощину и исчезла из их поля зрения.

Теперь перед ней стоял ужасный выбор: бежать дальше или попытаться спрятаться? Она заколебалась, пытаясь перевести дыхание, потом остановилась, прислушиваясь к своему организму, и поняла: ей нужно спрятаться.

Глэйва резко свернула в сторону, перепрыгивая с камня на камень, побежала по камням вдоль лощины, высматривая подходящее укрытие.

Укрытие она так и не нашла, но успела вовремя скрыться в лесу, прежде чем первый преследователь стал спускаться в лощину. Глэйва долго бродила по лесу, пытаясь найти удобное и безопасное место.

Руки и ноги у нее были исцарапаны и страшно болели, поясницу ломило. Но она не обращала на все это никакого внимания. Единственное, о чем она думала, так это о том, как избежать встречи с людьми Ночи.

Широкий ручей пересек ее путь. Вместо того, чтобы перепрыгнуть через него, она взяла шакала на руки и пошла по воде. Она хотела, чтобы те, кто гнались за ней, окончательно потеряли ее след.

Пройдя по ручью около часа, она остановилась перед густыми зарослями кустарника, опасаясь, что там может скрываться какой-нибудь хищник. Однако выбирать ей не приходилось, она была настолько измучена, что не могла идти дальше. И тогда она решила рискнуть. Все еще держа на руках шакала, Глэйва осторожно заползла в самую чащу колючих кустов. К этому времени окончательно стемнело, и девушка понадеялась на то, что преследователи не найдут то место, где она выбралась из ручья.

Гвахи и в самом деле потеряли след, хотя долгое время прочесывали опушку леса. Наконец они устали и прекратили поиски. Но их желание схватить существо другого племени осталось. Они принадлежали клану, который никогда не встречался с умарами, а поскольку они видели Глэйву только издали, они не знали, за кем гонятся, за мужчиной или женщиной.

Уставшие и запыхавшиеся, они остановились, чтобы посовещаться. Они все-таки были людьми, много разумнее волков или шакалов, знали несколько слов и с ловкостью, пользовались ими. А то что нельзя было передать словами, можно было всегда выразить жестом. В итоге они решили, что должны вернуться по своим же следам и попытаться найти то самое место, где потеряли следы добычи.

Пока они разговаривали, один из гвахов прогулялся до реки и наловил рыбы среди прибрежных камней.

Один из них был старшим, хотя у гвахов не имелось вождей, как таковых, он обладал достаточным влиянием и в определенных обстоятельствах командовал остальными. Он был много опытнее своих спутников и знал множество охотничьих приемов и уловок. Он был лучшим охотником и всегда имел избыток пищи и рыбы, чтобы подкупить остальных.

— Незнакомец не может жить неподалеку от гвахов! — решил он. — Квак и его воины должны поймать и съесть незнакомца!

В этот миг он снова стал главным.

— Воины гвахов должны съесть незнакомца, — повторили остальные.

Квак заставил своих спутников понять, что они должны разойтись в поисках следов, но не терять друг друга из вида. Если такая тактика работала при поисках боровов и волков, то почему она не должна сработать при поиске человека?

Так что, поев рыбу, охотники были готовы вновь заняться поисками. Следы беглеца необходимо было найти. С таким намерением гвахи вошли в лес.

Если бы они обладали мудростью умаров, то, не торопясь, обыскали бы часть леса, примыкавшего к реке и, без сомнения, нашли бы Глэйву, но чем дольше велись поиски, тем меньше энтузиазма было у охотников и тем неохотнее они слушались Квака. В лесу, в котором они бродили, встречались следы мамонтов, оленей, диких свиней, но не было никаких следов человека. Постепенно гвахи окончательно перестали слушать Квака и разбрелись кто куда.

И все бы на этом и закончилось. Если бы один из охотников не услышал визг из зарослей кустов. Он помнил, что беглеца сопровождал шакал, а посему сообщил о странных звуках своим спутникам…

Глэйва, лежа среди зарослей, слышала шаги людей Ночи, которые бродили вокруг, выискивая ее следы. Шакал то и дело вытягивал вперед свой длинный нос и подымал уши. Запах человека наполнил лес. А потом шакал неожиданно завизжал. Глэйва тут же вскочила на ноги, черные от засохшей крови из многочисленных царапин. Она прислушалась. Враги были рядом!

Тяжелый стон сорвался с ее губ, и отчаяние охватило ее. Склонившись к земле, она услышала треск кустарника, тихий шорох шагов. И звуки эти были все ближе. Глэйва замерла, лихорадочно пытаясь что-то придумать. Куда бы она не бросилась, она могла с легкостью натолкнуться на гвахов.

Шорохи стали ближе, и она поняла, кто-то из врагов пробирается к ней через кусты. Глэйва схватила дубину и приготовилась к схватке, решив дорого продать свою жизнь. А потом чуть выше ветвей кустарника она увидела чье-то лицо: маленькие глазки и толстые вывороченные губы.

Девушка взмахнула дубиной, и голова исчезла. Кусты зашевелились со всех сторон. Похоже враги были повсюду. Смерть! Глэйва отлично помнила женщин, которых тзохи приносили в жертву Скрытым. Она видела, как умирали несчастные, помнила их широко раскрытые от ужаса глаза. Она слышала их крики агонии.

И от своих преследователей она не ждала иного.


Глава XIII Глэйва | Хельгор с Синей реки | Глава XV Возвращение разведчиков