home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава VI

Странные союзники

Лодка преследователей находилась не далее, чем на расстоянии ста рук от берега. Когда совершенно неожиданно с края обрыва раздался воинственный клич, дротик, пущенный твердой рукой с края обрыва, пробил горло одному из тзохов. А потом взвыл волк, и, вторя ему, залаяли собаки.

Изумленные Люди Скалы опустили весла. В это время второй дротик пробил плечо еще одного воина. А потом с обрыва вновь прозвучал победный клич. Тзохи были храбрыми воинами, но закон равнины и леса говорил об осторожности: воины, столкнувшись с неведомым противником, отступили.

Дрожа всем телом, переполненные надеждой и страхом, сестры повернулись к краю обрыва. Из-за камней высунулся мальчик. Желтовато-коричневые волосы, точеные черты — он ничем не напоминал тзохов. Когда женщины заметили его, мальчик замахал им и что-то сказал при этом, но беглянки не поняли его слов. Но одно оставалось несомненным: кто бы ни скрывался на вершине обрыва, — это были друзья.

Снова начав жестикулировать, мальчик показал, что женщины снова должны были сесть в лодку и плыть дальше вниз по течению, под защитой берегового утеса. Однако почему они должны так поступить, Глэйва и Амхао так и не поняли. Тзохи тоже заметили мальчика и уже собрались было возвращаться, когда с обрыва донесся мужской голос. Воины Скалы не поняли, что прокричал невидимый воин, но в его голосе слышалась явная угроза.

— Дочери Уокры должны повиноваться неведомому другу! — объявила своей спутнице Глэйва. — Этот человек — наш друг.

Сама она не была уверена в искренности своих слов. Но выбирая между Урмом и неведомым союзником, она, не колеблясь, выбрала последнего. Вернувшись в свою лодку, она подняла весло. И меньше чем через минуту женщины вновь заскользили по реке, держась у самого берега, подальше от лодок тзохов, которые, казалось, и не собирались прекращать преследование. Однако лодка женщин держалась на расстоянии досягаемости дротиков неведомого воина, а тзохи боялись приближаться к невидимому врагу. Мертвый воин теперь покоился на дне их лодки, а тот, кто был ранен, никак не мог остановить кровотечение.

Желание выжить, выбраться из этой переделки, надежда, замаячившая перед сестрами, придали им новых сил. Они упорно работали веслами, быстро несясь мимо высоких прибрежных утесов, изъеденных пещерами, в которых ныне жили орлы, стервятники и летучие мыши. И тут в утесе неожиданно открылась пещера — огромный черный провал. Из глубины его женщин приветствовал голос незнакомого человека.

А потом они увидели светловолосого мужчину с двумя собаками и волком, спускающегося к ним. Мужчину сопровождал подросток. В какой-то миг Глэйва заколебалась. Незнакомец был ростом с Кзахма — сына Черного Борова, но не был таким массивным в плечах и выглядел добродушным. Амхао подняла весло, готовая защищаться, но Глэйва успокоила ее. А потом незнакомец несколько раз взмахнул руками, указывая на преследовавших их тзохов.

Без колебания Глэйва направила лодку к берегу. Несколько секунд, и мужчина с мальчиком прыгнули в их посудину. Тогда незнакомец заговорил, с трудом подбирая слова на языке Людей Скалы:

— Тзохи забрали женщин умаров! Хельгор приведет воинов-умаров, чтобы отомстить!

А потом он забрал весло из рук Амхао, так как сразу определил, что эта женщина много слабее своей спутницы и менее решительна. Вмиг недоверие к незнакомцу пропало. Лицо этого воина было более открытым, чем лица тзохов и отчасти напоминало лицо Глэйвы и ее сестры. Его стройная фигура нравилась ей больше, чем коренастые фигуры воинов ее племени. А теперь, взглянув ему в лицо, она готова была повиноваться и помогать ему.

Бурное течение швырнуло лодку вглубь пещеры, и скорость течения резко возросла. Сначала преследователи не поняли хитрого хода беглецов, ведь реки обычно вытекали, а не втекали в пещеру. Потом, когда лодка беглецов исчезла во тьме, они задумались. А еще позже они поняли, что воин был всего один, что на утесе нет никакой засады, и они без опасений могут продолжить погоню.


— Нужно отправиться следом за этой лодкой! — убеждал Камр предводителя. Остальные с сомнением посматривали на мертвого и раненого, лежащих на дне лодки. А потом один из воинов высказал свои соображения.

— Разве другие враги не прячутся в тех камнях?

Тем временем вторая лодка подплыла поближе, так что теперь воины, сидящие в ней, могли хорошо слышать, о чем идет речь.

Камр — сын Гиены, насмешливо фыркнул:

— С нами много воинов, Глэйве и Амхао не удрать! Двенадцать тзохов как-нибудь справятся с одним воином и двумя женщинами.

— Двое наших воинов повержены, и Кзахм призывает всех вести себя разумно.

Сын Гиены иронически рассмеялся. Он был много сильнее, почти такой же могучий, как Кзахм — Сын Черного Борова в глубине души надеялся стать вождем.

— Разве Кзахм приказал нам быть трусами? Пусть два воина попробуют подняться на берег. Если там никого не окажется, мы продолжим погоню.

Он говорил так уверенно, словно и в самом деле был вождем. Его лодка подошла к берегу, и он с двумя своими товарищами спрыгнул в воду.

Выбравшись на сушу, они не обнаружили никаких врагов среди камней, да и на обрыве никого не было, потому что если бы там затаились вражеские воины, они непременно обстреляли бы тзохов дротиками.

— Тзохи отправятся в погоню за лодкой с женщинами! — сказал Камр, вернувшись к своим воинам.

— Кзахм может оказаться недоволен и накажет Камра, — возразил один из воинов первой лодки.

— Кзахм не сможет наказать воинов, преследующих врага. К тому же мы не его рабы, мы из другого клана!

Воины, сидевшие во второй лодке, и в самом деле принадлежали другому клану и в глубине души недолюбливали вождя тзохов. Кзахму нужно было бы более внимательно относиться к охотникам других кланов.

— Эти женщины предали свое племя, — вновь высокомерно заговорил Камр. — Или вы не воины и у вас нет чести?

А потом, не глядя на воинов в первой лодке он взялся за весло и сильными гребками погнал ее к пещере. Остальные его спутники, выставив весла над водой, постарались сделать так, чтобы их лодка, попав в бурный подземный поток не билась о стенки пещеры. Время от времени лодка попадала в водовороты, но тзохи были опытными гребцами и с легкостью справлялись с подобными препятствиями. Однако Камр напрасно выглядывал беглецов во тьме пещеры, за то время, пока он осматривал берег, Хельгор уплыл далеко вперед.

Однако тзохи не собирались отступать. Скоро стены пещеры расступились, над головой появилась полоска неба. Они снова выскочили в реку, ту же самую реку, которую покинули несколько минут назад. Вдоль правого берега протянулась равнина, по которой путешествовали воины тзохов, а на левом берегу стеной стоял девственный лес. Чувствуя, что враги вот-вот окажутся у него в руках, Камр торжествующе огляделся, надеясь заметить впереди лодку беглецов.

Но нигде на широкой реке не было лодки с женщинами и воином, посмевшим бросить вызов тзохам.


Пока лодка с беглецами скользила между подводными утесами, Глэйва думала только об одном: как бы течение не разбило их хрупкое суденышко об один из утесов. А время от времени быстрое течение пыталось перевернуть лодку. Охотнику и девушке пришлось использовать все свое искусство, чтобы удержать лодку на плаву.

При этом они то и дело оглядывались, пытаясь во тьме рассмотреть преследователей. А потом вновь стало светло, берега разошлись, и они вернулись в главное русло той же самой реки, которую покинули несколько минут назад. Только теперь река стала много шире, и левый берег был почти невидим, а сама река больше напоминала озеро.

Хельгор внимательно посмотрел на своих спутниц. Амхао больше напоминала женщин тзохов: смуглая кожа, широкие скулы, мелкие глубоко посаженные глаза. Но Глэйва походила на женщин клана умаров — продолговатое лицо, небольшие светлые глаза, золотые волосы и тонкая кость.

При взгляде на нее Хельгор ощутил странное приятное чувство. Такое иногда бывало с ним, когда он на рассвете в одиночестве бродил по равнине. И Глэйве он понравился много больше, чем охотники-тзох. Его стройная, гибкая фигура с широкими плечами и розовая кожа казались ей много красивее темных, приземистых, коренастых фигур воинов своего племени.

Тем временем Хельгор, используя, отдельные известные ему жесты и слова Людей Скалы и жесты попытался объяснить своим спутницам, что воины тзохов украли всех женщин его племени, перебив детей и стариков.

В свою очередь Глэйва вспомнила те несколько слов из языка людей Синей реки, которые слышала от бабушки с Зеленого озера. Язык племени Зеленого озера был очень близок к языку племени Синей реки. Эти два племени в древности имели общие корни… Поэтому Глэйва в свою очередь попыталась рассказать Хельгору о жертвоприношениях, побеге, землетрясении.

Хотя Хельгор понял намного меньше из рассказа Глэйвы, чем она из его, он решил, что они заключили своего рода союз. По крайней мере, он теперь знал имена своих спутниц, а они знали его имя.

— Глэйва и Амхао станут женщинами умаров, — объявил он. — Хельгор спасет их.

Они все дальше уплывали вниз по реке. А преследователи так и не появились. Тем не менее Хельгор не собирался расслабляться. Наоборот, они с Глэйвой налегли на весла, пытаясь как можно больше увеличить расстояние между ними и врагами. Он хотел было причалить к берегу, поросшему лесом. Но лодка — вещь незаменимая при путешествиях по воде, на суше становилась невероятно обременительной.

Поэтому Хельгор предпочитал двигаться по воде, пока это возможно. Он продолжал с остервенением грести, в то же время мысленно рисуя себе варианты будущего, причем один мрачнее другого. И еще он постоянно посматривал на то место, где рукав реки, вырываясь из пещеры вновь воссоединялся с основным руслом.

Они почти обогнули очередной мыс, когда Хельгор, очередной раз обернувшись, чтобы бросить мимолетный взгляд назад, неожиданно воскликнул:

— Позади тзохи!

Глэйва резко обернулась. Ей понадобилось почти полминуты, прежде чем она смогла разглядеть вдалеке лодку преследователей. Та находилось так далеко, что ее можно было принять, скорее, за плывущее по реке бревно или за огромного крокодила, и все же, приглядевшись, девушка различила силуэты воинов, и вторя Хельгору, повторила вслед за ним:

— Позади тзохи!

Что же до Хельгора, то он с ненавистью смотрел на этих воинов из другого племени, которые ограбили и большей частью перебили его племя…


Глава V Погоня | Хельгор с Синей реки | Глава VII В осаде