home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Публий Корнелий Лентул Спинтер

1 декабря 58 г. до н. э. консулы 57 г. до н. э. Публий Корнелий Лентул Спинтер и Квинт Цецилий Метелл Непот приступили к исполнению своих обязанностей. Согласно закону Гая Гракха (lex Sempronia, 122 г. до н. э.), еще до выборов новых консулов сенат определял, какие провинции они получат по истечении срока консульских полномочий. Так, еще осенью 58 г. до н. э. было известно, что Лентул по завершении своих полномочий должен был получить проконсульство в Киликии, а его коллега Метелл — в Испании. В 58 г. до н. э. в виде исключения, ornatio (определение наместничества) была произведена еще до 1 декабря, и народные трибуны, друзья Цицерона, приступившие к исполнению обязанностей только 10 декабря, уже не могли ни наложить запрета на это постановление сената, ни повлиять на новоизбранных консулов (Cic. Att., III, 24).

Так, спустя год, в 56 г. до н. э. с помощью Гая Цезаря наместником Киликии становится консуляр Публий Корнелий Лентул Спинтер. К тому времени территория провинции, как было отмечено выше, выросла за счет добавления к ней равнинной Киликии и, возможно, части Ликаонии. В наместничество Лентула территория провинции вновь увеличилась в связи с прибавлением к ней районов Фригии (трех диоцезов). Уже указывалось, что при Гае Фабии Адриане, проконсуле Азии 57/56 г. до н. э., эти диоцезы находились в составе данной провинции, о чем свидетельствует чеканка кистофоров с его именем в Апамее и Лаодикее. Однако при его преемнике Гае Сервилии в 56/55 г. до н. э. имя проконсула Азии на монетах этих городов не ставилось. Зато теперь Апамея и Лаодикея чеканили кистофоры с именами наместников Киликии: Публия Корнелия Лентула Спинтера (56–53)[151], Аппия Клавдия Пульхра (53–51)[152] и Марка Туллия Цицерона (51/50 гг. до н. э.)[153], после которых три данных диоцеза Фригии вновь были переданы провинции Азии. Провинция Киликия простиралась с севера на юг — от реки Сангарий до северной границы Пиис (в долине Лика) и Гидрел (у слияния Лика и Меандра). В конвент Апамеи входили города Дионисополь, Пельты, Сильвия, Акмония; в конвент Синнады — города Дорилей и Мидаей во Фригии Эпиктет, Аппия (у истока Тембрия), Юлия (на реке Каистре) и часть Ликаонии. По расчетам Д. Мэйджи, площадь объединенных Памфилии, Писидии и двух Киликий (Педиады и Трахеи) составляла 53 350 км2. Однако размер части Ликаонии, вошедшей в состав провинции Киликии, установить сложно[154].

Итак, ко времени наместничества Лентула Спинтера и следующих двух его преемников Киликия была самой обширной восточной провинцией, включающей в себя значительную часть центра Малой Азии от Эгеиды до Евфрата. Через ее территорию проходил большой отрезок южного пути (от Ионийского побережья до границы с Парфией), что еще более усиливало экономическое и стратегическое значение Киликии[155].

Лентул Спинтер управлял Киликией в течение почти трех лет: с начала 56 по конец 54 г. до н. э. Используя специфику и географическое расположение своей провинции (близость к Египту), он добивался, чтобы сенат поручил ему восстановление на троне Птолемея XII Авлета, что сулило Лентулу большие выгоды. Ему оказывал поддержку Цицерон, который был благодарен Лентулу за то, что тот в бытность свою консулом 57 г. до н. э. способствовал его возвращению из изгнания (Cic. Fam., I, 1, 1; 2–6; 7, 6). Посол Птолемея XII Аммоний предлагал Цицерону деньги за помощь в деле восстановления на египетском престоле царя. Тем временем в сенате бурно обсуждались предложения, кому именно поручить эту акцию: либо Помпею, либо Лентулу, либо трем послам из числа частных лиц. Влиятельные друзья Помпея, подкупленные Птолемеем (Cic. Fam., I, 2, 3; Q. fr., II, 2, 3), добивались, чтобы дело было поручено Помпею; однако, согласно древнему предсказанию, восстановление египетского царя на троне с помощью войска представляло опасность для Рима. Этим предсказанием спекулировали народный трибун 56 г. до н. э. Гай Катон и поддержавшие его Цицерон, Лукулл и Гортензий Гортал. Сенат склонялся к кандидатуре Лентула, полагая, что он сможет сделать это дело с выгодой для государства, однако не мог принять окончательного решения из-за противодействий сторонников Помпея (Cic. Fam., 1,1; Q. fr., II, 2, 3). 15 января 56 г. до н. э. этот вопрос снова обсуждался в сенате, и Гортензий, в частности, предложил, чтобы царя возвратил Лентул без войска (Cic. Fam., I, 2, 2–3), однако в конце концов, к огорчению Цицерона, кандидатура Лентула была отклонена (Cic. Q. fr., И, 2, 3). Еще одним человеком, желавшим официального поручения восстановить фараона, был Марк Красе (Cic. Q. fr., И, 3, 2).

В начале февраля 56 г. до н. э. сторонники Помпея, народные трибуны Гай Катон и Луций Каниний Галл, предложили два законопроекта: первый — об отозвании Лентула из Киликии, второй — о том, чтобы восстановление Птолемея XII было поручено Помпею (Cic. Fam., I, 4, 1; Q. fr., II, 2; II, 3. 1). Очевидно, угроза лишения Лентула проконсульских полномочий и отозвания из Киликии была настолько реальна, что вызвала сильнейший страх у Цицерона и других сторонников того в сенате (Cic. Fam., I, 5, 2). Чтобы воспрепятствовать принятию соответствующего закона, консул Гней Лентул Марцеллин, приходившийся Лентулу Спинтеру родственником, возобновил Латинские празднества и собирался устроить суппликации (Cic. Q. fr., II, 4а, 2).

В июле 56 г. до н. э. Цицерон все еще не терял надежды на то, что восстановление Птолемея XII может быть поручено Лентулу Спинтеру. В одном из писем к последнему Цицерон писал: «…ты, правящий Киликией и Кипром… если положение вещей даст тебе возможность держать в своей власти Александрию и Египет, то дело достоинства — твоего и нашей власти, — чтобы ты, поместив царя в Птолемаиде или каком-нибудь другом близко лежащем месте, отправился в Александрию с флотом и войском с тем, чтобы после того, как ты восстановишь там мир и расположишь войско, Птолемей возвратился в свое царство. Таким образом царь и будет восстановлен тобой, как сенат и решил вначале, и будет возвращен без участия войска, как, по словам благочестивых людей, угодно Сивилле» (Fam., I, 7, 4). Цицерон рассматривал все возможные варианты действий Лентула. Он советовал наместнику Киликии, «находящемуся почти в виду Египта», оценить обстановку и без промедления захватить Египет, если это будет возможно. Если же Лентул сомневается в успехе в аннексии Египта, то ему надлежит избрать другой способ: тогда следует оказать помощь царю своими вспомогательными войсками и деньгами, которые одолжат царю друзья Лентула при поручительстве последнего, как правителя провинции, обладающего военной властью. Цицерон писал Лентулу: «…природа и расположение твоей провинции таковы, что ты либо обеспечишь царю возвращение, оказав ему помощь, либо воспрепятствуешь этому, предоставив его самому себе» (Fam., I, 7, 5–6).

Судьба, однако, распорядилась совсем иначе, чем планировали Цицерон и Лентул: весной 55 г. до н. э. наместник Сирии Авл Габиний восстановил Птолемея XII на престоле в Александрии, сделав это без специального постановления сената. Поведение Габиния, оставившего свою провинцию, обсуждалось в сенате в 55–54 гг. до н. э. (в его отсутствие пираты напали на Сирию и ограбили откупщиков). В 54 г. до н. э. народный трибун Гай Меммий привлек Габиния к суду за вымогательство и оскорбление величества Рима (Cic. Q. fr., II, И, 3). Назначенный проконсулом Киликии Марк Красе также нападал на Габиния, что было вызвано отказом последнего передать Сирию его легатам (Cic. Fam., I, 9, 20). Позднее Марк Красе все-таки получил вместо Киликии провинцию Сирию и право вести войну с Парфией. Лентул Спинтер же продолжал управлять Киликией еще год.

Несколько раньше — в феврале 55 г. до н. э. — из Киликии в Рим пришли известия об успешных боевых действиях Лентула против местных племен и повстанцев (Cic. Fam., I, 8, 7), за что войска провозгласили его императором, и он мог рассчитывать на назначение суппликаций в его честь. Цицерон в своем письме к Лентулу в Киликию, написанном в декабре 54 г. до н. э., выражает радость в связи с успехами наместника, стоящего во главе победоносного войска (Fam., I, 9, 2). Впоследствии Лентул справил триумф.

Цицерон называет Публия Корнелия Лентула Спинтера преемником Тита Ампия Бальба: «Аппий выходил навстречу Лентулу, Лентул Ампию…» (Fam., III, 7, 5). Очевидно, что проконсул Азии 58/57 г. до н. э. управлял Киликией в 57/56 г. до н. э. Известно, что Ампий Бальб оказывал поддержку всадникам, ведущим крупные торговые дела в Киликии. В середине января 56 г. до н. э., например, Цицерон обращается к новому наместнику Киликии Лентулу с просьбой подтвердить решения Тита Ампия Бальба в отношении своего знакомого, всадника Авла Требония, который вел в провинции крупные и удачные дела (Fam., I, 3). Между тем даже брат Цицерона, Квинт, еще летом 55 г. до н. э. намеревался приобрести землю в Киликии и упрочить свое благосостояние, в чем Лентул обещал ему содействие (Cic. Fam., I, 9, 24).

Сам Лентул не был расположен к откупщикам в период своего наместничества. Отмечая его беспристрастное к ним отношение, Цицерон, происходивший из всадников и защищавший их интересы, тем не менее настоятельно советовал Лентулу не ущемлять интересы откупщиков и либо помириться с сословием всадников, либо смягчить его недовольство (Fam., I, 9, 26). Однако в этот момент Лентул мечтал получить поручение сената по восстановлению Птолемея XII на троне, что сулило ему несравненно большие перспективы. Как бы то ни было, он вернулся из Киликии небогатым человеком, его финансы находились в плачевном состоянии: в 50 г. до н. э. ему пришлось продавать все свое имущество, за исключением тускульской усадьбы (Cic. Att., VI, 1, 23; IX, 11,1; XIII, 7, 4). Этот факт вызывает удивление, поскольку Лентул был наместником в Киликии целых три года и должен был иметь большой доход. Вероятно, ему пришлось потратить крупные суммы на содержание армии и празднование триумфа[156].

В период наместничества Лентулу довелось оказать услугу другу Цицерона — некому юрисконсульту Луцию Валерию, имевшему практику в Киликии. Кстати, сам Цицерон выражал сомнения в профессионализме Валерия, тем более что лица, обращавшиеся к тому за консультациями, отзывались о нем весьма нелестно. Тем не менее Цицерон обращался к наместнику Киликии с просьбой оказать Валерию покровительство (Fam., I, 10). Позднее он порекомендовал своего друга новому наместнику — Аппию Клавдию Пульхру, однако, предупредив того, что Валерий не сведущ в праве (Fam., III, 1, 3).

Публий Лентул Спинтер стал также и первым регулярным наместником Кипра (Cic. Fam., 1,7,4). Очевидно, он установил lex provinciae для Кипра, и этот закон послужил позднее моделью для управления островом Цицероном, а затем Секстилием Руфом[157].


§ 2. Наместники 56–51 гг. до н. э | Римское владычество на Востоке: Рим и Киликия (II в. до н. э. — 74 г. н. э.) | Аппий Клавдий Пульхер