home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 1. Население Киликии накануне и в период римской экспансии

Политическая ситуация в регионе. В III в. до н. э. Киликия была спорной территорией, на которую притязали Селевкиды и Птолемеи. Названия таких городов, как Селевкия на Каликадне, Антиохия у Крага, Птолемаида, Арсиноя на морском побережье Трахеи свидетельствуют о связях Киликии с правителями Сирии и Египта. Родоначальник династии Селевкидов Селевк I Никатор основал города Эгеи и Александрию в Исском заливе, хотя, возможно, здесь еще раньше существовали колонии македонян. Селевкиды построили или обновили также ряд городов, в том числе Зефирий, Солы, Селинунт. Селевк I владел не только Педиадой, но и Трахеей. Вслед за ним в Киликию устремились Птолемеи, для которых этот район был также весьма важным из-за свой близости к египетским владениям на Кипре и в Финикии. Киликийцы служили египетским фараонам: например, киликийские копьеносцы входили в состав армии Птолемея II Филадельфа (282–246). При Птолемее III Эвергете (246–222) египтяне оккупировали многие киликийские города; до 197 г. до н. э. египетские гарнизоны находились в Коракесии, Селинунте, Афродисиасе, Корике, Солах (Трахея) и Зефирии (Педиада); при этом египтяне основали в Трахее целый ряд городов (Птолемаиду, Арсиною и т. д.)[64].

Из нарративных источников известно, что после смерти Птолемея IV Филопатора в 205 г. до н. э. Антиох III Великий вознамерился отнять у египтян их владения в Сирии, Киликии и Палестине. По Аппиану, Антиох захватил глубинную Сирию и области Киликии, принадлежавшие Птолемею IV Филопатору (222–205). Вслед за этим в Рим прибыли послы от Птолемея Филопатора, передавшие в сенат его жалобу на Антиоха, отнявшего у него Сирию и Киликию; здесь Аппиан допускает ошибку: в Рим, очевидно, прибыли послы не Птолемея Филопатора, а его сына Птолемея V Эпифана (204–180). Римляне, воспользовавшись предлогом помирить Птолемея, считавшегося другом римского народа, с Антиохом, отправили к последнему посольство (Арр. Syr., 1–3). Дату переговоров между римлянами и Антиохом определяет свидетельство Тита Ливия, по сообщению которого весной 197 г. до н. э. Антиох начал захват египетских владений на побережье Киликии, Ликии и Карии. Поручив руководство сухопутными силами своим сыновьям Ардию и Митридату, сам Антиох возглавил флот из трехсот судов. Родосцы, союзники римлян, отправили к Антиоху посольство с требованием не заплывать дальше мыса Хелидония (Тит Ливий называет этот мыс «киликийским», хотя на самом деле он находится в Ликии). Антиох осадил Коракесий и захватил Зефирий, Солы, Афродисиас, Корик, Анемурий, Селинунт. Все прибрежные города Киликии сдались ему без боя, но Коракесий оказал ожесточенное сопротивление. Взяв город, Антиох принял в нем родосское посольство (Liv., XXXIII, 19, 8–20,1–11).

В 196 г. до н. э. римское посольство, возглавляемое Луцием Корнелием, встретилось с Антиохом в Лисимахии и потребовало от него вернуть Птолемею V Эпифану все захваченные города, принадлежавшие его отцу, однако переговоры окончились ничем из-за слуха о смерти Птолемея (Liv., XXXIII, 39–41; Арр. Syr., 2–4).

Дальнейшие события привели к окончательному разрыву между римлянами и Антиохом и войне, описания хода которой наша тема не требует. Следует отметить только то, что Антиоха поддержали киликийские пираты; в битве при Мионессе (август 190 г. до н. э.) морские разбойники отступили при приближении римлян (Polyb., XXI, 12). Легковооруженные наемники-киликийцы сражались против римлян в битве при Магнесии (Арр. Syr., 29). Поражение флота и сухопутных сил Антиоха привели к окончанию боевых действий и заключению Апамейского мира, условия которого будут рассмотрены ниже.

Культура. Эллинская культура оказала огромное влияние на жителей городов Педиады; даже основание многих киликийских городов античная традиция приписывала героям греческого эпоса: к примеру, основателем Тарса считался Триптолем и аргивяне, скитавшиеся в поисках Ио (Strab., XIV, 5, 12), основателями Малла — Амфилох и Мопс (Strab., XIV, 5,16–17), Мопсуестии — Мопс, Ольбы — Эант. Кроме того, по легенде, в Киликии погиб мифический прорицатель Калхант; около Магарсов были якобы похоронены герои Амфилох и Мопс.

Равнинную часть страны со времен диадохов затронул процесс эллинизации: так, города Таре, Киликийская Селевкия, Солы являлись одними из самых ярких культурных центров античного мира. Здесь сложились знаменитые школы риторики и философии: в частности, из Селевкии на Каликадне происходили знаменитые философы I в. н. э. Афиней и Ксенарх; из Сол — философ-стоик Хрисипп (ок. 230 г. До н. э.), комический поэт Филемон и поэт IV в. до н. э. Арат; из Тарса — философы Антипатр, Архедем, Нестор, Афинодор Кордилион, Афинодор Кананит, Плутиад, Диоген, грамматики Артемидор и Диодор, трагик Дионисид; из Малла — знаменитый грамматик середины II в. до н. э. Кратет. Как сообщает Страбон, жители Тарса с таким рвением занимались философией и общеобразовательными предметами, что «превзошли Афины, Александрию и любое другое место, какое ни назовешь, где существуют школы и обучение философии»; в Тарсе было также много всевозможных школ риторики (Strab., XIV, 5,13–16).

Эллинизация Киликии при Селевкидах сопровождалась проникновением греческих культов и строительством храмов. Крупнейшим из них являлся храм Зевса Ольбийского. Он был открыт в 1890 г. на территории современной турецкой деревни Узункабурч, на месте которой в древности находилась Диокесария, построенная после аннексии Ольбы римлянами. В эллинистический период этот район принадлежал жречеству Ольбы, которая находилась от Диокесарии на расстоянии 4 км. Жители Ольбы приписывали основание их города Эанту, сыну Тевкра. В данной местности культ Зевса ассимилировался с почитанием местного божества. Новый эллинистический культ отправлялся в типичном греческом храме коринфского ордера, принадлежавшем Тевкридам. Скорее всего, строительство храма субсидировалось Антиохом IV Эпифаном (175–164). Важнейшую роль в решении царя построить храм в Узункабурче сыграло то, что Антиох IV отождествлял себя с Зевсом Олимпийским и пытался использовать этот культ как унифицирующий фактор в реконструкции империи Селевкидов. В Антиохии царь возвел великолепный храм Зевса с наборным вызолоченным потолком и стенами, обитыми золотыми листами (Liv., XLI, 20, 9). В Иерусалиме он пытался заменить иудаизм культом Зевса Олимпийского; Антиох построил храмы Зевса во многих городах и в Ольбе в том числе[65].

Не меньшей известностью в Киликии и за ее пределами пользовались святилище и оракул Артемиды Сарпедонской с целым штатом прорицателей (Strab., XIV, 5,19). В Кастабалах находилось святилище Артемиды Перасийской, жрецы которого свободно ходили по раскаленным углям; здесь был также распространен культ Артемиды Таврополос (Strab., XII, 2, 7). В Мопсуестии существовало святилище Исиды и Сараписа, в Малле — оракул Артемиды. Близ известной пещеры у Корика, упоминаемой Страбоном, находился храм Зевса (IGRR, III, 861).

Монеты городов Киликии, в свою очередь, дают представление о наиболее важных культах — малоазийских, греческих, африканских, пунических: например, на монетах Мопса встречаются фигуры корибантов — жрецов Кибелы; изображения Тихэ — на монетах Малла, Августы, Эгей, Мопса, Тарса, Гиераполиса, Эпифании, Александрии, Роса; Диониса — Августы, Эгей, Эпифании; Зевса — Мопса, Эпифании, Аназарба (Зевс Олибрис); Посейдона — Эгей; Афины — Селевкии на Каликадне, Малла (Афина Магарсис), (Эльбы, Помпейополя, Эгей; Аполлона — Келендериды, Корика, Мопса, Селинунта; Артемиды — Анемурия, Селинунта, Мопса; Ники — Элеуссы, Малла; Геракла — Александрии на Иссе. Часто изображаются речные божества. В чеканке Роса фигурирует Баал, а на монетах Эгей — Исида. Киликийские монеты отражают также царские и императорские культы, культы основателей городов (Александра Македонского, Помпея, Цезаря) (см. Приложение III).

Кроме греческой религии в Киликии было широко распространено иудейство (см., в частности: IGRR, III, 858 — надпись в честь Александра, иудея из Корика). Позднее в Киликию проникло христианство: сюда совершил поездку апостол Павел (Деян., 15:41).

Как было отмечено выше, эллинская культура оказала большое воздействие в первую очередь на жителей Педиады. Эта часть коренного населения страны еще в IV–III вв. до н. э. смешалась с греками и другими чужеземцами. В Педиаде был достаточно высокий уровень урбанизации; прибрежные города Педиады были организованы по типу греческих полисов, поэтому впоследствии римляне имели возможность ввести здесь обычное римское провинциальное управление.

В то же время благотворное влияние эллинской культуры и торговля почти не затронуло горные районы страны. Горцы Киликии Трахеи, сохранившие этническую чистоту, проживали в ряде укрепленных пунктов на горе Аман. Позднее, в эпоху Цицерона, они были известны под именем «элефтерокиликийцев». Учитывая особенности традиций культуры в глубинных районах Трахеи, в 67 г. до н. э. Помпей предпочел не устанавливать тут обычное римское провинциальное управление, а сохранить в этом регионе местные династии под наблюдением легата провинции Сирии.

Занятия населения. Полный контраст заметен не только в культурном развитии, но и в экономике обоих киликийских регионов: в Педиаде торговля и ремесло стимулировали рост городов, в Трахее же сохранялась примитивная жизнь племен; только на побережье Трахеи имелись небольшие порты, через которые осуществлялись торговля и экспорт строевого леса, которым была богата горная Киликия. Важнейшими из этих поселений были Гамаксия («поселение на холме с якорной стоянкой») и Лаэрт («сторожевой укрепление с якорной стоянкой, расположенное на холме в форме женской груди»). По Страбону, данные города были основаны вдали от береговой линии и находились на отрогах Тавра, но имели порты на берегу. Гавани имели также Анемурий, Нагид, Арсиноя, Келендерида (Strab., XIV, 5, 3), Сиедра, Иотапа, Таре. Основным занятием населения всех этих городов была торговля. Недаром главным объектом нападения клитов (китеев), разорявших побережье и осадивших Анемурий в 51 г. н. э., были купцы и мореплаватели (Тас. Ann., XII, 55: mercatores et naviculatorios)[66].

Между тем письменные источники сообщают крайне скудные сведения о мирных занятиях киликийцев. Только археологические открытия последних лет позволили представить масштабы сельского хозяйства: киликийцы культивировали шафран — особенно интенсивно вокруг Корика (кстати, по свидетельству античных авторов, самый лучший шафран рос в районе Корикийской пещеры и в Корикийской роще (Strab., XIV, 5, 5; Curt., III, 4, 10)). В регионе между Ламом и Каликадном сохранились следы культивации оливковых деревьев и винограда. Кроме того, в Киликии Педиаде разводили просо, сезам, сорго, пальмы, лен, пеньку. В прибрежных городах процветало рыболовство: эпитафии фиксируют профессии рыбаков и изготовителей сетей. Рыбный промысел активно процветал в Корике и Элеуссе.

В киликийских надписях из МАМА, III более поздней эпохи упомянуты такие профессии, как плетельщик корзин, ткачи льняных и шерстяных тканей, гончары, золотых дел мастера, менялы, гребцы на морских судах, моряки, торговцы льном, торговцы вином, торговцы пурпуром, виноградари, марморарии, кузнецы, врачи и т. д.[67]

В ранний римский период киликийцы торговали в основном корабельным лесом, но позднее главным предметом экспорта из Киликии становятся изделия из овечьей и козьей леса Киликия славилась своими лошадьми.

Горцы-киликийцы имели весьма ограниченные источники для поддержания даже скромного уровня жизни. Довольно скромно жило население и в малочисленных городах Педиады; только Таре имел большое и очень богатое население (Strab., XIV, 5,13). В отдельных городах равнины — Адане, Эпифании, Малле (Арр. Mithr., 96) и Солах-Помпейополе (Strab., XIV, 5, 8) — оживление городской жизни началось только после того, как Помпей переселил в них капитулировавших пиратов[68].

Сельские жители, очевидно, находились в зависимости от сословия зажиточных землевладельцев. Последние вели эллинизированный образ жизни, о чем свидетельствует их пристрастие к предметам роскоши, произведениям искусства, прекрасным греческим винам и т. п. Имеются археологические данные о том, что некоторые прибрежные города имели богатую хору (например, Коракесий и Сиедра). О благополучии населения этих двух городов свидетельствуют также их богатейшие некрополи[69].

Помимо земледелия другими занятиями киликийцев были пиратство[70] и служба в армиях правителей Востока, а затем римлян. Бедность горного региона Киликии заставляла жителей либо становится разбойниками и пиратами, либо покидать страну и служить наемниками: мы встречаем воинов-киликийцев в армиях Александра Великого, Селевкидов, Птолемеев, Атталидов. Так, Феокрит (17, 88–89) упоминает киликийцев-копьеносцев в войске Птолемея II Филадельфа, служивших в период Первой Сирийской войны (276–271 гг. до н. э.). Аппиан сообщает о стрелках и пращниках из Киликии, сражавшихся в войске Антиоха III Великого против римлян в битве при Магнесии в 190 г. до н. э. (Syr., 29). Тит Ливий уточняет, что в этой битве участвовало полторы тысячи карийцев и киликийцев (XXXVII, 40,13). В надписи из Файюма (SEG, VIII, 573) упоминается корпорация киликийцев (скорее всего, наемников-ветеранов); в номе Арсиное существовал киликийский квартал, где проживали две общины. Во II в. до н. э. киликийцы служили в армии Птолемеев на Кипре. Александр Яннай при помощи наемников-киликийцев подавил восстание прииорданских и приморских городов (Jos. В. J., I, 4, 3). Топоним «Ущелье киликийское», упомянутый Иосифим Флавием в списке городов Моавитиды (одной из областей в районе Иордана), захваченных Александром Яннаем (Jos. Ant., XIII, 15, 4), возможно, связан с поселением таких наемников-киликийцев, осевших после окончания службы в армии Янная в Моавитиде. Киликийцы служили наемниками также в армии Митридата VI Евпатора и других царей Востока в конце II — начале I в. до н. э. После окончания войн с пиратами и в период Гражданских войн киликийцы вернулись к профессии наемников. Так, контингенты киликийцев служили в армии и флоте Помпея, войсках Антония и Клеопатры, Цезаря, Ахиллы (Caes. В. С., III, 88, 3; 101,1; 110, 3; Арр. В. С., II, 49). Позже киликийцы служили в римской армии периода Империи[71].



Глава 1 Рим и Киликия ( начало II в. — 79 г. до н. э.) | Римское владычество на Востоке: Рим и Киликия (II в. до н. э. — 74 г. н. э.) | § 2. От Апамейского мира до миссии Марка Антония