home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 2. От Апамейского мира до миссии Марка Антония

Итак, выше говорилось, что в 197 г. до н. э. прибрежные города Киликии — Зефирий, Солы, Афродисиас, Корик, Анемурий, Селинунт и Коракесий были оккупированы Антиохом III Великим. Только Коракесий оказал ему сопротивление; в руки царя попала и Памфилия.

В 192–189 гг. до н. э. развернулись войнные действия между Римом и Антиохом III. Римляне прекрасно осознавали всю важность стратегического положения Киликии. Обладание именно этой страной обеспечивало Антиоху III преимущества для ведения оперативных действий. На побережье Трахеи он мог разместить свои морские силы и начать подчинение Эгеиды. Используя флот, царь был способен подготовить базу для продвижения в глубь континента через перевалы Тавра. Во время римско-сирийской войны киликийцы входили в состав пестрого войска Антиоха III (Арр. Syr., 32). Киликийские пираты служили во флоте Поликсенида, главы морских сил Антиоха III. Например, известен начальник пиратов Никандр, командовавший не только пятью кораблями, но и пехотинцами под Панормом (Liv., XXXVII, 11, 6–12). Пятнадцать пиратских кораблей из флота Антиоха III были обнаружены римлянами у мыса Мионесса накануне морской битвы. Это была первая встреча римского флота с пиратами, поддерживающими сирийского правителя. После грабежа Хиоса пираты возвращались с богатой добычей. Заметив римлян, они бежали от погони римского претора к Мионессу. Римские корабли не решились войти в гавань, дабы не оказаться под ударом стоявших на скалах пиратов (Polyb., XXI, 12; Liv., XXXVII, 27). Известно также, что Антиох III отправил Ганнибала собирать новые корабли в Финикии и Киликии для сирийского флота, находившегося в Эфесе; на обратном пути родосцы блокировали набранную флотилию в Памфилии и захватили ряд судов (Арр. Syr., 22).

Не рассматривая детально политическую ситуацию в Малой Азии накануне Римско-сирийской войны[72] и ход последней, остановимся только на переговорах в Риме и условиях Апамейского мира. После поражения селевкидского флота при Мионессе, а затем сухопутной армии в битве при Магнесии (190 г. до н. э.) воюющие стороны приступили к переговорам. В начале лета 189 г. до н. э. в Рим прибыли пергамский царь Эвмен и посольства от Антиоха III, родосцев и других народов. Для устроения дел в Азии римляне избрали комиссию из десяти легатов (их список приводит Ливий — XXXVII, 55–56). Когда условия договора между римлянами и посольством Антиоха III были утверждены, родосцы обратились к сенату с просьбой даровать свободу Солам Киликийским, с населением которых их связывали родственные узы. Выслушав эту просьбу, сенат вызвал послов Антиоха III и потребовал, чтобы царь очистил всю Киликию. Но послы Антипатр и Зевксид решительно отвергли это условие как несоответствующее договору. Тогда сенат предложил им предоставить свободу только Солам. Тем не менее послы упорно противились и этому притязанию, заявляя, что не Солы нужны родосцам, а Киликия, и что таким образом родосцы перейдут через Таврский хребет. В итоге принятые условия договора между римлянами и Антиохом III не изменились (Polyb., XXI, 24, 10–15; Liv., XXXVII, 55–56). В Передней Азии во власти Антиоха III остались только Киликия и восточная Памфилия.

Новые порядки в Малой Азии были введены частью в согласии с мирным договором, заключенным в Риме, частью в согласии с постановлениями римской комиссии под председательством консула 189 г. до н. э. Гнея Манлия Вульсона. В это время римская политика старалась избегать каких-либо территориальных приобретений в Малой Азии и связанной с ними необходимостью держать там постоянные контингенты войск. Вследствие этого доказать римское преобладание в Малой Азии можно было только одним способом — пройти ее с оружием в руках. Это и выполнил Манлий Вульсон, предпринявший поход в глубь Азии весной 189 г. до н. э. Он разбил галатов, ограбил Кибиру, Синду, Кирмас, Лисиною и другие города Памфилии и Писидии, заставив их уплатить ему дань серебром, зерном и скотом. Зиму 189/188 г. до н. э. Манлий Вульсон провел в Эфесе, где принимал посольства от полисов Азии, затем совершил поход в Памфилию для получения 2000 аттических талантов серебра и хлеба, которые Антиох III был обязан выдать его армии до заключения мира (Polyb., XXI, 33–44; Liv., XXXVIII, 37).

В начале лета 188 г. до н. э. римская комиссия из десяти легатов, царь Эвмен Пергамский и Манлий Вульсон встретились в Апамее, где и состоялась ратификация мирного договора между римлянами и Антиохом III. Условия договора детально описаны Полибием и Титом Ливием. В данном случае для нас важно только то, что сирийский флот, уменьшенный всего до десяти палубных кораблей и скольких-то легких (в тексте Ливия — лакуна), лишался возможности плавать западнее мыса Каликадна и мыса Сарпедона (западной границы Киликийской равнины); делать это позволялось только для доставки послов, заложников или дани. Селевкидская армия была вынуждена покинуть Памфилию. Договор запрещал Антиоху III вести наступательные войны против союзников Рима, а в случае оборонительной войны царь не должен был подчинять себе никаких городов и народов — ни захватывая их по праву войны, ни заключая с ними дружественные союзы. Сирия обязывалась выдать военные корабли, слонов и укрывшихся у нее политических эмигрантов. Военные корабли Сирии, стоявшие в Патарах, были изрублены и сожжены (Polyb., XXI, 45–47; Liv., XXXVIII, 38–39).

Главное значение Апамейского мира заключалось не столько в демаркации территории, сколько в гарантии безопасности союзников Рима — Пергама, Родоса, Хиоса, Самоса, Лесбоса и др. Как известно, львиная часть Анатолии (до Тавра) отходила римлянам, но последние отказались от ее непосредственной оккупации и распределили земли между своими союзниками. Большую часть земель, а также царские леса и выданных Антиохом III слонов получил Эвмен Пергамский. Сами же римляне отвели себе в Малой Азии роль арбитра и твердо держались принятого ими основного принципа: не приобретать в непосредственную собственность никаких заморских владений в регионе.

Договор с Антиохом III не давал Риму никакой власти над внутренними областями Малой Азии. Отсюда вытекала необходимость провести какую-то границу, внутри которой преобладало бы римское влияние. Современным исследователям сложно установить точный предел между государством Селевкидов и сферой римского влияния, определенный по Апамейскому миру. Ясную демаркацию была бы способна обеспечить только линия реки, но в малозаселенных районах степей и пустынь такую границу провести трудно. Для ее определения необходимо иметь четкое представление о топографии региона и провести комплексное изучение эпиграфических и нарративных источников[73].

Возможности передвижения Антиоха III через Киликию были ограничены лишь двумя направлениями: на восток, где река Кидн вела к Киликийским Воротам и к Каппадокии, и на запад, где река Каликадн уходила в Ликаонию. Рим мог не опасаться нападения Антиоха на Пергамское царство через границу Каппадокии и Ликаонии, через пустынную территорию центральной Анатолии. Таким образом, по римско-сирийскому договору граница шла по Каликадну: это была важная в военном отношении артерия, ведущая через хребет Тавра в Ликаонию. Другой важный путь находился в восточной Киликии; он пересекал Тавр через Киликийские Ворота и вел к Каппадокии и восточной границе Ликаонии, принадлежавшей царю Пергама Эвмену, к Тианам. В систему водных путей входили верховья рек Сара и Кидна. Из Кибистр можно было через приток реки Гакитсу спуститься вниз, затем через долину выйти к реке Алатсу и спуститься по ней к морю немного западнее города Солы. Использование этого пути позволило бы союзникам римлян в случае необходимости быстро перебросить силы к побережью.

Итак, с одной стороны, Апамейский мир отнял у Антиоха III способность использовать побережье Киликии Трахеи для размещения своих морских сил, которые он мог бы направить для подчинения Эгеиды; с другой стороны, сирийский царь был теперь лишен возможности перемещать свою сухопутную армию в западную Киликию.

После заключения Апамейского мира Антиоху III принадлежала в Киликии только богатая Кампестрида, остававшаяся у Селевкидов вплоть до начала следующего века. При Антиохе IV Эпифане (175–187) этот район переживал усиленную эллинизацию. Его правление отмечено оживлением местного самоуправления; многие города Педиады получили от Антиоха IV право чеканки монет с портретом царя на аверсе и названием города на реверсе (Александрия, Эгеи, Таре, Адана, Мопсуестия, Антиохия на Саре, Гиераполис-Кастабалы и Селевкия на Пираме). Однако ни один город Трахеи этого права тогда не получил[74].

После смерти Антиоха IV власть Селевкидов в Киликии ослабла. Многие районы страны вышли из-под их контроля. Города Педиады (Александрия, Эгеи, Рос, Гиераполис, Адана, Мопсуестия, Таре) и Трахеи (Селевкия на Каликадне, Келен — дерида, Кибира) начали автономную чеканку монет без царского портрета. Малл, Адана, Мопсуестия, Таре, переименованные ранее в честь членов династии Селевкидов, стали помещать на монетах свои прежние названия. В начале I в. до н. э. Корик, Зефирий, Аназарб и Элеусса также начали самостоятельную чеканку. Ослабление царской власти привело к тому, что ряд городов попал под власть местных династов. Возможно, в это время предки Таркондимота создали небольшое государство на северном Амане; в Трахеотиде в конце II в. — начале I в. до н. э. утвердилось жречество Ольбы. Представители последнего пользовались влиянием еще в середине II в. до н. э.: так, верховный жрец Ольбы Зенофан Киликийский был вовлечен Атталом II Пергамским в события вокруг Александра Баласа, претендента на престол Селевкидов (Diod., XXXI, 32)[75].

Вскоре в Киликии Трахее появились еще более могущественные властители — пираты. До установления гегемонии Рима в Восточном Средиземноморье мощь пиратов сдерживал морской флот Селевкидов, базирующийся в гаванях Сирии и Киликии, в то время как Родос внимательно следил за укреплениями пиратов на соседнем Крите[76], а флот Птолемеев совершал рейды против них из портов Египта, Кипра и Киренаики. После заключения Апамейского мира этот контроль за пиратами ослаб; позже была ослаблена римлянами и морская мощь Родоса.

Во второй половине II в. до н. э. монархии Сирии и Египета переживали глубокий кризис и практически не противостояли росту пиратства в Средиземноморье. Селевкиды, правившие одновременно Сирией и Киликией, в этот момент тщетно пытались противостоять парфянской экспансии на запад. Вскоре оба царства окончательно ослабли из-за внутридинастических распрей. После Апамейского мира римляне еще не интересовались областями за Тавром. Районы южного побережья Малой Азии продолжали контролироваться прежними силами: Ликия — Родосом, Памфилия — Эвменом II Пергамским (197–159), западная Киликия — Селевкидами.

По свидетельству Страбона, вслед за событиями, связанными с восстанием Диодота-Трифона против сирийских царей в 146–139 гг. до н. э., морской разбой становится главным занятием жителей прибрежной Киликии. Этот бывший раб, объявив себя сирийским царем, намеревался упрочить свою власть в Суровой Киликии с помощью пиратов и поэтому всячески покровительствовал им. Опорным пуктом Диодоту служило укрепление на мысе Коракесий. В 139 г. до н. э. Антиоху VII Сидету удалось запереть Диодота в каком-то месте в Киликии и довести его до самоубийства. Восстание Трифона и ничтожество царей, правивших Сирией и одновременно Киликией, послужило для киликийцев толчком к организации пиратских шаек. Главными покупателями рабов были римляне, разбогатевшие после разрушения Карфагена и Коринфа. Крупнейший рынок, способный продавать десятки тысяч рабов в один день, находился на Делосе. Киликийцы начали охоту за людьми в этом регионе Средиземноморья и продавали здесь добычу; им помогали цари Кипра и Египта, которые были врагами сирийцев. В Эгейском море разбойников сдерживал морской союз Пергама, Родоса и городов Ликийской лиги, враждебных пиратам. Римляне тогда еще не слишком обращали внимание на деятельность киликийцев, тем более потому, что это вело к ослаблению царей Селевкидского государства. Однако они все же отправили в 143 г. до н. э. комиссию, включавшую в себя Сципиона Эмилиана и двух сенаторов, в Египет и в Азию (Diod., XXXIII, 18; Strab., XIV, V, 2; Just., XXXVIII, 8, 8) для изучения на месте положения племен и прибрежных городов. В конце путешествия комиссия посетила район Сирии и Родос и исследовала причины распространения пиратства в Киликии. Миссия Сципиона Эмилиана установила, что пиратство распространилось вследствие политического кризиса, наступившего в державе Селевкидов. Вскоре киликийские правители стали заключать союзы с враждебной Риму Парфией, отдавшей море под власть киликийцев (Strab., XIV, 5, 2).

Дипломатические усилия Сципиона Эмилиана в Египте и Сирии не привели к успеху из-за слабости правительств этих стран. Для содержания собственного флота в Восточном Средиземноморье у римлян не хватало ни энергии, ни последовательности. Поэтому все оставалось по-прежнему: флот пиратов господствовал в данном регионе, сенат бездействовал, а римские работорговцы, самые крупные покупатели на рынке Делоса, поддерживали дружественные отношения с пиратами[77].

В 133 г. до н. э. Аттал III завещал Пергамское царство народу Рима. Писидия, Ликаония и «Киликия» (имеется в виду только западная часть Трахеи: восточная часть Трахеи и Педиада принадлежали Селевкидам) были отданы римлянами каппадокийскому царю Ариарату VI Эпифану Филопатору (Just., XXXVII, 1) в награду за верность его отца Риму. Писидия, видимо, входила в состав «Киликии», хотя не исключено, что она оставалась свободной. Власть Птолемеев в регионе Восточного Средиземноморья уже клонилась к упадку; например, киликийцы и ликийцы, с давних времен служившие египтянам в гарнизоне Пафоса, столицы Кипра, в последний раз упоминаются в надписях, датируемых временем вскоре после 114 г. до н. э. Власть в Западной Анатолии постепенно переходит в руки морских и сухопутных разбойников. Флот Птолемеев, базировавшийся на Кипре с середины II в. до н. э., не упоминается в эпиграфических документах начиная со 107/106 г. до н. э. и до времен Антония и Клеопатры. Еще более к усилению пиратства вело то, что Рим пытался ослабить морскую мощь Родоса. Это стало особенно заметно во время Первой Митридатовой войны[78]. Плутарх отмечал, что вообще со времен Митридатовых войн пираты стали действовать самоуверенно и дерзко, поскольку служили матросами у царя (Plut. Pomp., 24).

Итак, после захвата Азии римским преторам не удалось сохранить морской союз, осуществлявший контроль за безопасностью на морях, и подобное обстоятельство привело к еще большему усилению пиратов. Иногда Рим оказывал помощь городам в борьбе с пиратами, но в целом операции против грабителей велись по инициативе местных народов — либо в одиночку, либо в союзе с соседями: так, в эфесском декрете конца II в. до н. э. сообщается о том, что жители города Астипалеи, узнав о грабеже храма Артемиды Эфесской пиратами, атаковали разбойников и спасли пленников. Количество пиратов продолжало расти, и некоторые города, не рассчитывавшие на помощь Рима, заключали с ними договоры (Dio Cass., XXXVI, 20)[79].

Пираты использовали порты Памфилии (особенно Сиду), а жители внутренних районов Писидии и Киликии предоставляли им укрытие. Сами горные племена (исавры и гомонады), скорее всего, не были втянуты в пиратский промысел, тем не менее их воинственная независимость мешала римлянам в проведении своей политики в Анатолии. Далеко не все жители Писидии были связаны с пиратами: их поддерживали только горцы, но не население полисов, расположенных на равнине: Артемидора, Адады, Простанны, Парлаиса, Кремны, Аарасса, Питиасса, Тимбриады, Анабуры, Тарбасса. Такова была ситуация в южной Малой Азии накануне создания провинции Киликия[80].

Сфера деятельности пиратов распространилась далеко на запад. В конце концов римлянам пришлось объявить войну морским разбойникам ради собственной безопасности: киликийцы угрожали даже побережью Италии (Cic. Pro Leg. Manil., 11; PL.ut. Pomp., 26). В связи с этим в 102–101 гг. до н. э. в южную часть Малой Азии, в киликийские воды, был направлен претор Марк Антоний. Рим потребовал от царей и полисов Восточного Средиземноморья содействия в подавлении пиратства.



§ 1. Население Киликии накануне и в период римской экспансии | Римское владычество на Востоке: Рим и Киликия (II в. до н. э. — 74 г. н. э.) | § 3. Миссия Марка Антония и образование провинции Киликия