home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

– Нечего время терять, – сказала Фергия, когда Игирид прекратил обнимать Кыжа и утер глаза. – Надо лететь на тот остров. Кыж, ты сможешь указать место на карте?

– На твоей карте его нет, – был ответ.

– Интересно… – Она переглянулась с Альви. – Это насколько же он далеко?

– Откуда мне знать, как считают люди?

– Ну хотя бы примерно! Дальше, чем отсюда до Адмара?

– Нет, – подумав, ответил Кыж. – Ближе. Наверно, день пути.

– Это разве далеко! – обрадовалась Фергия.

Я деликатно откашлялся, намекая, что на голодный желудок лететь невесть куда не согласен. Впрочем, намеки мои пропали втуне, потому что остановить эту женщину, когда она рвется в бой, невозможно. Разве что стукнуть чем-нибудь тяжелым по голове и положить в тенек отдыхать, но я не рискну, она ведь мне это припомнит.

– Пойду в поселок, соберу своих, – мрачно произнес Альви. – Хорошо, не успели трюмы загрузить, налегке пойдем. Но все равно до рассвета не управимся – говорю, трюмы пустые, а без воды и припасов и думать нечего отправляться, путь неблизкий.

– На твоем корабле мы трое суток будем телепаться, если я ветер не подниму, – любезно ответила Фергия. – А я не стану этим заниматься, потому что силы беречь надо: мало ли что там, на том острове? Да и зачем нам вся твоя банда?

– Ну и что ты предлагаешь? Вплавь отправиться, что ли? Превратишь нас в дельфинов – мигом домчимся, а рыбы по пути наловим!

– Ты почти угадал. – Она покосилась на меня.

Я уже понял, что мне снова придется брать двоих седоков, а еще припасы… При мысли о них в желудке у меня снова заурчало.

– Игирид не долетит, – сказал я едва слышно.

– Да, понимаю. Он, считай, только на крыло встал, в открытое море ему соваться рано, даже если Кыж поможет. Но в виде человека, – Фергия ухмыльнулась, – ничто не мешает ему к нам присоединиться.

– Я вам вьючный верблюд, что ли?!

– Воду мы брать не будем, благо оба умеем ее вызывать, от жажды не умрем. А вот голод придется потерпеть. Впрочем, думаю, на «Тюлене» еще не успели доесть все припасы, там и подкрепимся. Или порыбачим, видно будет… В любом случае Игирид весит меньше тюка с провизией.

– Зачем вообще тащить его с собой?

– Вы полагаете, он от Кыжа теперь отвяжется? А Кыж нам дорогу будет показывать, если не забыли.

– Так, может, уложить Игирида поспать?

Видимо, я повысил голос, потому что Альви расслышал мои слова и встрял:

– Не надо! Не знаю, кто он такой на самом деле, но, похоже, чует зло получше, чем Фергия. Наверно, это какое-то местное колдовство, так что… лишним он не будет.

– И я так считаю, поэтому Игирид нам пригодится, – легко согласилась она. Конечно, не ей же тащить троих всадников… – Ну а раз все согласны, то пора в путь!

– Погоди, а как… – начал Альви, но Фергия только отмахнулась и повернулась ко мне.

– Вашими стараниями, – сказал я обреченно, – все побережье будет знать о том, кто я такой.

– Да перестаньте, тут и прабабушка ваша летает, и Игирид, и еще кто-то, судя по тому, что Арду успел наболтать… Альви, к слову, ты не слыхал, не говорили в поселке о летучих зверях?

– Говорили, – кивнул он и подошел поближе. – Дескать, Игирид летает на таком. Я сам не видел, но местные сказали – огромная зверюга, побольше моей «Доченьки»! И другие есть – у старой хозяйки и ее гостей.

– Старая хозяйка, надо полагать, это Иррашья, – пробормотала Фергия, – а гости… Ну, может, ее внуки навещают или еще какая родня? Альви, но в поселок эти звери не суются?

– Нет, местные говорят: прилетают они обычно на рассвете или на закате, всадники идут в поселок, а звери… – он развел руками, – наверно, летят кормиться. Над морем да в сумерках их не разглядишь.

– Ни за что не поверю, будто ни один шустрый пацаненок не попробовал подглядеть, куда они деваются!

– Пытались проследить, а как же, только все равно ничего не увидели. Ну так старая хозяйка, говорят, сильная ведьма, так неужели не скроет этих зверей от чужих глаз? Мало ли кто чужой в гавани окажется? Разнесут молву, потом замучаешься рты затыкать.

– Знать бы еще, как она ухитряется прятать драконов от чужаков, но не от своих…

– А может, это место зачаровано так, что со временем люди привыкают и начинают видеть крылатых зверей? – предположил Альви. Он старался не смотреть в сторону покойников, а говорил преувеличенно бодро. – Если раз в год тут бывать, ничего не заметишь, а если жить постоянно – тогда другое дело.

– Пожалуй, ты прав. – Фергия посмотрела на него с заметным уважением, хотела что-то сказать, но прикусила язык. Наверно, собиралась предположить, что подобных знаний Альви набрался от дочери. – Если и так, я этой магии не чувствую, а значит, или ее нет вовсе, или тот, кто зачаровал это место, намного сильнее меня. Ну, чего ж ожидать от той, кого называют старой хозяйкой…

Воцарилось молчание, потом Альви спросил:

– Так я не понял, мне идти за командой или нет?

– Нет. Одни полетим.

– Ты все-таки превратишь нас в птиц? – Он невольно сделал шаг назад. – Выходит, правду говорили, что дом Аолле пригрел непростую колдунью, а дочь ей фору даст…

– Правда? – приятно удивилась Фергия. – Хм… Должна сказать, слава семейства Нарен вполне заслужена, хотя и немного преувеличена… но это даже приятно. Но тебя я заколдовывать не стану, Альви, не шарахайся! Вернее, заколдовать могу, только потом еще сутки потрачу на то, чтобы научить держаться в воздухе. Зачем нам такие приключения? Я превращу того, кто к этому давно привык, – Эйша!

Надо же, выкрутилась! Ну и хорошо, не придется выдумывать другие объяснения.

Я отошел подальше, чтобы никого не задеть, попытался вспомнить, куда Фергия подевала сбрую, но не преуспел. Под камень не заталкивала, значит, уменьшила и спрятала в каком-то вьюке, вот только вьюки наши остались в хижине Игирида. Нет, она и так усидит, привыкла уже, равно как и управлять мною, давая шенкелей, а как же Альви? Хотя он бывалый моряк, не раз попадал в шторм, стало быть, удержится. Вот Игириду придется несладко…

– А я думал, после Кыжа меня уже ничто не напугает… – выговорил Альви, когда я воздвигся над людьми во всем своем великолепии.

Конечно, при свете дня я выгляжу намного эффектнее – с новой-то золотой мастью, сверкающей в солнечных лучах, как начищенная парадная кольчуга славного начальника стражи Даллаля. Но и так неплохо вышло, Фергия наверняка осталась довольна.

– Это мы вот на нем… на Эйше?… Полетим?…

– Не поскачем же, – грубо ответила Фергия и полезла мне на спину. – Не отставай! Игирид-шодан! Долго спать на ходу будешь? Полезай скорее!

Они забрались мне на хребет и кое-как умостились. Фергия велела Альви держать Игирида, чтобы не грохнулся, потом окликнула:

– Кыж, показывай дорогу!

Тот молча кивнул и… нет, не исчез, а будто размазался туманной полосой, едва заметной в светлых предутренних сумерках. Я взмыл в небо следом за ним, стараясь не потерять, и не слишком-то обращал внимание на то, что творилось у меня на спине. А там громко и изобретательно матерились – это был Альви, конечно, а еще пели – Игирид затянул какую-то жутковатую мелодию, и даже не безрезультатно: утихший было ветер окреп и потянул в нужную сторону.

Летать перед рассветом – все равно что во сне. На небе еще можно различить тусклые звезды, но море внизу уже едва заметно золотится, а над ним сгущается туман. Еще немного, и он рассеется, но пока ты летишь сквозь него буквально на ощупь, повинуясь воле ветра, и кругом нет ничего и никого, только ты и бездна кругом…

– Что вы влево забираете? – Окрик Фергии разрушил волшебство момента. Я уж молчу о хорошем пинке. – Держите за Кыжем!

Я бы сплюнул, да не хотел демаскироваться: туман или нет, а мало ли кто заметит огненную вспышку?

Уравняв наши с Кыжем курсы, я прибавил ходу, потому что солнце уже поднялось над горизонтом и нужно было убраться подальше от берега, чтобы никто не заметил. Спасибо дару Золотого Змея или его дочери – теперь я летал намного быстрее прежнего, а уж при попутном ветре…

Небольшой островок, а вернее даже скопление рифов, не отмеченное ни на одной карте, как уверял Альви, показалось ближе к полудню. Я успел проголодаться, хотел пить, а наездники мои, полагаю, порядком намозолили зады о мою чешую.

– Вон «Тюлень»! – выкрикнул Альви, и я взглянул вниз. Кыжа я давно не различал: в утреннем свете он был совсем незаметен, да и не нравились ему прямые солнечные лучи. – Ох и потрепало же его…

Что правда, то правда: небольшое торговое судно застряло между двух скал и, похоже, только благодаря этому не пошло ко дну. Снасти перепутались, мачты упали, и я удивился: не то чтобы мне так уж часто приходилось путешествовать на кораблях и тем более попадать в шторм, но я помнил, что моряки первым делом стараются привести в порядок такелаж. Сломанные мачты летят за борт, снасти… как придется, если нельзя распутать, тогда рубят, потом, когда море успокоится, разбирают то, что не улетело за борт, сплеснивают концы… Запасные паруса обычно тоже имеются, но это на тот случай, если нельзя залатать пострадавшие в бурю. Однако на «Тюлене» и не думали заниматься ничем подобным: изорванные паруса и канаты намотались на обе мачты – сломанную и покосившуюся, – словно кокон диковинного насекомого. Видны были темные фигурки: несколько матросов слонялись по палубе, остальные безучастно лежали в тени, даже не предпринимая попыток спасти корабль, молчу уж о ценном грузе…

– Плохо! – расслышал я голос Игирида. – Не надо туда, шади! Шаракки, скажи ей!

Кыж мелькнул слева, но не издал ни звука, просто исчез – и понимай как хочешь.

– Плохо или нет, а разобраться нужно, – заявила Фергия и стукнула меня каблуками, спасибо, не изо всех сил. – Снижайтесь, Эйш. Найдется вам, где приземлиться?

«Разве что на палубу», – мрачно подумал я, потом прикинул – самый крупный риф вполне мог выдержать мой вес. На него я и сел с размаху, как петух на насест. Скала ощутимо вздрогнула, но устояла, и на том спасибо: нырять в этих водах мне не улыбалось.

– И как нам добираться до корабля? – спросил Альви. – Вплавь? Нет, я-то запросто, Фергия тоже, да только Игирид плавает чуть получше топора…

Я вздохнул, немного повернулся и вытянул хвост наподобие сходней – почти до самого «Тюленя». Моим наездникам все равно придется прыгать, но это уж мелочи.

– Эйш, ну когда вы уже запомните, что я маг? – тяжело вздохнула Фергия. – «Воздушная дорожка», знаете такой прием? А, о чем я, не знаете, конечно же… Хорошо, море спокойное, должно получиться…

Она соскользнула с моего плеча, только не ушла с плеском под воду, а пружинисто приземлилась на обе ноги – казалось, будто Фергия стоит на невидимом половичке, расстеленном чуть выше морской глади, – и зашагала вперед, к кораблю, скомандовав:

– Давайте все за мной, я не стану этот мостик до завтра держать!

Альви подхватил под локоть Игирида и потащил за собой. Северянина такие фокусы ничуть не смущали, навидался, должно быть… Тут я вспомнил о его дочери и устыдился.

Однако предаваться самоуничижению было некогда, и я, сменив облик, бросился следом за спутниками. Есть хотелось все более ощутимо…

Впрочем, я позабыл о голоде, оказавшись на борту «Тюленя» и увидев моряков. Клянусь, они даже не заметили нашего появления, хотя не разглядеть дракона, который сел на скалу в прямой видимости от корабля, попросту невозможно! Я ведь не бесшумный – крылья хлопают, когти скрежещут по камням, да и дышу я громко, – кто-нибудь непременно должен был взглянуть в ту сторону… если только Фергия не сделала меня незаметным. Но это вряд ли: во-первых, она говорила, что не намерена расходовать силы понапрасну, во-вторых, ее тоже удивила реакция моряков, вернее, ее отсутствие.

– Эй, как тебя зовут? – обратилась она к первому попавшемуся, но тот ничего не ответил, обошел Фергию, словно столб, направился к противоположному борту, постоял там, потом побрел назад, огибая встречных – по палубе точно так же шаталось еще несколько матросов.

– Где капитан Ойраль? – Альви поймал одного такого за руку, но тот посмотрел пустыми глазами, высвободился и сел у борта, глядя в никуда.

– Ничего не понимаю, – пробормотала Фергия. – Кыж? Куда тебя унесло, когда ты так нужен, а?

– Шаракки не любит солнце, – подал голос Игирид. – Ему больно.

– Как же вы прежде развлекались? В пустыне-то от солнца не скроешься!

– Рано утром и на закате, – пожал он могучими плечами. – Ночью. Днем тоже – но в воде. Я вспомнил – мне нравилось в воде. Она была не соленая. Чистая. На дне каждую песчинку видно… О чем это я?

– О Кыже, то есть Шаракки. Говоришь, он скрылся от солнца?

– Да. Но ты говори мне, что делать, шади. Я спрошу Шаракки, если сам не сумею помочь, – серьезно сказал Игирид.

Судя по выражению лица Фергии, ей очень хотелось узнать, каким образом общается наш странный новый друг с Кыжем, но она мучительным усилием воли сдержалась. И хорошо – не время и не место для таких разговоров.

– Тот, кто убил девочку и мужчину, все еще здесь? – спросила она наконец.

– Нет, – покачал бритой головой Игирид, и на его черепе заиграли солнечные блики. Интересно, у него щетина не отрастает, что ли? Или он не бритый, а просто лысый? Вроде молод еще… Тьфу ты, нашел о чем думать! – Его нет. И след совсем слабый. Давно ушел.

– Еще того не легче… – пробормотала Фергия. – Альви, давай найдем капитана, что ли? Где он может быть?

– Если не утонул, то у себя в каюте, хотя тут не угадаешь. Верно ты сказала – неладное что-то творится, на этом корабле в особенности. – Северянин отодвинул меня с дороги и уверенно направился на корму. – Взглянем-ка…

Альви угадал: капитан прятался у себя. Дверь он задвинул сундуком, но она поддалась нашим слаженным усилиям – Фергия, как обычно, утруждаться не пожелала. И, клянусь, не я один попятился, когда мы все-таки сломали эту дверь и услышали нечеловеческий вой, в котором едва можно было различить слово: «Уходи!»

Капитан забился в угол каюты, и, клянусь, в глазах у него не было ни проблеска мысли, как и у матросов. Разве что те не говорили, а этот выл и выл на одной ноте – уходи, уходи…

Мне и то не по себе сделалось от этого воя, а Игирид вовсе зажал уши и попятился, мотая головой:

– Я там подожду, шади! Снаружи!

– Только далеко не уходи, – рассеянно сказала Фергия.

– Фергия, может, успокоить его? – предложил Альви, убедившись, что Ойраль его не узнает. – Невозможно же слушать!

– Потерпи, он мне нужен в сознании. В том, что от него осталось, – уточнила Фергия, шаря среди разбросанных бумаг. Не похоже было, чтобы в каюте дрались, скорее, сам капитан метался в панике, ища, чем бы забаррикадировать вход. – Помоги – ты лучше знаешь, как должны выглядеть капитанские записи. Не мог же он нигде не отметить, что взял на борт кого-то чужого…

– Если тот хорошо заплатил… или заколдовал, – Альви взглянул на Ойраля, передернулся и тоже принялся рыться в бумагах, – то мог и не отметить.

– А почему вы так уверены, что здесь был чужой? – спросил я.

– Эйш… – Фергия тяжело вздохнула. – Сами подумайте, вы же умный… гм… человек!

Я не стал отвечать: говорить с ней – все равно что пытаться взнуздать ветер, как в Адмаре говорят, – отошел к стенке и принялся простукивать ее. Помнится, на погибшей галере капитан хранил кое-что ценное в тайнике, и… Точно, вот пустота!

С моей силой ничего не стоило проломить доски и выдернуть дверцу с мясом.

– Вы хоть предупреждайте, что ли… – произнесла Фергия, отшатнувшись, – мимо нее просвистела крупная щепка. – Есть там что-нибудь интересное?

– Ничего, – мрачно ответил я. Покрасовался, называется. Что толку, если в тайнике обнаружились только какие-то побрякушки? Ни записки, ничего подобного…

– Вот она! – Альви выудил из смятой, скинутой на пол постели толстую растрепанную книжищу.

Не знаю, как она называется по-корабельному, но помню, что в ней капитан обязан ежесуточно записывать происшествия или же отмечать их отсутствие. Наверно, нужно еще указывать курс, погодные приметы и прочие детали, но в это я никогда не вникал, врать не стану.

– Ну? – Фергия едва не столкнулась лбом с Альви, когда тот раскрыл книжищу на последней записи. – Что там?

Он посчитал по пальцам.

– Последняя запись, получается, сделана как раз в тот день, когда Ойраль отправил мне сообщение. Ну, о том, что они подзадержались из-за штиля. Только об этом тут ни слова. И о штиле тоже ничего: вот, смотри, в предыдущих записях сказано – ветер не самый благоприятный, но это хорошему моряку не помеха. А после уже ничего нет.

– Интересные дела… Есть там отметки о том, в какие порты заходил «Тюлень»?

Альви снова переворошил заляпанные страницы, затем пролистал записи с самого начала – то есть с момента отбытия «Тюленя» из северных морей – и покачал головой.

– Была стоянка в Арастене, там они как раз брали на борт орту, будь она неладна. Ну и запасы пополнили, как водится. Потом шли прямо по курсу, не отклоняясь… ну, не считая этого странного «штиля», которого и не было вовсе.

– А мог Ойраль взять пассажира в Арастене? Или на проходящем мимо судне?

– Мог, отчего же нет? Всякое случается. Но он должен был об этом написать. Это ж не мелочь! А он даже мелочи записывал, вон, гляди, – он ткнул пальцем в страницу, – корабельный кот стянул на камбузе мясо. Оголодал, должно быть: на хорошем корабле крыс нет, ну или он всех повыловил.

– Крыс нет, говоришь? – задумчиво пробормотала Фергия. – Интересно… Но все же, неужто он не мог не сделать запись, даже если ему очень хорошо заплатили за молчание? Я ведь уже говорила об этом! Ну, Альви? Ты лучше знаешь этого Ойраля, тебе и судить.

– Скажу тебе честно, Фергия: не представляю, сколько нужно было заплатить этому бедолаге. Да и толку-то? Это пришлось бы всем матросам рты золотом замазывать, а их тут полторы дюжины!

– Как видишь, не пришлось, – мрачно сказала она. – Они, похоже, совсем разума лишились, а значит, ничего не смогут вспомнить и рассказать о таинственном пассажире… если он вообще был, конечно.

– У вас есть другие варианты? – не выдержал я. – Ведь не морское же чудовище напало на «Тюленя», загнало в эти воды, лишило разума экипаж…

– Да, как-то не похоже на них, – согласился Альви. – Вот сожрать всех, а корабль бросить целым и невредимым – вполне в их духе. Знаешь, может, находят иногда корабли – груз не тронут, пробоин нет, шлюпки на месте, а людей – никого. Иногда даже на камбузе обед наполовину готовый остается. И вещи брошены как попало, словно все по боцманскому свистку подхватились и дружно за борт сиганули. У нас говорят, это морские змеи шалят: подплывут поближе, затуманят людям разум, а потом… Только пасть разевай – добыча сама туда валится. Но это случается лишь с теми, у кого хорошей ведьмы на борту нет.

Он осекся и уставился в сторону, на капитана. Ойраль немного утих, забился в угол, накрылся с головой штормовкой и теперь только тихо скулил, изредка подергивая ногами.

– Знаешь, а это уже больше похоже на правду, – сказала наконец Фергия. – Во всяком случае, целый корабль умалишенных у нас в наличии, разве что за бортом оказались только двое… Кстати, надо бы пересчитать команду. Ты знаешь, сколько их было, Альви?

– Конечно.

– Ну так займись. И груз проверим, все ли цело и нет ли чего лишнего. А то, может, в Арастене «Тюлень» не только орту захватил, а и еще что-нибудь.


Глава 11 | Осколки бури | Глава 13