home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Когда Альви вышел, мы переглянулись.

– Ничего не напоминает, а, Вейриш? – спросила Фергия.

– Если вы об Игириде, который позабыл себя, то еще как напоминает. Только он не свихнулся.

– Он дракон, как и вы, а у вашего племени, полагаю, мозги покрепче обычных человеческих. Постойте у двери, чтобы никто не вломился, а я попробую посмотреть, что в голове у капитана… если получится, конечно.

Ждать пришлось довольно долго: Альви успел согнать моряков к одному борту и теперь пересчитывал по головам.

Игирид сидел возле мачты, поджав скрещенные ноги, и раскачивался из стороны в сторону, мыча сквозь зубы уже знакомую заунывную мелодию. Глаза его были полузакрыты, в щелочках между век мелькали белые полоски белков.

– Фух, ну и каша… – произнесла наконец Фергия за моей спиной и протиснулась на палубу. Лоб у нее был мокрым от испарины – видимо, контакт с Ойралем дался нелегко.

– Увидели что-нибудь?

– Говорю же – каша. Как будто кто-то засунул бедолаге в голову мешалку и как следует ею поработал. Обрывки мыслей можно вычленить, но ничего ценного мне не попалось, а дальше копаться в этом… не вижу смысла. У Игирида совсем не так, – предвосхитила она мой вопрос. – Основа его личности осталась цела, а все остальное не изъято – тогда бы он точно с ума сошел, – а словно заперто в очень прочный сундук. Однако к любому замку можно подобрать отмычку, можно попросту взломать его, можно просверлить дырку в крышке, что мы и проделали… Но процеживать жидкую кашу в поисках более-менее целых зерен – увольте, на это годы уйдут.

– То есть вы не думаете, что к этому вот, – я кивнул на сгрудившихся у борта матросов, – тоже приложила крыло Иррашья?

– Не думаю, – подтвердила Фергия. – Слишком грубая работа. Да и ей проще было бы утопить корабль, разве нет? Зачем эти сложности?

– А кто-то другой почему его не утопил? Или хотя бы не добил людей, только превратил их… вот в это?

– Представления не имею, Вейриш. Но, знаете ли, все сходится одно к одному: идущий из Арастена корабль, свихнувшийся экипаж, мертвая ведьма, в которой не осталось ни капли жизни и магии, слова Игирида о ком-то очень сильном… К слову… Альви!

– Что?

– Ты можешь прикинуть, каким курсом шел «Тюлень»? И где бы оказался, если б не угодил на эти скалы?

– Если отметки остались, попробую, – ответил он и пробрался мимо нас в каюту, где снова зашуршал бумагами. – Хм-м… На карте только какие-то непонятные загогулины. Не представляю, что Ойраль имел в виду… Но если прикинуть, как они шли до того… и учесть ветер…

– Учитывай поскорее!

– Похоже, они резко сменили курс. Только что-то пошло не так. – Снова появившись на палубе, Альви кивнул на перепутанные снасти. – Может, Айла отказалась поднимать нужный ветер, может, еще что, не угадаешь. Главное, их вынесло сюда.

– А если б они шли новым курсом, то куда, по-твоему, могли направляться?

– Да нет здесь хоть чего-нибудь этакого. А хотя… – Он почесал в затылке. – Разве только в Гимар. Не на Западный же архипелаг? Туда «Тюлень» не доберется, он все ж не для таких плаваний строился.

– И что там интересного? В Гимаре, не на архипелаге? – Фергия подобралась, да и я насторожился, услышав знакомое название.

– Ничего интересного. Это, считай, последний из крупных городов на побережье. Раз этак в десять поменьше Адмара, но дальше к югу и таких нет, только поселки. Но оттуда, я слышал, ходят караваны куда-то в глубь пустыни. Она там не такая, как вокруг Адмара и даже Данжера, намного страшнее, но бывалые люди говорят, есть тайные оазисы, так что можно миновать пески. – Альви помолчал и добавил: – Вот куда эти пути ведут – того не знаю. Не было как-то причины интересоваться, да и не любят в Гимаре чересчур любопытных, знаешь ли.

– А ты никогда не слышал о таком месте – Антун?

Он покачал головой.

– Я человек не сухопутный. На земле я тебе не подмога.

«Сходится, – подумал я. – Кыж поймал того колдуна в оазисе Антун, недалеко от Гимара. Там оказалось много золота, того самого, из косы змеедевы… Наверно, именно оттуда его и переправляли морем в северные страны. Вряд ли в княжества, скорее уж в Арастен… Раньше бы слетать в этот оазис и разведать все как следует, да ведь недосуг было!»

– Ты экипаж-то пересчитал? Все на месте? – спросила Фергия.

– Не считая Айлы и того матроса. И один лишний – не знаю, кто это, но он мертвый. Воняет так, будто неделю назад помер, не меньше.

– Наверно, тот самый пассажир, – пробормотала Фергия. – Покажи-ка, где он?

Приближаться к телу мне не хотелось: оно действительно выглядело и смердело так, будто незнакомец скончался еще в Арастене. Может, так и было, подумал я. Ведь змеедева говорила: Дженна Дасс может завладеть чужим телом, только долго оно не выдерживает. Первым, ясное дело, гибнет разум, затем разрушается плоть. Но кем бы ни был этот несчастный, он продержался достаточно долго, чтобы доставить дух хозяина к нашим берегам…

– Амулеты на шее, – сказала Фергия, безо всякой брезгливости осматривая покойника. – И наколка характерная. Похож на колдуна из береговых друзей.

– Это кто еще? – не понял я.

– Ну, Эйш, не верю, будто вы никогда не слыхали! Пираты и контрабандисты ведь не только в море действуют, им нужны… – Она пощелкала пальцами, подбирая подходящее слово. – Помощники на суше. Нужно же где-то ремонтировать корабли, пополнять припасы, лечить раненых, набирать новых людей, наконец! И товар переправлять, опять же… Народу у «друзей» полным-полно, колдунов в том числе. В Адмаре их тоже предостаточно… Сдается мне, Шанналь в доле: я видела как-то, к нему заходил один такой «друг». Но разве он признается?

– Сходится, – подумав, кивнул я. – Человека со стороны на «Тюленя» бы не взяли. Разве только он капитана околдовал сразу же, еще не берегу, и тот провел пассажира на борт.

– Тогда команда могла возмутиться, а не начинать же плавание с беспорядков? – хмыкнул Альви. – Оба вы правы, как по мне. Сначала этот тип подмазал кого-то из «друзей», а может, Ойраль его лично знал, а потому не обеспокоился. Мало ли по какой надобности «другу» нужно в Адмар? А потом пассажир решил сменить курс, да только что-то пошло не так… Так выходит, Фергия?

Она кивнула, а он вдруг присмотрелся к разбредшемуся по палубе экипажу и спохватился:

– Что это я, ослеп, что ли? Юнги-то нет! Но он был совсем мальчишка, его могло и за борт смыть.

– Да уж, «Тюленя», похоже, здорово болтало, иначе с чего бы с мачтами этакое приключилось?

– Ладно, проверим трюмы… – вздохнул Альви.

Эта проверка едва не стоила ему глаз: стоило откинуть крышку люка, как оттуда вылетело что-то огромное, черное, воющее дурным голосом – оно метило в лицо, и Альви едва успел отшвырнуть это нечто в сторону.

– Кот! – с удивлением воскликнул он, когда зверь перевернулся в полете, приземлился на все четыре лапы, зашипел, как целое змеиное кубло, и шуранул на ванты, а оттуда на рею, где и засел, воя дурным голосом.

– Кажется, внизу еще кто-то прячется, – заметила Фергия, благоразумно державшаяся в стороне, и запустила в темный провал огонек-спутник. – Эй! Живые есть?

Тишина была ей ответом.

– А если найду?

Ни она, ни Альви явно не горели желанием лезть вниз, огонек там или нет. С другой стороны, если за несколько дней тот, кто прятался в трюме, еще не сожрал кота, то, может, не так уж он и страшен? С третьей – в трюме припасы есть, так зачем охотиться на когтистого и зубастого зверя, который будет защищаться изо всех сил? Кот только кажется маленьким, а порвать может до костей…

При мысли о припасах мой желудок издал жалобную трель, и Фергия истолковала это в свою пользу.

– Проголодались? – сочувственно спросила она, а когда я кивнул, толкнула меня в спину со словами: – Вот и спускайтесь за едой!

Нет, я не расшибся, я все-таки не настолько растерял форму, но стукнулся изрядно – локтем о лестницу, коленом о какой-то ящик… Еще и промок – на дне плескалась вода. Хорошо, что «Тюлень» не ткани вез: лед-камням и бочонкам с ортой ничего не сделается. А вот припасы могли и пострадать…

С этой мыслью я огляделся, поманил к себе огонек-спутник, не рискнув зажигать свой, чтобы не спалить корабль… Кстати, как это у меня вышло? Игирид, я видел, делал так, но я прежде даже не пробовал. Впрочем, не время думать о такой ерунде! Может, это проделки Фергии.

– Ну что, есть там какое-нибудь чудовище? – спросила она, свесившись в люк.

– Пока не вижу.

Я снова осмотрелся, и мне показалось, будто в дальнем углу что-то блеснуло. Так и есть – чьи-то глаза!

– Эй, вылезай! Вылезай, говорю, я тебя не трону, обещаю…

– Отойди-ка, я спущусь.

Альви спрыгнул в трюм и присмотрелся: после солнечного дня здесь было темновато, волшебный огонек давал больше теней, чем света, – Фергия явно поленилась сделать его поярче.

– Где? – шепотом спросил он.

– За теми ящиками, – указал я, и Альви направился туда, а огонек-спутник, повинуясь моему желанию, поплыл следом.

– Ну, где ты там? Живо вылазь!

– Дядя… Дядя Альви, ты? Или опять морок какой?… – раздался вдруг сорванный голосок, и страшное чудовище явилось на свет.

Это был юнга, кому еще тут оказаться… В самом деле – совсем мальчишка, лет двенадцати на вид, а может, и меньше. Наверно, впервые отправился в такое далекое путешествие – так-то северяне, по-моему, учатся плавать и берутся за весло и канаты раньше, чем учатся ходить.

– Могу всех твоих сестер по именам перечислить, – ответил Альви, – только и ты ответь мне на вопрос-другой…

Тут он перешел на родной язык, а я плоховато его знал. Понял только, что Альви подробно выспрашивает мальчишку о родне, о привычках этой самой родни, о памятных случаях, особенно таких, о которых постороннему рассказывать не станешь… Наконец он удовлетворился ответами, кивнул и сказал нам с Фергией:

– Это не чудовище. Ну или оно так спряталось в Никси, что не распознаешь.

– В таком тощем мальчишке и завалященького духа не спрячешь, – заявила Фергия. Она все это время валялась на палубе, свесив голову вниз. – Не кормите вы своих юнг, что ли?

– Как это не кормим? – возмутился Альви. – Он растет просто, вот и… Я в его годы был словно из палок связанный, так мать говорит!

– Да шучу я, шучу. – Голова Фергии пропала, теперь были видны ноги. – Давайте сюда этого мальчугана. И груз проверьте.

Я сглотнул – еще немного, и я плюну на все и полечу рыбачить. Не время, конечно, но дельфина поймать можно. Не люблю на них охотиться, слишком уж умные звери, но с голодухи чего не сделаешь…

Альви взял мальчишку и передал Фергии, а сам принялся пересчитывать ящики и бочки.

– Все на месте, если верить описи. А припасы вон они, – правильно истолковал он мой взгляд. – Ты, Эйш, заметно сильнее меня, так что давай-ка я поднимусь, а ты передашь мне бочонок с солониной…

Я передал три таких бочонка, сухари, а уж потом выбрался на палубу сам. После душного сырого трюма на солнце было замечательно хорошо.

– Альви, скажи ему, чтоб отвечал! – встретила нас Фергия. Мальчишка сидел у подножия сломанной мачты, обняв кота. Тот, должно быть, сам спрыгнул вниз, почуяв приятеля. – Он не верит, что я из дома Аолле, можешь себе представить?

– Тут себе самому верить перестанешь, – пробормотал Никси, а кот согласно мяукнул.

Я же, покуда они договаривались, открыл бочонок и утолил наконец голод. Клянусь, ничего вкуснее не ел даже в собственном доме, где на кухне царила несравненная, хоть и ворчливая Фиридиз!

Ну а историю Никси я все-таки услышал, поэтому перескажу вкратце.

Фергия угадала: в Арастене «Тюлень» взял пассажира. Это ничем из ряда вон выходящим не являлось, она сама так оттуда удирала, если верить ее словам. Мало ли кому и по какой нужде потребовалось покинуть гостеприимные берега северного соседа… А уж если этот человек из береговых друзей да еще платит полновесной монетой, то ни один капитан возражать не станет.

Вот только крысы с «Тюленя» разбежались, стоило незнакомцу ступить на палубу.

– Я сам видел! – с жаром уверял Никси. – И Кошмар тоже!

– Ма-ау! – подтвердил кот, обнимая его передними лапами за шею.

– Кошмар? – нахмурилась Фергия.

– Ну да… Он черный, как ночная тварь, сколько раз об него все спотыкались, вот и повелось – кошмар, а не кот. Так и зовем…

«Ойраль записал, что кот стянул мясо на камбузе, – вспомнил я. – Но это ни о чем не говорит, может, Кошмару просто захотелось отведать лакомый кусок, а не тощую крысу».

Однако пассажир, по словам Никси, вел себя как все люди, трапезничал с капитаном, на палубу без нужды не высовывался, но это до поры до времени.

– Айла сказала, что он странный, – сказал мальчик и взглянул на Альви. – Дядя, она…

– Мы ее нашли, – ответил он. – Говори дальше.

– Да… Она сказала – странный. Но капитан ничего и слышать не хотел. Я думал – скорее бы добраться до Адмара, там этот тип сойдет… И все так думали, я точно знаю, матросы при мне переговаривались, а боцман ругался так, что уши в трубочку сворачивались! И говорил: какой-то этот береговой друг совсем сухопутный, а так не бывает, чтоб такому морскую наколку сделали… Знаете же: если кто самовольно так украсится, ему шкуру с этой наколкой сдерут, хорошо, если руку не отрубят…

Никси шмыгнул носом и погладил кота. Тот перестал ерошиться, втянул когти и теперь походил на обычное животное, а не вестника другого мира вроде Кыжа. Тут еще Игирид подошел, сел рядом с мальчишкой и погладил Кошмара – его ладонь была, по-моему, размером с кота, но тот не возражал, даже заурчал.

– А потом мы вдруг повернули, – сказал Никси, вытерев нос об кота. – Я подумал: может, шквал идет, нельзя к нему бортом становиться, так и опрокинуться недолго… Но шквала не было, а ветер поменялся, только это не Айла его подняла. Она первая побежала к капитану сказать, что дело неладно…

– И что же Ойраль?

– Да ничего. Сказал заниматься своим делом, он сам знает, как и куда ему корабль вести. Но Айла – она же упрямая! И первый раз в таком далеком плавании! И я тоже… Мы хотели, чтобы все было как надо, а тут вдруг… – Никси шмыгнул носом и вытер его рукавом. – Другие тоже заговорили – мол, что за дела? Почему не сказали, что курс сменили?

– Точно, это странно, – пробормотала Фергия. – Это не арастенский фрегат, на «Тюлене» привыкли знать, куда и зачем он идет… А дальше что было?

– Я… я почти не помню… – Никси обхватил худые коленки и уткнулся в них носом. Короткие волосы золотились на солнце. – Ветер был неправильный, он нас гнал и гнал. Пытались спустить паруса, но ничего не вышло, а Айла не смогла унять этот ветер…

Он говорил еще долго, сбивчиво, но мы примерно поняли, что произошло.

Айла, корабельная ведьма, морская ведьма, вторая после капитана, а иногда и первая, снова отправилась к Ойралю – желала получить ответы. Но ответов не было, ее просто выставили вон. Она попыталась помочь матросам, пытавшимся сладить со взбесившимся кораблем, – ничего не вышло. Тут и дурак догадался бы, что дело неладно, а Айла дурочкой не была. Сложить три и три ей было под силу, и она связала воедино странного пассажира, которого никак не могла разгадать, и эти странные события. Капитан околдован, решила она, и правильно. Зря только бросилась в бой…

– Я правда почти ничего не видел, – шептал Никси и дрожал, будто бы от холода, под жарким солнцем, покуда Игирид не обнял его и не прижал к себе. – Они кричали… ужасно кричали! Сперва один, потом другой, потом все сразу… И бросили концы, и тогда нас вовсе понесло куда-то…

– Говори, не бойся… – Фергия протянула было руку за неизменной фляжкой, но явно сообразила, что юнге еще рано пробовать это пойло. Хотя кто этих северян разберет!

– Айла сказала мне – прячься, – выговорил он. – Может, не заметят. Я… я испугался, дядя Альви! И послушался! Только сперва хотел поймать Кошмара – он совсем взбесился, а… как без него? Все теперь словно в тумане… Айла стояла напротив этого… странного… И Дайку с ней был, он один не потерял разум.

– Дайку? Это, наверно, тот матрос? – Фергия взглянула на Альви, и он кивнул:

– Он не северянин. Из бывших рабов, а откуда именно – никогда не говорил. Мы не спрашиваем, откуда человек родом, особенно если он умеет держать весло и ставить парус. Дайку дюжину зим жил с нами. Знал Айлу с самого детства. Без него я бы ее не отпустил…

– Сразу сказать не мог, когда мы их только выловили? – мрачно спросила она. – Ладно… Он пытался ее защитить, выходит… Никси, а дальше что было?

– Тот человек протянул руки вот так, – мальчишка показал, – и как будто начал душить Айлу. Хотя нет… Она не задыхалась, она… я не знаю, как это словами сказать! Сделалась вся прямая, перестала шевелиться… А потом вдруг этот странный – бац! – и упал. А она стоит. Я уж думал, обошлось! Втроем с «Тюленем» сладить тяжело, но Айла же ведьма, сумели бы… А она повернулась к Дайку и уже сама так же руки к нему тянет… и говорит сквозь зубы: «Скорее! Скорее!»

– А он?…

– Схватил ее в охапку и прыгнул за борт, – сглотнув, ответил Никси. – Я кинул им бочонок – стоял пустой у борта, я не успел убрать. Подумал – может, смогут выплыть? И спрятался, как Айла велела, потому что… потому что страшно очень… И люк надо было закрыть, волны через борт перехлестывали, такой вдруг вихрь поднялся! Тогда и мачты покосились…

– Этот пассажир пытался завладеть телом Айлы, – произнес я. – А она, выходит, догадалась об этом и решила его уничтожить, пускай даже ценой собственной жизни, верно я рассуждаю?

– Похоже на то, – Фергия потрепала мальчишку по вихрам. – Впрочем, морские ведьмы так просто не тонут, она наверняка надеялась спастись. Тут море теплое, не то что на Севере, а акул ведьме отогнать несложно. Вот только бедняга даже не подозревала, с кем связалась. Он сглотнул ее и Дайку в мгновение ока, как до того всех матросов на этом корабле, а потом… не знаю, куда он подевался. Здесь его нет, значит…

– Как вы думаете, мог он подманить и подчинить дельфина или даже акулу? – вспомнил я недавние свои мысли. – Они ведь достаточно разумные, это не чайка какая-нибудь.

– Хм-м-м… Отличная идея, Эйш! Для того чтобы добраться до берега в теле дельфина и выброситься на песок, сил у нашего старого друга точно бы хватило. А куда он подевался дальше… Ха! Да хотя бы дождался, покуда к трупу не слетятся стервятники, переселился в того, что покрупнее, да и отправился дальше! А может, дельфин или кто-то еще попался в рыбацкие сети, и тогда Дассу досталось человеческое тело…

Она перевела дыхание и добавила:

– В целом все сходится, как по-вашему?

– Что именно?

– По времени, говорю, сходится: Дженна Дасс узнал о том, что его золотой источник внезапно иссяк, и лично отправился узнать, в чем дело. Отловил колдуна из береговых друзей… Хотя почему сразу «отловил»? Может, как раз с ним он и вел дела по части этого золотишка! Тогда понятно, почему колдун даже не насторожился и откуда Дасс знал, какой корабль идет в сторону Адмара. – Она перевела дыхание. – Ну и сел на него, прямо как я. Он рассчитывал заставить капитана отклониться от курса и идти не в Адмар, а в Гимар. И ему это почти удалось, только он не принял всерьез юную морскую ведьму, да и от экипажа сопротивления не ожидал. Однако как-то добраться до берега ему было нужно, поэтому он выпил силу у всех на борту и попытался завладеть телом Айлы. И она ему это позволила… Только заранее велела Дайку выбросить себя за борт, если станет одержимой. Наверно, как-то защитила его разум, а может, он и сам что-то умел… не колдовать, а сопротивляться, бывают такие люди. Айла надеялась утопить эту тварь. Но откуда ей было знать, кто это? Она просто не совладала с такой мощью…

– Она умерла достойно, – только и выговорил Альви.

– Умерла? – Никси посмотрел на него, перевел взгляд на Фергию и вдруг заревел, уткнувшись в плечо Игирида. – Я думал… думал… она выплыла-а-а… Ты же сказал – их выловили-и-и…

Черный Кошмар полез тереться о его лицо пушистой мордой, утешал, как умел, а я подумал, что мальчишка родился под счастливой звездой: уцелеть после такого – это не шутки. А может, это Айла как-то укрыла маленького приятеля от беды, разве теперь узнаешь?

– В общем, картина ясна. Но как нам быть с кораблем? – спросила Фергия. – Он вроде бы цел, судя по тому, что еще не начерпал воды по самые борта. Может, пара небольших пробоин есть, но их я могу подлатать. А Эйш, думаю, вполне в состоянии снять «Тюленя» с камней… но дальше-то что? Мачт, считай, нет, а впрягать дракона в корабль – это уже перебор, хотя канатов хватит…

Я кивнул, невольно представив, как это может выглядеть.

– На скалах «Тюлень» засел прочно, в прилив не сдвинется, если уж до сих пор не снялся с камней, – ответил Альви. – Течения здесь нет, ветер умеренный, так что не уплывет. Нам бы вернуться в поселок, Фергия, а там я возьму своих ребят, и мы двинем сюда. Только что делать с этими бедолагами?… Нам же день туда лететь, потом на корабле еще сутки-двое, а то и больше, сюда, а они как же?

Мы, не сговариваясь, посмотрели на моряков, которые так и шатались от борта к борту.

– Я останусь, – сказал вдруг Игирид, внимательно слушавший нас. – Буду здесь. Буду петь им, и они станут спокойные. Потом дам им еду и воду. Они не умрут. А когда придет другой корабль и их вернут на сушу, может, уже явится Великая? И сумеет вернуть им разум?

– Как же ты… – Я осекся, потом продолжил: – Ты ведь не сумеешь выбраться, если что случится.

– Ты меня хорошо учил, шодан, – Игирид широко улыбнулся. – И Шаракки рядом. Я не утону. Еще тут скалы есть. Не страшно.

– Я… я тоже останусь, да? – Никси храбрился изо всех сил, но какое там!

– Нет, тебя мы возьмем с собой, – ответила Фергия, и я кивнул. Мальчик, в конце концов, весил куда меньше Игирида! – И орту захватим, а то потом ищи ее… И не кривитесь, Эйш, а то я на вас еще и лед-камни навьючу, и все прочее!

– Не помешало бы, – вставил Альви. – Мехам вредно быть в такой сырости. Но они не очень тяжелые, в отличие от орты…

Я вздохнул и смирился. А что еще мне оставалось?


Глава 12 | Осколки бури | Глава 14