home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Иррашья помолчала недолго, потом продолжила:

– О том, что я была, пускай и недолго, императрицей у людей, ты хотя бы слышал?

– Конечно!

Еще бы я не слышал, я же рассказывал эту историю Флоссии… Правда, теперь хотелось узнать ее из первых уст, а то, сдается мне, в общеизвестной версии много переврано.

– Как тебя вообще угораздило, почтенная? – спросила Фергия.

– Что значит – угораздило? – нахмурилась Иррашья. – Это была необходимость.

– Не понимаю, – сознался я.

– Ну да, куда уж тебе понять… Объяснять, что тогда творилось, я буду до послезавтрашнего рассвета, да и не имеет это значения для нашего дела. Скажу лишь вот что: тогдашний император был хорошим человеком, но слишком слабым правителем.

– Что мешало его заменить?

– Остальные были еще хуже, – проворчала Иррашья. – Этот хотя бы осознавал, в какой беде Империя, и согласился, что для ее спасения придется пойти на многое.

– Жениться на тебе, например, – хихикнула Фергия. – Да, а дети у вас были?

– Нет. Император был уже не в тех годах, чтобы предаваться страсти с такой, как я. А угробить его раньше срока никак не входило в наши планы, – усмехнулась Иррашья. – Наследник-то у него появился, я об этом позаботилась, но не от меня. И прекрати отвлекать!

– Я больше не буду, – пообещала Фергия с таким выражением лица, что стало ясно – непременно будет. – А что за беда случилась с Империей?

– Обычная для таких древних огромных государств – она начала трещать по швам. Там беспорядки, тут недовольство, да еще несколько неурожайных лет… Войны опять же – с западными мореходами, с восточными кочевниками, северяне тоже не сидели сложа руки… А если в доме пожар, нужно его тушить, а не делать вид, будто просто решил погреться у костерка.

– И тогда ты взяла все заботы на себя? – зачем-то спросил я. – Почему именно ты?

– Не мог же император жениться на мужчине, – фыркнула Иррашья. – А опытных женщин, готовых заняться этаким запущенным хозяйством, не нашлось. Кроме меня, разумеется. Я, знаешь ли, всегда любила вызов, в чем бы он ни заключался…

Судя по выражению лица Фергии, ей очень хотелось выслушать жизнеописание Иррашьи, но она мучительным усилием воли не проронила ни слова.

– Люди давно уже считали нас мифическими существами, – вновь заговорила прабабушка. – Да, бытовала легенда о том, что императорский род ведет род от предка-дракона, но… Здесь, в пустыне, многие племена считают, будто произошли от змей, громадных гривастых котов, камней и лунного света, а то и вовсе зародились из верблюжьего плевка! Мы же стали скрываться: людей становилось все больше, а нас – все меньше. Нас ведь тоже не минули междоусобицы… Впрочем, если я заговорю еще и об этом, то вы останетесь тут жить, а мне такие соседи не нужны!

– Я бы слушала и слушала… – мечтательно протянула Фергия, подперев подбородок рукой. В другой руке она держала чарку с ортой. – Может, потом как-нибудь расскажешь, почтенная? Жить здесь я и сама не хочу, а вот если бы ты позволила наведываться к тебе в гости… Не слишком часто, конечно же, но хотя бы раз в полгода… Это не слишком тебя стеснит?

– Если я не соглашусь, ты, очевидно, разыщешь меня даже за краем мира и пристанешь с расспросами?

– Да, – честно ответила Фергия. – Ты так говоришь, будто любознательность – это что-то плохое, а ведь только что сама ругала Вейриша за то, что он не знает истории! А он дракон, он намного старше меня, и родители его если сами не застали те события, так хоть слышали о них от своих старших… Ну а нам-то, маложивущим, как уберечь такое знание?

– Некоторые знания лучше вовсе уничтожить или хотя бы спрятать так, чтобы никто никогда не нашел, – пробормотала Иррашья. – Но большей части дел давно минувших дней это не касается. Ты занятная девчонка. Говорю же, похожа на Файрани, а он мог заговорить до полусмерти даже злобного джанная… Может, с годами и мозгов у тебя прибавится. Поглядим…

Я ужаснулся: вряд ли Иррашья полетит в Адмар, стало быть, мне придется регулярно таскаться с Фергией сюда? Потом вспомнил, что у нее есть Лалира, способная переместиться куда угодно в мгновение ока, и успокоился. Но рано…

– Тогда жду тебя в своем оазисе, почтенная, в любое время, как тебе заблагорассудится размять крылья! – разулыбалась Фергия. – Я нарисую тебе карту. Ты, наверно, давно не видела, как прекрасен цветущий сливовый сад? А уж какие в нем созревают плоды, ммм…

– Ну-ну… – только и сказала Иррашья, выслушав многословное восхваление черным сливам с мякотью красной и сладкой… далее известно. – Может, и загляну, если окажусь в тех краях.

Мне же пришло на ум: если она действительно решит навестить Адмар, так, может, взглянет на Аю и скажет, что у нас с нею пошло не так? Уж прабабушка-то, с ее опытом, наверняка сумеет это определить!

– Разбираться мне пришлось долго, – вернулась к рассказу Иррашья, – но стоило разогнать обленившихся придворных и набрать тех, кто хоть что-то смыслил в деле, все пошло на лад. Скажу без лишней скромности: только благодаря моим усилиям Империя не развалилась в те годы, а продержалась еще три с лишним века.

– А стоило ли ее спасать? – спросил я. – Раз уж ничто не вечно, все идет своим чередом и даже камни разрушаются от ветра и воды, то… Зачем поддерживать жизнь в заведомом трупе?

– Затем, глупый мальчишка, что нам не нужен был хаос и война всех со всеми! Учитывая, сколько магов – настоящих, сильных магов, не в пример нынешним, – было у всех противоборствующих сторон, они континент могли утопить, если бы разошлись во всю мощь! А так… Все мы понимали, что Империи пришел конец, но это был тихий и мирный уход отжившего свое, а не катастрофа. – Иррашья глотнула еще и вздохнула. – Сперва отвалились северные провинции, потом часть восточных… С юга наступала пустыня. Потом случилось большое сотрясение земли, западные острова погибли, считай, полностью. Часть жителей спаслась на архипелаге, но угрозы они больше не представляли. И вот вы видите, что теперь лежит на месте великой некогда Империи…

– Пустыня, – обронила Фергия.

– Да. А глубоко под песком скрывается то, что осталось от еще более древних государств. О них даже я ничего не знаю. И нас ждет та же участь: рано или поздно вымрем. Даже если снять условие с союза с человеком… Фергия достаточно красочно описала, что случится, если мы чрезмерно расплодимся. Даже в древние времена эти земли не могли нас прокормить, а теперь и подавно.

– А я слышала от мореходов, – немедленно вставила Фергия, – что далеко за океаном лежат другие страны. Только никто еще туда не добирался – там страшные шторма и незнакомые течения, с которыми даже сильные ведьмы не могут совладать, а корабли попросту не выдерживают. Да и плыть туда год… или больше. Столько припасов с собой не возьмешь.

– И я кое-что слышала, – сказала Иррашья. – И даже видела странные деревья и предметы, которые принесло течением после большой бури. Но долететь туда невозможно, не смотри так на моего правнука! Даже я не смогу держаться на крыле дольше недели, да еще над незнакомыми водами, с неизвестными ветрами, а он и подавно.

«Я тоже многое видел», – хотел я сказать, но прикусил язык. Да, в том моем видении были и чужие берега, и корабли, которым не страшен никакой шторм… И где они теперь? Может, живут там, за непреодолимым океаном, драконы, и люди, и невесть кто еще? Жаль, мы об этом не узнаем… С другой стороны, Лалира с Мадри добрались до южного края земли, так, может, оттуда ближе до таинственного берега? Главное, не сболтнуть об этом при Фергии, а то ведь ей захочется проверить…

– Ничего, наверняка есть другие пути, – Фергия будто прочитала мои мысли. – Аю – это жена Вейриша – говорила, что слышала в кочевье: другие семьи уходят очень далеко на север и там добывают пушнину, чтобы менять потом на всякое прочее… И где-то в тех краях, в особенно холодные зимы, когда встает прочный лед, можно перейти на чужой берег. Кто-то это проделывал и даже ухитрился вернуться. На корабле туда не доберешься, затрет во льдах – наши моряки пробовали, едва выбрались. И все же непременно надо будет попробовать, – завершила она мысль, – только не сейчас, успеется еще. Жизнь длинная!

Я подумал о том, что мне Аю ни о чем подобном не рассказывала. Или рассказывала, а я позабыл?

Звездный Дракон почти скрылся из виду, рассказ же не особенно продвинулся – из-за Фергии, разумеется. Если бы она не встревала каждую минуту, Иррашья, наверно, добралась бы уже до сути своей истории. С другой стороны, если бы ей настолько не нравилось, когда перебивают, она запросто заставила бы Фергию онеметь хоть ненадолго, но не сделала этого. Следовательно, мне оставалось только смириться: постичь женскую логику я давно уже не пытался…

– Будучи при дворе, – сказала наконец Иррашья, – я узнала многое из того, что императорская семья предпочитала скрывать от посторонних, и правильно делала. Я не говорю о внезапно умерших супругах и прочих родственниках, нет. Речь о другом.

– О Дженна Дассе? – снова не смолчала Фергия. – Мы же знаем, что он приходился какой-то родней императору!

– Именно так, о нем. Когда я появилась во дворце, о нем уже почти не помнили. В хрониках мало что сохранилось, лишь общие слова. Вот только я когда-то была знакома с Файрани Нар Реном… да-да, не косись так, девчонка, это наверняка был твой предок! Он кое-что знал про этого Дженна Дасса, пускай и не был вхож во дворец. – Иррашья усмехнулась. – Ну а я разбирала архивы, когда нечем было заняться.

– Неужели у тебя хоть когда-нибудь оставалось время на такую ерунду? – удивился я.

– Что еще делать, покуда ждешь вестей? Не забывай, люди не драконы, письма даже и маги доставляют не в мгновение ока… Хотя прежде умели, – добавила она. – Когда-то очень давно люди умели связываться посредством зеркал, и не только связываться, но и перемещаться с их помощью. Но это искусство давно утрачено. Я пыталась выяснить, что стало тому причиной, но не преуспела. Мастеров-зеркальщиков уже не было в живых, а их наследники только разводили руками. Маги тоже.

– И тебя взяло за живое? – спросила Фергия. – Надо же, такой удобный способ общения – и вдруг потерян! Почему?

– Вот и мне хотелось узнать почему. Наконец я отыскала в архивах несколько документов, из которых стало понятно: зеркальное сообщение сделалось небезопасным.

– Как так?

– Не перебивай, – уже привычно сказала Иррашья и вылила себе в чарку последние капли из бочонка. Это что же, мы его втроем усидели? Ох и будет у меня завтра голова болеть… – Происходило это не вдруг. Сперва один случай – провели расследование и виновника… скажем так, наказали, и уже не в первый раз.

– Почтенная Иррашья, а можно поподробнее? – попросила Фергия и откупорила второй бочонок. – Я догадываюсь, что виновник – Дженна Дасс, но что происходило, даже представить не могу.

– Изначально он был заточен в камне, но сумел выбраться на волю, завладев чужим телом. Натворил много разного, едва не убил мою прародительницу, к слову… Снова был пойман и заточен – на сей раз в зеркале, лишенном сообщения с другими такими же, магическими. Но Дженна Дасс опять нашел лазейку!

– Вот так дела… – невольно сказал я.

– Именно в те годы такая связь сделалась опасной: кто-то убивал людей посредством зеркал… Неизвестно, был ли это Дженна Дасс или кто-то другой. Главное, убийства прекратились, а Дженна Дасс снова был повержен: сохранились упоминания, что его убило чудовище из зазеркалья. Но, очевидно, он сумел уцелеть и выбрался оттуда.

– Какой-то на редкость неубиваемый тип, – мрачно пошутил я.

– Змеедева говорила, что он заточил ее по ту сторону зеркала, но не в зазеркалье, – вспомнила Фергия. – А что там – даже ей боязно взглянуть. Вы правы, Вейриш, у Дженна Дасса силы воли и желания выжить любой ценой на сотню магов хватит!

– Довольно долго зеркала работали без нареканий, причем открыт был способ не только разговаривать с их помощью, а даже перемещаться. Но потом их запретили и постарались изъять, – продолжила прабабушка. – Что именно произошло на этот раз, мне выяснить не удалось, об этом почти нет записей. Очевидно, с теми, кто пытался использовать такой способ связи и тем более путешествия, случалось что-то крайне скверное. Настоящих связных зеркал тоже не сохранилось. Кроме одного-единственного…

– И оно у тебя, – пробормотал я.

– Да. То самое, в котором был заточен преступник. Я никогда не вглядывалась в это стекло и не пыталась распутать заклятия, которыми оно обвито, словно кокон паутиной, – усмехнулась Иррашья. – Спрятала подальше и не притрагивалась к нему много сотен лет.

– Но зачем тогда оно вообще тебе понадобилось?

– Я не желала, чтобы оно попало в дурные руки. Кто знает, что сумел бы вызвать из глубин связного зеркала какой-нибудь чрезмерно ретивый юный маг?

Фергия задумалась ненадолго, потом сказала:

– Раз оно надежно спрятано, значит, Дженна Дасс выбрался не через него. Уж наверно, почтенная, твоя сокровищница отменно защищена! Конечно, взламывать охранные заклятия изнутри – это совсем не то же самое, как проделывать это снаружи, но… Вряд ли у бесплотного духа хватит на это сил. А если он вселится… не знаю, в ящерицу или змею, то все равно ничего не выйдет – они колдовать не могут. Даже если выберется в таком теле наружу через трещину какую-нибудь, дальше-то что? Далеко в таком виде не убежишь, особенно через пустыню, а что-то мне подсказывает, караваны там не ходят.

– Ну, можно подставить ящерицу стервятнику, завладеть им, улететь подальше, а там уже найти человека, – вздохнул я.

– Нет у меня в сокровищнице никаких ящериц, – проворчала Иррашья. – Неужели я не подумала, что кто-нибудь может пробраться внутрь, превратившись в мелкую зверюшку?

– Значит, этот вариант отпадает, – заключила Фергия. – А если бы Дженна Дасс выбрался просто так и реял бестелесным духом, ты бы его заметила, наверно?

– Неужели нет! Я, может, и стара, но чутья не утратила.

– А завладеть тобой он бы не смог, потому что силенок не хватило бы…

– Да, он, похоже, предпочитает занимать тела человеческих магов, – напомнил я, – видимо, с ними-то способен совладать.

– Угу, а еще они хоть сколько-то выдерживают такого подселенца. А обычные люди очень быстро портятся, ну да это и понятно: магов хоть какое-то время поддерживает их собственная сила, но и та достаточно быстро иссякает. Вот почему Дженна Дассу нужен дракон!

Фергия оценила выражение моего лица и пояснила:

– Любой дракон, даже необученный, вроде вас, сильнее самого могущественного человеческого мага. Ну а направлять эту мощь изнутри не так уж сложно, вы же помните! Только вы дались мне в руки добровольно и ничуточки не пострадали, а вот Дженна Дасс вас уничтожит.

– Разве тогда тело не… гм… испортится, как вы говорите?

– Не думаю. Говорю же, вы не только сильнее людей в магии, но и в целом более живучи. Но может, он не станет вас убивать окончательно, – обнадежила Фергия, – а загонит в самый дальний уголок сознания, запечатает понадежнее и оставит наблюдать за тем, что творит от вашего имени.

– Даже не представляете, как меня это утешает, – пробормотал я. – Но мы снова отвлеклись! По вашему выходит, что у него есть другие пути? Помните змеедеву? Там вообще был отполированный камень! А раз так, то Дженна Дасс может выскочить хоть из лужи.

– Нет. – Фергия уперлась пальцем в переносицу, как обычно в минуты раздумий. – Такими простыми путями он не ходит. Не знаю, не может или брезгует… скорее уж первое, иначе что мешало бы ему маячить в любом зеркале? Даже такие неряхи, как вы, изредка смотрят на свое отражение, так что он давно бы вас изловил, не пришлось бы затевать эту тягомотину с проклятием…

Я не нашелся с ответом. Иррашья со сдержанным любопытством наблюдала за мыслительным процессом Фергии.

– Дело в другом, – уверенно сказала та. – Уверена, на змеедеву он расставил сети, и очень умело. Наверняка долго готовился: вряд ли она случайно нашла тот обнажившийся пласт породы.

– Но Дженна Дасс ведь как-то ухитрился заманить ее в ловушку и заточить, – напомнил я. – Представляете, какая нужна была мощь для того, чтобы создать подобное? И много лет скрывать пленницу от Золотого Змея?

– Думаю, он действительно израсходовал на это очень много сил… Но, видимо, полагал, что шкурка золотой змейки стоит выделки. Ну и, в конце концов, выложился на полную он лишь единожды, а за прошедшие годы наверняка снова накопил силу: вспомните, скольких колдунов он… хм… высосал? И еще, Вейриш, он использовал не связное зеркало, не так ли? И не проходил сквозь него.

– Точно! Змеедева сказала, что он выйти не сумел, а вот она вошла…

– Вот-вот. Я думаю, он с ней не из зазеркалья разговаривал, а просто… м-м-м… являл свой образ на подходящей поверхности. Это не так уж сложно проделать, а сам он мог прятаться где-то поблизости.

Я почесал в затылке. Что ж, похоже на правду. Жаль, змеедеву не расспросишь поподробнее…

– Верно я понимаю, что связные зеркала были заколдованы каким-то особенным образом? – спросила Фергия, и Иррашья кивнула. – Выходит, я права, и лужа или обычное стекло не годятся для перемещения и… как бы это выразиться… выхода наружу. Вследствие чего мы приходим к выводу, что сохранилось не только то зеркало, которое спрятано в твоей сокровищнице, почтенная, раз уж ты утверждаешь, что попасть в нее никто не может и выйти без твоего позволения тоже.

– Возможно, ты и права… – задумчиво произнесла Иррашья. – Что-то могло сохраниться. Мало ли, завалялось у кого-нибудь в подвале или на чердаке, а может, стоит себе в лавке у старьевщика…

– А вдруг достаточно и осколка? – предположил я.

– Не знаю. Но разбить такое зеркало невозможно, я пробовала, уж поверь.

– Можно ли взглянуть на него? Оно ведь тебе не слишком дорого, почтенная? То есть я могла бы предложить выкуп, да боюсь, если выложу перед тобой весь мой золотой запас, только насмешу тебя!

– Это уж точно, – Иррашья усмехнулась. – Мне это зеркало не нужно, могу отдать и так. Быть может, это обычная стекляшка.

– Не думаю, не думаю… – Фергия прикусила ноготь. – Дженна Дасс наверняка как-то был привязан к своему узилищу, и если даже теперь обрел относительную свободу, то… Словом, нужно смотреть и разбираться! Как бы нам получить зеркало, почтенная?

– Принесу… но уже не сегодня. – Прабабушка взглянула на небо, на бочонок с ортой и вздохнула. – Вечером полечу. Вас с собой не возьму. Займитесь этим вашим кораблем, как раз управитесь. Вернусь – посмотрю, чем можно помочь морякам. И не вздумайте за мной следить!

– И в мыслях не было, – заверил я, потому что ни одному дракону, если он не желает драки насмерть, не придет в голову выслеживать чужую сокровищницу. Ну и тем более связываться с Иррашьей…


Глава 15 | Осколки бури | Глава 17