home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

– Ну как вам? – шепнула Фергия, когда с обоюдными клятвами было покончено и мы отправились дальше – к Руммалю, который, несомненно, с нетерпением ждал вестей.

– Чудовищно, – честно ответил я и потер порез на запястье. – Мне вот только клятвы не хватало… Вы хотя бы представляете, что она со мной может сотворить, если что-то пойдет не так?

– Ничего. Вы же пообещали, во-первых, содействовать поимке Дженна Дасса и помещению его духа в тело Орскаля, а во-вторых – приложить все усилия к тому, чтобы уничтожить зловредный разум этого самого Дженна Дасса. Ну а поскольку от него ничего, кроме этого разума, уже давно не осталось, то вы не солгали.

– А как насчет того, что разум Дженна Дасса окажется в теле Орскаля, вместе с каковым телом его придется прикончить?

– Ну а вдруг Орскалю удастся его безумная затея? – беспечно произнесла Фергия, приостановилась и внимательно посмотрела на меня. – Или вам жаль этого человека?

– Просто как человека – да, жаль, – признался я. – Он весьма умен, одарен, вот только чрезмерно честолюбив… хотя не могу сказать, будто это что-то дурное.

– Ну да, вы-то честолюбием начисто обделены.

– И он даже не представляет, – гнул я свое, – в какую ловушку идет, полагая, будто делает это по доброй воле!

– Вы что, считаете, будто я его силой заставила?

– Нет, конечно, но вы же каменный столб способны заболтать, не то что живого человека! Да еще жадного до власти: он ведь еще когда намекал вам, мол, не откажется от помощи, чтобы избавиться от Руммаля!

– Неужели вы заметили его многозначительные взгляды? – восхитилась Фергия.

– Представьте себе, заметил. И, думаю, вам понадобилось не так уж много усилий, чтобы навести его на эту самоубийственную затею.

– Ничего подобного, Вейриш. Он сам это придумал, сокрушался лишь о том, что зеркало погибло и теперь никак не получится вытащить из него Дженна Дасса и приобщиться к древним знаниям.

– Неужто он не умеет вызывать духов?

– В его семье подобное не приветствовалось, а при дворе, если кто-то и балуется подобным, то не распространяется о своих занятиях. Теорию Орскаль изучил, но ни разу не применял эти приемы на практике. А начинать сразу с такого мощного духа… чревато, знаете ли. Можно без головы остаться, как Ирдаль.

– У Хаксюта получилось, хоть он не маг… – зачем-то сказал я.

– Так он и призвал совсем не того, кого намеревался, забыли его рассказ, что ли? Орскаль прекрасно осознает риски, поэтому за мое упоминание о смертоведстве ухватился обеими руками. – Фергия ухмыльнулась и подкрутила выбившуюся из-под тарбана смоляную прядь. – Ну а там… Слово за слово – и мы пришли к выводу, что наша случайная встреча может стать началом прекрасной дружбы! Если все пойдет, как задумано, Орскаль получит свои знания и могущество, я – его покровительство, что, согласитесь, не так уж мало для иноземной колдуньи, которая ничем еще не прославила свое имя…

– А я?

– Вы отомстите за Аю, конечно.

– Мстить я должен не Дженна Дассу, а себе самому, – мрачно произнес я.

– Это вы так считаете, а Орскаль мыслит иначе. Как же это – мужчина и не желает отомстить врагу!

Я помолчал, собираясь с мыслями, потом снова заговорил:

– Допустим, вы сумеете призвать дух, и он охотно завладеет телом Орскаля. Все-таки не караванщик какой-нибудь, а придворный чародей! Но дальше-то что?

– Придется его убить.

– Постойте, Фергия, но разве со смертью носителя – Орскаля, то бишь, – Дженна Дасс не вырвется снова на волю? Мы же сошлись на том, что он меняет тела, а если подходящего носителя поблизости не оказывается, его затягивает обратно в зазеркалье, разве не так? И поди знай, где и когда отыщется еще одно зеркало, через которое он сможет выбраться в реальный мир!

– Не думаю, что их осталось так уж много.

– Конечно… – протянул я. – В окрестностях Адмара нашлось уже два, и кто поручится, что нет еще нескольких? Может, не таких громадных – размер ведь значения не имеет, верно? Они могут быть в любой драконьей сокровищнице, даже моей. Знаете, сколько у нас безделушек, которые когда-то чем-то заинтересовали, но разбираться было некогда или лень, поэтому их забросили в дальний угол и благополучно позабыли? А если зеркальце небольшое, то его уже завалили горами других забавных вещиц, при всем желании не найдешь!

– Я думала, драконы любят перебирать свои сокровища, – удивилась Фергия. – Ну там… раскладывают жемчужины по размеру, самоцветные камни – по чистоте или насыщенности цвета, мало ли…

– Кое-кто страдает подобным, но лично я таких не встречал. Наверно, им некогда выбираться на встречи с остальными, когда золотые монеты не разобраны по годам, странам, достоинству и так далее.

– Ну да, ну да, и такого любителя начищать трофеи до блеска Дженна Дасс давно бы приметил… – Фергия заправила прядь волос за ухо, а я вспомнил, о чем хотел спросить.

– Послушайте, а что это вы так переглядывались с Орскалем? У него усы совершенно не выдающиеся, не то что у Даллаля…

– А, не обращайте внимания, – отмахнулась она. – Он прозрачно намекал на то, что после получения могущества не отказался бы обзавестись наследником от сильной ведьмы. Дети-то у него есть, только магический дар слабее, чем у него самого, а куда это годится? Кому передавать обновленный Адмар, когда придет время?

Я потерял дар речи.

– И вы согласились?!

– Я не сказала категорическое «нет». – Фергия сладко улыбнулась. – Он же не тащит меня в постель. Не время сейчас, сами понимаете. Да и в ближайшие годы будет не до детишек, это Орскаль прекрасно осознает. А вот когда все пойдет так, как он запланировал, тогда уже можно подумать о наследнике. Я еще молода для мага – мама вон когда сподобилась, и ничего, – Орскаль тоже мужчина хоть куда. Словом, никаких препятствий.

– Станете третьей женой? – не удержался я от шпильки.

– Нет, ему только наследник нужен, а я-то зачем?

– А если девочка родится?

– Придется повторить, если к тому времени не удастся убедить Орскаля, что женщины ничуть не хуже мужчин, а в чем-то даже лучше, – хладнокровно ответила Фергия. – Пускай в его обновленном Адмаре будет равноправие… Так! Вы меня отвлекли, Вейриш! Сами спрашивали, как уничтожить духа, а завели в такие дебри…

– Это вы меня завели в дебри! Где дворец-то? Я даже крыш не вижу…

– Кто вам сказал, что мы идем во дворец?

– Но Руммаль…

– Он ждет в Золотом павильоне, – ухмыльнулась Фергия. – Несколько однообразные тут названия, не находите?

– Вы лучше о духе говорите, не при Руммале же.

– Почему? Он примет в этом самое живейшее участие.

– Ах вот оно что… – протянул я. Дошло, не прошло и полугода! – Руммалю очень хочется избавиться от такого ретивого конкурента, правильно? Только Орскаль далеко не дурак и поводов к тому не дает… Да еще и интригует против старика… И тут эта история! Руммаль хочет убить двух уток одной стрелой, так, кажется, у вас в Арастене говорят?

Фергия кивнула.

– И репутация его останется чистейшей, – добавил я. – Это Орскаль, поддавшись соблазну, вызовет опасного духа, а Руммаль поможет от него избавиться. А что вместе с коллегой – ну так тот сам виноват. И вообще, Адмар в опасности, некогда раздумывать… правильно я рассуждаю?

Она снова кивнула.

– Ну а вы-то как выкрутитесь?

– Орскаль узнал, что я умею вызывать духов, и попытался заставить меня помочь ему. Я согласилась для вида – отказываться наотрез опасно, сами понимаете. Иноземной колдуньи не хватятся, случись что, а Орскаль вряд ли оставил бы меня в живых – проболтаюсь еще о его планах… Поэтому пришлось вкрасться в доверие, выведать его планы и сообщить Руммалю, что затевает его молодой и рьяный соперник, – хмыкнула она. – И мы разработали план. Ясно, что, если я не окажу Орскалю помощи, он найдет другой путь, и что может выйти в итоге, лучше даже не представлять. Поэтому все пойдет, как он задумал. За исключением буквально пары мелочей…

– Я так понимаю, Руммаль намерен участвовать? – перебил я.

– Да. Он-то как раз имеет представление и о духах, и о той стороне, только, повторюсь, при дворе об этом вслух не говорят. И вызывать духов Руммаль тоже не умеет, зато может запечатывать их. Ну, всякое случается, – пояснила Фергия, – так вот кто-нибудь сдуру вызовет с той стороны невесть кого, как наш Хаксют, и как быть?

– Видимо, для начала – не дать этому кому-то сбежать и занять чье-нибудь тело?

– В точку! Предшественники Руммаля и сам он весь дворец опутали заклинаниями, их можно задействовать из любой точки. Буквально – дерни за нужную веревочку… в смысле нить заклятия, и определенная часть дворца будет блокирована, так что дух не сможет никуда оттуда подеваться. Ну а дальше…

– Постойте, догадаюсь: ему подсовывают тело поплоше – раба или даже животное, а потом уничтожают… Из-за магических печатей дух не может удрать и вынужден убраться на ту сторону, правильно?

– Если грубо, то так.

– Только не говорите, что мы будем вызывать Дженна Дасса во дворце, – искренне попросил я. – Тогда, боюсь, Адмар действительно растает, как мираж!

– Нет, дворцом и городом рисковать не станем, – серьезно сказала Фергия. – Вдруг что-нибудь пойдет не так? Мы присмотрели небольшой островок немного к западу от гавани. Там никого нет, до побережья достаточно далеко, так что, надеюсь, никто не пострадает.

– А как же… ну… заклятия?

– Уже сделано. Говорю же, маленький островок, да еще кругом несколько скал из воды торчат. Это вам не дворец с обширным садом, там проще оборудовать защитный контур.

– Символично… – пробормотал я, припомнив, что именно на таком маленьком островке Флоссия Нарен когда-то схватилась с Наором. И погибла бы, если б не помощь драконов…

А кто поможет нам?

– Может, позвать Иррашью? Вы сами говорили, она не так далеко обитает, успеет добраться. Да и мои родители тоже, а то и еще кто-то присоединится…

– Я уже об этом думала, – ответила Фергия, сорвала красный цветок и сунула за ухо. – Но по здравом размышлении решила, что не стоит рисковать.

– Почему это? Все-таки сила нескольких драконов – это не моя… порядком истощенная…

– Вейриш, вы забываете о том, что целью Дженна Дасса как раз и являются драконы. – Она остановилась и уставилась мне в глаза. – И мы не знаем, нет ли проклятия на ваших родителях или на ком-то еще. Что случится, если они окажутся поблизости, а Дженна Дасс их почует и сумеет подчинить? Вам так хочется сражаться с родным отцом? Или с Иррашьей? Мне – нет.

Я тоже не жаждал сойтись с ними в схватке, поэтому только вздохнул.

– Поймите меня правильно, – добавила Фергия, – я сама не отказалась бы от такой поддержки, но в нашей комбинации и без того слишком много неизвестных факторов, и добавлять еще несколько… Нет, я еще хочу пожить!

– Тем не менее дело вы предлагаете вполне самоубийственное…

– Ну почему, у нас есть определенные шансы на успех, если все пойдет по плану. Самое худшее, что может произойти: Дженна Дасс завладеет не Орскалем, а вами.

– Тогда убейте меня не раздумывая.

– Еще чего! Я обещала Аю присмотреть за вами, так что не выдумывайте чепухи, а лучше не суйтесь куда не надо. Орскаль тоже понимает, что Дженна Дасс в случае чего выберет дракона, а не человека, поэтому будет держать вас подальше. Благо для того, чтобы поделиться силой, вам вовсе не обязательно стоять у меня за плечом…

– А если дух выберет вас?

– Я слабее Орскаля, так что вряд ли. Но я постараюсь принять меры, – без улыбки ответила она. – И Руммаль поможет… О, мы уже пришли! Приветствую, почтенный Руммаль-шодан…

Я поклонился вслед за нею.

Старик молча кивнул в ответ и жестом велел нам рассаживаться. В павильоне – не из чистого золота, конечно же, деревянном с позолотой, – скамей не было, только подушки на полу.

– Договорились? – спросил Руммаль, не тратя времени на предисловия.

Вид у него был весьма озабоченный и утомленный – и без того морщинистое лицо сморщилось еще сильнее и потемнело, глаза запали, хотя смотрели по-прежнему цепко и ясно. Наверно, заклинать дикий островок оказалось не так уж просто. Думаю, всяко сложнее, чем поддерживать уже имеющиеся заклятия во дворце.

– Будто ты не слышал, шодан. – Фергия уселась, привычно поджав ноги.

– Не слышал. Орскаль, этот сын змеи и пустынного падальщика, последнее время очень бережется. Не хотелось, чтобы он заподозрил неладное.

– Фергия, а то, что мы обсуждали, когда шли по саду… – спохватился я. Очень вовремя, что и говорить!

– Вейриш, я тоже не гнилой ниткой шита, уж почувствовала бы, слушает нас кто-то или нет, – проворчала она. – Тем более я приемы Орскаля уже знаю, а он мои – нет. В особенности те, которые… хм… не совсем мои…

Я подумал и сообразил, что Фергия вполне могла задействовать Лалиру: если уж джаннае открыт путь во дворец, то что ей стоит закрыть нас от прослушивания?

– Когда все закончится, напомни мне извиниться перед прекрасной шади из рода огненных джаннаев, – подтвердил мои догадки Руммаль. – Я не верил в ее существование.

– Ты можешь сделать это прямо сейчас, шодан, она ведь где-то поблизости, пускай и невидима.

Руммаль удивил меня: он не без труда разогнул ноги, встал на колени и коснулся лбом пола, как делал это перед рашуданом.

– Я не верил рашудану, когда он был юн и упоминал о тебе, – сказал он, – я не поверил, когда узнал, что оазис Маддариша разрушен. Я не поверил даже собственным глазам, когда узрел тебя во дворце. С годами разум делается не таким гибким, как в годы юности, отвергает все необычное и придумывает обыденные объяснения произошедшему. Я не помню уже, когда верил в чудеса. Жизнь моя прошла во дворце, а здесь их не бывает. Поэтому прости старого человека, Лалира-шади, и не держи зла за грубые речи…

Ответа не последовало, только внезапный порыв ветра вдруг принес откуда-то пригоршню бело-розовых лепестков и осыпал старого чародея с головы до ног.

– Она не сердится, – перевела с языка цветов Фергия. – Но советует тебе не забывать о том, что чудеса все-таки случаются, и им абсолютно все равно, веришь ты своим глазам или нет.

Лалира вообще незлоблива для джаннаи. Признаться, других я не встречал, но рассказа Иррашьи о ее буйном возлюбленном – том самом, который пытался силой овладеть Лалирой и едва ее не убил, – а еще легенд и преданий вполне достаточно, чтобы составить представление об этих существах.

– К делу, – призвал Руммаль, заняв прежнее место. – Ты убедила меня, шади, что Вейришу-шодану можно доверять. Но придумала ли ты, что делать, если дух изберет вместилищем его, а не Орскаля?

– Для начала, шодан, Вейриш останется снаружи защитного контура. – Фергия выудила из кармана мятую карту и расстелила на полу. – Вот этого рифа ему вполне хватит для приземления, пускай даже хвост намокнет. На сам островок Вейришу лучше не садиться – тогда там не останется места для проведения ритуала. Орскаль с этим согласен.

– Его не удивил такой выбор места? Не пустыня, скажем, не оазис где-нибудь подальше от Адмара, а именно остров?

– Вовсе нет. Духи не любят соленую воду, в особенности проточную, а там течение сильное. Ну, я это так обосновала, хотя не уверена, что Дженна Дассу есть какая-то разница. На корабле-то он путешествовал и в воде побывал, ничего, не развеялся… Вероятно, соленая вода может создавать ему дополнительные сложности, не более того, но в нашей ситуации это уже немало, не так ли?

– Верно, верно… – пробормотал Руммаль. – В пустыне он может удрать в любую из шести сторон света, ищи его в теле ящерицы или дикого верблюда…

– В рыбу он тоже может вселиться, только в крупную, вроде акулы. Или в дельфина, – напомнил я о происшествии с «Тюленем».

– Рыбу мы заранее распугаем, – сказала Фергия. – Все крупное и обладающее относительно развитым мозгом уйдет куда подальше, а нашему приятелю вряд ли захочется занять тело какой-нибудь медузы. Птиц тоже разгоним, мало ли…

– И рыбаков, – добавил Руммаль. – Ну да этих легко развернуть в другую сторону, вслед за ушедшей рыбой.

– Я помогу, – сообразил я, – тот рыбак говорил мне, что они смотрят, куда я лечу утром или на закате – там обычно большой косяк рыбы.

– Отлично, заодно и разомнетесь. – Фергия хлопнула меня по плечу. – Взгляните на карту, кстати, знаете этот островок?

– Видел сверху, – уверенно ответил я. – У него форма характерная, угловатая, да еще эти скалы вокруг – как лучи звезды. Вы хотите, чтобы я вот на этот сел, правильно я понимаю? Но это самый дальний риф. Вы уверены, что расстояние не станет помехой для… ну… для передачи вам моих сил, чтобы призвать духа?

– А кто сказал, что для этого мне нужна ваша сила?

Я растерялся, признаюсь.

– Вейриш, Вейриш, – вздохнула Фергия, – такой взрослый дракон – и не знаете, что для призыва духа сила вовсе не нужна, было бы умение! Сами же вспоминали… того старика, ну? Он даже не маг!

– Тогда я вообще ничего не понимаю.

– Что тут понимать, шодан? – зыркнул на меня Руммаль. – Фергия-шади вызовет духа. Ты будешь делать вид, будто помогаешь ей. Дух овладеет Орскалем.

– А если мной?

– На тебе нет больше проклятия, – повторил слова Орскаля Руммаль.

– Ты тоже видишь это, шодан?… – опешил я.

– Если бы не видел, меня бы давно поганой метлой прогнали из дворца, лишив звания главного чародея. Но я редко говорю о том, что замечаю, иначе не прожил бы столько лет. – Он скрипуче рассмеялся. – Пускай юнцы вроде Орскаля кичатся своими умениями, а я лучше придержу язык… Так вот, Вейриш-шодан, с тобой духу, которого выдернут из неведомо чьего тела, будет сложнее справиться. Но все-таки во избежание случайностей ты будешь за пределами защитных заклятий… А вот когда станет ясно, кто одолевает: Орскаль или Дженна Дасс, настанет ваш с шади черед.

– И что случится, если победит Орскаль? – не выдержал я. – Ведь может случиться и такое: ему не занимать силы воли, вдруг он сумеет покорить мятежного духа?

– Неужели я должен произносить это вслух, Вейриш-шодан? – покачал головой старик.

– Не переживайте, Вейриш, в этом случае я его сама прикончу, – вставила Фергия. – Жаль, конечно, древних знаний, но это слишком опасно. Обойдемся как-нибудь. А вот если тело Орскаля займет Дженна Дасс, тогда без вашей помощи мне не обойтись. Уверена, этот тип сумеет обратить себе на пользу любые умения нового тела, а их не так уж мало.

– Хорошо, – сказал я, хотя внутри стало как-то пусто и холодно. – Я все понял.

– Тогда идите и отдохните как следует, – произнес Руммаль. – Времени осталось мало.


Глава 23 | Осколки бури | Глава 25