home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двенадцатая

— Куда-нибудь в новое место?

— Туда же, к Семену.

Мы доехали на метро до «Елизаровской», и всю дорогу: более получаса в раскачивающемся вагоне — Венька Скоблин молчал, хмуро смотрел в сторону.

— Что не весел сегодня? — поинтересовался я, когда мы поднимались по эскалатору.

— Нет настроения, — отвечал он с заметным усилием. — Наверное, магнитные бури… Сейчас много магнитных бурь…

— Ну-ну, — усмехнулся я.

На улице было уже совсем темно. Снова приморозило, лужи растаявшего за день снега покрылись твердой, хрустящей под каблуками корочкой гололеда.

Венька проводил меня до парадной и остановился в нерешительности, пропуская вперед.

— Что встал? — спросил я, оборачиваясь к нему.

— Мне сегодня быть там не нужно, — признался он, отводя взгляд. — Так Герострат распорядился.

— Вот как? Это что — традиция? — я внимательно его разглядывал.

— Вроде того, — отвечал Скоблин.

— Посвящение в члены Ордена? — подначивая, иронизировал я, хотя и понимал, что перегибаю палку.

— Увидишь, — сказал Скоблин без выражения, повернулся и медленно пошел прочь.

Ох, как мне это не понравилось. Даже затрясло всего, когда я смотрел ему в удаляющуюся спину — белый прямоугольник в сумраке двора.

Неладное, я снова почувствовал неладное, и идти на «вечеринку» мне сразу же расхотелось.

В добавление к этому прибавилось ощущение, что за мной наблюдают. Я воровато огляделся.

Пусто во дворе, хотя вроде бы время еще детское. Впрочем, сегодня холодно, да и сериал какой-нибудь очередной все смотрят. Ветер ворошил собранную дворником в кучи пожухлую листву, поскрипывали качели над песочницей, и звук этот — тихий, протяжный — в холодной пустоте двора окончательно укрепил меня в уверенности, что идти сегодня на встречу с Геростратом не стоит.

Я уже шагнул было в сторону арки, но тут распахнулось одно из освещенных окон третьего этажа, и Герострат собственной персоной высунулся в него по пояс. Все такой же лысый, в поношенной афганке.

— Боря, мальчик мой, — позвал он ласково. — Ну что же ты не идешь? Мы заждались.

— Сейчас, один момент, — сказал я, собираясь все-таки нырнуть под арку и бежать отсюда куда подальше, но тело, которое всегда было послушно мне, вдруг отказалось выполнять лихорадочные распоряжения мозга.

Ноги понесли меня в противоположную сторону, к парадной, и вот тогда я понял, сразу дошло, что недооценил я все-таки Герострата; что где-то он все-таки меня поддел, как тех ребят из «пятерки»; не помог мне, значит, блок от Леонида Васильевича, и остается только один вопрос, насколько я послушен? Настолько же, насколько Люда, раздевавшаяся по первому его слову, или все-таки есть у меня еще лишняя степень свободы?

Но когда, черт вас всех побери, когда он успел?! Я же ничего такого не помню! На меня же не действовало!

«ЧТО Ж, — СКАЗАЛ ГЕРОСТРАТ, ДОВОЛЬНО ОТКИНУВШИСЬ НА СТУЛЕ. — ЭТО ТО, ЧТО НАМ НУЖНО!».

А это еще откуда? Откуда?..

Я не успел додумать. Я поднимался по лестнице. Теперь я знал, что мне предстоит драка, а в драке любая мысль — только помеха. Я собрался. Потом додумаю, решил я.

Меня встретили. Два шкафоподобных типа с одинаково угрюмым выражением лиц. Телохранители.

Один аккуратно запер за мной дверь, другой сделал приглашающий жест. Они провели меня в комнату, но не ту, где происходило первое «собеседование», а в другую — обставленную под кабинет: ни тебе телевизора с видеомагнитофоном, ни тебе стола с обильным угощением, ни серванта с фарфором и хрусталем — более просто, более деловито: ковер, стол, бесконечные полки с книгами, четыре кресла, яркое освещение. На столе: стопки бумаги, бронзовое пресс-папье, фарфоровая пепельница в виде свернувшегося калачиком и положившего на лапы умную свою лобастую голову дога.

Кроме меня и Герострата в комнате находилось еще пятеро. Но ни Андрея, ни Юры, ни Люды среди них я не увидел. Из тех членов Своры, с кем я успел до того познакомиться, присутствовал один Семен. Остальные четверо — мордоворот на мордовороте и мордоворотом погоняет. Бизоны каких поискать. На самом деле с подобными громилами очень легко работать опытному в таких делах человеку, а особенно легко, когда бизон рискнет выйти с тобой один на один. Они неповоротливы, реакция, как правило, оставляет желать лучшего. Но если их четверо, да еще шурави Семен на подхвате — тут, ребята, расклад не в мою пользу.

Только вопрос, зачем Герострату все это? При его-то сверхестественных способностях — зачем? В конце концов, я же видел, как он умеет двигаться. В конце концов, он же держит меня на поводке. Или все-таки нет, не держит? Сейчас мы это проверим.

— Иди сюда, дорогой мой, — вытянув руку, Герострат поманил меня пальцем.

Я шагнул к столу, слыша, как смыкаются за спиной мордовороты.

Дилетанты, подумал я о них с отвращением.

Герострат, простодушно улыбаясь, смотрел на меня из кресла снизу вверх.

— До чего ж вы умные ребята, — заявил он с непонятной интонацией, но не в таком быстром темпе, как обычно; глаза его разъехались, продемонстрировав мне очередной приступ вопиющего косоглазия. — До чего ж я вас таких умных люблю, — и добавил, улыбнувшись еще шире: — Так «ARTEMIDA» говоришь? «Ликвидировать» говоришь?

И засмеялся, звонко, по-детски, но повеселиться всласть, как он, наверное, того заслуживал, я ему не дал. Я прыгнул на Герострата через стол.


Глава одиннадцатая | Операция «Герострат» | Глава тринадцатая