home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тридцать первая

Конечно же, слишком долго мое бездействие продолжаться не могло.

Уж очень ловко меня взяли в оборот, чтобы я разрешил себе долго предаваться бездействию. Какая-то часть разума (кое-кто называет ее «автопилотом») продолжала функционировать вопреки расслабляющему воздействию депрессии. И хотя я помню дальнейшие свои действия на квартире Арутюнова довольно смутно, делал я, кажется, все правильно: снял куртку, рубаху, в ванной комнате промыл рану на плече, затем отыскал где-то бинт и перевязал сам себя, помогая зубами затягивать узлы, потом долго отмывал с помощью подвернувшейся щетки кровавые пятна на куртке, джинсах, ботинках. Дождался, когда они более-менее просохнут, удостоверился, что ничего своего в квартире не оставил, вышел на лестничную площадку и захлопнул дверь.

Помню, шагнул из подъезда все в том же состоянии тяжеловесной отстраненности и увидел такое, что моментально, как при смене кадров от черно-белого к цветному, вернуло меня к нормальному восприятию реальности.

Впрочем, точнее будет сказать: что НЕ УВИДЕЛ. А не увидел я своих топтунов из ГБ, и потому сразу почуял опасность. В самом деле, нет ничего более отрезвляющего, чем это чувство непосредственной опасности. Факт, для меня не требующий доказательств.

ОНИ НАХОДЯТСЯ НА ЗАДНЕМ ДВОРЕ.

ОНИ ТАМ, НА ЗАДНЕМ ДВОРЕ…

Интересно, а чем они там могут заниматься? Или уже сообразили, что произошло между мной и Юрой Арутюновым? Хотя откуда? Или…

Я вернулся в подъезд, направляясь к «черному» ходу и под лестницей, в самом темном углу отыскал обоих.

Они лежали рядком на загаженном бетоне, не подавая признаков жизни. Я присел на корточки, пытаясь вблизи рассмотреть их, понять, что произошло.

Тут задвигался бородатый. Он лежал с краю, и до меня донесся прерывистый вздох. Потом бородатый попробовал поднять руку, но сил не хватило удержать, и она бессильно упала. Он громко и часто задышал.

— Эй, — позвал я. — Что с вами? Вам помочь?

Бородатый затих, потом спросил слабым прерывающимся голосом:

— Это ты… Орлов?

— Да, — я подсел ближе, напрягая зрение в подлестничном мраке, потом вспомнил, полез в карман и зажег спичку.

В отсветах ее неверного пламени, прежде чем спичка догорела до конца, я успел разглядеть подробности. Вельветовый был мертв — определенно. На подобное я в свое время насмотрелся: его убили выстрелом в затылок. Бородатому повезло больше: дырка в животе, дырка в плече, на щеке длинная царапина — по сравнению с вельветовым легко отделался. Взгляд бородатого казался мутным, лицо перекошено от сильной боли.

— Орлов… позвони… вызови… кого-нибудь… — голос бородатого срывался.

— Кто вас так?

— Позвони…

— Герострат?

— Дурак… ты не понимаешь… Герострат — ноль… другие… позвони… Орлов…

— Номер телефона?

Бородатый ответить не успел, потерял сознание.

Пора сматываться, понял я. Если меня здесь застанут над двумя телами, да еще Юра наверху…

Пора сматываться.

Я вышел через «черный» ход, пересек задний двор, нырнул мимо мусорных баков под арку и только там набрал на радиотелефоне «02»:

— Милиция? Срочно пришлите кого-нибудь на Приморский проспект, дом четырнадцать, третий подъезд. Под лестницей два тяжелораненых человека.

— Кто говорит?

— Неважно, — я отключил радиотелефон, спрятал его в карман, при этом взглянул на часы: 16.06.

Время поджимает. Вперед!


Глава тридцатая | Операция «Герострат» | Глава тридцать вторая