home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тридцать седьмая

Все-таки вырубил он меня неумело. То ли неверно рассчитал силу удара, то ли просто переоценил возможности рукоятки своего макарова. Сразу видно, что из штабных стратегов. Так или иначе, а через минуту я прочухался, но вида, конечно, не подал. Требовалось сначала оценить обстановку: кто где стоит, кто чем занят.

Падая, я опрокинул стол с телефоном и натюрмортом. Коньяк, естественно, разлился по всему полу, и трикотаж моментально им пропитался. Веселенькое дело — заявиться под утро домой, распространяя вокруг себя известные ароматы. Что подумает мама?! Хотя сейчас это не важно, сейчас для меня важно сосредоточиться.

Капитан «шуршал» справа: звенел осколками, отволакивал в сторону столик. Один из генералов — уж не знаю кто — вполголоса матерился. Видно, все-таки напугал я их. И напугал здорово.

— Да перестаньте вы, Владимир Миронович, — оборвал его Проскурин. — Нужно решать, что с этим наглецом делать.

Интересно, у кого из них автомат?

— Что делать, что делать, — отозвался матерившийся. — Придавить суку и дело с концом.

Знакомые разговорчики, ох знакомые!

— Легко сказать, — снова Проскурин. — А если мы уже под колпаком? А он — подсадной.

— Да е… ть я хотел всех сраных гэбешников. Что они нам теперь могут сделать? Они же теперь Ф-С-К, — аббревиатуру Владимир Миронович воспроизвел с особым презрением.

Они вдруг замолчали. И Проскурин после небольшой паузы спросил:

— Что это у него за узел под мышкой?

Медлить больше было нельзя. Я оттолкнулся руками (в ладонь тут же впился зазубренный осколок) и вслепую лягнул возившегося рядом капитана. Тот покатился вместе со столиком. И еще в этом прыжке я выхватил из узла пистолет и выпустил очередь в том расчете, чтобы она прошла над головами генералов. Раздался дребезг разлетающихся оконных стекол.

После этого я чуть приоткрыл один глаз.

Генералы лежали вповалку. Осколков на полу заметно прибавилось. Прямо взрыв в мастерской стеклодува. В углу под выключенным цветным телевизором тяжело ворочался поверженный капитан. Я шагнул к нему и наступил на ищущие пистолет пальцы.

— Где у вас книга жалоб и предложений? — поинтересовался я со смешком, когда капитан взвыл от боли.

Проскурин поднял голову. Я заметил, что у него под рукой лежит автомат и для острастки выстрелил одиночным в его сторону. Пуля вжикнула и застряла в обивке под дерево, проделав там изрядное отверстие. Проскурин уткнулся носом в пол. Крики на веранде возобновились. Истерики в них поприбавилось. Хотя женщины у генерала-полковника подобрались благоразумные: ни одна пока еще не рискнула появиться в поле моего зрения. Как бы там не оклемался наш решительный прапорщик.

Я надавил на пальцы капитана посильнее и чуть повернул каблук. Хоть я и не садист, но, сознаюсь, получил некоторое удовольствие, слушая, как он завывает. В конце концов, и ты, штабист, принимал участие в веселенькой травле Бориса Орлова. Конечно, вина твоя не доказана, и, скорее всего, мала, как маковое зерно, но и наказание не столь велико, как можно подумать, слушая твои вопли: походишь недельку с забинтованной рукой, а там смотришь — и орден дадут. За храбрость.

Я убрал наконец ногу, поднял макаров. Засунул его за пояс. Потом, осторожно ступая, приблизился к генеральской свалке. Мечта двух незабываемых кошмарных лет — увидеть подобное зрелище.

— Передайте мне, пожалуйста, автомат, товарищ Проскурин, — попросил я мягко. — Одной рукой и прикладом вперед, если вас не затруднит.

Проскурин послушно исполнил мое распоряжение. Довелось хоть на минуту почувствовать себя маршалом.

Я получил автомат и сразу стал этаким вооруженным до зубов советским коммандо в тренировочном костюме, пропитанный коньяком и с кровоточащими ладонями. Но времени любоваться собой у меня не оставалось.

— Мальчишка, — прохрипел генерал-полковник. — Тебе все равно не успеть.

Я пожал плечами.

— Может быть, и не успею. Кстати, чуть не забыл спросить: вы автомобиль водить умеете?


Глава тридцать шестая | Операция «Герострат» | Глава тридцать восьмая