home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1 глава

Трое людей с мрачными лицами придерживали дверцу экипажа, откуда доносились сдавленные вопли. Наконец, один из них не выдержал и спросил:

— Все, что ли?

Из экипажа донеслось не менее оптимистичное хмыканье, и сдавленный голос произнес:

— Поехали, ради всего святого.

Низенький полный мужчина метнулся к козлам впопыхах, остальные двое устроились на запятках, почти одновременно вздохнув при этом и переглянувшись. Экипаж тронулся.

Переведя дух, один из мужчин позади, молодой, с едва пробившимися усиками спросил:

— Странно все это. У меня появилась мысль, что мы, возможно, ошиблись. Майк, ты уверен, что это именно та, кто нам нужен?

— Уверен, — отозвался другой, более взрослый, — какие могут быть сомнения? Мы ведь спросили, как ее зовут. Ведь так?

— О да, — с тяжелым вздохом отозвался тот, видимо, совершенно придавленный воспоминаниями, — спросили.

— В таком случае, что тебя беспокоит?

— Уж больно она… хм… ну, это самое… сам знаешь.

— Что? — приподнял брови Майк.

Паренек почесал в затылке.

— По лбу меня треснула. Ну, не мегера ли?

— Не надо было так крепко ее хватать.

— Но она же сбежать хотела.

Майк ничего на это не сказал, хотя был полностью согласен с определением ценного груза, который они везли. Этому сильно способствовали синяки, которые он приобрел в процессе поимки.

— Зачем она ему, а? — не сдавал позиций паренек.

— Послушай, Терри, отстань, ладно? — отмахнулся собеседник, — откуда мне это знать? Думаешь, он мне сказал?

— Понятно, — покрутил головой Терри, ничего не понимая.

Ехать им пришлось достаточно долго. Терри поудобнее ухватился за поручень другой рукой. Майк переступил с ноги на ногу. В довесок к тому, что подобное положение было неудобным, они еще и тяготились тем, что им пришлось пережить. Оба были послушными и преданными слугами, никогда не обсуждавшими приказов хозяев, но в данном случае было что-то не так. До сих пор их не использовали для поимки человека. Именно это и казалось им неправильным. Но ни одни из них не произносил этого вслух.

Время от времени они прислушивались, но никаких звуков из экипажа не доносилось. Было тихо. Хотя вероятнее всего, эти звуки были слишком слабы, чтобы их могли услышать снаружи.

Когда Терри в десятый раз сменил руку и уже изнывал от неподвижности, впереди показались знакомые окрестности. Он сразу воспрянул духом и неудобства, им испытываемые стали казаться мелочью. В самом деле, какой это пустяк по сравнению с тем, что уже через несколько минут они будут на месте!

Наконец экипаж остановился. Майк и Терри спрыгнули на землю, разминая ноги от долгой неподвижности. А потом покосились на дверцу. Переглянулись. Никто их них не спешил сдвигаться с места.

— Ну, что? — негромко спросил Майк.

Терри в ответ лишь пожал плечами. Но тут спустившийся с козел кучер подошел ближе и неуверенно мотнул головой в сторону дверцы.

— Ну как? — тихо спросил он.

— Сейчас узнаем, — принял решение Майк.

Он шагнул вперед и осторожно заглянул вовнутрь.

— Как ты здесь, Грэм? Все в порядке?

— Почти, — оптимистично отозвался Грэм, выглядывая наружу и выставляя на обозрение всему свету огромный синяк под глазом, — помогите-ка мне.

— Угу.

Вчетвером они вынесли из экипажа некий продолговатый сверток, который иногда шевелился, и осторожно понесли его к дверям. Терри шел последним, оглядываясь по сторонам. Он придерживал руками край свертка, стараясь касаться его как можно осторожнее, так как знал по опыту, чем это может закончиться.

В результате этого парень споткнулся и едва не упал. Майк, идущий впереди обернулся и с раздражением произнес:

— Не глазей по сторонам, Терри, сделай милость. Нашел время.

— Да я…

— Все, пришли, — прервал их Грэм, — постучи, Билл.

Билл кивнул и уже занес, было, руку, чтобы стукнуть в дверь кулаком, но тут она сама внезапно распахнулась. Перед слугами показался высокий, хорошо сложенный мужчина лет тридцати. Он был элегантно одет, черные как смоль волосы аккуратно уложены, а карие глаза вспыхивали живым блеском. Его очень приятное, располагающее и симпатичное лицо внезапно стало безгранично изумленным.

— Привез…, - стоявший на пороге осекся, — это еще что такое?

Его брови стремительно поползли вверх. Он некоторое время смотрел на шевелящийся сверток так, словно перед ним было нечто убийственное. Потом моргнул и взглянул на пришедших.

— Какого черта? — осведомился он, отступая назад, — что это? Вы что, с ума посходили?

— Нет, сэр, — с готовностью отозвался Билл, стоявший первым и оттого немного смущенный, ему вовсе не хотелось, чтобы все шишки валились на него, — мы просто предприняли меры предосторожности, сэр.

— О господи! — вырвалось у мужчины, — «меры предосторожности»! Болваны. Идиоты!

— О, если бы вы знали, сэр, — с чувством добавил Грэм, красноречиво притрагиваясь к глазу, — у нас просто не было другого выхода. Иначе шум привлек бы внимание.

— Какой шум? — раздраженно переспросил тот, нахмурившись, — вы подняли шум?

— О нет, сэр, — помотал головой Билл, — не мы, сэр.

Переварив эту новость, мужчина посторонился, давая им пройти. Он пристально наблюдал за тем, как слуги вносят в дом сверток, молча, так как все вышесказанное начало его беспокоить не на шутку.

— Наверх, — спохватившись, велел он, — там приготовлена комната.

Майк кивнул и подтолкнул в спину замешкавшегося Грэма.

— Шевелись.

Довольно споро они затащили сверток по лестнице наверх, благодаря бога, что за этим не наблюдали все остальные слуги. Им и без того было достаточно неприятностей.

Хозяин дома вошел в небольшую комнатку, проследив, как сверток со всеми предосторожностями уложили на диван. После чего слуги дружно отступили на пару шагов назад.

— Развяжите немедленно, — велел мужчина.

— О, сэр! — воскликнул Грэм, — это может быть небезопасно.

— Что за чушь! Вас здесь четверо. Развяжите, кому сказал!

Прерывисто вздохнув, Майк шагнул вперед и склонился над узлами. Они были затянуты слишком туго, и ему пришлось повозиться, проклиная в душе Грэма, которому взбрело в голову так их затягивать. Наконец, веревка была распутана. Помедлив, Майк тихонько откинул край плотной ткани.

— Э-э-э, — протянул он неуверенно, — мисс, вы можете…

Он не договорил. В следующее мгновение ткань взметнулась вверх и тут же отлетела в сторону, накрыв с головой не успевшего отстраниться Терри. Парень испуганно вскрикнул.

А на диване уже сидела, распрямившись, словно сжатая пружина, невысокая хрупкая девушка в помятом платье и всклокоченными волосами. Ее светло-голубые глаза горели от ярости. Одним движением она сорвала со рта повязку и скомкала ее в кулаке. Она окинула аудиторию столь свирепым взглядом, что наиболее впечатлительные поежились, а остальные безмерно удивились.

— Вы за это поплатитесь, — прошипела она словно рассерженная кошка, — ох я даже не представляю, что с вами сделают за это. Негодяи, — девушка вскочила на ноги.

— Мисс, — Майк предостерегающе поднял руку, — успокойтесь. Не надо…

Он не договорил. Девушка отреагировала быстро. Она с такой силой пихнула его в грудь, что он, не удержавшись на ногах, рухнул на пол с таким грохотом, что создалось впечатление, будто упало поваленное бурей дерево.

— Господи помилуй, — сдавленно прошептал Терри, наконец, освободившись от ткани.

Парень не успел договорить эту короткую фразу, как девушка уже метнулась к двери с похвальной скоростью, еще раз продемонстрировав всем наличие превосходной реакции.

Все произошло столь стремительно, что хозяин дома не успел даже раскрыть рот. Он только смотрел и терялся в догадках, что происходит. Уж не снится ли ему все это?

— Держите ее! — неожиданно прорезавшимся фальцетом вскричал Грэм, — сбежит ведь! Очнись, Билли!

Билли стоял у самого выхода, замерев словно статуя. Он не подумал задержать девушку или помешать ей скрыться. Напротив, создавалось впечатление, что он был безмерно рад происходящему. Главным образом, тому, что его некто не трогал.

Грэм и Терри кинулись вслед за девушкой и столкнулись в дверях, крепко стукнувшись головами. Первым опомнился Терри. Он со всех ног кинулся за сбежавшей, громко топая. Грэм ухватил Билла за руку и подтолкнул к выходу.

— Вперед!

Майк поднялся с пола, тряся головой и покачиваясь на ногах. Падение ошеломило его, но не настолько, чтобы позабыть о своем долге. Поэтому он не совсем ровными шагами последовал за остальными.

Мужчина, оставшись стоять посреди комнаты наподобие памятника, несколько раз моргнул, пытаясь прийти в себя. Потом выдохнул воздух из легких, обнаружив, что на протяжение этой потрясающей сцены так и не додумался этого сделать.

— Я поймал ее! — послышался торжествующий вопль Грэма, — что, попались? Стойте, мисс, стойте! Да ловите же ее!

Внизу нарастали шум и крики. Кричали главным образом слуги, девушка до сих пор не издавала ни единого звука. Покачав головой, мужчина придвинул к себе стул и сел, дожидаясь окончания представления.

Наконец, четверо слуг заволокли девушку наверх, причем было заметно, каких усилий им это стоило. Она упиралась изо всех сил, по пути цепляясь за все, до чего могла дотянуться, а главное, не стеснялась брыкаться, махать руками и орудовать острыми локтями.

Красный и взъерошенный Грэм поспешно запер дверь, а ключ сунул себе в карман. Остальные шумно перевели дух и разжали руки.

— Успокойтесь, мисс Гарднер, — спокойно сказал мужчина, — я уверен, что когда вы меня выслушаете, то будете воспринимать случившееся более мирно.

— Да ну? — отозвалась мисс Гарднер со злобной гримасой.

— Присаживайтесь, — широким жестом пригласил ее хозяин дома.

— Я не собираюсь здесь сидеть, — отрезала девушка, — я требую, чтобы вы немедленно отвезли меня назад, на то самое место, откуда взяли. Ясно?

— Но вы можете немного посидеть, чтобы выслушать то, что я собираюсь вам сказать, мисс Гарднер?

— Меня совершенно не интересует, что вы собираетесь мне сказать.

Было заметно, что сидеть мисс Гарднер не собиралась. Напротив, она отошла к окну и осторожно покосилась на него, оценивая, заперто оно или нет.

— Присядьте, мисс Гарднер, — в третий раз сказал хозяин дома, — я не могу сидеть, если вы стоите.

— А мне все равно, — заявила она, — вот так.

Грэм шагнул было к ней, но заметив предостерегающий жест мужчины, отступил назад. Помедлив, хозяин встал.

— Мне жаль, что так случилось, мисс Гарднер. Я не думал, что мои люди поведут себя столь грубо по отношению к вам.

Мисс Гарднер повернулась к нему и приподняла красиво очерченные брови.

— Вы хотите сказать, что ваши люди похитили меня без вашего ведома?

— Нет, но…

— Нет! Ну конечно нет! Так я и думала! Интересные дела творятся на этом острове! Хватаете беззащитную девушку, запихиваете в отвратительный мешок и везете куда-то против ее воли! Это неслыханно!

Майк при словах «беззащитная девушка» поперхнулся и кашлянул.

— Кто вы такой? — воинственно спросила мисс Гарднер таким тоном, словно являлась хозяйкой положения и словно это не ее приволокли сюда, а наоборот.

— Мэттью Беннет, — машинально отозвался мужчина и тут же вспомнил, как на самом деле обстоят дела, — мисс Гарднер, я…

— Я хочу знать, почему ваши люди похитили меня среди бела дня и привезли сюда, — продолжала девушка, невзирая на его попытку направить разговор в другое русло, — кто вам дал право так поступать со мной? Да вы знаете, кто я такая?

— Знаю, — кивнул мистер Беннет, — вы — мисс Гарднер, дочь генерала Гарднера, недавно возвратившегося из Индии.

— В таком случае, вы должны знать, чем вам это грозит. Мой папа этого так не оставит. Вы за это поплатитесь.

Он кивнул головой, выслушав ее и, наконец, сумел перехватить инициативу.

— Мне понятен ваш гнев, мисс Гарднер. И поверьте, у меня нет привычки так поступать с девушками.

— Ох, неужели? — презрительно фыркнула она, — кого вы хотите обмануть? Можете мне этого не рассказывать. Вы — негодяй, а негодяи способны на все.

Грэм сокрушенно покачал головой. Ему давно хотелось сказать хозяину, что с мисс Гарднер бесполезно разговаривать. Он уже сумел составить о ней свое мнение. Но еще лучше он понимал, что его совета никто не спрашивает.

Тем временем Беннет окинул слуг задумчивым взглядом и, наверное, сообразил, как все это нелепо выглядит. Хотя раньше это не казалось лишним, но теперь все изменилось. Мисс Гарднер успокоилась и пришла в себя. И четверо охранников теперь были излишней роскошью.

— Ступайте за дверь, — приказал он им, — когда вы мне понадобитесь, я позову вас.

Слуги переглянулись между собой, промолчали и попятились к двери. Особенно старался Терри, обходя хозяйскую гостью широкой дугой. Грэм, уходивший последним, задержался у двери, обернулся и сказал:

— Сэр, я…

— Ступай, — железным голосом оборвал его Беннет.

Между тем мисс Гарднер, не теряя времени даром, осматривала комнату. Она отметила ее сравнительно небольшие размеры, крепкую дверь и единственное окно, которое было забрано фигурной решеткой, предназначенной скорее для красоты, чем для чего другого. Но для девушки это было только лишним камнем на чаше весов. Она крепко стиснула кулаки и скрипнула зубами. Но даже такие гримасы совершенно не портили ее. Девушка была потрясающе хороша собой. Яркие голубые глаза, выгодно контрастировавшие с темными вьющимися волосами, правильные черты лица, небольшой, аккуратный носик, твердый, упрямый подбородок и капризные губы. Выразительные брови вразлет умели весьма очаровательно хмуриться.

Как уже было замечено, прекрасная Аннабэл Гарднер была генеральской дочерью, что наложило определенный отпечаток на ее характер. Она с детства могла наблюдать, как отец командует и распекает солдат, и ее наблюдения не пропали даром. Аннабэл Гарднер с успехом овладела этой наукой, да так прилежно, что вполне могла перещеголять отца в этом умении. В полку, которым командовал генерал Гарднер не без основания считали, что неисполнение приказов генерала — это еще полбеды, а вот если кто-нибудь из них хоть раз не послушается его дочь, то пиши пропало.

Но и без этого характер мисс Гарднер был далеко не сахарным. Об этом с успехом говорил ее твердый подбородок, прозрачно намекая на ее потрясающее упрямство, капризность и общую вздорность нрава. Спорить с ней опасался даже сам генерал, поскольку в этих спорах он неизменно проигрывал с самым разгромным счетом. Но лучше всего о характере Аннабэл говорило ее детское прозвище, которое прилипло к ней намертво. По имени ее давно не называли не только родственники, но и знакомые, посчитав, что если имя отражает ее ангельскую внешность, то прозвище метко указывает на ее нрав. А любящий папочка даже заказал изящный браслетик с впечатляющей гравировкой. «Бэнши» — вот, что там было выгравировано. Так девушку называла даже любящая и балующая ее бабушка.

Когда за слугами закрылась дверь, Беннет обернулся к девушке:

— Итак, мисс Гарднер, вы готовы меня выслушать?

Судя по всему, она была не готова и к тому же просто не слышала того, что он ей сказал. Аннабэл уже была у окна, пробуя на прочность решетку и находя, что та весьма хлипкая.

— Сядьте, мисс Гарднер, — велел ей хозяин, — мне нужно поговорить с вами.

— Именно для этого вы меня и похитили, — хмыкнула девушка, — для того, чтобы поговорить. Ясно.

— Уверяю вас, ваше путешествие было бы куда более приятным, если бы вы не сопротивлялись.

— Не сомневаюсь в этом. Немедленно выпустите меня отсюда. Живо!

— Очень хотел бы этого, но не могу. Я должен вас охранять.

— Что? Охранять меня? — Аннабэл вытаращила глаза, — от кого, позвольте спросить?

— Наверное, я не так выразился.

— Наверное, — согласилась она, скорчив гримасу, — ну надо же, охранять меня! Какой интересный способ. Вы сами его придумали?

— Нет, — уже куда более сердито отозвался Беннет, чувствуя накатывающее на него раздражение, — я уже говорил вам, мисс Гарднер, что это не моя идея. Я всего лишь выполняю приказ, данный мне.

— Помилуйте! Сочинять нужно более правдоподобно. Кто может отдавать вам приказы? Потусторонние голоса?

— Оставьте сарказм, мисс Гарднер. Этот человек имеет право мне приказывать. Он занимает очень высокое положение в обществе.

— И этот человек приказал вам меня похитить? Вы в своем уме? Я никогда в такое не поверю. Приличные люди не могут додуматься до столь низменных и вульгарных приказов. Как его имя?

— Узнаете… в свое время.

Беннет произнес это с тайным злорадством, так как намек дерзкой мисс Гарднер принес свои плоды и задел его сильнее, чем он того хотел. Он уже не считал излишним меры предосторожности, которые предприняли его слуги. Напротив, эти меры были именно такими, какими и должны быть.

— В какое такое время? — возмутилась Аннабэл, — это возмутительно! Я приличная девушка и никто, даже высокопоставленные особы не имеют права так со мной обращаться. И если бы у вас была хоть капля совести, вы бы давно выпустили меня отсюда.

— Я бы не только выпустил вас отсюда, если бы у меня была капля совести, — стиснул зубы Беннет, — я бы еще и довез вас до дому и сдал из рук в руки вашему папочке. С искренними выражениями соболезнования. Поскольку мне его жаль.

— Неужели? — отозвалась Аннабэл не менее злобно, — так сделайте это! Или вы боитесь ослушаться приказа? Ну конечно, в этом все дело. Вы просто жалкий трус.

— Мисс Гарднер, не смейте так со мной разговаривать.

— И что тогда будет, интересно? Вы меня не запугаете, мистер Беннет. Вы можете говорить все, что угодно, но я-то знаю, кто вы на самом деле. Подлый негодяй и гнусный прихлебатель.

— Отлично, — Беннет вышел из себя, — только учтите, мисс Гарднер, что вам никогда не выйти отсюда. И можете быть уверены, что я исполню приказ в точности.

— О да, — отозвалась она с непередаваемой интонацией, — я знаю.

Хозяин дома с угрожающим видом сделал несколько шагов по направлению к девушке. Впрочем, он не хотел делать ничего плохого, только немного припугнуть ее, чтобы она прекратила столь вызывающе и оскорбительно с ним беседовать. Но мисс Гарднер поняла его по-своему. Она схватила со стола вазу и размахнулась. Ее глаза без слов говорили о том, что она пустит это оружие в ход, и причем немедленно. Хотя после Беннет не находил оправданий своему поспешному и позорному бегству. И если бы Аннабэл была не так зла, она бы могла повеселиться, наблюдая, как он проявляет такую прыть, свойственную лишь зайцу. В два прыжка Беннет оказался у двери и успел ее захлопнуть за собой прежде, чем пущенная меткой рукой ваза просвистела в воздухе и с грохотом ударилась о доски, отлетела назад и, упав на пол, со звоном разлетелась на множество осколков.

— Думаю, вам нужно немного остыть, мисс Гарднер, — пробормотал себе под нос Беннет, переводя дух и в глубине души радуясь, что проявил такую прыть.

Он не стал дожидаться, что девушка скажет на это и отправился вниз по лестнице.

Аннабэл оказалась у двери прежде, чем ваза успела коснуться пола и рванула ее на себя за ручку. Но тщетно. Дверь оказалась заперта. Стукнув в нее ногой в бессильной ярости, девушка оглянулась. Она не рассматривала обстановку комнаты, во всяком случае с эстетической точки зрения. Ее интересовало лишь одно: предметы, которые могут помочь ей отсюда выбраться. Дверь была заперта, а стало быть, открыть ее не представлялось возможным. Окно забрано решеткой, правда, решетка ненадежна. Интересно, можно ли ее как-нибудь открыть?

Подойдя к окну, Аннабэл подняла раму и как следует потрясла решетку, отмечая, что хоть она и ходит из стороны в сторону, но все-таки держится прочнее, чем ей хотелось бы. Одними руками тут ничего не сделаешь. К тому же, ее слабых сил явно недостаточно для такого дела. И тут в голову девушке пришла другая мысль. Ведь окно открыто, пусть вылезти из него нельзя, но можно покричать и позвать на помощь, поскольку звуков решетка не задерживает. Ее может кто-нибудь услышать. Глупые похитители этого не предусмотрели. Так им и надо. А ей на то и голова дана, чтобы думать и отыскивать лазейки. И она их отыщет, можете не сомневаться. Она не будет бесцельно сидеть здесь и покорно ждать своей участи, нет. Не дождетесь.

Она наклонилась к окну, приблизившись к решетке вплотную и закричала во всю мощь легких:

— Помогите! Спасите! Кто-нибудь меня слышит? Меня похитили! Помоги-и-ии-те-е!!!

Она кричала добрых пять минут, до тех пор, пока под окном не появился Грэм и задрав голову вверх не сказал, пряча усмешку:

— Бесцельная затея, мисс. Здесь на много миль нет жилья. Вряд ли вас кто-нибудь услышит.

— Убирайтесь отсюда и не смейте мне мешать, — раздраженно велела ему девушка, махнув рукой, — помогите!

Грэм пожал плечами и удалился. Что ж, если у мисс возникла идея немного поразвлечься, он ей мешать не собирается. Конечно, идея очень странная, но некоторым девушкам в голову и не такое приходит.

Спустя минуту Аннабэл и сама поняла бесполезность своих попыток. Конечно, этот слуга прав. Стали бы они так равнодушно относиться к ее крикам, если бы здесь кто-то был. А стало быть, ни к чему срывать голос. Девушка с грохотом захлопнула окно и села на стул.

Не такие уж они и глупцы. Во всяком случае, это они явно продумали. Значит, ей придется поломать голову. Но для начала нужно обдумать полученную от этого негодного похитителя информацию. Что он там ей говорил? Что какое-то высокопоставленное лицо велело ему похитить девушку из приличной семьи, в данном случае ее, Аннабэл. Возникает вопрос: зачем? Девушка думала несколько минут, пока перед ней не возникло несколько вариантов. Первый и самый вероятный. Этот неизвестный воспылал к ней страстью и не нашел ничего умнее, как похитить ее, считая, что это очень способствует убеждению и возникновению взаимной симпатии. Для того, чтобы так думать, следовало быть полным идиотом, но кто сказал, что этот тип очень умный? Либо он полный дурак, либо он совершенно незнаком с характером Аннабэл и ее привычками. Но это только один вариант. Есть и другие. Что, если ее похитили для того, чтобы использовать как средство давления на ее отца? Для шантажа? Над этой идеей Аннабэл думала куда дольше, но так и не додумалась, что именно хотел добиться от генерала Гарднера этот неизвестный. Конечно, ее отец имел большой чин, но от политики он был дальше, чем это было возможно, и не обладал никаким особенными секретами. Вот, разве что, его хотели склонить к какому-нибудь делу, на которое он не соглашался. Третий вариант еще проще. Ее похитили для того, чтобы требовать выкуп. Очень разумная идея, но разве такими делами занимаются высокопоставленные особы? Кажется, нет. Хотя, почему она решила, что этот противный тип сказал ей правду? Что, если он ей просто солгал? И что, если он вовсе не Мэттью Беннет или как его там? Что, если это только прикрытие? С другой стороны, он имеет достаточный вес и уровень жизни, чтобы иметь нескольких слуг и собственное поместье. Но это еще не говорит о том, что он обязательно приличный человек.

Аннабэл долго размышляла на всеми тремя вариантами и ни один из них не казался привлекательным. В самом факте похищения нет ничего приятного, для чего бы ее не похитили. И все сводится к одному: ей нужно как можно скорее покинуть это место, используя для этого любые средства. А стало быть, главный вопрос не в том, чтобы догадаться для чего ее похитили, а другой. Каким образом ей отсюда выбраться.

Аннабэл поднялась со стула и еще раз внимательно осмотрела комнату. Сейчас она успела отметить, что обставлена она была удобно и вполне прилично, но без особых изысков. Ничего лишнего тут не было. Кровать, стол, несколько стульев, большой шкаф и зеркало. На полу лежал ковер.

Сделав несколько шагов по комнате, Аннабэл приглядывалась к предметам, но ничего особенного не заметила. Она и сама не знала, что ищет. Точнее говоря, ничего определенного в ее голове не было. Она только хотела найти то, что хоть как-то могло бы ей помочь в достижении цели.

Но ничего подобного девушка не обнаружила. Она задержалась у большого зеркала, вделанного в стену. Ее привлекла собственная внешность, далекая от совершенства. Она только теперь заметила, как она выглядит после пары часов, проведенных замотанной в плотную ткань и с кляпом во рту. Минут двадцать Аннабэл пыталась разгладить платье и привести в порядок волосы. В конце концов, она еще раз осмотрела себя и осталась довольна полученным результатом. Во всяком случае, она сделала все, что могла.

Впрочем, ее радость длилась недолго. На Аннабэл снова накатила злость. Негодяи и мерзавцы! Они ее похитили! Четверо слуг тащили ее связанную с завязанным ртом, а пятый холуй с высокомерным видом говорил ей гадости! И она должна такое терпеть? Больше всего Аннабэл злило именно это, что она не могла отплатить им той же монетой. Что она должна сносить все это с покорностью и безропотностью, словно какая-нибудь овечка или новорожденный ягненок. Ну нет уж, такого им не дождаться. Она им еще покажет! Она им устроит. Они пожалеют, что на свет родились, или хотя бы о том, что у них вообще когда-то поднялась рука похитить именно Аннабэл, а не кого-нибудь другого. В другой раз они будут более внимательно выбирать очередную жертву.

Посидев так минут двадцать и распалив себя до невозможности, Аннабэл вскочила на ноги и кинулась к двери. Она, конечно, не тешила себя надеждой, что дверь окажется открытой, либо что ее выпустят отсюда по первому ее требованию. Но как насчет того, чтобы немного попортить им нервы? Это всегда приятно.

Аннабэл заколотила в дверь сначала кулаками, а потом, развернувшись спиной, стала методично пинать ее. Это пришлось ей куда больше по душе, так как грохот от ударов был не в пример громче.

Наконец, спустя несколько минут на лестнице послышались торопливые шаги, и мужской голос спросил:

— Что случилось, мисс Гарднер?

— Вы хотите уморить меня голодом? — осведомилась девушка, пнув несчастную дверь еще пару раз, — вы для этого меня похитили?

— Конечно, нет, мисс, — на сей раз в голосе прозвучало удивление, — ни в коем случае. Погодите немного, минут через пятнадцать — двадцать вам принесут обед в комнату.

— Если бы я вам об этом не сказала, вы бы и не почесались, — злобно прошипела Аннабэл, — у-у, негодяи. Как я вас ненавижу.

Майк, а это был именно он, только покачал головой и отправился вниз к Беннету, сообщить ему о требовании похищенной. Тот выслушал его молча, а потом заметил:

— Ты собираешься сообщать мне обо всем, что она скажет?

— Нет, сэр, но…

— Ради Бога, если мисс хочет есть, накорми ее и дело с концом.

— Да, но для этого придется открыть дверь, сэр.

— И что?

Майк шумно вздохнул.

— Можете применять любые меры безопасности, — Беннет махнул рукой и удалился.

Слуга кивнул ему вслед, хотя понимал, что этого все равно никто не видит и отправился за Грэмом. Один входить в комнату мисс Гарднер он не собирался. И не потому, что девушка за столь короткое время сумела запугать его до потери пульса. Просто он не хотел, чтобы она воспользовалась столь блестящей возможностью и не сбежала. От нее всего можно ожидать.

Грэм внес свои коррективы и в результате, в комнату мисс Гарднер они отправились втроем, прихватив с собой еще и Терри. Первым шел Грэм с воинственным видом, так как полученный синяк под глазом не способствовал его благодушию, за ним осторожно ступал Майк с подносом в руках. Процессию замыкал Терри, в любую секунду готовый дать стрекача.

Достав из кармана ключ, Грэм осторожно отпер замок и открыл дверь, ступая очень осторожно и в первую очередь оглядевшись в поисках девушки. Но эти меры предосторожности оказались лишними. Аннабэл сидела за столом. Подняв голову, она увидела внушительную процессию, некоторое время оценивающе смотрела на слуг, а потом фыркнула.

— Всего трое? — съязвила она, — а почему так мало?

— Следи за дверью, — тихо прошипел Майк Терри, а сам направился к столу.

Аннабэл пренебрежительно окинула взглядом принесенную еду. Она, конечно, немного проголодалась, но на самом деле имела другую цель. И сейчас открытая дверь привлекала ее больше, чем холодное мясо. Поэтому она вскочила и ловко увернувшись от преградившего ей дорогу Грэма, метнулась к двери. Терри заслонил проход собственной спиной, но как только девушка приблизилась к нему на расстояние пары шагов, поспешно отступил в сторону.

— Болван! — прокричал ему Грэм, кидаясь за Аннабэл, — Майк, брось жратву, лови эту стерву!

Майк уже поставил поднос на стол, но выполнить сказанное не успел. На лестнице раздался громкий крик. Даже не крик — вопль, от которого просто кровь в жилах стыла. Слуги выскочили в коридор и обнаружили, что Аннабэл почти удалось скрыться, если бы не вышедший на шум хозяин. Он успел ее поймать. А вопль издала разозленная Аннабэл, пытаясь высвободиться. И если на то пошло, ей это почти удалось. Слуги кинулись Беннету на помощь.

Совместными усилиями они впихнули мисс Гарднер вовнутрь, хотя это оказалось нелегким делом. Майк просто диву давался, откуда у столь хрупкой девушки столько сил для сопротивления. А главное, столько упорства. Любая другая на ее месте давно бы смирилась и теперь проливала бы потоки слез, жалуясь на злую судьбу. Но только не Аннабэл.

— Дверь, — лаконично велел Грэм, приваливаясь к ней спиной и сдерживая напор изнутри, — кто-нибудь, заприте дверь.

Майк, спохватившись, достал ключ и вставил ее в замок. Повернул дважды и облегченно вздохнул.

— Ну, я вам скажу, — Терри замотал головой, — если мы каждый раз будем так ее кормить, то меня лично надолго не хватит.

Майк нервно хихикнул.

— Веселенькая перспектива, — признал Грэм, — какая сильная. А по виду ни за что не скажешь.

— Придержите языки, — велел им Беннет и направился к лестнице.

— Сэр, — сказал ему в спину Майк, — сколько мы еще будем мучиться с этим созданием?

Тот ничего не ответил, только пожал плечами с раздражением. Проводив его взглядами, слуги переглянулись между собой.

— Я, конечно, не буду рассуждать о странности вкусов, но…, - начал Терри.

Грэм на него шикнул.

— Помолчи, умник. Вместо того, чтобы болтать тут, лучше бы дверь охранял внимательнее.

Майк тем временем приложил ухо к двери и прислушивался. Он махнул рукой остальным, чтобы они молчали. Через пять минут Грэм не выдержал и спросил:

— Ну что там?

— Тихо. Кажется, она ест.

— Ну, слава богу, — отозвался Терри, — пойдем?

Майк кивнул, и первый направился к лестнице.


Екатерина Бэйн ПОБЕГ НА СПОРНУЮ РУКУ | Побег на спорную руку | 2 глава