home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4 глава

Дверь распахнулась во всю ширь, и в комнату влетело двое. Аннабэл повернула голову на звук. Она все еще была немного бледна, но первый испуг уже прошел, на смену пришло здоровое любопытство. Девушка с интересом рассматривала нечто, лежащее перед ней на полу.

— Что, черт возьми, происходит? — рявкнул Беннет и только после этого соизволил оглядеться.

То, что предстало его глазам, не вызвало в нем удивления, разве что только еще большее раздражение. Отвратительная девчонка не теряла даром времени. Кровать была отодвинута, а размеры ее и массивность говорили о том, что это было нелегким делом даже для пары здоровых мужчин. После этого Беннет не удивился бы, если бы мисс Гарднер разобрала огромный шкаф или передвинула тяжеленный комод на другой конец комнаты.

Аннабэл не ответила на прямо поставленный вопрос, пусть и преподнесенный в несколько резкой форме. Она приподняла двумя пальцами тот предмет, который вызывал в ней интерес, и повертела его из стороны в сторону. Потом поспешно отбросила от себя, и ее лицо искривила брезгливая гримаса.

— Я, кажется, спросил…, - накалился хозяин дома.

— Я нашла скелет, — сообщила Аннабэл с некоторым удивлением в голосе, — вот уж, не ожидала.

Грэм наклонился и рассмотрел то, что лежало на полу. Это был скелет человеческой кисти, все косточки на которой можно было рассмотреть и досконально изучить при наличии желания. Слуга присвистнул.

— Она добралась до пленника Маргарэт, — хмыкнул Беннет, — что ж, мисс Гарднер, снимаю перед вами шляпу. Не каждый нашел бы это укрытие. Но только, увы, выхода на улицу там нет. Жаль, правда? — это прозвучало еще более саркастично.

— Я заметила, — сухо отозвалась девушка и, не сумев сдержать любопытства, спросила, — что за пленник Маргарэт?

Грэм пожал плечами и взглянул на хозяина вопросительно. Тот потер поцарапанную щеку и отозвался:

— Расскажи, если хочешь, — и направился к двери.

— О боже, только не говорите мне, что это одна из ваших прежних жертв, — съязвила Аннабэл ему в спину, — до чего же вы довели бедняжку.

Беннет ничего не сказал на это, хотя бы потому, что и не ожидал от нее ничего приятного. Он только поплотнее закрыл за собой дверь.

— Итак, — девушка посмотрела на Грэма, — почему у вас тут скелеты разбросаны?

— Ну, мисс, — укоризненно отозвался тот, — всего один и тот лежал в укромном месте. Никто ведь не думал, что вам взбредет в голову отодвигать кровать и поднимать тяжеленную крышку люка.

— Лучше расскажите мне про пленника Маргарэт, — прервала его инсинуации Аннабэл.

— Вообще-то, это долгая история, мисс Бэнши. Вы и в самом деле хотите ее послушать?

— В самом деле, — подтвердила она, — иначе и не просила бы.

— Хорошо, мисс, — согласился Грэм, — только сперва нужно убрать это, вы не находите?

И слуга кивком головы указал на кисть. Аннабэл согласилась и кивнула, хотя до сего момента почти позабыла о том, что эта штука лежит перед ней. Она еще раз оглядела ее и задумчиво произнесла:

— Странно как-то.

Грэм тем временем пыхтел и надрывался, пытаясь приоткрыть крышку люка. Он приноравливался и так и эдак, наконец, покачал головой, признав, что в одиночку ему такого не провернуть и покосился на Аннабэл, которая все еще сидела на ковре, пождав ноги. Покачал головой и отправился звать на помощь Терри. Вдвоем они с трудом открыли люк и бросили туда старые кости.

— Мисс Бэнши, вы открыли его одна? — с величайшим недоумением спросил Терри.

— Конечно, одна, — она пожала плечами, — полагаете, я позвала кого-то на помощь?

Парень торопливо помотал головой и посмотрел на Грэма, который в ответ пожал плечами.

— Что за странное место для скелета, — не сворачивала с намеченной темы девушка, — почему его не похоронили, как полагается?

— В этом и заключатся смысл истории, которую я собираюсь вам рассказать, мисс Бэнши, — заявил Грэм, отряхивая руки и садясь на стул, — но прежде пересядьте на диван, мисс. Не годится сидеть на полу.

Признав это, Аннабэл перебралась на диван и села, сложив руки на коленях. Терри только диву давался. Послушная Аннабэл в его представлении — все равно что теплый лед или холодный огонь. То есть, нечто невозможное.

— Это случилось триста лет назад, мисс Бэнши, — начал Грэм медленно и значительно, — тогда этот дом принадлежал лорду Хэммонду. Этот господин был мрачен и нелюдим, поэтому и выстроил жилище так далеко от людей. И слуг у него было немного, только для самых необходимых вещей. Но помимо слуг, в доме проживала также молодая жена хозяина, очень красивая женщина, что всегда вызывало удивление у его немногочисленных знакомых. Но леди Хэммонд, в отличие от супруга, отчаянно скучала в глуши и пыталась хоть как-нибудь развлечься, придумывая себе самые различные занятия. Однако, с развлечениями здесь было негусто, что она очень скоро поняла. Так что, женщина остановилась на более-менее приемлемом: чтении книг. Библиотека сэра Хэммонда была небольшой, поэтому его жена довольно скоро прочитала все имеющиеся там экземпляры. Муж сквозь пальцы смотрел на безобидное увлечение супруги, хотя, если сказать правду, он вообще редко замечал, что она делает и есть ли она вообще. Но последняя из книг библиотеки была не столь безобидна, чем ее собратья, она была полна черной магии. От скуки леди Хэммонд принялась экспериментировать с некоторыми вычитанными заклинаниями, увлеклась и достигла определенных успехов. Впрочем, до некоторых пор это занятие не привлекало ничьего внимания. Как уже было замечено, лорд Хэммонд не уделял достаточного внимания супруге и домашнему хозяйству. Он был подвержен долгим приступам ипохондрии и иногда по нескольку дней не покидал своей комнаты.

Между тем, леди Хэммонд заходила все дальше и дальше. За два года изучения она достигла поистине небывалых высот, но останавливаться на достигнутом не собиралась. Мрачный лорд раздражал ее все больше и больше, правда, следует отметить, что женщина и раньше не испытывала к нему теплых чувств. А теперь даже в те редкие минуты, когда он покидал комнату и бродил по дому подобно признаку, леди Хэммонд скрипела зубами от злости. Все чаще она начинала задумываться о том, что как было бы хорошо, если б в один прекрасный день лорд Хэммонд исчез навсегда. Но пока леди Хэммонд не решалась предпринимать никаких решительных действий. До тех пор, пока не прочитала в дьявольской книге такое, что полностью перевернуло ее представление о жизни.

Надо отметить, что женщине было около двадцати лет, когда она вышла замуж. Проведя в доме под опекой мужа долгих семь лет, она начала чувствовать, что годы стремительно уходят. Еще немного — и красота начнет блекнуть, молодость безвозвратно исчезнет, а она по сути еще и не начинала жить. И вот, во время таких безрадостных мыслей леди Хэммонд вычитала в книге, что при помощи специальных заклинаний можно вернуть уходящую молодость и более того, замедлить, а то и совсем остановить процесс старения.

Оставаться навсегда молодой — это мечта любой женщины. Какие только средства не идут на это! Используется все, лишь бы хоть немного оттянуть злосчастный момент, когда на лице появятся морщины, кожа утратит природную упругость, в глазах потухнет задорный блеск, а в волосах покажется седина. А тут перед женщиной появился реальный способ остановить этот процесс. И конечно, она и минуты не колебалась. Ее не остановили даже ужасные подробности и ингредиенты, которые требовались для получения нужного эффекта.

Для начала леди Хэммонд решила провести небольшой эксперимент. Так сказать, проверить действие заклинания, правда ли все это. Но даже для элементарной попытки нужно было проделать все то, о чем говорилось в книге. Женщине нужна была жертва. Она долго перебирала кандидатуры и остановилась на одной из служанок, которая до смерти раздражала ее своим неуместным любопытством и редкостной болтливостью.

Леди Хэммонд все продумала и сочинила вполне правдоподобную историю для того, чтобы обмануть доверчивую прислугу, и ей удалось это осуществить. Горничная поверила госпоже и сообщила всем остальным, что ее увольняют, сделала вид, что покидает дом со всеми вещами. Но поздно вечером она вернулась, спеша прямиком навстречу своей погибели.

Грэм замолчал, делая значительную паузу и наслаждаясь произведенным эффектом. Особенно постарался Терри, затаив дыхание и вытаращив глаза. Он почти не шевелился и не сводил с него взгляда. Аннабэл тоже была заинтересована, но не столь явно. Она подождала, пока Грэм соберется с мыслями и спросила:

— И что же? Что дальше?

Слуга усмехнулся.

— А дальше, леди Хэммонд совершила кровавый ритуал. У нее давно все было готово для этого, и она не производила шума, чтобы не привлекать внимания остальных. Но вмешался слепой случай. Когда женщина уже заканчивала свое черное дело, то услышала шаги за спиной и обернулась. Около нее стоял муж собственной персоной и освещал происходящее светом канделябра. На его лице застыл ужас. Леди Хэммонд сперва окаменела, не в силах пошевелиться, но очень скоро обрела решительность. Она понимала, что у нее нет другого выбора. От мужа следовало избавляться любой ценой и как можно скорее. Женщина не стала бросаться на него с ножом, так как знала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Ошеломлен лорд Хэммонд или нет, он легко справится с женой, будучи куда более сильным.

И леди нашла способ, каким образом можно навсегда заткнуть супругу рот. Она плеснула на него кровью и начала читать заклинание. Как только кровь коснулась чела лорда Хэммонда, он вышел из ступора и страшно закричал от ужаса и отвращения. Этот вопль был так громок, что его услышали в любом, даже самом удаленном уголке дома.

Но его крик слишком запоздал. Заклинание подействовало, и хозяин дома упал на пол бездыханным. Леди Хэммонд успела убрать труп, припомнив о тайнике, о котором когда-то рассказывал ей убитый супруг. Однако, сама женщина убежать не успела. Кое-какие плоды вопль мужа все-таки принес. В помещение отовсюду сбежались слуги со свечами в руках, полураздетые, но полные решимости. В первую очередь они, конечно, увидели то, что представилось их глазам: то, что осталось от несчастной глупой горничной. Леди Хэммонд от ярости и страха потеряла свою обычную выдержку. Ей показалось, что достаточно будет произнести еще одно заклинание, чтобы слуги отправились вслед за своим господином. Это ее и сгубило.

После пары фраз, произнесенных женщиной, все поняли, что перед ними самая настоящая ведьма, женщина, продавшая душу нечистой силе. И они все скопом набросились на нее, не давая ей ни договорить, ни взмахнуть рукой. Леди Хэммонд была повязана и предана в руки правосудия. Приговор был суров и однозначен. Ее сожгли на костре.

Труп лорда Хэммонда так и не обнаружили. Правда, если бы его потрудились поискать как следует, то разумеется, нашли бы. Но после случившегося ни один из слуг не задержался в этом доме больше чем на одну минуту.

А может быть, это и к лучшему. Поскольку заклинание, наложенное на лорда, было столь сильного и опасного свойства, что не только лишил жизни хозяина, но и навеки приковал его к этому месту. С тех пор по округе разнесся слух: что старые кости лорда Хэммонда нельзя ни в коем случае тревожить, иначе произойдет непоправимое несчастье.

Грэм закончил свой рассказ и удовлетворенно откинулся на спинку стула, любуясь на то, какое впечатление произвел на слушателей его рассказ.

— Какое несчастье? — уточнила Аннабэл.

— Этого никто не знает, мисс. Но не думаю, что кто-либо хотел это узнать. И я в их числе.

— Ой! — Терри зажал рот рукой, тараща на Грэма огромные глаза, — а мы его не потревожили, случаем, а, Грэм?

— Не думаю, — отозвался тот спокойно, — мы ведь не трогали его и не пытались перенести в другое место. Так что, можешь спать спокойно.

Аннабэл фыркнула.

— Какая ерунда! — воскликнула она, — признайтесь, вы все это выдумали. Откуда вы, к примеру, знали, что лорд Хэммонд вошел к своей жене именно в тот момент, когда она вершила свое черное дело? Может быть, она просто решила от него избавиться, так как он ей надоел.

Грэм улыбнулся:

— Я этого и не знаю, мисс Бэнши. Но так гласит легенда. Сами знаете, в легендах никогда не поймешь, что было на самом деле, а что придумано.

— Зато я знаю, что придумано в этой легенде, — с апломбом заявила она, — все. От начала и до конца. Уверена, что все было совсем не так.

— А как? — замирая, спросил Терри.

— Понятия не имею. Меня при этом не было. Одно неоспоримо: в этой комнате находится труп, в обществе которого я не собираюсь находиться. Как вам могло прийти в голову поселить меня в комнате, где произошло убийство?

— В жизни случается всякое, — пожал плечами слуга, — и кто может поручиться, что в других комнатах не случалось ничего подобного.

— И что, в каждой лежит по скелету? — хмыкнула девушка — какой бред!

— Не могу ручаться за это, мисс Бэнши, — Грэм сдержал смешок.

— Зато я могу ручаться за то, что не буду спать в обществе скелета, пусть и невинной жертвы. Дело от этого не меняется. Уберите его куда-нибудь.

— Но мисс Бэнши, легенда гласит, что…

— Мне все равно, что там гласит легенда! — повысила голос девушка, — но вы должны немедленно убрать эту гадость из-под моей кровати. Я не желаю, чтобы под ней лежали какие-то кости!

Терри ошеломленно покачал головой и умоляюще взглянул на Грэма. Тот сдерживал смех, но все-таки нашел в себе силы достойно возразить Аннабэл.

— Нельзя тревожить мертвых, мисс.

— Здесь не кладбище, — отрезала она, — в любом другом месте они могут лежать сколько угодно. А если они вам так дороги, то можете забирать их себе. Я не возражаю. Я вовсе не настаиваю, чтобы этот скелет был моей неотъемлемой собственностью.

— Мисс, но вы понимаете, что я не могу их убрать без разрешения хозяина, — слегка отступил от намеченной позиции Грэм.

— И что? — она презрительно фыркнула, — вам трудно встать и пойти к нему, чтобы спросить это?

— Нет, конечно. Но не думаю, чтобы он разрешил.

— А если он не разрешит, я тут такое устрою, что вы всю ночь спать не будете, — убежденно заявила Аннабэл, — и можете мне поверить, я это сделаю.

Никто из присутствующих не сомневался в ее словах. Уж в этом они всегда были уверены. Поэтому, Грэм тяжело вздохнул и поднялся на ноги.

— Хорошо, мисс, я пойду к хозяину. Терри, — он посмотрел на своего коллегу, — посиди тут, подожди меня.

— Нет! — подскочил слуга, — я не буду тут сидеть!

— Глупец! Ты что, боишься старых костей?

Терри передернуло, и Грэм понял, что боится и еще как.

— Я лучше за дверью посижу, — торопливо пообещал парень.

— Ладно, — проворчал тот.

Будучи в сильнейшем раздражении из-за царапины на щеке, Беннет наотрез отказался трогать что-либо в комнате Аннабэл.

— Никто не просил ее совать свой нос куда попало, — отрезал он, — это ее проблемы, черт возьми. Пусть уживается с этим скелетом как хочет.

— Но сэр, — возразил Грэм, — вы ведь знаете, на что она способна. Мисс Бэнши успела продемонстрировать нам все очаровательные стороны своего чудесного нрава. Лично я думаю, что будет дешевле выполнить ее просьбу, тем более, что ничего особенного в ней нет. Да и вам наверняка хочется отдохнуть от ее воплей.

— И от ее присутствия, — дополнил Беннет, не поворачивая головы, — но так как пока это невозможно, приходится довольствоваться тем, что имеешь.

Он несколько минут молчал, в то время, как Грэм стоял рядом и почтительно дожидался, пока этот процесс завершится. Наконец, хозяин тяжело вздохнул и махнул рукой.

— Ладно. Пусть будет так. У нас, кажется, еще есть одна комната на третьем этаже?

— Да, сэр, в правом крыле, — подтвердил Грэм с готовностью.

— Переведите ее туда. Только будьте внимательны, ради всего святого. Я не хочу еще и сегодня гоняться за ней по всему дому.

— Конечно, сэр.

Когда Аннабэл узнала, что ее собираются перевести в другую комнату, она даже не стала возражать. Не сказать, чтоб это ее особенно обрадовало, но и не разозлило, что не могло не радовать обслугу. Девушка рассуждала так, что разница между комнатами небольшая и возражать против перемещения просто глупо. Тем более, что, если она станет это делать, ее оставят в прежней, в обществе скелета. Не сказать, чтобы Аннабэл очень боялась старых костей или на секунду поверила глупым россказням Грэма, но все же знать, что скелет лежит под ее кроватью, было неприятно.

Переводили Аннабэл в другое крыло со всевозможными предосторожностями. Для начала она отметила почетный эскорт из пяти человек, каждый из которых был напряжен и готов к тому, что она вот-вот бросится бежать. А проходя мимо лестницы, девушка заметила еще двоих внизу, и это ее развеселило так, что она долго потешалась над такими предосторожностями. Они что же, ее совсем за дуру держат? Или думают, что она бегает исключительно только из спортивного интереса? Аннабэл давно поняла, что подобный способ бегства бессмысленен. Поэтому ни к чему напрасно тратить силы и время.

Новая комната была немного просторнее, как сперва показалось Аннабэл, но потом она поняла, что это ей только кажется. Просто здесь было меньше вещей, загромождающих пространство. Тут стояли лишь кровать, стол, шифоньер и четыре стула. Напротив кровати находилось большое зеркало от пола и почти до потолка, а по обе стороны от него — деревянные панели, украшенные какими-то завитушками и загогулинами.

В общем, комната показалась Аннабэл достаточно уютной, но только до тех пор, пока наученные горьким опытом слуги не заколотили окна крепкими досками, отчего в помещении сразу стало темно.

Скорчив гримасу, девушка села на ближайший стул и внимательно осмотрелась по сторонам. Что ж, в этом перемещении есть свои плюсы. Ведь это новая комната, которую она еще не осматривала. А стало быть, тут могут обнаружиться какие-нибудь сюрпризы. Главное, чтобы здесь не было очередного скелета. На них Аннабэл уже насмотрелась.

Вернувшийся после заколачивания окон Грэм приветливо улыбнулся девушке и спросил:

— Нравится вам ваша новая комната, мисс Бэнши?

— Комната как комната, — она пожала плечами, — почему она должна нравиться или нет? Мне ведь тут не жить.

— Во всяком случае, две недельки вам тут придется провести, мисс.

— Ну, две недели я как-нибудь вытерплю. К тому же, я не собираюсь дожидаться окончания этого срока.

— Вы все еще надеетесь сбежать отсюда, мисс Бэнши? — удивился Грэм.

— Почему же нет?

— Но ведь это невозможно.

— Да ну? — она фыркнула, — однако, у меня уже как-то почти получилось.

Грэм покачал головой, признавая, что в чем-то она права. А потом снова задал вопрос:

— Хотели бы чем-нибудь заняться, мисс?

— Например? — Аннабэл приподняла брови.

— Ну, я не знаю. К примеру, я мог бы принести вам книжки из библиотеки. Или может быть, вы любите вышивать или вязать?

— Терпеть не могу, — отозвалась она.

Впрочем, он так и подозревал. Уж усидчивости у данной девушки не наблюдалось совсем.

— М-м-м…, - ненадолго задумался Грэм, — рисовать?

— Рисовать? — Аннабэл приподняла брови, — а что, мне можно будет рисовать?

— А почему же нет, мисс? Хозяин велел выполнять ваши желания… до определенных пределов, конечно. Так принести вам все, что нужно для рисования, мисс Бэнши?

— Ну, давайте, — величаво согласилась девушка, — надо чем-то заняться пока, вы правы.

Грэм умчался, донельзя довольный, что сумел найти занятие, которое могло бы хоть ненадолго отвлечь пленницу от мыслей о побеге. А главное, направить ее неуемную энергию в более мирное русло.

Между тем, Аннабэл встала и подошла к окну. Она попыталась рассмотреть что-либо в просветах между досками, чтобы определить, куда именно выходят эти окна. Однако, все, что она сумела разглядеть, не давали ей никаких ориентиров. Досадливо вздохнув, Аннабэл махнула рукой и вернулась к столу. Наверное, можно немного отвлечься. Рисовать она любила и главное, умела. Дома ее картины висели во многих комнатах, а гости, из тех, кто не знал о ее хобби, удивлялись и спрашивали, кисти какого художника они принадлежат. Чуть позднее она спросила себя, почему это Беннет вдруг стал столь снисходителен к ней? До такой степени, что велел исполнять все ее разумные, по его мнению желания? Но почти сразу догадалась. Он просто хочет ее отвлечь. Пришедшая в голову догадка рассмешила ее. Если он так в этом уверен, то очень недалекий тип. Поскольку думать и размышлять над возможностями побега она может и за рисованием.

Когда слуга принес все необходимое и пожелал ей удачного времяпровождения, в голове Аннабэл уже почти определился сюжет картины. Она решила оставить на потом осмотр комнаты и взялась за мягкий карандаш. Эту вещь она великодушно преподнесет хозяину этого дома, пусть помнит ее доброту и незлопамятность.

Через час набросок карандашом был почти закончен. Не хватало лишь нескольких штрихов. Аннабэл немного подретушировала тени и взялась за краски. В ее распоряжении была лишь акварель, но на первое время и ее было достаточно. Картину маслом Беннет не заслужил. Пусть довольствуется тем, что есть. Ничего ему не сделается.

За работой девушка не замечала, как бежит время. Однако, она все же не оставила своих мыслей и думала о побеге, рассматривая эту мысль под разными углами. Ничего нового ей в голову не приходило, кроме все тех же идей. Либо окно, либо дверь. А если дверь, то следует подумать, каким образом открыть замок. Вот именно эта мысль и занимала ее воображение.

Очнулась Аннабэл лишь тогда, когда Терри на пару с Майком внесли ужин.

— Поставьте на стол, — велела девушка, потирая нос пальцем, испачканным в краске.

Она не заметила этого и теперь на ее носу, прямо на переносице красовалось пятно. Заметив это, Терри сдавленно хихикнул, признав тем самым, что Аннабэл выглядит очень забавно.

После этого он украдкой бросил взгляд на рисунок и пораженно отступил назад. Толкнул Майка локтем и кивком голову указал на лист бумаги.

На дальнем плане картины очень четко и мрачно выделялось окно, заколоченное двумя досками крест-накрест, пропуская в темную комнату редкие лучи солнца. С правой стороны на переднем плане на стене распростерся скелет, прикованный цепями за руки и ноги. Чуть поодаль от него стояла тарелка с засохшими остатками хлеба и пыльный залапанный стакан. В центре на полу находилась съежившаяся фигурка девушки, прикрывающей голову руками. Контуры ее тела были лишь намечены под просторной серой одеждой в дырах и бурых пятнах. Четко выделялись ее руки: исцарапанные, с сорванными ногтями. Левая сторона стены была слишком темной для поверхностной идентификации, но там намечались какие-то контуры.

Майк, насладившись этим зрелищем в полной мере, присвистнул.

— Как хорошо нарисовано, мисс Бэнши, — сказал он уважительно, — у вас просто талант к этому делу.

А про себя подумал: «Кроме недюжинного таланта ко всевозможным побегам». Вслух, разумеется, говорить этого не стал.

Аннабэл хмыкнула, но ей все-таки было приятно это слышать, пусть похвала исходила из уст простого слуги.

— Красиво, — осторожно подтвердил Терри, не зная, как реагировать на это.

Его больше занимал не талант рисовальщицы, а сюжет картины.

— А что здесь, в густой тени? — продолжал Майк, наклоняясь немного ниже над листком, — кажется, человек. Похоже… да.

— Человек, — подтвердил Терри, — очень похож на…

Он поспешно закрыл рот. Майк сдавленно прыснул.

— Дверь найдете сами или вас проводить? — осведомилась Аннабэл невинно.

— Конечно, мисс.

Слуги поспешно отступили и вышли. Фыркнув на звук запираемого замка, девушка наклонилась над своей картиной и продолжила занятие, позабыв про принесенный ужин. Вскоре в тени под ее умелой рукой постепенно проявилась огромная, мрачная фигура со сжатым ремнем в руке. Сделав еще несколько штрихов, Аннабэл отступила на шаг назад и окинула дело рук своих скептическим взглядом. Что ж, для начала неплохо. Даже почти хорошо, если учесть, что она довольно давно не брала в руки кисть. Она повесит рисунок как раз напротив двери, чтобы он сразу бросался в глаза всем входящим и без слов объяснял ее положение.

Оглянувшись на стол, Аннабэл решила прерваться ненадолго и поужинать, а потом довести картину до совершенства. Сделать некоторые предметы более четкими и выпуклыми.

Пока она утоляла свой голод, весть о картине разнеслась по всему дому стараниями Майка и Терри. Особенно, старался Терри, в красках описывая увиденное Грэму и Биллу. Он не умолчал и о своих догадках относительно темной фигуры, фыркая и хихикая в кулачок. И, разумеется, у них тут же возникло желание немедленно посмотреть на это.

— Дайте девочке поужинать, — вступился за нее Майк, — и потом, некрасиво так себя вести. Если она захочет, то сама вам ее покажет.

— Она захочет, — внес ясность хихикающий Терри, — именно для этого она ее и нарисовала.

Немного поспорив, они пришли к одному выводу и гурьбой направились наверх.

Грэм торжественно раскрыл дверь, между делом убедившись, что Аннабэл закончила ужинать, и они дружно вошли вовнутрь.

— Мисс Бэнши, — начал Майк медленно, поскольку считал, что им нужен повод для визита, — вы поужинали?

— Да, — признала она, осматривая их.

Для нее не было загадкой, почему они пришли. Аннабэл хмыкнула.

— Хотите посмотреть? — осведомилась она, указывая на отдельно лежащий лист бумаги.

— Если вы не против, — признал Грэм.

— Смотрите.

Все четверо поспешно шагнули к столу и наклонились над ним, едва не столкнувшись лбами. С минуту они не шевелились, полностью захваченные сюжетом. Потом Грэм кашлянул и заметил:

— Очень хорошо нарисовано, мисс. Но вам не кажется, что сюжет несколько мрачен?

— В следующий раз нарисую что-нибудь веселое, — пообещала Аннабэл, хихикая, — обязательно.

Майк между тем подхватил поднос, собрал на него посуду и повернулся к двери.

— Пошли, — тихо пробормотал он, — хватит пялиться.

Но Грэм все-таки спросил, медленно пятясь:

— Вы ведь не хотите сказать, что с вами плохо обращаются, мисс Бэнши?

— Ну что вы. Со мной чудесно обращаются. Я просто удивляюсь, как к вам еще не выстраивается очередь из желающих провести здесь время, — съязвила девушка.

На это никто ничего не сказал. Слуги вышли за дверь, заперев ее за своими спинами. Молча прошли по коридору. И лишь на лестнице Грэм спросил:

— Ну что? Как вам картина?

— Хорошо нарисовано. Словно на самом деле, — отозвался Билл честно.

— Нарисовано неплохо, это верно, — кивнул он, — а как насчет сюжета? Бьюсь об заклад, кого-то он немало обрадует.

Терри фыркнул.

— Это точно.

— Надо ему сказать, — произнес Майк, — пусть вынесет свой вердикт.

— Да он ее просто разорвет на кусочки, — сказал Терри, имея в виду, конечно, картину, — жалко.

— Не переживай, она нарисует еще, и гораздо лучше.

Настроение Беннета было уже не таким паршивым, как раньше и даже царапина на щеке перестала его беспокоить. Такие царапины заживают быстро. Он еще успеет навестить Лоретту, не пугая ее своими многочисленными повреждениями. Главное, постараться не заработать новые, а это нелегко, ведь в доме Бэнши. Одно ее имя говорит о многом.

Новость о картине донес до хозяина Грэм, зашедший по какому-то требованию. Он сделал это как бы невзначай, мимоходом, стараясь не раскрывать ни особенности выполнения, ни самого сюжета. И это ему удалось, поскольку Беннет сперва не проявил к этой новости почти никакого интереса.

— Что она вообще может нарисовать? — презрительно фыркнул он.

— Нарисовано очень хорошо, — осторожно заметил Грэм.

Его мнение почти ничего не изменило, потому что Беннет считал, что слуги не являются знатоками в этой области.

— Очень достоверно, — продолжал Грэм, — а главное, сам сюжет.

— Да? И что там?

— Думаю, вам нужно взглянуть на это самому, сэр.

В Беннете появилось любопытство. И более того, ему просто хотелось посмотреть, какая из Аннабэл художница и воспользоваться случаем поднять ее на смех.

— Хм, — он попробовал эту мысль на вкус, повертел так и эдак, — впрочем, почему бы и нет?

Грэм тихо хмыкнул ему в спину.

Беннет даже не стал придумывать предлога, просто прошел в комнату девушки. К тому времени она как раз закончила рисунок и повесила его на стене, используя для этой цели булавки.

Хозяин дома не успел ничего сказать, его взгляд сразу же уперся в картину. Он был столь ошарашен, что позабыл запереть дверь. Аннабэл даже не воспользовалась столь блестящей возможностью, так как ей очень хотелось увидеть его реакцию. Она смотрела на него с неприкрытым злорадством.

— Да-а, — отмер наконец Беннет, — человек в углу, по всей видимости, это я.

— Как вы догадливы, — подковырнула его девушка.

— Буйная фантазия, а толку чуть, — резюмировал он и повернулся к двери, — и отметьте, я еще не тронул вас и пальцем.

— Тронули, — возразила она, — там, в саду. Вы бесцеремонно схватили меня и поволокли в дом. Просто отвратительно.

Беннет поморщился, вспомнив, при каких обстоятельствах это происходило.

— Могу предложить вам другой вариант, — продолжал он, — побитых слуг с синяками и шишками и вас, упершую руки в бока. Оружия вам не требуется, и так справляетесь слишком хорошо. Это будет более правдоподобно.

— Обязательно напишу, — фыркнула Аннабэл, — в следующий раз. Угадайте, кто будет главным побитым?

— Было бы странно услышать, что это не я.

— Ха-ха-ха, — отозвалась девушка, — не беспокойтесь, этого вы не услышите до конца жизни.

— Судя по всему, очень недолгой, — Беннет приоткрыл дверь, чтобы выйти.

— Очень на это надеюсь, — не смолчала Аннабэл напоследок.

В самом деле, эта перспектива ее очень привлекала.


3 глава | Побег на спорную руку | 5 глава