home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7 глава

Время в обществе Лоретты летело незаметно и очень приятно, в отличие от времени, проведенного дома. Но Беннет понимал, что долго это продолжаться не может. Нельзя прятать голову в песок, отмахиваясь от действительности и делая вид, что проблем не существует. Это очень плохой способ их решения, поскольку они когда-нибудь напомнят о себе, да так, что сам будешь не рад, что не решил их раньше.

Поэтому Беннет, скрепя сердце, принял решение. Нужно возвращаться домой, будь он неладен, и выполнять свои обязательства (см. выше). А главное, следить за Аннабэл, чтобы она не сбежала, поскольку у нее это не задержится. Такое впечатление, что девчонка никогда не устает и это занятие ей не надоедает.

— Придется ехать, Лоретта, — с тяжелым вздохом заметил Беннет своей очаровательной любовнице.

Лоретта поправила прядку волос, выбившихся из безукоризненно уложенной прически, и слегка приподняла брови.

— Ты куда-то торопишься, милый? — осведомилась она с довольно отсутствующим тоном.

Он кивнул, и вид у него при этом был не менее отстраненный, чем у нее.

— Жаль, — отозвалась женщина, — а я думала, ты сумеешь отвлечься от всех этих твоих очень важных дел. Ведь за это время ты только о них и думаешь.

— Нет, — попытался он возразить, но Лоретта фыркнула.

— Думаешь, я не замечаю? Ты настолько рассеян, что иногда просто меня не слышишь. Я никогда еще не видела тебя в таком настроении.

— А какое еще настроение у меня может быть, Лоретта? — раздраженно отозвался Беннет, — после всего, что мне пришлось вынести от этой д…

— Избавь меня от этих выражений, — поморщилась женщина, — если ты так разговариваешь со своей кузиной, то неудивительно, что она сердится.

— Хорошо, — он встал, — мне пора.

Она кивнула, и на ее лице не было заметно ни малейших следов огорчения. Лоретта никогда не забивала себе голову подобной чепухой. Недостатка в мужском внимании она не испытывала. После смерти мужа ее жизнь завертелась ярким, веселым, пестрым колесом удовольствий. Она не обращала внимания на общественное мнение. В любой гостиной были мужчины, которых не оставляла равнодушной ее красота и притягательность. А пока на свете существуют мужчины, пока она молода и красива, она не будет скучать. Тем более, что захоти она снова выйти замуж, отбоя от желающих не будет, так как денежки у веселой вдовы водились и в весьма большом количестве.

Беннет не питал иллюзий относительно этих отношений и прекрасно знал, что из себя представляет его временная избранница. Но это его никогда особенно не волновало. Лоретта была нужна ему для того, чтобы приятно проводить время — и только. А уж что она делает, когда его нет рядом — это только ее дело.

Перед отъездом домой Беннету нужно было повидать своего высокопоставленного друга для разрешения одного немаловажного вопроса. Он застал его в благодушном настроении, не испытывающего никаких неудобств, и, судя по виду, больших проблем у него тоже не было. Он был доволен, и был готов осчастливить весь мир в этом мимолетном порыве.

— А-а, Беннет, — протянул он, лениво взмахнув рукой, — рад вас видеть. Что-то у вас не слишком цветущий вид.

Это замечание не могло повысить настроения Беннета, даже понизило, хотя он думал, что больше уже невозможно.

— Еще бы ему быть цветущим, — мрачно буркнул он, садясь.

— Как там наша пленница? Надеюсь, ее здоровье не вызывает опасений?

— Опасений? — Беннет хмыкнул, — незачем беспокоиться насчет ее здоровья. Она десятерых уморит и еще попляшет на их могилах.

Герцог рассмеялся.

— Да, я слышал, что мисс Гарднер очень энергична. Но не надо так мрачно смотреть на жизнь. Лучше расскажите мне, как продвигаются дела.

— Именно за этим я и приехал сюда.

Беннет начал свой рассказ, с каждым словом злясь все больше и больше, припоминая мелкие и крупные обиды, и закончил его куда более громким голосом, чем вначале. Переведя дух, словно заново переживая это, он сдвинул брови и посмотрел на герцога так, словно это он был причиной его повреждений. Тот, слушая рассказ, лишь веселился, находя, что у мисс Гарднер превосходное чувство юмора и ее шуточки могли бы послужить украшением любой светской беседы.

— Я вижу, что вы не скучаете в ее неоценимом обществе, — заключил он, все еще посмеиваясь, — а моя жизнь — сплошная скука. Завидую.

— Прекрасно, — едва не подскочил на стуле Беннет, — так быть может, вы возьмете на себя эту необременительную обязанность, милорд? Исключительно для того, чтобы развлечься.

— Ну, не сердитесь, дружище, — примирительно заметил герцог, — я очень вам сочувствую, если вы это хотите услышать. Итак, подведем итоги. Мисс Гарднер предприняла несколько попыток побега, причем две из них едва не удались. Что ж, неплохо.

— Неплохо? — Беннет высоко поднял брови, — а что, по-вашему, тогда плохо? Я ни минуты не могу просто спокойно посидеть. Я постоянно ожидаю от нее какой-нибудь пакости. Она ведь способна на все, что угодно. Не удивлюсь, если, вернувшись домой, увижу, что дом разобран по кирпичику. Что же тогда плохо, хотелось бы мне знать.

— Плохо было бы, если б мисс Гарднер удалось сбежать, конечно, — невозмутимо пояснил герцог, — предупреждаю еще раз, она должна быть цела и невредима. Мне не нужны неприятности такого рода. Понимаю, как вам хочется ее поколотить, но сдержите свои справедливые порывы.

— Интересно, — тот сперва пару минут молча смотрел на друга, а потом заговорил снова, — интересно, когда вы объясните мне причину, по которой вы решили ее похитить, милорд? Или это страшная тайна?

— В некотором роде, да, — отозвался герцог, пожимая плечами, — но вам я ее, разумеется, открою, если вы дадите мне слово, что это останется между нами.

Беннету очень не хотелось давать такого слова, но в то же время он сгорал от любопытства. Причина до сих пор оставалась для него недосягаемой. Сперва он думал, что герцог пал жертвой темной страсти и не нашел другого способа привлечь внимание девушки, кроме как ее похитить. Но в таком случае, зачем он доверил это ему? И потом, что-то у него слишком спокойный и невозмутимый вид для влюбленного.

— Хорошо, — наконец сказал он, — это останется между нами.

— Вот и отлично. В таком случае, ответьте мне на один вопрос: что вам известно о генерале Гарднере?

— Ничего особенного, — пожал плечами Беннет, — кроме того, что он избаловал свою дочь до невозможности.

— Понимаю, вы хотите сказать, что он напрасно ее не порол, — снова засмеялся герцог, — ну, на эту тему я ничего не могу сказать, поскольку я не встречался с очаровательной мисс Гарднер и незнаком с ее манерами. Зато я знаю другое: второго такого азартного человека, как генерал в целом свете не сыскать. И еще одно: ему необыкновенно везет во всевозможных карточных играх. И не только в них. Вчера, например, мы встречались с ним за карточным столом, и он выиграл у меня пятьсот фунтов, хотя я до последней минуты был уверен, что сорву банк.

Беннет вытаращил глаза и почти с ужасом посмотрел на герцога.

— Позвольте, — медленно произнес он, — я не совсем понимаю, выходит, что генерал Гарднер вместо того, чтобы заниматься поисками пропавшей дочери, играет в карты?

— Именно, — веселился тот, — именно так. Не знаю, что должно произойти, чтобы он позабыл о картах. Но в данном случае все в порядке. Он прекрасно знает, где его дочь.

Беннет привстал.

— Успокойтесь, дружище, — герцог помахал рукой, давая понять, чтобы тот сел, — может, что-нибудь выпьете?

— Н… нет, — он покачал головой, поражаясь про себя, как сложно оказалось это сделать, — стало быть, генерал Гарднер знает, что его дочь похитили, и кто это сделал?

— Ну, разумеется. Неужели, вы думаете, что он был бы столь спокоен, если бы не знал этого? Конечно, он все знает. Я уже говорил и повторяю вам, что генерал — очень азартный человек. Помимо всевозможных игр и заездов, он обожает заключать пари. Так вот, мы заключили с ним очаровательное пари, — он довольно потер руки, — просто очаровательное. Генерал гордится своей дочуркой до умопомрачения и утверждает, что она не по-женски умна и изобретательна. Он уверен, что мисс Гарднер сумеет сбежать, как он выразился, даже из Тауэра, если ей, конечно, повезет туда попасть. Ну и вот… вы понимаете, к чему я клоню?

Герцог с интересом взглянул на друга. Надо заметить, что это было более, чем необходимо. Лицо Беннета выражало такую гамму эмоций, что пропустить такое зрелище было бы глупо.

— Черт, — вдруг вырвалось у него, и он с силой сжал кулаки, — пари. Все ясно. Значит, вы заключили с генералом Гарднером пари, что его дочь сумеет сбежать из моего дома?

— Вот именно. В течение двух недель, — подтвердил герцог, — на очень крупную сумму. Я впервые заключаю такое пари и надо сказать, что генерал прав, это доставляет мне ни с чем несравнимое удовольствие.

— Но не такое, какое получаю я, — процедил сквозь зубы Беннет, — замечательно. Вы заключаете пари, а мне приходится за вас отдуваться. Премного благодарен.

— Согласен, но у вас тоже есть стимул, дружище, — отозвался герцог невозмутимо, — вы ведь помните, на каких условиях согласились выполнить мою просьбу. Помнится, вам и тогда не нравилась эта затея. Но не стоит так серьезно все это воспринимать. Смотрите на вещи проще. Кстати, о мисс Гарднер. Следите за ней лучше, поскольку я не хочу проиграть это пари.

— Чудно, — Беннет встал, — теперь я понимаю столь горячее желание этой отвратительной девчонки сбежать.

— О нет, мисс Гарднер не в курсе. Мы с генералом подумали и пришли к выводу, что ей не стоит говорить об этом. Напротив, сам факт похищения и неизвестности должен держать ее в напряжении и это является огромным стимулом к побегу.

Беннет снова надолго замолчал, слушая разглагольствования герцога, и ему начинало казаться, что он попал в какую-то комедию абсурда. В реальном мире такие вещи не происходят. Он тут сидит, попивает вино и рассуждает о каких-то стимулах. Но его совершенно не волнует, что испытывают другие. Главное, чтобы пари было выиграно.

— Потерпите еще немного, Беннет, — заметил его пришибленное состояние герцог, — прошла почти неделя, и осталось девять дней. Они пролетят так скоро, что вы не успеете и глазом моргнуть. Главное, следите за мисс Гарднер. Судя по тому, что я от вас услышал, она не остановится на достигнутом.

Тому нестерпимо захотелось выругаться, причем обычные слова для этого не годились. Годились те, которые не произносятся в приличных местах. Но усилием воли Беннету удалось сдержаться. Он наклонил голову.

— Хорошо. Я все понял. Стало быть, две недели — и пари выиграно. Что ж, желаю удачи.

— Это вам самому не помешало бы, — отозвался тот, — полагаю, мисс Гарднер доставляет вам немало неприятностей. Но повторяю, с ней ничего не должно случиться. В противном случае, генерал Гарднер открутит мне голову. Да и вам заодно. В некотором роде я отвечаю за ее безопасность.

— Понимаю.

Сдержанно распрощавшись с герцогом, Беннет поскорее покинул его дом, глядя в пол и шагая столь стремительно, что это весьма походило на бегство. Пари! Они заключили пари, черт подери! И теперь весело проводят время, развлекаясь карточными играми и строя предположения, кому же из них удастся выиграть. Дьявол! Ну, уж нет! Он не собирается с этим мириться. Нет, господа, играйте во что-нибудь другое.

Бегство Аннабэл было обнаружено поздним утром. Слуги, пользуясь отсутствием хозяина на полную катушку, позволили себе поспать немного дольше, чем обычно. Никто не ожидал его приезда раньше позднего вечера, либо завтрашнего утра. Частые отлучки Беннета ни для кого не являлись секретом, и то, куда он ездил, тоже.

Грэм был в превосходном настроении, поднимаясь по лестнице и насвистывая какую-то песенку себе под нос. Он придерживал поднос с завтраком для Аннабэл одной рукой, а второй на ходу доставал ключ из кармана. Подойдя к двери, он перехватил поднос поудобнее и вставил ключ в замочную скважину. Не ожидая никакого подвоха, повернул его, вернее, попытался повернуть. Но у него ничего не вышло. Это было неудивительно, если вспомнить о шпильке, но Грэм ведь этого не знал.

Он недоуменно пожал плечами, подумав, что эти замки всегда заедают очень не вовремя. Потом поставил поднос на пол и на сей раз более энергично подергал за ручку, одновременно поворачивая ключ снова и снова. Замок не поддавался ни на дюйм, зато ручка плавно поехала вниз и дверь, скрипнув, отворилась. Оказывается, она и не была заперта.

Сердце Грэма упало в пятки, дыхание перехватило. Пару секунд он стоял неподвижно, не в силах поверить в случившееся. Потом сглотнул и переступил порог комнаты. Впрочем, это уже было не столь необходимо. Он заранее знал, что комната пуста. Аннабэл не станет сидеть за незапертой дверью, если у нее есть возможность выйти наружу. Так что, Грэм даже не стал осматривать помещение. Просто повернулся, чтобы взглянуть на замок с внутренней стороны.

Присев на корточки, он пригляделся и обнаружил в замочной скважине шпильку, точнее, ее обломок, который ему удалось идентифицировать не без труда. Шпилька. Ну, разумеется, Аннабэл всегда использует любые подручные средства. Какая изобретательная девчонка, просто блеск. Жаль, поистине жаль, что она не родилась мужчиной, глядишь, в истории появился бы еще один великий человек.

Рассеянно продолжая насвистывать и слегка держась рукой за перила, Грэм спустился вниз по лестнице, еще не зная, что предпринять. Ставить в известность хозяина не представлялось возможным по причине его отсутствия. А если посылать кого-нибудь в город с этой целью, то рискуешь потерять много времени, которое сейчас на вес золота. Если, конечно, они собираются ее искать.

Внизу у лестницы Грэм обнаружил Майка и Терри, которые увлеченно обсуждали вчерашнюю игру и были полны энтузиазма продолжать начатое.

— Мисс Бэнши позавтракала? — осведомился Терри, повернув голову и заметив Грэма, — она будет играть?

— Вряд ли. Мисс Бэнши сбежала.

— Но почему она не хочет играть? — искренне изумился парень, до которого не сразу дошел смысл слов слуги, — может быть, погово… ч… что? Что-о?! — вырвался у него вопль, который явно был слышен в любом уголке дома.

Майк широко разинул рот.

— Она сбежала, — повторил Грэм с удовольствием и весело рассмеялся, — вот неугомонная девчонка!

— Что тебя так веселит? — Терри едва не рвал волосы на голове, — или ты шутишь? Признайся, ты пошутил? — и он взглянул на него с безумной надеждой.

— Нет. Хотите, проверьте сами, — Грэм хихикнул.

Майк и Терри переглянулись с одинаковым выражением паники на лицах и, не сговариваясь, одновременно кинулись наверх. Грэм за ними не пошел, полагая, что смотреть второй раз на пустую комнату просто скучно. Он терпеливо ожидал их внизу, благо они не задержались. Спустя несколько минут с грохотом спустились в холл и остановились перед ним.

— Нужно что-то делать, — панически проговорил Майк, делая попытку рвать на себе волосы подобно Терри и заламывать руки, словно истеричная барышня, — нужно что-то делать, о, боже мой! Она сбежала!

— Опять! Господи! — вторил ему Терри.

Оба они представляли собой весьма живописную группу, так что Грэм с трудом сдерживал смех.

— Опять, — подтвердил он сдавленным голосом, — снова. Просто и красиво. Тебе так не суметь.

— О господи, я и не хочу, — с ужасом отмел это предположение Терри, — о, мама дорогая! Что же делать?

— Что делать? — отозвался Майк, немного придя в себя, — конечно, искать ее. Вот, что нам надо делать.

— Искать? — Грэм пожал плечами, — и где ты ее собираешься искать? Наверняка у нее была уйма времени для того, чтобы сбежать как можно дальше от нас.

— Сэр Беннет… Господи, я только теперь подумал об этом… он убьет нас, — простонал Терри, глаза которого были уже просто квадратными от ужаса, — он нас уволит. Боже мой! Господи, Грэм, нам нужно ее найти! — и с этими словами он схватил его за руку, — иначе нам всем крышка!

— Да, точно, — подтвердил Майк, энергично кивнув головой, словно в этом кто-то сомневался, — нам не поздоровится. Ты прав, Терри, ее нужно искать. И потом, она может заблудиться, упасть, подвернуть ногу, а ведь мы за нее отвечаем. Господи, а что, если грабители…

Терри закатил глаза, словно собираясь упасть в обморок. А Грэм серьезно заметил:

— В самом деле. Я об этом не подумал. Что ж, ты прав, Майк, в таком случае нам нужно начинать поиски.

— А если бы не это, ты что, не стал бы ее искать? — полузадушено пискнул Терри, — ты что, Грэм? Ты подумал, что нам за это будет?

— Ты думаешь только о собственной шкуре, — отмахнулся тот, — хватит причитать. Как баба, ей-богу. Стоит тут, верещит на весь дом. От твоих воплей мисс Бэнши не вернется, даже для того, чтобы повеселиться, глядя на тебя.

— Да ладно вам спорить, — вмешался Майк, — у тебя есть идеи, каким образом мы будем ее искать?

— Для начала нужно оседлать лошадей и как следует обследовать дорогу. Наверняка мисс Бэнши подалась по ней. Но только не забывайте о том, что никто не должен знать, что мы ее ищем. Я понимаю, что, если мисс дошла до деревни, все будут уже в курсе. Но усугублять этого не надо.

Терри и Майк послушно закивали. Подошедший к ним Билл незадолго до этого, с ужасом слушал, представляя себе, что будет, когда вернется хозяин и узнает о том, что тут случилось.

— И не вздумайте ее ругать за побег, — предупредил Грэм строго, — знаю я вас. Будете стыдить девушку, словно она совершила бог знает что.

— А что в таком случае она совершила? — поинтересовался Терри.

— На ее месте любой поступил бы точно так же. К тому же, это вовсе не твоя святая обязанность.

— Да ладно тебе, Грэм, — немного обиженно отозвался Майк, — никто не собирается ее ругать. Да и ерунда все это. Главное, найти ее.

— Тогда не теряйте времени даром. Вперед.

Они отправились на поиски сбежавшей Аннабэл втроем. И если Майк и Терри искренне мечтали ее найти, то Грэм был раздираем противоположными чувствами. Он искренне желал девушке удачи и в то же время не мог сбрасывать со счетов слова Майка о том, что Аннабэл могла попасть в неприятную ситуацию, куда более неприятную, чем ее похищение. В этом случае следовало непременно ее отыскать. Но с другой стороны, Грэму очень не хотелось возвращать ее в дом.

Поиски ничего не дали. Совершенно ничего. Аннабэл как сквозь землю провалилась. Ее никто не видел, о ней никто не слышал, а дорога была пуста, и создавалось впечатление, что по ней давно никто не проезжал.

Слуги вернулись в дом в таком подавленном настроении, что еще немного — и ударились бы в слезы и взаимные упреки, вроде: «Это ты виноват!». Майк почти упал на стул и обхватил голову руками. Терри стоял в уголке с таким несчастным видом, что растопил бы даже самое черствое сердце. А Грэм озабоченно покусывал губы, проворачивая в мыслях разнообразные возможности.

— Она спряталась, — вдруг сказал Терри, нарушив тягостное молчание, — где-нибудь в кустах у дороги. Вот мы ее и не заметили.

— Не думаю, — возразил Грэм, — я внимательно осматривал все кусты. Там никого не было.

— Господи, но куда-то же она делась! Она ведь не могла провалиться сквозь землю?

— А что, если она не стала заходить в деревню, а решила обойти ее, чтобы избежать расспросов? — предположил Майк.

— И это вряд ли. Уверен, мисс Бэнши непременно зашла бы туда для того, чтобы подыскать какое-нибудь средство передвижения. Она не стала бы лишний раз утруждаться. Да и глупо это.

Больше никаких идей у них не возникало и в холле вновь воцарилось молчание. Слуги предавались своим безрадостным мыслям до тех пор, пока в дверь не позвонили требовательной рукой. Терри даже подпрыгнул на месте.

— Это мисс Бэнши! — воскликнул он, — слава богу!

— Окстись, — фыркнул Грэм, — размечтался.

— Я знаю, кто это, — мрачно заявил Майк, — открывай, Терри, чего уж там. Перед смертью не надышишься.

Бледный до синевы Терри, до которого очень скоро дошло, кто это мог звонить, распахнул дверь, и его самые худшие опасения оправдались. За порогом стоял Беннет.

Он вошел в прихожую, осмотрелся и приподнял брови, оценив вид слуг, как не совсем обычный.

— Ну? Что еще случилось? — осведомился он.

Грэм тяжело вздохнул и ничего не ответил. Терри попытался спрятаться, было, за его широкую спину, но потерпел сокрушительную неудачу. А Майк втянул голову в плечи. Никто не произнес ни слова.

— Что, я спрашиваю, случилось? — повысил голос Беннет, шагнув к ближайшему из них.

Этим человеком оказался Грэм. Он сокрушенно покачал головой и ответил, понимая, что оттягивать этот момент более невозможно:

— Мисс Бэнши, сэр. Она сбежала.

— Опять?

Беннет прореагировал на это куда более спокойно, чем ожидалось. Он прошелся по холлу, заложив руки за спину, провожаемый взглядами слуг. Наконец, остановился и сказал:

— Этого следовало ожидать. Мисс Бэнши, чтоб ее черти взяли, опять сбежала. Вы, конечно, не соизволили этого заметить. Дверь хоть заперли?

— Разумеется, сэр, — торопливо согласился Майк.

— Когда это случилось?

На этот вопрос ответил Грэм, как самый старший и обладающий наиболее крепкими нервами. Он в нескольких словах обрисовал хозяину положение вещей, в то время как Беннет нервно хлопал стеком по своим сапогам.

— Дьявол, — произнес он, — болваны. Она не пошла по этой дороге. Она уже пыталась бежать по ней, и мы ее догнали. Она не повторяет собственных ошибок. Нет, полагаю, она выбрала другой путь.

И его лицо при этих словах было мрачным, как туча. Слуги похолодели.

— Господи, — прошептал Майк, — она пошла по тропе.

— Вот именно, — отчеканил Беннет, — не думаю, что ей пришлось долго ее искать.

— Там же болото! — воскликнул Грэм, теряя свою невозмутимость, — эта тропа ведет прямиком в болото! Господи, сэр, нам нужно немедленно бежать за ней! Ее надо остановить, пока не поздно!

— Уже как раз поздно, — отозвался тот подозрительно ровным тоном, — уже стемнело. Не думаю, что она будет путешествовать в темноте. Да и нам не стоит этого делать. Начнем поиски завтра с утра.

И не добавив больше ни слова, он отправился к себе. Слуги проводили его расширенными от изумления глазами. Они уже думали, что им велят собирать вещи. Странным было уже то, что хозяин ничего не сказал относительно их халатности и разгильдяйства. А уж он-то никогда не упускал такой возможности, даже если вина была не столь серьезна.

Беннет лег в постель с твердым намерением заснуть и ни о чем не думать. Но это благое намерение осуществить ему не удалось. В голову все равно лезли посторонние мысли. К примеру, о том, каким же это отцом нужно быть, чтобы заключать пари насчет собственной дочери. Сумеет она сбежать или нет. А о том, что она могла попасть в скверную ситуацию наподобие того же болота, это его почему-то не волновало совершенно.

Если бы Беннету день назад сказали, что он когда-нибудь будет беспокоиться из-за Аннабэл, он бы ни за что в это не поверил. Напротив, то, что она попала в трудную ситуацию, его бы даже обрадовало. Не все ему страдать. Но не теперь. Прав был герцог, хотя о нем Беннет не мог вспоминать без сдерживаемой ярости. Нельзя допустить, чтобы с Аннабэл что-либо случилось. И не только потому, что генерал Гарднер спустит с них обоих шкуру.

Черт, вот проклятая девчонка! Он от злости даже кулаком стукнул по подушке. Потащилась в лес, одна, в темноте, не подумав о том, что это просто опасно. А теперь из-за нее он тут голову ломает и спать не может.

Беннету так и не удалось сомкнуть глаз за всю ночь, и он вскочил ни свет, ни заря. Собрался было собственноручно растолкать слуг, но этого не потребовалось, так как они поднялись еще раньше, чем он. Глядя на их измученные лица, можно было с уверенностью заключить, что и они не спали.

Аннабэл присела отдохнуть на траву, оглядываясь по сторонам и прикидывая, может ли она себе это позволить. Предполагая, что поиски начнутся рано утром, она размышляла, кто из них первым догадается, куда именно она отправилась. Конечно, очень хотелось надеяться, что никто не догадается, где она, но рассчитывать на это было глупо. Лучше перестраховаться. Что ж, несколько минут отдыха она может себе позволить, но не больше.

Местность, по которой шла Аннабэл, была настолько безлюдной и заброшенной, насколько вообще может быть. Тропа была такой заросшей, что без слов свидетельствовала о том, что по ней ходили нечасто. Тем более, что она вела в самый настоящий лес. Сперва показались небольшие группки деревьев, которых с каждым шагом становилось все больше и больше. А еще через пару часов Аннабэл поняла, что оказалась права в своем предположении. Она зашла в лес, который становился все мрачнее по мере ее продвижения.

Сидя на траве и жуя ножку курицы, Аннабэл думала о том, что лучше было бы пойти по проторенной дороге. За ночь она вполне могла успеть дойти до деревни и уехать домой. Здесь же нельзя быть ни в чем уверенной. Куда ведет эта тропа? Впрочем, все тропы должны выводить к жилью, иначе для чего еще они протоптаны. Нужно лишь запастись терпением и продолжать путь. Ничего особенно страшного в том, что она идет по лесу, не было. Обычный лес, не лучше и не хуже остальных. Тепло, солнышко светит, птички щебечут. Можно сказать, приятная прогулка. И в любом случае, это было куда лучше, чем сидеть в темной комнате с заколоченными окнами взаперти целых две недели, не зная, что тебя ждет потом, и гадая, когда же отец догадается, где ее искать. Да и откуда ему это знать, скажите на милость? Он ведь не ясновидящий. Поэтому нужно действовать самой и выбираться отсюда самостоятельно. У нее для этого хватает и ума, и сообразительности.

Отдохнув, Аннабэл снова поднялась на ноги и продолжила свой путь. Настроение у нее было хорошим, почти ничего не беспокоило, кроме одного: судя по всему, ей придется идти очень долго. Девушка, конечно, любила пешие прогулки, и это было очень полезно для здоровья, но не до такой же степени.

С каждым шагом лес все больше густел и темнел, а тропинка становилась все более неразличимой. Аннабэл приходилось присматриваться и гадать, что находится под ее ногами. А вскоре она поняла, что тропа давно пропала и она идет по траве, отодвигая ветви деревьев над головой. Это ей не понравилось. Девушка остановилась и оглянулась в надежде, что отыскать необходимое ей удастся с первого же взгляда. Но, увы, позади ничего подобного не было.

— Черт, — выругалась Аннабэл, но это прозвучало как-то растерянно.

Некоторое время она стояла, внимательно глядя себе под ноги. Но потом поняла, что это бессмысленное занятие. Ничего нового она там не обнаружит.

— Замечательно, — процедила она сквозь зубы, — и что теперь делать?

Вопрос был хорошим, а главное, своевременным. Но вот ответа на него не было. Точнее, был, но выполнить это не представлялось возможным. Тропинку следовало отыскать и как можно скорее. А для этого нужно было вернуться назад. Ведь она все время шла вперед, никуда не сворачивая. Стало быть, если повернет, то тропинка отыщется. Неизвестно только, что делать потом. Возвращаться в ненавистный дом не хотелось. А ведь ее уже ищут. Давно перевалило за полдень. Подняв голову и посмотрев на солнце, Аннабэл с изумлением поняла, что близится вечер. Выходит, она бродит по лесу почти целый день? Кошмар! Неудивительно, что после этого она так устала.

Повернув назад, Аннабэл ускорила шаг, надеясь скоро почувствовать под ногами твердую землю. Однако, это было проще сказать, чем сделать. Возможно, девушка и шла все время по прямой, но вот припомнить тот момент, когда потеряла тропу из вида, не сумела. Это могло случиться когда угодно.

Она искала ее до самой темноты, до тех пор, пока все вокруг не стало почти неразличимым, и девушка налетела на дерево, не заметив его прямо перед собственным носом. Потерев ушибленный лоб, Аннабэл опустилась на траву и огляделась кругом. Темнота сгустилась так быстро, словно в помещении внезапно задули все свечи. Стало холодно, и девушка обрадовалась, что догадалась надеть плащ. Теперь это казалось нелишним.

Идти куда-то в такой тьме было бессмысленно. Она и без того заблудилась, не хватало только зайти уже в самую невообразимую глушь и окончательно потеряться. Ничего не видно дальше носа, так можно и в яму какую-нибудь свалиться.

Поэтому, Аннабэл решила оставаться здесь и переждать ночь. Идея была не ахти какая, но другой все равно не было. Приходилось довольствоваться тем, что имеешь. Сев поудобнее и прислонившись спиной к стволу дерева, девушка поставила на колени корзинку и вытащила оттуда кусок хлеба. Есть почти не хотелось, и Аннабэл просто повертела его в руках, отщипнула кусочек и отправила в рот. Минуты две тщательно пережевывала, а потом проглотила. Сейчас ей лучше всего поспать. Все равно, делать нечего.

Нет, ну почему же ей постоянно не везет? Надо же было додуматься отправиться по этой проклятой тропе. Нет, чтобы по дороге пойти. Вечно ее тянет в какие-то дебри. И что теперь делать? Нечего закрывать глаза, она заблудилась и не имеет представления о том, как выбраться отсюда. Хорошенькое дельце, ничего не скажешь! Вот теперь сиди тут под деревом и получай удовольствие. Какая же ты дура, Бэнши!

Злость на собственную глупость и досада помогли Аннабэл перебороть страх, начинающий заползать ей за шиворот. Она никогда раньше не ночевала в лесу, и теперь все казалось ей страшным, таинственным и опасным, хотя на самом деле бояться было глупо. Что тут может быть опасного? Вряд ли, здесь водятся крупные звери, вроде волков или нехорошие люди. Последнее вообще из области легенды. Все люди сейчас, и хорошие и плохие, давно спят в теплых постельках, и им и в голову не приходит тащиться в густую чащу. На такое способны лишь такие идиотки, как она.

Постепенно сон сморил Аннабэл, и она заснула так крепко, что никакие загадочные лесные звуки ее уже не волновали.

Утро разбудило ее щебетанием птиц. Девушка раскрыла глаза и минуты две недоуменно смотрела прямо перед собой, не понимая, что это такое и где она находится. Но очень скоро ее память прояснилась. Конечно, в лесу. Где же еще она может быть?

Вскочив на ноги и потянувшись, девушка отряхнула плащ от налипших на него сухих листьев и травинок. Утром ситуация уже не казалась ей неразрешимой. Всего и дела, что идти вперед, внимательно глядя себе под ноги. Тропинка должна скоро отыскаться, главное, не прозевать ее. Сейчас она поест, как следует и отправится в путь. А там уже она не повторит своих ошибок и пойдет по нормальной дороге, даже если это и рискованно. Зато нет опасности заблудиться. А если услышит подозрительные звуки, то всегда успеет спрятаться.

Доев последний ломоть курицы и половину бекона, Аннабэл почувствовала себя бодрой, полной сил и энергии. Она была готова к дальнейшим поискам.

Пейзаж казался ей немного не таким, как вчера, но Аннабэл легко списала это на сгущающуюся темноту и нервозность. Конечно, что сегодня все кажется ей другим, потому что наступил новый день. Она точно знала, что идет в нужном направлении. Раз вчера она пришла отсюда, то и возвращаться должна тоже сюда. Вот и все. А на такие мелочи не стоит обращать внимание.


6 глава | Побег на спорную руку | 8 глава