home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



8 глава

Однако, спустя пару часов кое-что заставило ее замедлить шаг и призадуматься. Во-первых, как-то странно начало хлюпать под ногами. А ведь она прекрасно помнила, что вчера ничего подобного не было. Это было странностью номер раз. Вторым было то, что кусты и деревья неожиданно поредели и вместо них показались какие-то чахлые кустики. А в-третьих, лесные звуки сперва отдалились, а потом и вовсе замолкли. Стало очень тихо.

Аннабэл совсем остановилась тогда, когда заметила какое-то озерцо впереди. Уж его-то она не видела никогда. Откуда оно тут взялось? Да и вода в нем какая-то странная, непрозрачная, мутная, затянутая зеленоватой ряской. Над ней стоял тяжелый, неприятный запах. Девушка сморщила нос, уловив его. Нет, что-то здесь не так. Куда это она зашла? И что это за непонятные островки, покрытые травой на этом странном озере?

Внезапно ее озарило. Это были не островки, а кочки. Самые обыкновенные кочки. Да и не озеро это, а болото. Здравствуйте, приехали, она зашла в болото. Замечательно. Прекрасно. Лучше просто не бывает.

— Черт побери, — выругалась Аннабэл сквозь зубы.

Нужно поскорее уходить отсюда, пока она не провалилась в это гадкое болото. Вот так сюрприз. Стало быть, она с самого начала шла совершенно не туда.

Поспешно повернув назад, девушка почти бегом помчалась по хлюпающей траве, стараясь как можно скорее оказаться подальше от этого неприятного места. Вскоре она уже бежала, спотыкаясь и скользя, но не сбавляя хода. По пути Аннабэл перепрыгивала через низко поваленные деревья и огибала кусты, чудом не налетая на препятствия. И лишь тогда, как почувствовала под ногами твердую землю, девушка остановилась и решила отдышаться.

Прижав руку к сильно бьющемуся сердцу, она осмотрелась по сторонам. Одно радует: болото осталось далеко позади. Но она по-прежнему не знает, куда ей идти. Ну, ничего, главное, не паниковать. Это еще никому не помогало. Нужно просто идти, вперед. Ведь когда-нибудь этот лес должен закончиться.

Переведя дух, Аннабэл снова пошла вперед, на сей раз медленно, и очень внимательно приглядываясь к окружающему ее ландшафту. Девушка надеялась обнаружить хоть что-нибудь знакомое, что-то, напоминающее прежний вид. Но до сих пор ничего подобного не попадалось. Точнее, все было совершенно таким же, как и раньше и не отличалось ничем. В лесу, подобном этому ориентироваться трудно, если только ты не охотник и не следопыт. Ничего такого, за что мог бы зацепиться взгляд, все совершенно одинаковое. А различать следы Аннабэл не умела, и это было очень досадно. Не сказать, что она трусила и паниковала, но никак не могла побороть охватившую ее тревогу и какое-то странное чувство, заставляющее ее руки холодеть, а ноги подгибаться в коленях. Скорее всего, это было зарождающееся чувство отчаяния и безысходности. Но с этим Аннабэл умела бороться. Она никогда не позволяла себе раскиснуть и раскваситься. Это были совершенно бесполезные эмоции. Ну, чем могли ей помочь в этой ситуации, к примеру, слезы? Да ничем. Если она начнет рыдать и биться в истерике, тропинка не отыщется и домой она тоже не перенесется. Так что, все это глупо и абсолютно ни к чему.

Следовало радоваться даже маленьким победам. Она сумела выбраться из болота, и это уже было немало. Хотя, конечно, вглубь девушка не зашла, просто не успела. Но все равно, это уже было что-то положительное. Подумав об этом, Аннабэл повеселела. Все проблемы разрешаемы, главное, не паниковать, а взять себя в руки и как следует подумать. Что ей теперь делать? Выход был один. Нужно было идти вперед. Пусть она и не знает направления, но возможно, по пути ей попадется что-то такое, что она сумеет использовать по назначению. А то, глядишь, увидит что-нибудь знакомое. К примеру, вот этот куст. Странная у него форма, какой-то он весь искривленный, чахлый и почти без листьев. Кажется, она его уже видела.

Аннабэл приостановилась и повнимательнее пригляделась к найденному ориентиру. Да, точно, он ей уже попадался. Только вопрос, когда. Возможно, она его видела, когда шла прямиком в болото. Что ж, это уже лучше. Это значило, что теперь она от этого болота удаляется. И дальше, как можно дальше, пожалуйста.

Споткнувшись о корень, некстати попавшийся под ноги, Аннабэл упала, да так удачно, что пролетела несколько шагов вперед, прежде чем налетела на небольшой бугорок и остановилась. Падения такого рода всегда неприятны, тем более, если при этом оцарапать ладони и оббить колени. Встав и поморщившись, девушка потерла ушибленные места и убедилась, что ее повреждения не столь серьезны, чтобы заострять на них внимание. В конце концов, не первый раз она падает. И если уж на то пошло, не в последний. Было куда хуже, когда она свалилась на клумбу и вывихнула ногу. Вот тогда боль была гораздо сильнее, да и ощущения не из приятных.

Тут взгляд Аннабэл случайно упал вниз, и она застыла от неожиданности. Под ее ногами была настоящая тропа, твердая, немного заросшая травой. Но это была именно тропа, а не что другое.

Она присела и коснулась рукой, проверяя, не кажется ли ей это. Но тропинка была реальна, в чем Аннабэл и убедилась.

— Боже мой, — вырвалось у девушки, — неужели?

Неужели, это, наконец, случилось? Вот она, тропа, то, что она так усиленно искала. Хотели — получайте. Слава Богу! Все-таки, как она приятна наощупь. На лице Аннабэл появилась довольная улыбка. Тропа — это было что-то надежное, говорящее о том, что она сумеет выбраться из леса и не заблудится. Теперь уж она точно не сумеет заблудиться. Она просто не позволит себе этого.

Девушка поднялась на ноги и сделала несколько шагов по вожделенной тропе. Ну, все, теперь она не спустит с нее глаз. Будет постоянно смотреть себе под ноги, а там хоть трава не расти. Теперь ни за что не позволит себе отвлечься и сойти с нее, зайти в какую-нибудь глушь и главное, забрести в болото.

Сейчас Аннабэл шла очень неторопливо, так как не сводила глаз с дороги и очень боялась ступить хоть на дюйм в сторону. Один раз с ней это произошло, и каков результат? Так что, спешка теперь ничего не решает. Она зашла так далеко от своих похитителей, что они не отыщут ее, даже если будут очень стараться. Да и если на то пошло, в данный момент Аннабэл совершенно не интересовал этот вопрос. Похищение отошло на такой далекий план, что она почти о нем забыла. Вот заблудиться в лесу — это было актуально. И гораздо опаснее, чем все остальное, что уже с ней произошло. Поэтому, перспектива встретить на тропе Грэма, Майка или Терри была куда более привлекательна, чем зайти в то же болото или обнаружить, что под ногами не утоптанная тропа, а нечто совсем другое. Правда, того же Беннета Аннабэл совершенно не хотела встретить, поскольку эта встреча приравнивалась к болоту.

Спустя некоторое время настороженность Аннабэл спала, и она могла идти спокойно, не напрягаясь и не глядя поминутно вниз, словно тропа была живым существом и в любую секунду могла вильнуть в сторону и пропасть. Девушка пришла в себя, повеселела и даже начала помахивать корзинкой в такт шагам. Еще немного — и она стала что-то мурлыкать себе под нос. Потом ей пришло в голову, что эта ситуация ей кое-что напоминает. Причем, очень знакомое. Ну да, точно, Красная шапочка. Красная Шапочка шла по лесу с корзинкой пирожков навестить свою больную бабушку. Сейчас она на нее очень похожа. Вот только Красная Шапочка выглядела куда аккуратнее. И чище, если на то пошло. Замедлив шаг, Аннабэл кинула взгляд на свое платье. Да, вид был, прямо скажем, далеким от идеала. Платье грязное, мятое, в некоторых местах рваное. Ну, еще бы, ведь она спала прямо на земле, прислонившись к стволу дерева.

Остановившись и положив корзинку на землю, девушка принялась отряхивать подол платья от грязи и налипших веточек и травинок, хотя понимала, что этим уже нельзя ничего поправить. Даже если ей и удастся очистить платье, ее вид все равно будет не блестящим. Стряхнув пару сухих листиков, Аннабэл махнула рукой и оставила это гиблое дело. Лучше заняться чем-нибудь более перспективным. К примеру, причесаться.

Это была удачная мысль, беда только в том, что убегая, она не догадалась захватить с собой гребень. Аннабэл с досадой порылась в своей сумочке. Ну конечно, зато носовой платок она прихватила. Вопрос: зачем? Носовой платок — не тот предмет, который пользовался у нее повышенным спросом. От насморка Аннабэл страдала чрезвычайно редко, а плакала не более двух раз в году. И как когда-то справедливо заметил генерал Гарднер, только от злости и досады, что ее желания не исполняются с должной скоростью.

Отбросив сумочку, девушка как могла, пригладила волосы. Глупо, что она не догадалась подумать об этом, когда отправлялась в лес. Рано или поздно она наверняка встретит людей. И что будет, если они, заметив ее, кинутся убегать с криками ужаса? Это не хорошенькая девушка, а какое-то страшное, косматое чудище вышло из леса. Досадно еще и то, что она даже убедиться в этом не могла, поскольку зеркала с собой тоже не захватила.

Наконец, Аннабэл нагнулась за корзинкой. Вспомнила о своей внешности, нашла время. А ведь еще даже из леса не вышла. Вот, когда выйдешь, тогда и подумаешь. А сейчас это совершенно неважно. Кто тебя может здесь увидеть? Любопытная сорока? Так ей все равно, как ты выглядишь. Она и не то видала. Главное сейчас — это выбраться из леса. И еще, постараться никогда больше сюда не заходить.

Надо же было такую глупость сотворить! Потащиться в лес, чтобы сбежать от похитителей! Столько драгоценного времени потерять зря! Давно бы уже дошла до ближайшей деревни и уже наверняка бы сидела в наемном экипаже, в пути до дому. Так нет же, это тебе показалось слишком просто!

Вспомнив о тропе, Аннабэл поспешно глянула вперед и облегченно вздохнула. Вот она, тропа, никуда не делась. И, кажется, лес начал редеть. Да нет, это ей наверняка только кажется, слишком мало прошло времени для того, чтобы его покинуть. Ведь сюда она шла куда дольше. Так что, еще пара часов здоровой пешей прогулки ей обеспечено. Так, стоп!

Аннабэл снова остановилась. Кажется, у нее начинаются галлюцинации. Впрочем, с чего бы это? Она совершенно здорова. Да, но что это тогда впереди такое? Какие-то темные фигуры, которые движутся ей навстречу. Но ведь этого не может быть! Здесь, в лесу и днем с огнем никого не сыскать!

Девушка так и не тронулась с места, напряженно вглядываясь вперед. В ее голову начали закрадываться подозрения одно другого мрачнее. Там впереди кто-то идет. И эти кто-то — люди. А судя по звукам доносящегося до нее разговора — это знакомые люди.

И лишь только разглядев первую фигуру, шагнувшую ей навстречу, Аннабэл догадалась, кто бы это мог быть и с размаху села на траву.

— Не может быть! — громко сказала она, — вас же нет! Вы в городе! Черт!

На это милое приветствие Беннет отозвался:

— Что, не ожидали?

— Нет, — честно признала Аннабэл, — ну, это нечестно! Что вы постоянно попадаетесь на моем пути?

— Смотри, она цела и невредима, — повернувшись, сказал Беннет Грэму с очень заметным отвращением, — конечно, я и не сомневался в этом.

— А вы, конечно, всю дорогу мечтали, что я забреду в болото, — хмыкнула девушка, — как жаль вас разочаровывать!

— Мисс Бэнши, — наклонился к ней Грэм, — с вами все в порядке? Встать можете?

— Естественно, — она легко поднялась на ноги.

— Тогда почему вы сидели?

— Вас увидела. Нет, ну это просто отвратительно! Ну что вам стоит хоть один раз меня не найти?

— Я бы с удовольствием, мисс, — отозвался Грэм, подхватывая ее под руку, — вам помочь дойти?

— Нет, спасибо. Я и сама могу идти. Со мной все в порядке.

— Ну конечно, — проворчал Беннет, — я так и думал. Что с ней может стрястись? Она, разумеется, цела и невредима.

— Не невредима, — уточнила Аннабэл, — меня искусали комары.

Майк и Терри, не сговариваясь, покачали головами. Потом Терри не выдержав, спросил:

— А что это у вас в корзинке, мисс?

— Пирожки, — съязвила девушка.

— Запасливая, — хихикнул Грэм, — я рад, мисс, что вы догадались взять с собой что-нибудь поесть. Но было бы куда лучше, если бы вы пошли не по этой тропе, а по обычной дороге.

— Конечно, там вам было бы куда легче меня найти.

— Не только поэтому. Эта тропа ведет прямиком в болото. Вам очень повезло, что вы туда не попали, мисс.

— Ну почему же, не попала? — Аннабэл пожала плечами, — я там была. Правда, очень недолго.

Слуги переглянулись между собой с совершенно одинаковыми выражениями лиц.

— Она там была! — воскликнул Майк, — я так и думал!

— Вам очень повезло, что вы сумели оттуда выбраться, мисс Бэнши, — серьезно заметил Грэм, — время от времени происходят ужасные случаи, бывает, люди заходят в болото и их засасывает трясина.

— К мисс Бэнши это не относится, — хмыкнул Беннет, — напротив, болоту жутко повезло, что она там не оказалась.

— Ха-ха, — отозвалась Аннабэл презрительно, — этого вам не дождаться. Это просто безобразие!

— Что? — поинтересовался он.

— То, что вы и здесь оказались первым, кого я увидела. Почему вы вечно всюду лезете? Сидели бы дома. Там тепло и сухо.

Грэм громко фыркнул и поспешно отвернулся в сторону. И вовремя, так как Беннет посмотрел на него таким взглядом, что безо всякого сомнения прожег бы на нем дыру, если бы имел такую силу. Впрочем, Майк и Терри тоже тряслись от сдерживаемого хохота, правда, делали это намного тише и незаметнее.

— Мисс, я бы с удовольствием позволил вам оставаться в этом уютном, гостеприимном лесу и дальше, — процедил Беннет сквозь зубы, — будь на то моя воля. Вам здесь самое место.

— Я бы сказала, где вам самое место, — не задержалась с ответом девушка, — но меня с детства учили не выражаться в любом обществе, даже таком, как ваше.

Так что, возвращение до дома было далеко не скучным, поскольку препирательства Аннабэл и Беннета на этом не закончились. И они очень скоро перешли бы на личности, если бы не вмешался Грэм и не сказал, что им лучше поторопиться, если они не хотят тут заночевать.

Возвращение Аннабэл вряд ли можно было назвать триумфальным. Правда, ее с почестями проводили до самой двери комнаты и собственноручно заперли за ней дверь, повернув ключ в замененном замке дважды. Когда эта процедура была выполнена, Беннет вполголоса заметил:

— Глупо было думать, что с ней что-то случится. Она даже не простыла. Да и с чего бы это! Нет, нам еще долго с ней мучиться.

И с этими словами он спустился вниз по лестнице, провожаемый взглядами слуг. Грэм покачал головой и спрятал усмешку, а Майк заметил:

— Я думал, на сей раз он ее точно выпорет.

— Сомневаюсь, — хмыкнул тот, — поскольку он был слишком рад, когда она отыскалась. Да и все мы были рады. Страшно подумать, что было бы, если б этого не случилось.

— Ага, — подтвердил Терри, — я тоже обрадовался. Он бы с нас шкуру спустил, как пить дать.

— Не волнуйся, еще спустит. Это у него не задержится.

Сперва Аннабэл привела себя в порядок и как следует помылась, смывая с себя всю грязь, собранную в лесу и болоте. За этим занятием она ни о чем не думала, поскольку оно занимало в тот момент все ее мысли. Но потом, когда она, чистая и свежая сидела на стуле, в голове появились и иные мысли. Разумеется, это были все те же не отличающиеся оригинальностью идеи. Как сбежать отсюда. Она думала об этом весь день и вечер и даже тогда, когда легла спать. Ничего нового на ум не приходило. Она уже испробовала все способы побега. Никаких более оригинальных способов не было. А раз их нет, то следует использовать то, что есть. Потайной ход заперт надежно, и открыть его не представляется возможным. Окна заколочены. Да она только неделю будет отдирать доски. Значит, остается дверь.

Да, дверь — это был самый разумный выход. Замок она откроет. Это получилось у нее однажды, во второй раз будет куда легче и быстрее. Но дело не в этом. Каким образом она сумеет добраться до ближайшего населенного пункта? Ведь ясно, что даже если она сбежит вечером, то до утра не успеет добраться до деревни. А это значило, что ей нужна лошадь. Вот этой возможности она еще не рассматривала.

Аннабэл приподнялась на локте и убрала со лба волосы. А ведь это просто замечательная идея! И почему она сразу до этого не додумалась? Ей нужно всего лишь взять из конюшни лошадь, и она доберется до дому за какие-нибудь несколько часов, не прибегая к посторонней помощи. Это ведь так просто! Конюшня, конечно, заперта, но с недавних пор замки не являлись преградой для девушки. У нее были шпильки, гвозди и при желании она могла использовать другие подручные средства для достижения цели. Великолепно! Так, решено, она сбежит завтра ночью. И на сей раз точно сбежит, так, что никто не сумеет ее ни найти, ни догнать.

С этими греющими душу мыслями Аннабэл крепко заснула.

Утро показалось девушке замечательным, ясным, теплым и солнечным. Может быть, потому, что у нее было отличное настроение, но и конечно, оно и само по себе было хорошим. Принесший завтрак Грэм заметил ее довольную улыбку и спросил:

— Как вы себя чувствуете, мисс Бэнши?

— Прекрасно, — отозвалась она бодро, — лучше не бывает. А почему вы спросили?

— Да потому, что вы провели целую ночь в лесу, забрели в болото и вообще, испытали кучу трудностей, мисс.

— Я должна была заболеть после всего этого?

— Ну-у, — он подал плечами, — другая на вашем месте непременно бы заболела.

— Другая на моем месте не пошла бы в лес.

— Это верно, — прозвучал знакомый голос от двери.

Аннабэл повернула голову, в принципе уже догадываясь, кто бы это мог быть.

— Тоже пришли посмотреть, не заболела ли я? — осведомилась она ехидно, — или решили полюбоваться, как я ем? Полагаете, я это делаю как-то по-особенному?

Грэм захихикал, не в силах сдержаться. Беннет кинул в его сторону сердитый взгляд.

— Что, очень смешно? — убийственным тоном спросил он.

— Нет, что вы, сэр, — поспешно замотал головой слуга.

— О, я понимаю, как вы хотите, чтобы я заболела, — продолжала Аннабэл, принимаясь за завтрак, — наверное, вы всю ночь не спали в предвкушении этого зрелища. Увы, должна вас разочаровать: я не чувствую в себе никаких признаков приближающейся простуды, ревматизма, лихорадки и всего остального, что могло бы иметь место, но вот не судьба.

— А я думал, что вы молчите хотя бы тогда, когда едите, — съязвил Беннет в ответ на эту тираду.

— Иногда. Но сейчас я просто не могу сдержаться.

— От чего? От того, чтобы сказать мне какую-нибудь гадость?

— Естественно, — фыркнула она, — а вы что ожидали? Что я вам тут в любви признаюсь?

Тут Грэм не выдержал и громко захохотал, держась за живот и перегнувшись почти напополам. Аннабэл фыркнула и, отложив вилку, присоединилась к нему, так как ей собственная шутка показалась очень забавной. Беннет некоторое время молчал, поглядывая то на одного, то на другую, а потом подозрительно скривил губы. Ему наверняка тоже хотелось посмеяться, но он счел, что это будет уже слишком.

Наконец Грэм сумел взять себя в руки и прекратил хохотать, покрепче стиснув зубы. Сквозь них он выдавил:

— Простите, сэр. Не мог сдержаться.

— Я не сомневаюсь. С некоторых пор ты стал очень смешливым. Тебя, я гляжу, веселит решительно все.

— О, он всего лишь продемонстрировал наличие чувства юмора, которым вы не обладаете, — пояснила Аннабэл, снова взяв вилку и прицеливаясь к бекону.

— Зачем? Я не собираюсь вам ничего демонстрировать.

— Очень хорошо, — порадовалась за него девушка, — поскольку я не собираюсь на это смотреть.

— Странно, что у вас сегодня хорошее настроение, после того, как мы помешали вам снова сбежать. На основании этого я заключаю, что вы уже придумали, как это сделать снова.

— Разумеется, — согласно кивнула Аннабэл, — я обязательно сбегу снова. Нельзя давать вам расслабляться, а то вы совсем перестанете мышей ловить. Вам надо помнить, что за мной глаз да глаз нужен.

— О, я помню.

— Плохо помните, — хмыкнула она, — ну да не мне на это жаловаться.

Грэм покачал головой, направляясь к двери. Мисс Бэнши иногда вызывала в нем оторопь, помимо остальных моментов, когда он ею восхищался. Интересно, зачем она сейчас это сказала? Для того, чтобы ее стали еще усиленней охранять? Впрочем, такие пустяки ее никогда не заботили. Если мисс вбила себе в голову, что должна сбежать, она непременно сбежит, даже если ее будут охранять не четверо слуг, а целый десяток. Или больше.

— Замечательно, — отозвался Беннет, разворачиваясь и тоже шагнув к двери, — мы будем охранять вас, очень усиленно, мисс Бэнши. Вам это должно понравиться.

— Очень на это надеюсь, мистер Зануда, — не смолчала девушка ему в спину.

— Что? — он замер и развернулся, — кто?

— У вас еще и со слухом не все в порядке, — она понимающе кивнула головой.

— А с чем у меня еще не в порядке? — почти проревел он.

— С нервами, например. И с головой. Ну, это вы и сами знаете.

Беннет почти вылетел за дверь, сжимая кулаки от ярости. Гадкая, отвратительная девица! Противная, дрянная, языкатая язва! Сколько еще она будет сидеть на его шее и портить его нервы? Поймав сочувственный взгляд Грэма, он погрозил ему кулаком и бегом спустился вниз. Все против него! И даже слуги, которые неизвестно каким образом встали на сторону похищенной. А это особенно его злило.

Грэм вернулся за подносом и грязной посудой, выждав полчаса, прикинув, что за это время Аннабэл успеет наесться. В самом деле, девушка уже закончила завтрак и сидела за столом, отодвинув от себя поднос.

— Чем хотели бы заняться, мисс? — спросил он.

— Не знаю, — она пожала плечами, — думаю, что в карты больше играть не будем.

— Верно, мисс. Хозяин очень уж злится.

— Интересно, когда он не злится? — произнесла она глубокомысленно, — нелегко вам приходится. Он же постоянно бесится. Как вы это терпите.

— Да нет, не постоянно, — хмыкнув, покачал головой слуга.

— А-а, — протянула Аннабэл со смешком, — только тогда, когда меня видит?

Он хихикнул.

— Ну, мисс, вы иногда такое скажете, что просто невозможно удержаться от смеха. Но если на то пошло, то и от злости тоже.

— Папочка всегда говорил, что я и святого из себя выведу, — сообщила Аннабэл не без гордости, — правда, у меня еще не было возможности это проверить. До сих пор я не встретила ни одного святого. А что касается вашего хозяина, то он далеко не святой. И его вывести из себя не стоит и стараться. Конечно, наблюдать за этим забавно, но не всегда полезно для здоровья, если он постоянно за ремень хватается всякий раз, как кто-нибудь скажет ему колкость.

Слуга едва поднос из рук не выронил, ошеломленный такой характеристикой. Он на мгновение представил себе, того Беннета, которого только что нарисовала пред ним Аннабэл и содрогнулся. Слава Богу, их хозяин не таков! Иначе это было бы просто ужасно.

— Книжку почитаете? — спросил он вслух.

— Не хочу я читать ваши книжки, — фыркнула Аннабэл, — что вы мне постоянно предлагаете то, чем я не собираюсь заниматься?

— Понимаю, мисс, но, увы, очередную попытку бегства я вам разрешить не могу.

Теперь захихикала Аннабэл.

— Ну, это я и сама сумею сделать. А сейчас я, пожалуй, порисую. Помнится, я как-то обещала вам подарить одну из своих рисунков.

— Да! — вспомнил Грэм, — буду очень признателен, мисс.

— Только сюжет я сама выберу.

Она пододвинула к себе бумагу и карандаш.

— Ступайте, — велела девушка, — я не люблю, когда мне через плечо заглядывают. Это отвлекает.

— Конечно, конечно, мисс Бэнши, — и слуга заторопился к двери.

Как следует заперев дверь, он отправился вниз, чтобы отнести поднос на кухню и поскорее сообщить остальным, что мисс Бэнши снова взялась за рисование. Этот факт немало интересовал всех слуг, так как они до сих пор не могли забыть ее прежние рисунки и с нетерпением ожидали, что она еще изобразит. На наличие фантазии Аннабэл никак не могла пожаловаться. А если к этому еще прибавить реалистичную манеру изображения и незаурядный талант — то это было еще более желанным. Уж во всяком случае, слуги в этом доме ее искусство оценили в полной мере.

Когда за Грэмом закрылась дверь, Аннабэл призадумалась. На сей раз она уже не думала о побеге, так как этот вопрос был решен накануне. Все уже было расписано, и обдумывать снова и снова было ни к чему. А раз так, то неплохо было бы отвлечься от постоянных мыслей о побеге и заняться каким-нибудь другим делом.

Некоторое время девушка рассматривала различные варианты рисунков, которых в ее голове было не меньше дюжины. Если на свете и было что-то, способное отвлечь ее от усиленных мыслей о побеге, то это было рисование. Подперев голову рукой, Аннабэл водила пальцем по столу и, наконец, набрела на светлую мысль.

Придвинув к себе один из чистых листков бумаги, она сжала в пальцах карандаш и принялась за дело.

Через несколько минут на листе появились очертания головы, потом стали различимы черты лица, а голова украсилась аккуратной прической и маленькими рожками. Хихикнув, Аннабэл осмотрела это критическим взглядом и продолжала начатое с куда большим энтузиазмом. Она даже язык чуть высунула от излишнего усердия, очень довольная собственной сообразительностью и фантазией. Замечательная идея! И как это она не додумалась нарисовать это раньше?

Спустя еще пару часов рисунок был закончен, но Аннабэл на этом не остановилась. В порыве вдохновения она подхватила следующий лист и зачеркала карандашом, воплощая в жизнь новую задумку. Она была столь увлечена своим делом, что совершенно позабыла о том, что наступило время обеда, и что скоро должен был прийти один из слуг с подносом.

И на сей раз человеком, принесшим ей обед, был Грэм. Он не то, что не отказывался это делать, но даже отпихивал остальных, желая быть первым, кто увидит нарисованное. Он приоткрыл дверь и осторожно протиснулся внутрь, так как сзади напирали Майк и Терри. А Билл, как самый скромный, стоял немного поодаль, считая, что у двери места для третьего явно недостаточно.

Плотнее прикрыв за собой дверь, Грэм обернулся, придерживая рукой поднос. Он увидел Аннабэл, сидевшую на стуле с ногами и увлеченно черкавшую по листу бумаги карандашом. Ее волосы растрепались, так как во время творчества она не раз запускала туда пальцы, и теперь свешивались на лицо и стол. Девушка иногда откидывала их назад, но лишь тогда, когда они совершенно закрывали ей обзор.

Это зрелище порадовало душу Грэма, так как говорило о том, что Аннабэл выполняет свое обещание. Он осторожно приблизился и кашлянув, проговорил:

— Обед, мисс Бэнши.

Она мельком глянула на него и кивнула головой.

— Поставьте на стол. Спасибо.

Грэм так и сделал, но все же не утерпел и бросил взгляд на лист бумаги, лежавший перед девушкой. Она заметила это и успела прикрыть его рукой.

— Это еще не готово, — отрезала она, — говорила же, я не люблю, когда смотрят, как я рисую. Вы все увидите позднее.

Грэм послушно кивнул и отступил.

— А вот на это можете посмотреть, — вдруг вспомнила Аннабэл и одним пальцем придвинула к нему другой лист, перевернутый чистой стороной вверх, — и скажите, как вам это.

Слуга кивнул снова и, шагнув к столу, взял рисунок, перевернул и приблизил к глазам.

Некоторое время он молча смотрел на него, не в силах ничего сказать, а потом фыркнул.

— У вас талант, мисс, — сказал он со смешком, — очень похоже. Просто одно лицо.

В самом деле, лицезрение хозяина в несколько необычном для него виде, с рожками на голове было немного странно, но Грэм не мог не признать, что они шли ему настолько, словно он с ними и родился и придавали даже некоторый шарм. Этакий забавный, симпатичный чертик. Аннабэл приостановила свою работу и с интересом посматривала на слугу. Ей явно пришлась по сердцу его реакция.

Грэм захихикал громче, присматриваясь к рисунку. А потом заметил:

— Жаль, что вы в полный рост его не нарисовали, мисс. Бьюсь об заклад, у него появился бы еще и симпатичный хвостик.

— Отличная мысль! — воскликнула Аннабэл.

И Грэм расхохотался в открытую. Аннабэл поддержала его звонким смехом, откинув назад голову. Он окинул ее взглядом и внезапно подумал, что ей рожки пошли бы тоже, а если на то пошло, куда сильнее, чем Беннету. Он даже представил эту картину: Аннабэл с рожками на макушке, игриво помахивающая хвостиком в руке, на котором завязан кокетливый бантик. Эта идея рассмешила его еще сильнее.

— Отдаю должное вашей фантазии, мисс, — закончил он, отсмеявшись, — можно, я возьму это ненадолго?

— Зачем? — она приподняла брови, — ах, да, вы, наверное, хотите показать его остальным. Ну что ж, возьмите. Только у меня к вам небольшая просьба.

— Да, мисс, — с готовностью приостановился Грэм, уже шагнувший к двери.

— Не показывайте его пока своему хозяину. Он его просто порвет, а мне тоже интересно посмотреть, как он на него отреагирует.

— Разумеется, мисс Бэнши, — хихикая, согласился слуга, — я только на минуточку выйду и покажу его Майку и Терри.

— Они за дверью, — понимающе кивнула девушка, — ступайте.

Выйдя за дверь, прижимая к себе рисунок, Грэм прислонился к двери и хитро посмотрел на своих коллег. Те глядели на него в ответ с нетерпением и любопытством.

— Ну что? — не выдержал Терри, — что там?

— Что это у тебя? — задал более конкретный вопрос Майк.

А Билл ничего не сказал, но придвинулся как можно ближе. Грэм выдержал небольшую паузу и торжественно перевернул лист бумаги так, чтобы то, что там изображено, было видно остальным.

Минуты две слуги молча разглядывали рисунок. Первым хихикнул Терри, потом фыркнул Майк, а после этого все четверо дружно расхохотались так, что это наверняка было слышно даже внизу.

— Здорово! — воскликнул Терри, — просто здорово!

— Точно, — вторил ему Майк.

— А что, ему идет. Нет, правда. Посмотрите. Такое впечатление, что он с ними родился.

— Согласен.

— Господи, не дай бог, хозяин это увидит, — заметил Билл.

Они поспешно оглянулись, ожидая, что Беннет мог незаметно подкрасться к ним со спины и теперь заглядывает через плечо. Но там никого не было.

— Ф-фу, — перевел дух Терри, — да, ты прав, Билли. Ему это показывать ни в коем случае нельзя. Во всяком случае, не нам.

— Мисс Бэнши сказала, что сама ему это покажет, — уточнил Грэм, хмыкая.

— Ну и ну, — парень покачал головой, — она смелая. Этого у нее не отнять.

— Ладно, хватит, — Грэм решительно отобрал у них рисунок, — пойду верну его. А вы, трое придержите языки и не болтайте.

Но, разумеется, от такого было почти невозможно удержаться. И спустя несколько минут о происшедшем узнал весь дом, за исключением самого хозяина. Но и это длилось недолго, поскольку он вышел из своей комнаты и осведомился у Терри, который веселился громче остальных:

— По какому поводу веселье?

— О, сэр, — замялся Терри, у которого живо прошел приступ хохота, — э-э-э… ничего… ничего особенного.

— Вот, я и хочу узнать, что это за «ничего особенного», — с нажимом произнес Беннет.

Терри успел подумать, что идея с рожками, пришедшая в голову Аннабэл, не так уж и фантастична.

На вопрос хозяина ответил сам Грэм:

— Мисс Бэнши нарисовала рисунок, сэр.

— Ах, вот как, — протянул тот, — и это вас так развеселило. Интересно. Очень интересно. Дайте подумать, что же там могло быть такого забавного? Надеюсь, она не меня нарисовала?

Этот вопрос был встречен гробовым молчанием.

— Ясно. Все ясно.

Слуги проводили взглядами его удаляющуюся наверх спину и переглянулись. Терри тяжело вздохнул, а Грэм философски произнес:

— Ну что ж. Не этого ли она хотела?


7 глава | Побег на спорную руку | 9 глава