home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Война, которой не было

По тревоге советские УРовские части по всей границе с Генерал-губернаторством занимают ДОС линии Молотова. Вскоре к ним присоединяются поднятые по тревоге передовые батальоны из полков стрелковых дивизий, выделенных для прикрытия границы. Уже ночью из тыла подвозятся на грузовиках вторые батальоны тех же полков. Последние несколько сотен метров бойцы и командиры проходят пешком, стараясь не звенеть оружием и амуницией. Обратным рейсом грузовики забирают строителей, занимавшихся постройкой ДОТов. Не успевает затихнуть негромкое урчание «полуторок», как раздается грохот сотен орудий. Пока взрывы гремят непосредственно на границе. До главной полосы обороны долетают лишь отдельные снаряды — ДОТы располагаются чуть в глубине советской территории. Над головами торопливо занимающих окопы пехотинцев пролетают самолеты с крестами на крыльях.

Самолеты противника летели атаковать советские аэродромы. Первый налет большинство авиаполков выдерживает. Однако авиаудары следуют один за другим. Наиболее интенсивному воздействию подвергаются аэродромы в белостокском выступе. Тем не менее даже удачные налеты не привели к избиению на земле истребителей 9-й авиадивизии. «Миги» уничтожались только прямым попаданием в капонир. Даже близкие разрывы не приводили к уничтожению самолета. Осколки авиабомб поглощались земляными валами. Были сожжены только старые И-153, которые еще оставались в авиаполках. Капониры для них построить просто не успели. «Чайки» были выстроены на краю летного поля. Также было сожжено несколько еще не собранных «мигов», недавно прибывших с завода.

Напротив, несмотря на принятые меры, 10-я авиадивизия 4-й армии была разгромлена на аэродромах и в воздухе уже в первые часы войны. Под Брестом действовала 51-я истребительная эскадра Вернера Мельдерса. Поэтому любой советский самолет в этом районе рисковал быть сбитым если не в первом, то во втором вылете. Однако те несколько вылетов, которые успели сделать пилоты 10-й авиадивизии к границе, позволили им заметить крупные массы техники на переправах через Буг. Прорваться к самим переправам помешал плотный зенитный огонь и вражеские истребители.

Момент внезапности также сыграл на руку немцам в полосе наступления 2-й танковой группы. «Ныряющие» танки переправляются к северу и югу от Бреста и захватывают плацдармы. Танковый бой между «ныряющими» танками 2-й танковой группы и Т-26 14-го мехкорпуса заканчивается разгромом батальона советских легких танков. Однако расширение плацдарма 2-й танковой группой к северу от Бреста проходит с немалыми трудностями. Выдвинутые незадолго до вторжения из глубины советские части существенно усиливают оборону на границе. Захваченный плацдарм также не удается расширить в связи с тем, что переправа танков через построенный мост идет медленно. Намного успешнее развивается наступление XXIV танкового корпуса южнее Бреста. Здесь оборона советских войск оказывается намного слабее. Основным сдерживающим фактором становится лесисто-болотистая местность, а не сопротивление советских войск.

Тем временем путаные донесения летчиков о шквале огня и плотном истребительном «зонтике» в районе Бреста заставили нацелить на переправы через Буг и прилегающие к ним дороги авиаполки с новейшей матчастью. Полеты «мигов» 9-й авиадивизии в район Семятичей показали скопление на переправах массы гужевого транспорта и небольшое число автомашин. Эти доклады успокоили Павлова — в полосе 10-й армии была пехота. Во второй половине дня 22 июня в район Бреста отправились три девятки Пе-2 из 17-й авиадивизии под прикрытием истребителей Як-1. Аэродромы авиадивизии остались практически не атакованными, и она сохранила свою матчасть. Задачей авиаторов была разведка и бомбометание по обнаруженным целям. Издалека был виден столб белесого дыма над Брестской крепостью. На лесных дорогах к югу от Бреста, почти у самой границы, летчики увидели плотную пробку из грузовых и легковых автомобилей. «Пешки» одна за другой зашли на цель. Бомбы рвались в гуще стоявших бампер к бамперу автомашин. Уходившие на восток авиаторы «пешек» и Як-1 с удовлетворением видели позади поднимавшийся над лесом густой черный дым. Однако только первой девятке удалось отбомбиться безнаказанно и уйти на большой скорости со снижением. Вторая была атакована «Мессершмиттами». Поначалу немецкие летчики опознают незнакомые самолеты как французские «Потезы». Несколько советских бомбардировщиков было сбито. Мельдерс лично вылетел на «Шторхе» на место падения нового советского самолета. Он оценил изящество линий и двухкилевое оперение, из-за которых незнакомую машину поначалу назвали «Потезом», еще в воздухе. В груде обломков с трудом можно было узнать тот красивый самолет, но снятые с деталей шильдики опровергали французское или американское происхождение машины.

Впрочем, удары бомбардировщиков из 17-й авиадивизии в районе Бреста не причиняют большого ущерба танковым соединениям 2-й танковой группы. Сброшенные с горизонтального полета бомбы далеко не всегда находили себе цель. Однако скоростные самолеты новых типов становятся «глазами» штаба фронта. Они видят на дорогах к северу и югу от Бреста крупные массы танков. Задержка XXXXVII и XXIV танковых корпусов на переправах через Буг и в труднопроходимой местности в первый день войны становится почти роковой. Лично Павлов со всевозрастающим беспокойством опрашивает вернувшиеся из ада под Брестом экипажи «пешек». Они рассказывают про длинные колонны из танков и грузовиков, растянувшиеся по лесным дорогам к югу от Бреста. Авиаторы показывали на карте длину колонн, и Павлов мрачнел. Ему как танкисту не нужно было объяснять, что означают эти длинные колонны. Такое количество техники могло принадлежать только крупным механизированным соединениям.

Великая Отечественная альтернатива

Вечернее совещание в штабе Западного фронта с участием прибывшего в Минск маршала Б. М. Шапошникова было коротким. Он лично санкционировал передачу Западному фронту 9-го механизированного корпуса. Рокоссовский получил приказ на сосредоточение корпуса в лесах между Кобрином и Пинском. Этот приказ не застал его врасплох. По распоряжению командира 9-го мехкорпуса за последние три недели были тщательно отрекогносцированы возможные маршруты выдвижения дивизий для контрударов. Рокоссовский осознавал трудности маршей в бедных дорогами лесах и подошел к вопросу планирования маршей со всей возможной скрупулезностью. Отдельно были продуманы маршруты выдвижения тяжелых танков КВ. Их выдерживали далеко не все мосты, и, несмотря на усиление ряда мостов и подготовку бродов, маршруты тяжелых танков были весьма замысловатыми.

Шапошников заверил Павлова, что прорыв в полосе соседнего округа (ставшего Северо-Западным фронтом) будет парироваться прибывающими из глубины страны войсками. В их числе был 7-й механизированный корпус из Московского военного округа. Шапошников уверенно сказал, что на рубеже Западной Двины и Днепра еще до начала войны было сосредоточено несколько армий из внутренних округов. Одна из них, 20-я армия, будет подтянута к Минску и в ближайшие дни займет Минский УР.

Таким образом, Западный фронт должен был сосредоточить усилия на парировании прорыва крупных механизированных соединений противника на Слоним и Барановичи. С фланга на рубеже Нарева фланг контрудара должна была прикрывать 10-я армия. Ее подвижным резервом был 13-й механизированный корпус. В свою очередь, 6-й мехкорпус должен был атаковать на юг, нанося удар в направлении шоссе Брест — Минск. Прикрытие с воздуха обеспечивали сохранившиеся «миги» 9-й авиадивизии. Острия ударов двух механизированных корпусов — 6-го мехкорпуса Хацкилевича и 9-го мехкорпуса Рокоссовского — должны были сойтись на шоссе Брест — Минск к востоку от Бреста.

Если обстановку в полосе ЗапОВО, ставшего Западным фронтом, можно было характеризовать как положение неустойчивого равновесия, то на Юго-Западном фронте первый день боевых действий стал настоящим триумфом советской обороны. За счет выдвижения к границе «глубинных корпусов» и 5-й армии Потапова, и 6-й армии Музыченко удалось образовать плотный фронт обороны. Первый удар встретили УРы линии Молотова, заполненные частями дивизий приграничных корпусов. Вскоре к ним присоединились дивизии «глубинных» корпусов, подошедшие на линию границы во второй половине дня. Ни под Сокалем, ни под Владимиром-Волынским немецким войскам не удалось образовать плацдарма достаточной глубины для ввода в бой танковых дивизий 1-й танковой группы. Пехотные дивизии с трудом прокладывали себе путь через ДОТы. Они оказались неожиданно прочными и стойкими. Шаровые установки орудий ДОТов выдерживали пламя огнеметов. С большим трудом немецким частям удалось блокировать несколько бункеров и создать предпосылки для взлома обороны 5-й армии. Тем временем были подняты по тревоге и выведены в выжидательные районы дивизии 8-го механизированного корпуса. Они были замаскированы в лесах в районе Лешнева.

Великая Отечественная альтернатива

Однако триумф Юго-Западного фронта в глазах Верховного командования оттенялся неудачами в Прибалтике. Несмотря на то что оборона на границе была существенно усилена за счет выдвинутых из глубины корпусов и дивизий, двум немецким танковым группам все же удалось пробиться через приграничные укрепления. Лидером наступления стал LVI корпус Манштейна, прорвавшийся почти на 30-километровую глубину и уверенно двигавшийся к Двинску (Даугавпилсу). Тем не менее глубокого прорыва по всему фронту у немцев все же не получилось. Когда 3-я танковая группа во второй половине дня 22 июня 1941 г. вышла к Неману, все мосты через него были уже взорваны. С другого берега Немана несколько зазевавшихся немецких танков были расстреляны 76-мм орудиями новых советских танков. Это было первое столкновение немецких танкистов с новой советской бронетехникой.

Второй день боев принес новые разочарования командующему 2-й танковой группой Гейнцу Гудериану. Дивизиям его XXXXVII корпуса удалось преодолеть оборону 4-й армии к северу от Бреста. Однако вместо быстрого прорыва на оперативный простор они столкнулись с занявшей оборону на рубеже реки Яссельда 100-й стрелковой дивизией Руссиянова. Опорой советской обороны стал болотистый участок шириной почти 5 км, через который на протяжении 50 км проходило всего одно шоссе с мостом через Яссельду. Попытки атаковать вдоль этого шоссе потерпели неудачу. Немецкие танки, двигавшиеся гуськом по одной дороге, расстреливались метким огнем советских дивизионных пушек. Попытки съехать с дороги приводили к завязанию танков и их последующему расстрелу. Дым от горящих «панцеров» был виден издалека и вызвал неудовольствие не только у Гудериана, но и у командующего группой армий «Центр» фон Бока.

Лидером наступления 2-й танковой группы становится XXIV танковый корпус. Он медленно, но верно продвигается вдоль шоссе Брест — Минск на Барановичи. Однако командир корпуса Гейер фон Швеппенбург еще не догадывался, что советское командование собирает против него «клещи» с большим количеством новых танков. Рокоссовского торопили из штаба фронта, но он упорно ждал сосредоточения основных сил своего мехкорпуса для мощного контрудара. Всеми силами он старался избежать ввода своих дивизий в бой по частям. Все равно пришлось бы атаковать, не дожидаясь отставших и вышедших из строя в ходе марша машин.

Великая Отечественная альтернатива

В наступление механизированные корпуса Хацкилевича и Рокоссовского перешли 24 июня 1941 г. Если удар 6-го мехкорпуса еще был в некоторой степени спрогнозирован, то вышедший из лесов 9-й мехкорпус оказался крайне неприятным сюрпризом. Растянувшиеся вдоль шоссе на Барановичи немецкие части не смогли оказать адекватного сопротивления. Ударом по сходящимся направлениям 3-я и 4-я танковые дивизии оказались отсечены от главных сил 2-й танковой группы. Гудериан был вынужден спешно вводить для их деблокирования свежий XXXXVI моторизованный корпус. На два советских мехкорпуса обрушились мощные удары авиации 6-го воздушного флота. Новые истребители 9-й и 17-й авиадивизий оказали ожесточенное сопротивление, но превосходство в выучке пилотов и тактике воздушного боя привело к вытеснению советских истребителей из воздушного пространства над шоссе. Немецкие пикирующие бомбардировщики не могли вывести из строя советские танки, но они устроили жестокий разгром артиллерии и тылам двух мехкорпусов. Деблокирующий удар XXXXVI корпуса и встречное наступление 3-й и 4-й танковых дивизий позволили немцам вырваться из западни. Однако темп наступления 2-й танковой группы на Минск был безнадежно потерян.

Намного успешнее действовала в эти дни 3-я танковая группа. При поддержке мощных ударов пикировщиков VIII авиакорпуса корпусам Гота удалось форсировать Неман. На рубеж этой реки отошли левофланговые дивизии 11-й армии Северо-Западного фронта. На руку немцам сыграло то, что по приказу командования фронта 5-я танковая дивизия была снята из района Алитуса и оттянута назад. Командование предполагало ее использование для контрудара по 4-й танковой группе. Однако отсутствие подвижного резерва отрицательно сказалось на оборонительных действиях советских войск на Немане. Их оборона была прорвана, и немецкие танки устремились к Минску.

Тем не менее задержка «блицкрига» на подступах к Неману и под Брестом работала на советское командование. Заблаговременное подтягивание армий внутренних округов на рубеж Западной Двины и Днепра позволило с началом войны выдвинуть их на рубеж старой границы. 22-я армия заняла Полоцкий УР, 20-я армия — Минский УР, 21-я армия — недостроенный Слуцкий УР и построенный Мозырский УР.

Переброшенный из Московского военного округа 7-й механизированный корпус был использован для контрудара во фланг наступающему на Минск XXXIX моторизованному корпусу 3-й танковой группы. LVII моторизованный корпус оставался на внутреннем фланге спланированного немцами окружения. В треугольнике Молодечно — Борисов — Минск разыгралось крупное танковое сражение. Вооруженный в основном танками Т-26 и БТ, 7-й механизированный корпус сгорел как свеча в этом сражении. Но его яростные атаки предотвратили прорыв немецких танков через Минский УР.

Примерно такая же ситуация сложилась в ходе реального Смоленского сражения, когда контрудары оперативных групп мешали смыканию кольца окружения вокруг 16-й и 20-й армий под Смоленском. Как у Гудериана, так и у Гота не было достаточно сил для последнего удара. Обе танковые группы были скованы советскими контрударами. В рассматриваемой нами альтернативе такие контрудары предотвратят захват немцами Минска.

Великая Отечественная альтернатива

Несмотря на крупный успех в сдерживании 2-й танковой группы, командование Западного фронта тем не менее было далеко от радужной оценки обстановки. Глубокий охват войск фронта из Прибалтики создавал серьезную угрозу перехвата основных линий снабжения войск 3, 4, 10 и 13-й армий. Наступление пехоты немецких 4-й и 9-й армий методично оттесняло войска фронта на восток, в труднопроходимые районы Налибокской пущи. Кроме того, захваченные в ходе окружения передовых дивизий XXXIV корпуса документы дали Павлову исчерпывающую информацию о реальной ударной мощи 2-й танковой группы. Ей был нанесен сильный удар, но месть могла последовать со дня на день. После долгих споров с Верховным командованием было принято решение отходить на рубеж старой границы. Прикрываясь арьергардами из состава механизированных корпусов, войска Западного фронта отошли на рубеж старой границы. Отходящие от рубежа к рубежу колонны подвергались сильным ударам авиации, не обошлось без нескольких тактических «котлов». Однако войска четырех армий сохранили боеспособность. На рубеже старой границы они занимали оборону, уплотняя образованный армиями внутренних округов фронт. Было образовано Западное направление под командованием наркома обороны Тимошенко.

Головной болью Верховного командования в июне 1941 г. оставалась Прибалтика. Здесь немцы добились быстрого продвижения вперед, и выстроить устойчивый фронт не удавалось. Это было объективно обусловлено соотношением сил группы армий «Север» и Северо-Западного фронта. Однако с подходом армий внутренних округов советское командование решило взять быка за рога. В 22-й армии были собраны оставшиеся в распоряжении советского командования в Прибалтике механизированные соединения. Здесь оказался 1-й механизированный корпус (без 1-й танковой дивизии, убывшей под Кандалакшу), чудом вырванная из-под парового катка группы Гота 5-я танковая дивизия и прибывшая из глубины страны 48-я танковая дивизия 23-го мехкорпуса. Именно этими силами был нанесен мощный контрудар из района Полоцка в тыл германскому плацдарму у Двинска (Даугавпилса). Несмотря на тщательную подготовку, контрудар имел лишь частичный успех. Под угрозой окружения LVI моторизованный корпус эвакуировал плацдарм под Двинском. Однако вскоре на это направление командованием 4-й танковой группы был развернут XXXXI танковый корпус. Подход свежих сил немцев быстро превратил успешно начавшийся контрудар в катастрофу. Однако общим итогом сражения стало сохранение Северо-Западным фронтом рубежа Западной Двины на всем ее протяжении от Риги до Даугавпилса.

Медленный прорыв войсками группы армий «Юг» пограничных укреплений на Украине привел к полному фиаско немецкого наступления на этом направлении. Фронт 5, 6 и 26-й армий был уже в первые два дня боев существенно усилен за счет дивизий «глубинных» корпусов — 31, 36, 37и 55-го стрелковых корпусов. С большим трудом 6-й армии удалось расширить плацдармы на восточном берегу Буга и ввести в бой танковые дивизии III и XXXXVIII моторизованных корпусов. 11-я танковая дивизия «вскрыла» плацдарм под Сокалем и устремилась на восток, к Берестечко. Однако в этот момент последовал контрудар 8-го механизированного корпуса. Новым советским танкам удалось прорваться прямо к берегу Буга. КВ и Т-34 расстреливали из своих орудий сооруженные немцами мосты. Тем не менее дезорганизация ПВО мостов через Буг, ввиду прорыва к ним советских танков, благоприятствовала успеху авиации. Мосты под Сокалем были разрушены ударами СБ и ДБ-3 ВВС Юго-Западного фронта.

Однако триумф советских танкистов был краткосрочным. Атаки на ощетинившийся 88-мм зенитками плацдарм привели к тяжелым потерям танков 8-го мехкорпуса. Он был обескровлен буквально за два дня. Все пространство перед плацдармом, на самом плацдарме и даже на берегу Буга было заставлено обгорелыми остовами новейших КВ и Т-34, старых, но внушительных Т-35 и многочисленными Т-26 и БТ. Германское командование изменило свои планы и бросило в атаку с плацдарма находившийся в резерве XIV танковый корпус Виттерсгейма. Совместное наступление XXXXVIII и XIV танковых корпусов поколебало оборону 5-й армии. Первым же ударом немцы вышли в тыл советской обороны на периметре плацдарма под Владимиром-Волынским. Его оборона рухнула, и на восток устремился III танковый корпус. Понесшие в долгих и безуспешных атаках на плацдарм большие потери войска беспорядочно отступали на восток. Остановить немецкое наступление удалось только на рубеже Луцк — Дубно, опершись на заболоченную долину Стыри. Угроза прорыва немецких танков из района Берестечко-Броды на юг заставила командование Юго-Западного фронта эвакуировать львовский выступ. Этот отход стоил должности командующему Юго-Западным фронтом М. П. Кирпоносу. Он был заменен на С. К. Тимошенко.

Поскольку на Западном фронте ситуацию удалось спасти от сползания к катастрофе, на Юго-Западном фронте остаются две армии внутренних округов — 16-я и 19-я. Это позволяет, так же как и в Белоруссии, заблаговременно занять рубеж старой границы. Поэтому положение Юго-Западного фронта осталось устойчивым даже после начала немецко-румынского наступления с территории Румынии. Армии Конева и Лукина были использованы для парирования возникшего кризиса.


Так или примерно так могли развиваться события в том случае, если бы в силу стечения тех или иных обстоятельств советским военным руководством были бы предприняты контрмеры перед лицом надвигающегося вторжения Германии. Разгром лета 1941 г. был обусловлен рядом обратимых обстоятельств. Не следует списывать его исключительно на органические пороки Красной армии. В случае ликвидации главного неблагоприятного фактора — упреждения в развертывании — ситуация развивалась бы менее драматично. Как мне, надеюсь, удалось показать, даже при смягчении удара, понижении «градуса» упреждения в развертывании немецкий «блицкриг» мог потерять темп гораздо раньше.

Напоследок хотелось бы сказать следующее. Иногда предлагается искать решение проблем 1941 г. исключительно на тактическом уровне, причем в пассивном ключе. Раздаются слова о том, что следовало танки мехкорпусов вкапывать в землю, устраивать засады. В какой-то мере это можно считать следствием пацифистской пропагандистской кампании, развернутой в последние годы существования СССР. Тогда даже дело доходило до того, что в Уставе оборону поставили впереди наступления, сломав традицию предыдущих десятилетий.

С сожалением приходится констатировать, что поклонниками «прочной обороны» неверно интерпретируется опыт удачных «засадных» действий и игнорируются неудачи на этом поприще. Сравнительно удачный опыт сдерживающих действий бригады М. Е. Катукова под Мценском в начале октября 1941 г. и очень спорные с точки зрения результата действия 1-й моторизованной дивизии Я. Г. Крейзера на борисовском направлении в июле 1941 г. — это борьба на внешнем фронте окружения. В одном случае это был внешний фронт Брянского «котла», во втором — внешний фронт окружения под Минском. В том и в другом случае немцами преследовались задачи лишь максимально отодвинуть на восток внешний фронт окружения, обеспечить ликвидацию «котла». Но не более того. То есть действия Катукова и Крейзера ни в коей мере нельзя назвать успешным выполнением задачи удержать немцев на направлении их главного удара. «Прочная оборона» Красной армией тоже практиковалась, но это не стало панацеей. Успешное удержание Полоцкого УРа 174-й дивизией Зыгина не помешало немцам обойти УР через Витебск. Занявшие оборону в Минском УРе 64-я и 108-я стрелковые дивизии были сокрушены грубой силой.

Только построение обороны с достаточной плотностью в километрах на дивизию могло обеспечить устойчивость фронта. Ликвидация прорывов и брешей в построении армий трех фронтов была бы немыслимой без контрударов механизированных соединений. Также именно контрудары, а не пассивное ожидание могло срывать планы противника. Красная армия и ее командиры и командующие реальным летом 1941 г. не были идиотами. Они чаще всего оказывались в плену обстоятельств, найти правильную дорогу к выходу из которых не всегда смог бы даже военный гений.


Искусство не быть Варроном | Великая Отечественная альтернатива | Искусство не быть Варроном II. Предельный вариант