home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



«Припятская проблема»: белорусский вариант

Припятская область позволяла нависать как над флангом 1-й танковой группы (что благополучно делала 5-я армия ЮЗФ), так и над флангом 2-й танковой группы (что сделано не было). Необходимым условием осуществления этого нависания было удержание обороны фронтом на запад. В труднопроходимой лесисто-болотистой местности это было делать проще — можно было оборонять направления, перекрывая немногие дороги. Соответственно, сдерживание с фронта наступающих параллельно танковым группам пехотных соединений Вермахта приводило к разрыву между ними и вырвавшимися вперед моторизованными корпусами. У танковой группы появлялся растянутый фланг, причем на этом фланге была непросматриваемая с воздуха местность. К чему это приводило, показано выше на примере 5-й армии — переоценке немцами засевших в лесах войск. Периодические выпады из лесов на проходившие мимо них пути снабжения танковой группы только усугубляли бы эту завышенную оценку. На выходе затраты немцами крупных сил на защиту фланга и дорогостоящие экспедиции в глубь лесов. Командование 4-й армии эту богатую идею провалило. Фактически в штабе 4-й армии… забыли об одной из своих дивизий, которая вела бои южнее Бреста. Бывший начальник штаба 4-й армии Л. М. Сандалов впоследствии писал:

Великая Отечественная альтернатива

«В ночь на 26 июня соединения и части 4-й армии продолжали вести тяжелые оборонительные бои с частями 2-й танковой группы противника на барановичско-слуцком и пинском направлениях:

[…]

75-я стрелковая дивизия, сохраняя полную боеспособность, продолжала контратаковать части 255-й и 267-й пехотных дивизий противника в районе Малориты»[8].

Фронт давно откатился на восток, бои уже шли под Барановичами и на подступах к Слуцкому УРу, а 75-я стрелковая дивизия продолжает вести бой под Малоритой. Далее Сандалов признается: «В штабе армии имелись отрывочные сведения о 75-й стрелковой дивизии».

Характер действий 75-й стрелковой дивизии подтверждает командующий 2-й танковой группой. В мемуарах он писал: «В 20 час. 15 мин. [24 июня. — А.И.] я снова в своем штабе. Там я узнал о тяжелых боях на нашем правом фланге, где с 23 июня у Малорита 53-й армейский корпус успешно отбивал атаки русских»[9].

Атаки эти были бессмысленными — радикально изменить обстановку под Малоритой и Брестом 75-я стрелковая дивизия не могла. При этом соединение сохраняло боеспособность. В описании Сандаловым июльских боев обнаруживается прекрасное:

«Части 75-й стрелковой дивизии в районе Малориты, израсходовав почти все боеприпасы и горючее, не могли продолжать бои с прежней силой. Но так как противник отвел с этого направления почти все свои части (!!! — А.И.), то с целью упреждения выхода его в район Мозыря дивизия по своей инициативе (!!! — А.И.) 2 и 3 июля начала отход лесными дорогами южнее Днепровско-Бугского канала к Пинску»[10].

Комментарии, как говорится, излишни. По существу, дивизия и ее командир генерал-майор С. И. Недвигин были предоставлены самим себе.

Разумеется, для устойчивой обороны в Припятской области нужно было еще обойтись без подрыва складов и оставления войск без боеприпасов. О чем идет речь? В адрес Жукова, Берии и Маленкова из 3-го Управления НКО СССР 8 июля 1941 г. был направлен любопытный документ о положении на Западном фронте. В нем говорилось следующее:

«23 июня он [командующий 4-й армией Коробков. — А.И.] вместе со своим штабом уехал в Пинск, где областному военкому майору Емельянову сказал, что «нас окружают войска противника», и, не отдав никаких приказаний о подготовке частей к бою, уехал в Минск. Майор Емельянов, как начальник Пинского гарнизона […], приказал начальнику окружного склада № 847, воентехнику 1 ранга Разумовскому взорвать склад. Это приказание Разумовский выполнил 24 июня. Взрывом склада уничтожено около 300–400 вагонов артснарядов разных калибров, винтовочных патронов и других боеприпасов, в то время как части 4-й армии, находившиеся за 70 км от Пинска, оставались без боеприпасов. Взрыв склада осложнил военные операции частей Красной армии, действовавших на фронте».

Если не взрывать склады и «держать руку на пульсе» 75-й стрелковой дивизии, можно удерживать необходимые для угрозы флангу 2-й танковой группы позиции. На складах в районе Пинска имелись и боеприпасы, и горючее (в Лахве, в 70 км восточнее Пинска), и продовольствие (склад № 820 в Лунинец), и медикаменты. Все это обеспечивало достаточно высокую устойчивость для обороняющих этот район войск. В реальном 1941 г. Пинск был потерян 5 июля 1941 г.


Небольшой отряд красноармейцев внимательно разглядывал кружащий над лесом самолет. Наконец, раздался возглас: «Наш истребитель! Звезды!» Во время очередного круга над лесом летчик заметил солдат и командиров, снизился, и вниз полетел вымпел. В нем содержался приказ на отход в направлении Пинска. В результате быстрого наступления 2-й танковой группы части и подразделения 4-й армии Западного фронта оказались рассеяны по лесам, и управление ими оказалось практически потеряно. При этом отряды все еще сохраняли боеспособность, а у некоторых из них оставалась бронетехника.

На розыск этих разрозненных групп были направлены еще остававшиеся в распоряжении советского командования самолеты. Группам сбрасывались вымпелы с одним и тем же приказом — идти в направлении Пинска.

Удары танков Гудериана и артиллерии 4-й армии Клюге прошлись огнем и мечом по позициям большинства частей и соединений 4-й армии. Однако 75-я стрелковая дивизия, чьи позиции располагались южнее Бреста, в районе Малориты, избежала этой участи и постепенно отходила лесами на восток. Поскольку фронт в полосе наступления 2-й танковой группы двигался гораздо быстрее, дивизия генерал-майора Недвигина постепенно загибала свой правый фланг фронтом на север. Постепенно фронтом на север оказалось большинство подразделений дивизии. Постепенно в расположение 75-й стрелковой дивизии отходили разрозненные части разбитых соединений. Здесь они имели возможность пополнить запасы боеприпасов, горючего и продовольствия.

Попытки немцев очистить район Пинска успеха не имели. Наступление 45-й пехотной дивизии на Пинск было отражено. Вскоре последовал ответный ход — контрудар в направлении Слуцка, а затем Бобруйска. Активность советских войск на северной границе Припятской области заставила немецкое командование держать для обороны этого направления армейский корпус, растянутый в нитку вдоль лесов и болот. Тем самым он был исключен из состава войск, наступающих дальше на восток.


Удержание позиций в Припятской области фронтом на запад и на север улучшит условия для июльских контрударов во фланг группы армий «Центр» — наступающему 63-му стрелковому корпусу будут противостоять меньшие силы. Возможно, удержание Красной армией позиций на фланге 2-й танковой группы заставит Гудериана уменьшить глубину наступления своего правофлангового XXIV моторизованного корпуса.


Города-крепости | Великая Отечественная альтернатива | Контрудар «группы Костенко»