home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Глава 10

К месту сбора войск моя дружина отправилась двумя группами. Самая маленькая – это грузовики и боевая техника, с ними часть големов. Вторая группа, примерно три четвёртых моего войска, а так же обоз, двигалась следом в повозках или в седле. Получилось всё так из-за разницы в скоростях, ну не могли угнаться даже скоростные химеры за «камазами». Только гвардейцы, которых стало уже пятеро, могли поддерживать требуемую скорость передвижения.

К слову, о моих самых сильных бойцах. Пятеро их стало не потому, что не нашел больше, а из-за отсутствия доспехов для бойцов и их скакунов. Всё моё время и все мои силы ушли на подготовку к будущим сражениям. В частности, я зачаровывал крупнокалиберные пули для винтовок и пулемётов, мины и снаряды, кое-какие детали в бронетехнике. С последней работал и Ежов, который после смерти своей подружки с головой ушёл в дела. Он по просьбам дружинников, которые сидели в экипажах БМП и «панцире» скопировал несколько десятков деталей из тех, что больше других испытывают огромные нагрузки и от того чаще всего выходят из строя. Дополнительно часть их я укрепил своей кровью. Но основная его работа была в копировании боеприпасов – мин, снарядов, ВОГов и крупнокалиберных патронов.

На войну (чужую, правда, но она должна мне принести немалые дивиденды и уже ради этого стоило на неё отправиться) выехали два «камаза» с ЗСУ в кузове каждого, три БМП-3 со стандартным вооружением, две с длинноствольными орудиями 57-миллиметров и один «панцирь-1С» на базе всё той же «трёшки». Машины сопровождали пятьдесят дружинников. Шацкий и Цезарь ехали со мной, Бетонов и Буйнов сопровождали вторую группу. Николая я оставил «на хозяйстве». Ему предстояло метаться по всему виконству, пардон, графству. И пусть даже у него имелась машина для этих целей (на лошади всю задницу сотрёшь и никуда толком не успеешь), но всё равно ему придётся несладко.

Из дружинников никто не роптал. Скорее наоборот, все с нетерпением ждали момента, когда же смогут повоевать. Смерть никого не пугала: нетерисы относились к ней философски, а земляне брали с тех пример и успели заматереть в патрулях и стычках с разбойниками. Недаром говорится: с кем поведёшься – от того и наберёшься.

- Ого, а тут народу не хухры-мухры! – воскликнул Цезарь, когда мы добрались до места, где расположилась королевская армия.

- Тут немалая часть обозных палаток и фургонов с фуражом, не только солдатские стоят, - сказал ему Шацкий. – Вить, где встанем?

- С краю, за лагерем. Не нужно, чтобы наши бойцы с местными имели тесный контакт, - ответил ему я. – Тут шпионов должно быть прорва просто. Ещё технику нам испортят, уроды.

- Тогда вон там встанем, - махнул он рукой на восточную часть лагеря. – Там чистое место, так что не подкрадётся никто. И лес в другой стороне, потому никто через нас не попрётся за дровами или жердями для шатров.

- Тогда вы начинайте лагерь развёртывать, а я пойду, представлюсь местным шишкам.

- Удачи, Вить, - пожелали мне помощники.

В лагере всем заправлял на данный момент первый маршал королевства маркиз Ла Аэйкар. Он меня принял лично и сразу же, как только я представился его пажу или оруженосцу (вот не знаю, кто это был).

- Граф, ты очень быстро прибыл, - сказал маркиз после взаимного приветствия. – Ожидал через неделю, не раньше.

- Со мной лишь часть дружины и особое оружие из моего мира. Остальные солдаты будут здесь через несколько дней.

- Много их?

Я ответил и тут же задал вопрос о количестве нашей армии и вражеской.

- У врагов всё просто отлично, - скривился собеседник. – Их армия уже насчитывает шесть тысяч солдат. Среди них полторы тысячи лёгкой кавалерии и три сотни тяжёлой рыцарской. У нас дело обстоит несколько наоборот: полтысячи рыцарей с тяжёлыми конными латниками и всего триста лёгких всадников.

- А всего нас сколько?

- Три с половиной тысячи, правда, ещё не все прибыли сюда. Ждём ещё пять-шесть сотен бойцов, включая ваших. Там же пять десятков тяжёлых всадников ещё будет.

- А по магам и жрецам?

- Всё так же – отстаём. Но тут картина куда как веселее, - произнёс маркиз. – Значительную часть магов и жрецов свяжут наши носители Дара и служители богов. Оставшихся врагов будет недостаточно, чтобы дать ликанонцам победу. В общем, всё будет зависеть от солдат. От честной стали в их руках.

- Ваше сиятельство, полагаю, вы не забыли про наш уговор и моих людей не собираетесь ставить в первую линию? - Произнёс я, напомнив об одном из условий, которые я выторговал себе во время беседы в королевском дворце. – Моя дружина сильна своим оружием, которое бьёт на большое расстояние. Пока враги до нас дойдут, я рассчитываю ослабить магическую защиту их чародеев. Даже пусть её будут держать архимаги.

- Нет, я всё помню, - сухо ответил он. – Подробности обсудим сегодня вечером на общем совете. Он соберётся ближе к ночи.

Это он меня так выпроводил.

Вновь я увидел первого маршала спустя пять часов. В штабном шатре собралось два десятка именитых дворян. В основном это были королевские вассалы и подданные герцогов. Два архимага, два первожреца. И всего три командира наёмничьих отрядов. Под их рукой были не только свои бойцы, но и несколько других наёмничьих ватаг, признавших тех своими вожаками на время военной кампании. Я сюда пришёл в сопровождении Шацкого и Цезаря.

Что я могу сказать про сцену, свидетелем коей стал? Ба-ла-ган! Вся эта публика с голубой кровью так и лезла вперёд друг друга, выклянчивая себе первые места… но не на передовой, а в командовании. И не желая подчиняться половине из собравшихся, так как это умаляет их честь и честь предков. В итоге все разошлись далеко за полночь, а результат совещания был, собственно, никаким. Из полезного – поверхностно рассказали о возможностях нашего вооружения. Хотя, я бы это назвал условно-полезным, так как паранойя нашёптывает мысли о лазутчиках, а то и прямых предателях в нашем стане.

- Цирк уехал – клоуны остались, - с возмущением произнёс Цезарь, когда мы покинули штабной шатёр. – Это исключение было или везде так?

- Заурядное событие, Цезарь, - ответил ему Шацкий. – Я уже привык к такому, хотя мало общаюсь с местными, типа, сливками общества. А тебе дико смотреть на них?

- Дико? Да это пи**ец какой-то, простите за мой французский. Какая тут победа, если нет гарантии, что сосед слева поддержит в трудную минуту?! - кипел он. – Такой ещё и подставит под чужой удар.

- Радует то, что у ликанонцев такая же бодяга происходит, - подсластил я пилюлю. – Даже, пожалуй, намного хуже, так как у них больше шишек собралось в армии.

- Ну-ну, - буркнул Цезарь, которого совсем не успокоили мои слова.

К этому времени наш лагерь был обустроен настолько, насколько это было возможно за истёкшее время. По периметру установили спирали из колючей проволоки и рогатки-ежи из деревянных брусков, скреплённых скобами и винтами. Они – это работа Ежова. Легкие, удобные и собираются быстро. При этом отлично прикрывают от быстрого нежелательного проникновения в лагерь посторонних лиц.

Больше половины дружинников уже спали. На ногах находились лишь дежурные и часовые. И конечно големы, которые в отдыхе не нуждались, когда не занимались активным трудом. Всё было налажено и моего участия не требовало. Поэтому со спокойной душой я отправился спать.

Увы, мне удалось перехватить немногим больше четырех часов сна, а потом меня подняли.

- Что случилось?

- Ликанонцы перешли границу и прут прямо на нас, - сообщил Шацкий и широко зевнул. – Ау-э-э, зараза, я только полтора часа назад прилёг и тут такая новость.

- Откуда узнали?

- Маршал прислал гонца. Он всех ждёт у себя в шатре на срочное совещание. Мне идти?

- Нет, - я отрицательно мотнул головой, - здесь будь. Проследи за сбором.

- Нашим что-нибудь нужно передать? Может, поторопить?

Я на несколько секунд задумался, потом опять покачал головой:

- Не стоит. Да и что мы им сейчас скажем? Вот вернусь со свежими новостями, тогда и свяжемся с ними.

У маршала дым стоял коромыслом. Образно, конечно. Все орали, обвиняли кого-то, одновременно с этим слали угрозы на головы ликанонцев и обещались лично и чуть ли не в одиночку пленить их короля и притащить его сюда. Глядя на всё это, я искренне пожалел, что решил ввязаться в эту авантюру. Плевать на возможную месть соседнего короля и неудовольствие своего. Обе угрозы менее реальны, чем шанс сложить голову из-за чужого снобизма, глупости и бахвальства.

«Как петухи орут, ей-богу, позорище…тьфу», - мысленно сплюнул я, наблюдая за неприглядной картиной. Разительное отличие от уверенных в себе и важных во время бала… И сейчас, когда их застала врасплох новость, что война началась. Из двух десятков людей, находящихся рядом со мной в шатре, лишь семеро держались с достоинством и не вызывали презрение. Ими были оба архимага, командиры наёмников (эти-то точно попадали не раз в похожую ситуацию, отсюда и такие крепкие нервы) и ещё пара мне незнакомых мужчин возрастом немногим более тридцати пяти лет, пришедшие в шатёр в кирасе и с мечом. А вот все прочие даже не подумали о броне, и хотя кинжалы были у всех, но мечи взяли всего лишь четверо, не считая тех, о ком ранее упомянул.

Понемногу шатёр заполнялся, а шум стихал. Последнее благодаря стараниям первого маршала. Я обратил внимание, что на совещание пришло людей больше, чем присутствовало сегодня ночью.

Из шатра я вышел через полтора часа.

- Что сказали? – вопросительно посмотрел на меня Шацкий, когда я вернулся в лагерь.

- Да там сплошной, как сказал Цезарь, балаган. Мне показалось, что половина собравшихся не верили, что ликанонцы начнут войну, - махнул я рукой. – Для них этот сбор был вроде выезда на пикник и возможностью поносить шкуру «бывалого» вояки.

- А по существу? – спросил только что подошедший Цезарь.

- Маркиз очень настойчиво просил задержать вражескую армию и не дать ей перебраться через реку в удобном для неё месте.

- А сможем? – тот посмотрел на меня.

- Да. Очертя голову не полезем, будут работать мои големы.

- Все поедем или кого-то тут оставим? – новый задал вопрос Шацкий.

- Давайте подумаем, воевать всё равно напрямую не придётся. А придётся… если встрянем, то… то вряд ли отобьёмся всей толпой от толпы архимагов, - пожал я плечами.

Было решено выдвигаться на моей «буханке», двух «камазах» с зенитными спарками, в сопровождении одной стандартной БМП-3 и со строительным големом на случай расчистки пути. Так же со мной ехала пятёрка гвардейцев. К одному грузовику прицепили прицеп с воздушными големами. Ещё там лежали большие канистры с топливом для машин. С собой взял пятнадцать дружинников и двадцать боевых големов. Шацкий остался в лагере, со мной поехал Цезарь.

Уже когда объезжали главный лагерь, чтобы выбраться на дорогу, которая вела в сторону границы и вражеской армии, перед нами встал один из магов.

- Совсем больной? – зло закричал мой водитель и нажал на сигнал. Тот даже глазом не повёл, продолжая стоять в пяти метрах перед капотом.

- Тихо ты. Это архимаг, - опознал я незнакомца. – Сейчас узнаю, чего ему нужно.

- Будто машине не пофиг кого давить, - проворчал дружинник.

Я открыл дверь, спрыгнул на землю и сделал несколько шагов навстречу чародею:

- Ваше Магичество?

- Я мессир Ланг Повелитель Огня, - представился тот. – И я поеду с вами по просьбе первого маршала, чтобы прикрыть от вражеских магов. Разумеется, если вам нужна моя защита и у вас найдётся для меня место в ваших железных повозках.

- Будет тесно, мессир. Это боевые машины, а не парадная карета, отсюда и отсутствие комфорта, - предупредил я его. Отказываться от поддержки я даже не думал. Мало ли что нас ждёт впереди. Вдруг для нашего спасения или выполнения задачи не хватит совсем чуть-чуть, например, поддержки со стороны вот этого архимага, что стоит напротив меня.

- Пустое, граф, - слегка усмехнулся тот. – Я не всегда жил во дворце и катался в парадной, хе-хе, карете.

- Тогда прошу сюда, - я дёрнул ручку на боковой двери и распахнул ту. Одного дружинника пришлось отправить в БМП, где была пара свободных мест, чтобы пристроить в «уазике» мага. Архимага же усадил на одиночное кресло, расположенное сразу за перегородкой, отделявшей кабину от салона. Надеюсь, его не укачивает, ведь придётся ехать быстро и по ухабам, а ему ещё спиной по ходу движения. – Держитесь вот за эту ручку, а то можете слететь на кочке или в колее. Сами видите, что сиденье не самое удобное.

Тот ловко забрался в машину и устроился в кресле, где тут же с интересом стал осматриваться по сторонам, не обращая внимания на настороженные взгляды попутчиков.

- Трогай, шеф, - скомандовал я, когда вернулся на своё место в кабине.

*****

Дорога не доставила больших хлопот, в том числе и переправа через большую реку. Благодаря своей скорости передвижения мы успели добраться до брода намного раньше противника.

Ещё чему я был рад, так это погоде: небо было затянуто низкими плотными свинцово-серыми тучами. В таких условиях мои дронголемы чувствовали себя почти так же, как ночью. Самый маленький коптер половину пути пробыл в воздухе, намного километров вокруг разведывая окрестности. И он же обнаружил передовой отряд ликанонцев.

- Примерно в семи километрах впереди и правее нас три десятка вражеских всадников, - сообщил я по рации и тут же отдал команду. – Останавливаемся!

- Это разведчики. Если вы их уничтожите, то это сразу же станет известно их командирам, - предупредил меня архимаг. При этом он с интересом смотрел на экран джойстика, на который поступала картинка от дронголема, висевшего почти над головой врагов.

- И пускай, - ответил я ему. – У меня задача не диверсию сделать, а притормозить продвижение ликанонской армии. Тут нам скрытность не нужна. Тесак!

- Да, командир?

- Бери всех своих и вот этих закатайте в асфальт, - я легко щёлкнул ногтем по экранчику. – Справитесь?

- Пфф, - фыркнул он, - даже не разогреемся.

- Тогда вперёд.

- Есть!

Окружающая местность не имела лесов, зато здесь хватало небольших рощ и балок, заросших кустарником и бурьяном, который, несмотря на подступающую зиму, продолжал стоять стеной. Кусты же были затянуты засохшими плетями вьющихся растений, и это так же помогало в маскировке. Всё это дало шанс моим гвардейцам подобраться к вражескому авангарду практически вплотную. А дальше всё прошло по тому же сценарию, свидетелем которого я стал на пути в столицу: гвардейцы налетели, четверть врагов повисла на их пиках, остальные оказались порублены…а нет, не все. Стало видно, что одного ликанонца связали, а потом его один из моих бойцов забросил перед собой на скакуна.

Стычка показала всё превосходство моих поделок (и солдат, конечно) над простыми воинами. Это всё равно, что выпустить несколько Т-90 против многократно превышающих их числом танков времён ПМВ, тех же Марк-5 или даже немецких «Колоссаль». Те - огромные тихоходные монстры с бронёй на заклёпках и слабыми пушчонками - могли только гореть и взрываться.

Тут у меня мысли свернули совсем в другую плоскость. Вдруг вспомнилось, что немцами в обе мировые войны под самый конец были созданы самые огромные и сверхтяжёлые бронированные машины. В начале века это были два «Колоссаля» весом в сто пятьдесят тонн. А на исходе первой половины того же столетия германская промышленность создала пару «Маусов», которые были ещё тяжелее, каждый имел массу порядка сто восемьдесят тонн. В обоих случаях конструкции машин имели целый ряд инновационных для своего времени технологий. А ещё и тот, и другой не успели поучаствовать в войне. «Маус» хотя бы попал в музей в Кубинке, где на него можно не только посмотреть вживую, но и потрогать. А вот оба «Колоссаля» были уничтожены по требованию победителей и пункту о тяжелом вооружении и технике в Версальском договоре.

От посторонних мыслей меня отвлекло возвращение гвардейцев с пленником.

- Даже не вспотели! – довольно сообщил мне и окружающим Тесак. – Проще, чем у ребенка конфету отобрать… хотя. Если вспомнить моего мелкого племянника, то задача с конфетой даже сложнее…

- Тихо, пустомеля, - оборвал я его. – Ранения? Ушибы? Какие-то проблемы с големами в бою?

- Не, - тот помотал головой, - вообще ничего нет. Всё просто класс. Эх, вот бы нас таких человек двести было бы! Да мы тогда сами всех злых буратин ссанными тряпками разогнали бы.

- Король не позволит держать такой большой отряд, - неожиданно вмешался в разговор Ланг. – Лучше не думай о таком, граф. Это мой тебе совет.

- Мне не по силам даже десятую часть содержать, мессир, - ответил я ему, а следом подумал. – «А не засланный ли ты казачок, которому поручено вынюхивать и высматривать? А чтобы не шлёпнули втихую такого, то взяли и отправили архимага».

Тот пожал плечами и опять замолчал. Не вмешивался он и позже, когда начался допрос пленника. От последнего, правда, пользы было чуть больше, чем ничего. Из того, чего бы мы не знали, он не знал и сам. Простой солдат из лёгкой кавалерии, которую ликанонцы использовали в качестве дозорных разъездов. Его отряд забрался дальше всех из расчёта поживиться трофеями в какой-нибудь деревеньке или наткнуться на караван торговцев. Солдаты не пощадили бы даже своих купцов, если бы у тех не хватило сил дать им отпор. Не, ну а что, война же всё спишет. Увы, им не повезло встретиться со мной.

Пленного опять связали, надели на голову мешок и сунули в кузов к одной из «зушек». После этого продолжили движение.

Ещё на один разъезд ликанонцев натолкнулись через сорок минут. Он был меньше, всего одиннадцать всадников и доставил ещё меньше хлопот, чем предыдущий. Но не успели гвардейцы развернуть своих химер назад, как летающий голем засёк ещё один вражеский отряд поблизости. До него было километра полтора. Это буквально три минуты для моих элитных солдат.

Третий отряд насчитывал столько же всадников, как и второй. И погиб в полном составе столь же быстро, как и их товарищи ранее.

На этом дело не закончилось. На этот раз сразу с двух сторон вышли вражеские дозорные. Один отряд был большим - тридцать пять, а то и сорок человек. Второй уступал ему примерно вдвое. Но самое главное – в каждой группе имелось по одному магу. Последние легко опознавались по ярким дорогим плащам, которые носили только ликанонские обладатели Дара.

- Оттягивайтесь к нам, - приказал я гвардейцам. – Судя по всему, все эти группы отправлены за тем, чтобы узнать про источник смерти других разведчиков.

- Принято, - последовал ответ.

Не думаю, что ликанонцы увидели в моих солдатах что-то необычное. Гвардейцы носили сюрко и плащи, которые скрывали значительную часть их необычной брони, которая больше была похожа на космический скафандр с элементами средневековых доспехов. То же самое было и у их химер: попоны и накидки закрывали почти всё тело скакунов. А бронированными мордами лошадей, нагрудниками на них и сегментированной защитой конской шеи местных было не удивить. Тут у рыцарей их дистриэ и подобные им химеры подчас были закованы в броню от ушей до копыт. Так что, исходя из всего этого, я не ошибусь, если предположу, что враги перепутали моих солдат с обычной тяжёлой латной кавалерией. Даже не рыцарями, так как однотипные цвета сообщали о них, как о подчинённых рыцаря.

«Если так, то им же хуже», - усмехнулся я, наблюдая за тем, как враги приняли отступление Тесака с товарищами за трусливое бегство и решили «догнать и наказать». Не все, правда. От крупного отряда отделились двое всадников и поскакали назад, скорее всего, чтобы сообщить о нас основным силам. Вот только их действия шли в разрез с моими желаниями.

- Ату их, - совсем тихо, почти прошептал я. Впрочем, для того, кому предназначалась эта команда, звук был не особенно важен, ибо он «услышал» мои мысли. После этих слов из грузовика в воздух поднялся голем-вертолёт. В его лапах были зажаты несколько коротких дротиков с тяжёлыми трёхгранными наконечниками из закалённой стали и обработанные моей кровью. Он догнал посыльных раньше, чем до нас добрались гвардейцы со своими преследователями на хвосте, яростно настёгивающими лошадей. А дальше всё прошло, как на тренировках, которые не раз проводились дома перед выездом. Вертолёт разогнался и резко пошёл на снижение, а когда оказался в нужной точке, то выпустил несколько дротиков и тут же взмыл вверх. Ликанонцы явно услышали стрекот пропеллера и быстро закрутили головами по сторонам в поисках источника странного звука. А потом им в спины ударили дротики, разогнанные до высокой скорости. Защитных амулетов вражеские всадники не имели, потому были обречены. Первый солдат поймал два снаряда в спину. Ещё один дротик угодил в круп его лошади. Второму повезло чуть больше, он отделался лишь раной в бедре. Вот только спустя минуту голем повторил свою атаку, после которой ликанонец вывалился из седла с несколькими дротиками в спине и шее. После этого голем пошёл на снижение, чтобы добить, если необходимо, врагов и забрать боеприпасы, которые мне было жалко терять.

Пока воздушный юнит разбирался с посыльными, до нас добрались гвардейцы с преследователями. И ликанонских кавалеристов мы встретили так горячо, как только сумели. На их пути залегли два пулемётчика с ПКМами. А справа в удобной неглубокой балке примерно в двухстах метрах от предполагаемой линии движения гвардейцев и врагов, встал «камаз» с ЗСУ-23-2.

- Ускоряйтесь, и смотрите не подавите наших, а то они почти прямо перед вами залегли, - Цезарь по рации передал команду гвардейцам. Едва только они пронеслись мимо пулемётчиков, как те открыли шквальную стрельбу по лёгким кавалеристам врага. Дистанция была метров сто, не больше, это был почти что кинжальный огонь. Через несколько секунд ликанонцам во фланг ударила зенитная спарка. Эффективность орудийной стрельбы заметно снизил тот факт, что враги растянулись цепочкой. Вот в толпе бы снаряды натворили дел… дел кровавых и страшных. Но и так вражеским всадникам пришлось несладко: снаряды рвали на куски людей и лошадей, а два пулемёта длинными очередями полосовали с бугорка. Маги погибли сразу, они были первоочередными целями. За ними местным богам отдали души те, кто носил богатое снаряжение и выглядел уверенно. А дальше стали умирать все остальные.

На то, чтобы уничтожить полсотни врагов у моих дружинников ушла минута, вряд ли больше.

- Это было быстро и, не побоюсь этого слова, страшно, - сказал Ланг, когда бойня закончилась.

- Вы просто не видели войн в моём мире, мессир. Вот там – страшно. С нами к вам попало лишь самое простое и лёгкое оружие… Эмм… вроде как простые луки в сравнении с зачарованными баллистами, - ответил я ему.

- Но вы можете его сделать? – он цепко посмотрел мне в глаза.

- Нет, и не сможем никогда, - я отрицательно качнул головой. - Это оружие делают специально обученные люди из деталей, изготавливаемых в разных мастерских. А ещё в тех мастерских стоят особые станки, которые не в наших силах повторить в этом мире. Да что говорить, когда сломается это оружие, - я махнул рукой в сторону «камазов» и БМП, - то починить его не сумеем. Вот потому я вооружаю своих солдат мечами и луками, они носят кольчуги и панцири. Хотя подобное оружие уже лет сто как у нас не делают и давно забыли, как всем этим пользоваться.

Уточнять не стал, что на Земле доспехи практически перестали использовать (если не брать в расчет кирасир, которые ещё в конце девятнадцатого века существовали в армиях) ещё раньше, лет триста как. А около ста лет назад отказались от использования длинноклинкового и древкового оружия.

- Не могу даже представить, что-то страшнее этих грохочущих труб, - покачал головой мой собеседник.

- Магия? – хмыкнул я.

- Настолько сильная магия подвластна лишь самим магам, амулеты с такой мощью встречаются невероятно редко и почти всегда лежат в королевских сокровищницах, а не используются на полях сражений. А здесь простой человек уничтожил лёгким движением руки двух не самых слабых магов и полусотню конницы. Вот это страшно.

- Мы не любим сражаться, мессир. Наш менталитет в чём-то схож с характером нетерисов: мы умеем воевать, но первыми не нападаем никогда. Меня не было бы на этой войне, но король сумел найти достойную причину. И вот я здесь, - пожал я плечами.

- Поговорим об этом позже, граф. Разумеется, если будет такое желание, а сейчас нам нужно двигаться дальше, - решил свернуть беседу архимаг.

- Как скажете, мессир.

Летающие големы вернулись назад, забрали снаряжение и оружие, специально подготовленное для нашей операции, и взмыли в серое небо вновь. Через двадцать минут полёта они увидели под собой армию агрессора.

Сотни лошадей и повозок, тысячи людей развёртывались в шеренги и каре, готовясь отразить атаку. Среди серой массы простой пехоты и конницы яркими мазками выделялись рыцари, маги с дворянами и элитные отряды.

По факту они должны были наступать, ударить во фронт, обойти с флангов, пользуясь своим численным перевесом. Но не видя врагов, не зная нашу численность, и впечатлившись от молниеносного уничтожения разведывательных крупных отрядов, ликанонцы решили встать в оборону для прояснения ситуации. Ведь даже крошечная мышь при удачи способна убить слона. Видимо, по этой же причине ликанонцы не стали рассылать во все стороны дружины и отряды наёмников, опасаясь, что мы ослабим их армию, уничтожая её по частям.

- Вот здесь архимаги, - Ланг ткнул пальцем в экран, указав на группу из нескольких десятков человек. – Три мантии архимага и больше десяти магистров. Остальные – поддержка. А вот второй отряд…и вот здесь ещё. Ага, это ставка короля, здесь двое архимагов и королевская гвардия.

- Хорошо защищены? – поинтересовался я.

- Очень. Твоё оружие заслон не пробьёт.

- Хм, - хмыкнул я, - посмотрим.

Големов ликанонцы не видели, а те прятались в тучах, ожидая моей команды.

- Так-так… а это что? – озадаченно произнёс Ланг. – Боевые химеры и големы? Но откуда?!

Он указал на два отряда, где насчитывалось по нескольку сотен… кого-то. Химеры были четырёхлапые, големы прямоходящие и на четырёх конечностях. Больше разобрать не удалось. Химер ликанонцы расположили точно в центре, големов поставили на правый фланг. Точнее, ставят, так как всё ещё не успели развернуться полностью с походного ордера в боевой.

- Это опасно для нас?

- Конкретно сейчас нам? – уточнил он и, получив в ответ мой кивок, продолжил. – Нет. А вот для нашей армии эти создания представляют серьёзную угрозу. Навскидку и тех, и других больше полутысячи. Каждый голем или химера равны двум пехотинцам, две химеры или два голема способны доставить серьёзные неприятности латнику.

- Ну, паршиво, конечно, - пожал я плечами. – Только сейчас мы ничего с этим сделать не сможем. Пусть у коннетабля болит голова, если он успеет прибыть к войску. Или у первого маршала, если ему придётся командовать первым сражением лично. Мы лишь задержим ликанонцев, вот в чём заключается наша задача.

Ещё пятнадцать минут я наблюдал за врагами сверху, а потом отдал приказ своим летающим юнитам атаковать тех.

Через несколько секунд на головы захватчиков упали две сотни дротиков с километровой высоты. Фактически это были тяжёлые вытянутые наконечники для больших стрел, снабжённые одной или парой коротких узких лент из тонкой материи в качестве стабилизатора.

Под удар попали две группы: одна с двумя архимагами, вторая с несколькими магистрами и старшими магами.

«Эх, сюда бы «ураган» или штуки три «пиона», как раз дистанция позволяет уверенно бить по ликанонцам с этого места. Вот бы они побегали у нас тогда, - посетовал я про себя об отсутствии под рукой самых мощных средств уничтожения разумных, которые создали в моём мире. – А стрелки эти – тьфу, баловство».

Однако, вышло всё точно наоборот, вразрез с моими ожиданиями. Враги совсем не ждали удара сверху. А шум летящих дротиков, скорее всего, заглушил шум войска. Это на экране видна лишь картинка, в реальности там сейчас мат-перемат, скрип повозок, ржание лошадей, визг и рычание химер, лязганье железа и так далее. И вот результат – снаряды собрали богатую жатву. Так как големы целились именно по магам, то на них и пришлась большая часть попаданий.

Я увидел, как оба архимага упали на землю, получив не по одному дротику в голову и плечи. Такая же участь постигла и тех, кто стоял рядом с ними. В другом отряде были убиты или тяжело ранены магистры со старшими магами. Не все, к сожалению, но больше половины из них рухнули под ноги своему окружению со сталью в своих телах. Почему-то, ни один из них не держал активной магической защиты. Может, не желали тратить силы, пока не видно врага и не ощущается враждебная магия? Амулеты же или отсутствовали (не по чину пользоваться «костылями», наверное), или дротики сумели одним махом продавить магический щит за счёт своей скорости и крошечной площади удара.

У Ланга при виде этой картины в буквальном смысле отвисла нижняя челюсть.

«Что, страшно стало от того, как легко и буднично погибла пара твоих коллег из противоположного лагеря?», - позлорадствовал я про себя. К то ли наблюдателю, то ли ликвидатору (если я решу переметнуться к врагам, купив себе прощение за убийство бастарда) я испытывал не самые добрые чувства. И было приятно видеть его растерянность и состояние близкое к тому, что описывается фразой «пыльным мешком пристукнутый».

В лагере началась активная суета. Часть отрядов ушла со своих позиций, в плотных рядах стали образовываться прорехи, когда солдаты начали разбегаться по сторонам, чтобы не попасть под ещё один воздушный налёт. А потом…

- Что сними?! – воскликнул Ланг, когда увидел на экране взбесившихся лошадей и химер. Да и многие воины стали бросать оружие, щиты, падать на землю или в страшной панике разбегаться во все стороны.

- Они бояться. Жаль, что до них очень далеко, и ни одного звука не доносится, ведь там есть к чему прислушаться, - спокойно произнёс я.

- Опять ваше оружие? Из вашего мира? – нахмурился собеседник.

- Нет, мессир, ничего подобного. Это просто бочка с огромным количеством мелких дырок в стенках. Правда, бочка наша, тут вы правы. Большая железная ржавая бочка.

На идею скинуть на вражескую кавалерию эту вундервафлю меня надоумил Цезарь. С его слов, подобным частенько баловались во времена ПМВ пилоты аэропланов. Врывающийся сквозь отверстия в бочке, падающей с большой высоты, воздух начинал издавать такие кошмарные звуки, что даже подготовленные люди впадали в панику. Чего уж тут говорить про животных. Даже привычные к артиллерийским обстрелам лошади начинали рвать постромки и сбрасывать с себя седоков, когда слышали «бочёночный» вой над головой.

Сейчас я наблюдал всё это воочию по маленькому экрану управляющего джойстика, связанного с видеокамерами моих летающих големов.

- Командир, - отвлек меня один из дружинников.

- Что? – я посмотрел на бойца.

- Тут это, - он ткнул рукой в сторону «камаза» с зенитной спаркой в кузове, - пленник окочурился.

- Как?!

- Наверное, от страха, когда зушка стали поливать тех всадников. Он же рядом был привязан, - пожал тот плечами с виноватым выражением на лице.

- Всё у вас не как у нормальных людей, - сплюнул я на землю. – Не могли другую машину туда поставить или его высадить? Тьфу, блин, олухи царя небесного... выбрасывайте его, чего уж теперь.

По правде говоря, смерть пленного меня абсолютно не тронула. Не настолько он был и важен. Вот захвати мы рыцаря или дворянина – командира отряда, то я бы слегка расстроился.

Настроение, испорченное ранним подъёмом и тяжёлой дорогой, резко пошло вверх при виде результатов воздушного налёта.

- Полагаю, сегодня ликанонцы точно никуда не тронутся, - сказал я, смотря, как беснующиеся животные устраивают кавардак в лагере врагов, а простая пехота разбегается во все стороны, теряя снаряжение. – Ночью тем более. А завтра наши уже будут на этом берегу.

- Как жаль, что нет рядом нашей армии, - тяжело вздохнул Ланг. – Сейчас было бы достаточно одного удара, чтобы смести их всех. Всего один удар и мы бы победили в сражении, - потом взял паузу и через пару секунд добавил. – Или выиграли бы войну.

«Да кто знал, что здесь совершенно непуганый народ, который знать не знает ничего про авиацию, - хмыкнул я про себя. – Я бы тогда ещё бы и пару бомбочек приготовил. Или даже не пару».


Глава 9 | Маг крови 3 | Глава 11