home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Глава 12

- Ваше Величество, - перед королём Мансором, прозванным Яростным, стремительно вошедшим в шатёр, низко склонился в поклоне лекарь-маг.

- Что с ним?

- Тяжело ранен, сир. Наконечник стрелы прошёл через всё тело сверху вниз. Пробито левое лёгкое, повреждено сердце, крупные сосуды, кишки. Потом наконечник ударил в кости таза, отскочил и попал в нижний позвонок, - перечислил повреждения лекарь. – Если бы не личная сила мессира Аманда, то он бы уже был мёртв.

- Х’Изу вся его сила не помогла и личные разработки по бессмертию тоже, - в сердцах выдал монарх, потом посмотрел на бессознательного архимага Аманда Буревестника, лучшего аэроманта королевства, скривился и вышел на улицу.

Неожиданный удар с воздуха нанёс огромный урон армии Ликанона. Наконечники от стрел с тряпичными шнурками убили и ранили десятки магов и командиров отрядов. Самое неприятное, что под удар попали два архимага – аэромант и некромант. Аманд Буревестник и Х’Изу Чёрный. Последний получил своё прозвище не только из-за увлечения тёмным аспектом магии, но и по причине своей брюнетистой внешности и смуглого цвета кожи. В некроманта попало три снаряда, причём один пробил голову и раздробил верхний шейный позвонок. Второй дротик угодил в плечо, едва не оторвав руку. А третий разбил кристалл на груди некроманта. По слухам этот магический камень должен стать вместилищем души тёмного мага после его смерти. Вышло же так, что кристалл погиб даже раньше, чем отлетела душа из тела некроманта.

Погибли ещё семь магистров и четыре старших мага. Три барона, граф, одиннадцать баронетов и сквайров – сыновья и наследники из старых и влиятельных родов Ликанона. Враги с невероятным коварством выбрали самых-самых. Ещё две дюжины получили тяжёлые ранения, из-за которых они не смогут принять участие в скором сражении. Вместе с ними из будущей битвы вышли несколько магов, которые теперь будут за ними присматривать. Кого-то до начала битвы лекари успеют поставить на ноги, но основная масса раненых проваляется не меньше недели. Всё потому, что раны, нанесённые дротиками, оказались очень тяжёлыми. Те из них, что пролетели мимо людей, вошли в землю на глубину больше, чем в локоть. А мёрзлая земля куда как твёрже мягкой человеческой плоти.

Но в сравнении с потерями от ужасного воя, упавшего на армию следом за дротиками, это было ничто. Все простые бойцы обезумели и стали разбегаться, бросая оружие. Лошади и химеры, в том числе и боевые, сошли с ума от воздействия звука. Они переворачивали телеги, сбрасывали всадников, топтали людей, находящихся рядом, и друг друга. Боевые химеры стали рвать поводырей и погонщиков, лошадей, солдат и себе подобных. Случились несколько вооружённых стычек между отрядаминаёмников и дворянских дружин, когда одни посчитали других дезертирами и решили сталью и магией наказать за это. Точнее, так сообщили потом виновные, причём каждая сторона считала себя поборниками справедливости, а противную предателями.

- Проклятые иные и их оружие, - прорычал король. – Тёмные боги с демонами прислали их в наш мир не иначе.

Армия, точнее та её часть, что сохранила дисциплину и пришла в себя после воздушной атаки, простояла до самой ночи в ожидании вражеского удара. К ночи солдаты стали падать с ног от усталости и холода и пришлось разбивать лагерь. И это вместо того, чтобы скорее дать врагам бой на своих условиях. Охрану несли големы и самые боеспособные и верные отряды. Но даже они не рискнули отправлять дозоры далеко от бивуака, помня про мгновенное уничтожение сотни их товарищей днём. Ведь именно после этого и полетели на головы Смерть и Ужас из низких туч.

Мансор Яростный только себе мог признаться, что в тот момент его самого обуял страх. Ведь последуй после всего этого массированный удар астанирийцев, то остановить его было бы нечем и некем. Слишком мало ликанонцев могли сражаться после всего пережитого. Все прочие были испуганы, разобщены или бежали прочь.

Весь следующий день лагерь оставался на прежнем месте. Во все стороны были отправлены дозоры, которые нашли место с мёртвыми телами вчерашних разведчиков. За неполные сутки их тела уже были попорчены лисами и птицами: объедены лица, выклеваны глаза, выедены внутренности у тех трупов, у которых страшное оружие иных разорвало доспехи и тела.

Вторую ночь армия провела всё там же. Лишь с утра стали сворачивать шатры и палатки, собираясь двигаться дальше. И тут дозорные разъезды донесли, что армия Рейнра Второго уже перешла реку и двигается в сторону… Ликанона. У всех создалось впечатление, что астанирийцы плевать хотели на битву и войско своих врагов, вторгшееся на их землю, а их цель – ликанонские деревни и города.

Тут же зароптали бароны и виконты, чьи феоды граничили с Астанирией. Причём, граничили вот прям здесь, буквально рукой подать. Для них целостность собственных наделов оказалась выше мифических богатств чужих городов, за которыми они и пошли в поход. И не только они. При этом они забрали все дружины, оставив в замках по десятку солдат из самых старых, нерадивых и больных. Таких защитников вражеская армия сметёт одним своим дыханием, не прибегая к оружию.

А ещё у врагов были иные со своими машинами, способные за день преодолеть расстояние, которое даже курьерам на скоростных химерах не по силам. А если ещё учесть их оружие и возможность наносить удары с неба, то ситуация становится откровенно мрачной.

И королю Мансору Яростному пришлось поворачивать своё войско в сторону вражеской армии, надеясь перехватить ту раньше, чем она начнёт разорять земли Ликанона. Уже тогда в его голову пришла мысль, что вся эта затея с походом на ослабленного соседа – очень дурная идея. Возможно даже, что её вложили ему в голову недоброжелатели.

Позже у него состоялся разговор с двумя иными, которые пришли в его королевство несколько месяцев назад и стали торговать редкими и ценными вещами. Это были отец с сыном и в своём мире они занимались так же торговлей. Именно старший торговал – жильём, большими объёмами товаров, даже информацией. Младший же был законником и помогал отцу обходить законы или выявлял недобросовестных партнёров.

С их слов в королевство они попали благодаря помощи искателей, на которых им повезло натолкнуться в проклятом месте, когда спасались от чудовищ. Искатели их защитили, помогли с амулетом-переводчиком. В обмен иные провели тех в место, где было много лёгкого, но очень дорого товара, ценимого во всех странах не меньше, чем качественные магические поделки.

Немногим позже ими заинтересовался герцог, на землях которого пришельцы решили осесть и купить себе жильё. А уже от герцога сведения про эту парочку дошли и до королевского двора. Когда Мансор отправился на войну, то взял их с собой. Они должны были стать консультантами по вопросам, связанным с их миром, точнее, оружием оттуда. Ведь в армии его врага находится сильный отряд из иных, которые за короткий срок дважды полностью разгромили крупные армии жрецов. При этом те в последней стычке потеряли один главный алтарь и несколько малых. Уже это заставляло Мансора серьёзно отнестись к возможностям пришельцев.

К сожалению, Мансору Яростному достались самые бесполезные иные. Торговать они умели, выгоду чуяли, как гиены из Пустого королевства кровь, но в оружии и военной тактике своего мира абсолютно не разбирались. Поясняли это тем, что не военные и даже не служили никогда в армии. И тем, что в их стране хоть и полно всего стреляющего и убивающего, но всё это тщательно спрятано на военных складах и находится в руках солдат, да и то не у всяких. Гражданским было запрещено или крайне сложно получить в свои руки смертоубийственную железку. Даже крепкий нож, не говоря уже про меч. Вроде как это связано с буйным характером народа той страны, которая на протяжении века устроила несколько раз вооружённые восстания, скидывая власть с трона и вырезая под корень всех, кто так или иначе был её частью.

Не сумели они рассказать ничего и по поводу летающего устройства, которое сбросило дротики и звуковую бочку.

- Ваше величество, не знаем мы. Может это дельтоплан был или планер, так как звука мотора не слышал никто. Они как птицы летают, только не машут крыльями, - ответил на заданный ему вопрос старший иномирянин. – Есть вертолёты в нашем мире, они способны взлететь откуда угодно, кроме воды. С ним лучше не встречаться, так как на нём можно огромные бомбы перевозить, которые воронки оставляют в земле по двадцать метров, м-м, шагов во все стороны и глубиной в рост человека.

- Или ракеты, - добавил его сын. - Или те крупнокалиберные пулемёты, из которых разведчиков убили, ваше величество.

- Те странные следы, чьи они? – спросил Мансор.

Иные переглянулись между собой, почти синхронно пожали плечами, а потом старший сказал:

- Не знаем, ваше величество. Это похоже на танковые гусеницы, но у танков очень мощное оружие, а по разведчикам стреляли из другого, совсем слабого. Хотя, может, просто снаряды закончились, а патроны ещё остались… не могу знать наверняка, сир.

- Там гильзы валялись мелкие, не снарядные, точно от крупнокалиберного пулемёта, - опять дополнил рассказ отца сын. – Наверное.

- Наверное, - прорычал король, едва сдерживаясь, чтобы не казнить эту парочку, и махнул рукой. – Прочь, когда понадобитесь – позовут.

- Слушаемся, ваше величество, - низко поклонились ему иномиряне и торопливо покинули королевский шатёр.

Уже скоро король увидел воочию те танки, которые иные неуверенно назвали лёгкими (интересно, какие же бывают у них тяжёлые?!). Приземистые широкие фургоны с маленькими приплюснутыми башенками, из которых торчала огромная труба. И они полностью были созданы из металла! На первый взгляд весили эти боевые машины больше, чем всё оружие и доспехи в королевском арсенале.

Оружием оказалась маленькая труба, прикреплённая к большой и практически теряющаяся на её фоне. Если бы не вырывающийся с её конца огонь и не уникальные зрительные приборы без капли магии, которые иные назвали биноклями, так чётко рассмотреть ничего не удалось бы.

За две-три минуты эти машины уничтожили несколько сотен солдат и четырёх магов, обладающих средней силой. При этом между армиями было не меньше двух тысяч шагов. Даже зачарованные катапульты и баллисты не могли на такую дистанцию и столь точно метать снаряды. Ещё и магическая защита оказалась недостаточно крепкой и пропустила всё, что выстрелили те металлические повозки, которые выехали перед строем астанирийцев. Потом, конечно, маги спохватились, но убитых было уже не вернуть. Да и боевой дух солдат сильно пошатнулся.

К счастью, Ар’Шелест не стал жалеть свои силы и вместе со своими учениками быстро поставил земляную стену, закрыв ею ликанонцев. Его действия повлияли на настроение воинов куда как сильнее, чем каменные и ледяные щиты, огненные охранные вихри и воздушные смерчи.

«Жаль, что не выйдет ею раздавить астанирийцев, - с сожалением подумал король, наблюдая за тем, как медленно движется его армия вперёд. – Их архимаги развеют чары геоманта, когда расстояние станет небольшим».

Плюсы столь мощных чар были видны невооружённым взглядом, а вот о минусах догадался бы не всякий. Главный среди них - Ар’Шелест с учениками затратили на земляную стену огромную часть своих магических сил, и в дальнейшем сражении доля их вклада будет невелика.

Когда до врагов оставалось менее четырёх сотен шагов открыли стрельбу лучники с зачарованным оружием. Таких во всей армии было немногим более двухсот человек и их собрали в один отряд. Поставив в центр войска, за шеренгами копейщиков и латников. Стрелки были настолько хорошо обучены, что действовали, как один большой многорукий и многоногий организм, прямо на ходу пуская свои стрелы через головы соратников и через гребень земляной стены. Врага они не видели, им вполне хватало знаний дистанции до астанирийцев.

Достать стрелу, наложить на лук и вскинуть оружие, остановиться на несколько ударов сердца, чтобы натянуть тетиву и отправить оперённую смерть далеко вперёд, и тут же сделать несколько быстрых шагов, чтобы нагнать впередиидущие шеренги. Эти воины были простыми свободными гражданами, которые вольны заниматься любым ремеслом. И даже не платили налогов в казну! Но за это по первому требованию становились в ряды королевской армии и обязаны были иметь при себе лук и двойной запас стрел. А так же не менее одного раза в год доказывать факт того, что не растеряли своё мастерство. Ну, и платили им наниматели не меньше, чем латникам и лишь серебром и золотом.

Вот только уже скоро стрелы перестали лететь по прозаической (для сражения, разумеется) причине: в ответ на них со стороны астанирийцев прилетели мощные снаряды, которые заливали всё вокруг морем огня. Магам пришлось поднять над войском плотные щиты, сквозь которые стрелы пролететь не могли… а вот неизвестное оружие они задерживали плохо.

- Ваше величество! – рядом опустился на колено взмыленный гонец.

- Что? – король хмуро посмотрел на него, справедливо не ожидая добрых вестей.

- Погибли архимаги Эльза вон Парк и Белый Старец, - торопливо произнёс гонец и съёжился, опасаясь, что на него прольётся гнев монарха. Но тот оказался слишком сильно выбит из колеи новостями и просто застыл каменным изваянием.

- Пошёл вон, - шикнул на него первый советник королевства. Как только солдат исчез, он почти прошептал на ухо королю. – Сир, возможно, стоит использовать те артефакты иных, которые хранятся в арсенале ещё со времён вашего отца?

Это предложение помогло выйти королю из ступора. Первым его порывом было отвергнуть его, но вновь посмотрев на уничтожаемое своё войско, он кивнул и тихо произнёс:

- Да, время для них пришло. Действуй, Рор.

- Я всё сделаю, сир, - склонил тот голову.

Страшное оружие, которое было секретом даже для некоторых ближних подручных Мансора Яростного, очень быстро извлекли из походного арсенала и направили в сторону вражеской армии, до которой оставалось уже совсем немного. Каждый такой артефакт был похож на крошечный паланкин из материала, непохожего ни на какой известный. Эдакий сундук с длинными ручками и куполообразной крышкой в метр диаметром.

- По моему сигналу пусть снимут магическую защиту над нами, - бросил он сопровождающим его магам. – Или мы сами себя уничтожим на радость астанирийским ублюдкам.

- Все наготове, господин.

Советник сам откинул её в сторону и достал очки с управляющим жезлом. Активировать артефакт мог бы даже ребенок. Нужно было всего лишь нажать на крупную кнопку на жезле. За миг до этого он махнул рукой магам, а потом вдавил в жезл ярко-красный цилиндрик из неизвестного материала.

После этого из «сундука» вылетел огромный шар, обдав ветром советника и воинов с магами рядом, которые своими фигурами и щитами прикрыли ценную вещь от посторонних взглядом. Шар быстро поднялся на высоту в двадцать человеческих ростов и там завис.

- Возвращайте щит!

Всё то, за чем шар наблюдал, сейчас видел и советник при помощи очков. Мало того, сними сейчас он их, то не увидел бы никакого шара. Технологии иных из чужого мира таким образом защитили своё оружие, которое может повредить самонаводящееся заклинание или меткий лучник с зачарованными стрелами. Скорее всего, в чужом мире тоже самое делало другое оружие. Подавив в себе желание осмотреться по сторонам, Рор сосредоточил внимание на вражеской армии. Следуя за его взглядом, на очках появилась красная точка – прицел для шара. Выбрав отряд с магами и рыцарями, Рор повторно нажал на кнопку, запуская артефакт во врага.

- Так вам, - со злой радостью произнёс он вслух, когда в выбранной точке вспухло облако молочно-белого дыма, затянувшее несколько сотен врагов. Из старых записей он знал, что оружие убивает всё живое, мгновенно растворяя плоть. И оставляет целым оружие, доспехи, украшения, одежду и всё то, что создано руками людей.

Следующий шар он отправил на повозки иных, которые совсем недавно уничтожали ликанонцев. Увы, стреляли не они, а те, что это делали, находились слишком далеко. Эти же просто стояли, но могли доставить огромные проблемы ликанонским воякам, когда исчезнет земляная стена, что их защищает на данный момент.

Третий шар взорвался в центре армии астанирийцев, в самом скоплении магический мантий, дворянских плащей и гербов, сверкающих рыцарских доспехов.

*****

- Что это за гадость? – выдохнул поражённый Цезарь, когда среди боевых порядков вспухли белые облака. Казалось, что там какой-то шутник сунул взрыв-пакет в мешки с мукой и подорвал их. Очень быстро облако опустилось, открыв нам страшную картину. Там, где ещё полминуты назад стояли люди, сейчас не было никого. Лишь валялось их снаряжение с оружием и одежда. – Пи***ц!

- Наших задело тоже, - я, скрипнув зубами, указал на грузовики и «панцирь», рядом с которыми взорвалось… нечто. Сами машины выглядели целёхонькими. А вот людей рядом с ними уже не было. И моих големов тоже.

Мы с ним переглянулись, не зная, что делать. Слишком всё произошло быстро и страшно, выбив нас из колеи. И неизвестно, что это было. Или нечто невидимое прилетело к нам от врагов, или что-то очень быстрое. Настолько быстрое, что его не увидела система «Панциря», который предназначен для уничтожения воздушных целей. Пожалуй, данная ЗСУ и мощные летающие чары сумеет засечь и поразить. А там - а вдруг - они сработают на снаряды и безопасно развеются в воздухе. Увы, это лишь теория. И только что практика показала, что она нерабочая, когда дело доходит до магии.

- Я отправлю големов проверить что там, - спустя несколько секунд я принял решение. – А ты свяжись с «тройками» и скажи, чтобы они усилили обстрел, пусть стреляют из всего и всем, что есть.

- Понял, - кивнул он, потом скривился и махнул рукой в сторону наших союзников. – Смотри туда, эти бегут.

В самом деле, они показали спины своим врагам и улепётывали со всей возможной скоростью. На поле боя осталось меньше тысячи, состоящей из наёмников, королевских отрядов и дружин самых верных и стойких дворян.

С двумя чапиидами, отправленными мной к грузовикам, ничего не случилось. От них мне пришли образы про отсутствие дружинников и гибели големов, охранявших машины. Четыре самурая, два големопса и пять чапиидов просто развалились на части.

- Нужно уходить, - сказал мне Цезарь. – Ликанонцы вот-вот будут здесь.

Последние всё ещё прятались за стеной, которая остановила свой ход буквально в пятидесяти метрах от того места, где совсем недавно стояли первые шеренги нашей армии.

- Хорошо. Отправь водителей к машинам, пусть попробуют их завести и отводят в каньон. А я в штаб, скажу, что мы уезжаем на следующую позицию.

Среди командования царила паника. Принц смотрел на окружающих, как впервые побитый добрым хозяином пёс. Большая часть его окружения смотрелась почти так же. Самообладание сохранили всего несколько человек.

- А-а, граф, вы здесь. Что-то хотите нам сообщить, порадовать? – встретил меня хмурым взглядом коннетабль.

- Я ухожу на вторую позицию, где устроили ликанонцам ловушку. А вы… вы собирайте войско и быстро отступайте назад вслед за нами.

- Думаете, что вот этот разгром можно исправить? – скривился он.

- Всегда есть надежда, ваша светлость. Если ликанонцы войдут в каньон, то победа будет наша. Или мы просто уничтожим их армию, потеряв свою. Это тоже, кхм, результат. Что на такое скажет принц?

Тот обернулся в сторону командующего армией, потом глухо ответил:

- Сейчас его высочество сделает всё, что я ему предложу.

- Что ж, тогда дерзайте. Встретимся там, - я махнул рукой в сторону древнего речного русла.

«Камазы» и «панцирь» завелись легко. Вот только водители, севшие на места, где так страшно погибли их товарищи, чувствовали себя не в своей тарелке. Возможно, именно по этой причине они очень быстро развили высокую скорость, то и дело отрываясь от основного отряда.

За нашими спинами остались несколько сотен человек - смертников, которые должны были задержать ликанонцев и дать шанс сформировать новое построение на следующей позиции. Изначально мы так и так должны были отойти сюда. Предполагалось пожертвовать малой частью солдат, дать магам вволю побиться заклинаниями о магические щиты, истощая силы вражеских чародеев. Потом изобразить отступление и отойти в каньон, созданный природой из русла древней высохшей великой реки. В итоге всё так и вышло, вот только потери оказались на порядок выше, чем изначально предполагалось.

При этом одни обвиняли меня в том, что не примени я своё оружие, то и ликанонцы стали бы биться честно.

«Ага, честно-пречестно прям, и это с превосходством в числе архимагов, которые лупят по площадям чарами, что твой «солнцепёк» по позициям террористов», - скривился я, слушая эти претензии.

Другие полагали, что только наличие моих машин дало им всем шанс уцелеть, а не превратиться в прах, даже не успев заглянуть в глаза врагам. Лично я считаю, что истина где-то между. Вряд ли король Ликанона собирался использовать столь мощное оружие против армии, которую его войско превосходило в несколько раз. Полагал, что справятся архимаги. А то чудовищной силы оружие он взял на всякий случай. Может быть, специально для моей дружины. Вот только пришлось ему бить по всем ликанонцам. То ли, не дотянулся до БМП, то ли, решил, что такая мощь избыточна для малой группы, решив обойтись уничтожением экипажей. А может, просто запаниковал и стал бить по всему «яркому» - группам магов, рыцарям, моим грузовикам, выбивающимся из общего облика войска.

Теперь и не узнать, чем руководствовался Мансор или его командующий, решив использовать своего джокера. Если только не захватим кого-то из них в плен.

«Зато теперь я с чистой совестью могу использовать химические мины после всего этого», - с каким-то даже облегчением подумал я. До этого момента исподволь я мучился, что по моему приказу тысячи людей будут убиты столь мучительно. Но после применения врагом первым оружия массового поражения все сомнения ушли. Ну, почти. Всё-таки, воспитание человека двадцать первого века накладывает сильный отпечаток на его сознание и мотивацию. Помнится, не так уж и давно меня с души воротило от стрельбы из полицейских карабинов гранатами со слезоточивым газом по замку с врагами, которые уничтожили мне поля и убили крестьян с големами. А сейчас я собираюсь уничтожить тысячи людей газом, рядом с которым «слезогонка» покажется элитными французскими духами.

Всей нашей армии повезло, что враги не стали наседать на пятки отступающим. Даже дали отойти тому отряду, который был «назначен стать героем», причём, посмертно героями. Ликанонцы решили разделаться с ними издалека при помощи магов и лучников, но не преуспели в этом деле благодаря отличным амулетам и магам, оставшимся с отрядом. Посмотрев на это дело, смертники решили, что нет чести погибнуть вот так за здорово живёшь и шустро отошли назад, вскоре присоединившись к основному войску, оставив половину своих товарищей мёртвыми.

Вместо того, чтобы их преследовать, ликанонцы занялись обиранием мёртвых и сбором трофеев. А добра на наших бывших позициях было оставлено очень много. Тут и снаряжение мертвецов и вещи живых, которые побросали многое из своей экипировки, чтобы было легче отступать. Примерно за три часа до наступления темноты наши армии вновь встали друг напротив друга.

Потрепанные. Осторожные. Несломленные. Каждый уже знал про туз или джокер в рукаве оппонента.

От нашей армии осталось менее двух тысяч бойцов. Сюда же входила и моя поредевшая дружина. Единственные, кто не понесли потерь в дневном сражении, это королевские гвардейцы. А вот ликанонцев на удивление уцелело очень много. На первый взгляд, их было неполных пять тысяч. Если утром в среднем разница была один к полтора не в нашу пользу, то сейчас цифра перевалила за двойку. Разумеется, в пользу врагов.

- Граф, если ваша задумка не сработает, то мы все покойники, - спокойно сказал мне коннетабль. Я в данный момент находился рядом с принцем и со всей его свитой. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы не понять, зачем я тут. Эти титулованные умники решили лишить меня возможности сбежать, если ситуация не станет лучше. А то и попытаются сунуть мне под лопатку полметра зачарованной стали, сорвав на мне свою злость. С собой я взял только Шацкого и Тесака. Втроём с имеющимся снаряжением и оружием мы даже нескольким архимагам будем не по зубам. Ух, и устроим мы тут всем встряску, если от нас пожелают избавиться союзники.

- Сработает, - уверенно произнёс я. – Ради неё всё сражение и прорабатывалось. И пока что всё идёт так, как нам нужно.

Расстояние между нами и врагами было больше двух километров. Ни мы, ни они пока что не собирались его сокращать. Позади основного войска ликанонцев стоял крупный отряд, состоящий сплошь из знати и гвардии. Скорее всего, именно там и их король находился, который явно опасался приближаться к, так сказать, линии фронта, чтобы не попасть под наш удар.

К слову, слева и справа на вершинах склонов уже вовсю кипела схватка. Там сошлись наши солдаты из отрядов прикрытия, которые должны были не дать врагам обойти нас и перебить сверху, с крупными отрядами ликанонцев. Пока что за счёт перевеса в количестве магического снаряжения (а я сам из своего кармана выдал больше сотни очень дорогих защитных и боевых амулетов в эти отряды) астанирийцы сдерживали натиск противника, который втрое их превосходил.

- Не пора ли бить? А то мы все тут замёрзнем, - вновь обратился ко мне коннетабль.

- Наверное… я сейчас отдам приказ, - нехотя согласился я. Тянул я из расчёта, что вражеский штаб пусть не приблизится к своим шеренгам, а хотя бы сойдёт с лошадей. Тогда появится высокий шанс зацепить их отравой. А так, они успеют выйти из зоны поражения при первом же разрыве мины. Амулеты и маги прикроют от ядовитого газа в первые мгновения. – Это Первый! Бриз! Бриз!

Мелькнула мысль, что можно попытаться дотянуться до короля главным калибром БМП или даже ракетой «Панциря». Но имелись сильные сомнения, что это как-то повредит ему и его свите, прикрываемой архимагами да при наличии защитных амулетов, которые только правителям и его приближённым по карману. Только лишняя трата боеприпасов.

- Принято, Первый! – прозвучало в рации спустя секунду.

И тут же за нашими спинами раздались громкие хлопки вылетевших мин с самой страшной начинкой, когда-либо придуманной человеком. Хуже только ядерное оружие.

Сверху было отлично видно, как позади вражеских шеренг выросли на земле облака белого дыма, который очень быстро стал развеиваться. И тут же ещё несколько, и ещё.

- Ваша светлость, пора отдать приказ аэромантам, - обратился я к коннетаблю.

Тот без слов кивнул, взмахом руки подозвал к себе одного посыльного, сказал ему пару слов и так же жестом отправил прочь. Спустя минуту над нашим войском стал гулять лёгкий ветерок, который стабильно дул в сторону врага.

Между тем мины с химической начинкой продолжали сыпаться на головы задних рядов ликанонцев, заставляя их приближаться к нам. Кто-то попытался отступить, но не преуспел и сейчас корчился на холодной земле. Отрава, прячущаяся за металлическими стенками внутри мин, оказалась крайне смертоносной и быстродействующей. И амулеты от неё не спасали, судя по тому, что в числе поражённых были и дворяне, и маги.

- Ваше сиятельство, - обратился ко мне Шацкий, - разрешите перевести стрельбу на первые шеренги?

При посторонних он был образцом дисциплины, титулуя меня так, как полагается вассалу сюзерена.

- Да, уже можно. Дальше давай ты сам, - кивнул я ему.

По команде моего воеводы все миномёты кроме одного изменили прицел и стали метать мины перед головой войска ликанонцев. Уже скоро враги оказались в газовом облаке, которому деваться в каньоне было просто некуда. Люди умирали ежеминутно сотнями, корчась в агонии и быстро затихая на мёрзлой земле. Вскоре вместо снарядов с отравой на них стали падать обычные мины, которые доставали тех врагов, у которых защита против ядовитого газа оказалась эффективной.

Смотреть на это было выше моих сил, и я передал прибор Шацкому, более привычному к такой картине, хотя по возрасту не сильно отличающемуся от меня. С другой стороны, он мой воевода и участвовал в крупных сражениях как бы не на порядок больше моего. То есть у него было время привыкнуть к ужасам войны, очерстветь.


Глава 11 | Маг крови 3 | Глава 13