home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Глава 18

- Ты тут не скучай, Линочка, - сказал я девушке рядом, которая уже не кричала и почти не шевелилась, наполовину оплетённая тонкими корнями. – Как проснёшься, то присоединяйся к веселью.

Я снял с её руки браслет, который той уже был не нужен, так как умирать она больше не собиралась, поддерживаемая магией мелорна. После чего я быстро пошагал в сторону частокола, где сопротивление его защитников было окончательно задавлено. Вокруг меня вились летающие големы, а жуков и зверька-голема я посадил себе на плечи, где они вцепились в ткань рясы. Змейки обвились вокруг запястий, со стороны смотрясь экзотическими браслетами.

Проклятые энты и корни постарались на славу, разнеся мощный оборонительный частокол во многих местах, чем облегчили мне путь. Я вышел за пределы охраняемой территории без малейших трудностей. Самым серьёзным препятствием на моём пути были обломки брёвен и холмики вывороченной земли, через которые я просто перешагивал.

На пути встречались десятки тел эльфов, химер и големов, которые пали в бесплодных попытках остановить натиск мелорна. Впереди раздавались крики, взрывы, треск ломающихся деревянных построек. Иногда я видел сражающиеся фигуры или сработавшие боевые чары.

Куда я шёл? Точно ответить бы и сам не мог. Просто чувствовал, что меня куда-то влечёт, где-то рядом находится близкий человек или создание, в котором находится моя кровь. С одинаковой вероятностью это мог быть и один из големов, и Аня. Из-за той гадости, которой напичкали меня эльфы, я толком разобраться в ощущениях не мог. Да и сильная кровопотеря сказывалась на оценке окружающего мира. Повезло, что Лина прихватила с собой мой браслет. Благодаря ему моё самочувствие быстро улучшалось.

Минут через пятнадцать я оказался на улочках эльфийского города. От того, что я читал в книгах на Земле, действительность заметно отличалась. Не было домов на деревьях, никто не жил в огромных дуплах в ещё более огромных стволах. Все эльфийские постройки были деревянными. По крайней мере, та часть, которая предстала перед моими глазами. Двух- и трёхэтажные красивые дома с высокими острыми четырёхскатными крышами. У многих жителей города жильё было затянуто вьющимися растениями. Главное отличие эльфийских домов было в соотношении высоты и занимаемой площади: они походили на шпили и башенки. Каждый дом отделялся от соседнего живой изгородью из высокого кустарника, деревьев, висящих на специальных шестах и столбах вазах с цветами или стеной из вьющихся растений на тех же столбах. Улицы были очень широкие, но тоже с высаженными на них деревьями, которые делили проспекты на узкие полосы. Даже самый невнимательный взгляд по сторонам давал понять, что вокруг вотчина эльфов, этих любителей природы и особенно растительного мира: все листочки были насыщенного зелёного цвета всех его оттенков. То же самое касалось и цветов; ни единой сухой веточки или пожелтевшей листвы; никакой отслоившейся коры, потёков слизетечения или камеди на культурных плодовых деревьях и кустах. Такие сады и леса можно увидеть лишь в фильмах с компьютерной графикой или в мультфильмах. В реальности встречаются лишь в других мирах на территории эльфов.

Сейчас каждый дом и каждое дерево превратились в очаг сопротивления. Где-то удачно, а где-то эльфы, спустя несколько минут отчаянной драки за жизнь свою и близких, становились кормом для мелорна.

Магия Природы, в которой поднаторели остроухие, работала против священного дерева крайне плохо. Контроль над големами, которые были созданы на основе флоры, очень часто перехватывался мелорном. После этого магические создания с неистовой жаждой крови набрасывались на своих создателей. То же самое касалось энтов. Именно последние стали основной боевой силой изменённого мелорна. Многометровые человекообразные фигуры легко ломали дома и валили деревья, с засевшими там эльфами. Иногда энты выпускали побеги, которыми дотягивались до тех врагов, которые засели слишком высоко или в дома, которые оказались слишком прочными. В таких случаях стремление ушастых архитекторов сделать комнаты узкими играло против их обитателей, так как энты высотой не уступали двухэтажным зданиям. А некоторые из них и трёхэтажным!

На меня практически никто не обращал внимания. Для эльфов я казался своим в этой рясе с капюшоном. Присматриваться же и задавать вопросы в окружающем Аду, было слишком неуместно и вредно для здоровья. А миньоны мелорна чувствовали во мне союзника, создателя или освободителя. Тут уж с какой стороны смотреть. Мне оставалось только внимательно смотреть по сторонам, чтобы не попасть под шальную стрелу или заклинание, чтобы на голову не свалилась толстая ветка или не зашибло досками и брёвнами от разлетающихся на куски построек.

Меня влекло вглубь города, туда, где кипела самая жаркая схватка и лилась кровь реками. Прошло не так и много времени, когда мелорн напал на эльфов, а уже на его стороне сражались сотни химер и энтов. Ну, а следы от его корней я видел в нескольких километрах от ствола.

Вскоре я оказался рядом с очередным частоколом, похожим на тот, который опоясывал территорию вокруг мелорна. Его защитники местами ещё дрались и весьма успешно, легко уничтожая корни, химер, валя энтов на землю. Поэтому мне пришлось потратить некоторое время, чтобы отыскать пролом, рядом с которым никого не было.

Пробраться на территорию кремля или дворца местного правителя удалось легко, а вот дальше начались сложности. Здесь деревьев было очень мало, зато построек много и все они достаточно высокие и прочные, чтобы успешно сопротивляться ударам энтов. Центральная постройка была комплексом больших и малых зданий, поставленных друг к другу вплотную, между стенами крыса пролезет да котёнок. Ну, ещё корни мелорна и побеги из рук энтов.

- И’куэль, сюда! – голос живого эльфа заставил меня вздрогнуть от неожиданности, так как раздался буквально в нескольких шагах от меня. – Скорее, пока твари ход не заметили.

Я обернулся на звук и увидел торчащего по пояс эльфа-воина из отверстия в земле. Рядом с ним на земле стоял внушительный ящик, из которого рос пышный куст, с крупными полураспустившимися светло-голубыми бутонами, похожими на тюльпаны.

Когда наши взгляды столкнулись, я понял, что моя маскировка провалилась: эльф опознал во мне чужака. Если бы он в эту же секунду решил закрыть люк, то всё могло произойти по другому сценарию. Но пара секунд заминки стоили ему жизни, а мне дали шанс незаметно попасть на территорию дворца, миновав линию обороны, где сейчас живые и магические существа отдавали свои жизни десятками.

«Убить! Все в проход и убивать эльфов! Только их!», - отдал я беззвучный приказ.

Мысленный посыл достиг исполнителей и… бабочка-голем пролетает рядом с головой воина, попутно разрубив ему шею до самых позвонков, жуки спрыгивают с одежды и скрываются в чёрном провале люка, за ними скользнули змейки.

У эльфа или не было защитного амулета, или его энергия уже потратилась в схватках ранее, потому-то так легко с ним и справились мои создания. Он всё ещё хрипел и пытался зажать ладонями страшную, рану, когда в тёмный зев тайного подземного хода нырнул мой последний голем-птица.

- Твоя карьерная лестница закончена и ведёт она… в подвал! – с такой фразой я пнул умирающего, сбрасывая его вниз. – Вот чёрт, всё здесь кровью заляпал, урод ушастый. Ещё и скользко…

По деревянной вертикальной лестнице с плоскими ступеньками, на которые удобно было ставить стопу, я быстро спустился вниз, закрыв люк. Крышка оказалась с сюрпризом - она не откидывалась, а сдвигалась в сторону. Её роль выполнял ящик с кустом, а легкость процесса лежала на системе блоков и противовесов, упрятанных в стене подземной шахты. Сначала цветочный куст приподнимался вверх, а затем сдвигался в сторону. При этом никакого повреждения газона не происходило, лишь чуть-чуть приминалась трава, которая вскоре выпрямлялась.

Когда я спустился в туннель по шахте, то там уже было со всеми врагами покончено. Меня ждали мои големы и два эльфийских трупа со свежей кровавой пеной на губах.

- А это у нас удачно получилось, - произнёс я себе под нос, посмотрев на снаряжение покойников, на котором не было ни пятнышка крови. Сам я, как ни берёгся во время спуска, всё равно не смог спасти одежду от неё.

Оба воина были одеты однотипно. На каждом был надет бацинет (или похожий на него шлем) без забрала с небольшим гребнем в виде толстого витого шнура. Тела их защищала «чешуя», к которой крепилась юбка аналогичного типа брони. Руки и ноги прикрывались пластинами наручей, набедренников, наголенников, наколенниками. Кисти защищались перчатками из кожи, которые дополнительно прикрывали с тыльной стороны металлические крупные пластины, идущие от запястья, через всю кисть, и захватывая первую фалангу пальцев.

Всё снаряжение было удивительно лёгким, удобным и крепилось хитрыми застёжками, размыкаемыми нажатием пальцев одной руки. Вместе с бронёй пришлось снимать с одного из эльфов и его верхнюю одежду. Хорошо, что тот оказался чистоплотным, и не пришлось особо давить в себе брезгливость.

Сапоги пришлись впору. Я бы даже сказал, что идеально подошли к моей ноге, обёрнутой в портянку, сделанной из чистой стороны рясы. Очень удобные, лёгкие, немного напоминающие «казаки», с металлическими набойками, которые были врезаны в толстую кожаную подошву, а не прибиты поверх. На каждом из сапог имелись защитные краги с всё теми же стальными пластинами, но только в передней части. И это с учётом наголенников, надетых на ноги одного из убитых охранников тайного хода. Видимо, ноги – больная тема у эльфов-воинов, часто получают ранения в них, раз так защищают. За голенища я сунул по небольшому ножу, похожему на финские с наборной рукояткой из бересты. И несколько матерчатых лент, вырезанных из остатков рясы. Пригодятся связать что-то или кого-то, перевязать рану, связать что-нибудь между собой… Да мало ли, где может понадобиться кусок тряпки?!

От юбки я отказался по причине её неудобности. Тем более, кираса опускалась достаточно низко сзади и имела что-то похожее на фартук в передней части, который защищал паховую область.

На перевязи, перекинутой через правое плечо и закреплённой застёжкой на поясном ремне, у каждого убитого висели ножны с прямым клинком, очень похожим на древнеземную спату. Рукоять из чёрной блестящей кости, обтянутой кожаным ремешком, из той же кости сделана овальная толстая гарда и приплюснутый шарик-балансир. Ширина клинка у рукояти сантиметров пять-шесть, в центре плавно сужалась на сантиметр-полтора и вновь расширялась к концу, где резко сходилась прямым треугольным острием. По клинку шли два узких дола. Толщину меча я определил на глаз в шесть-семь миллиметров. Длина семьдесят пять, может, восемьдесят сантиметров, но не больше. Рукоять только под одну ладонь, да и то – эльфийскую, которая была несколько уже моей. Но без перчаток, которые на мою ладонь лезли довольно тяжело, хват оружия не доставлял проблем. Весил эльфийский клинок в пределах двух килограмм без ножен.

- Ну, сойдёт кусты рубить, - проворчал я, взмахнув несколько раз трофейным оружием, которое для меня оказалось сильно неудобным, несмотря на хороший баланс.

На переодевание у меня ушло порядка пятнадцати минут, плюс-минус парочка.

И вновь я двинулся в сторону, куда меня влекло непонятное чувство. Из небольшой комнатки с покойниками, в которую меня привела замаскированная шахта, я попал в просторный коридор, стены которого были отделаны деревянными плашками. Даже под ногами было дерево. Впрочем, с учётом мастерства эльфийских магов Природы, вот эти доски и плахи по прочности и стойкости к огню и сырости вряд ли уступят камню. Освещение давали несколько магических желтоватых шаров размером с мой кулак, висевших на стенах под самым потолком.

- Вперёд, - прошептал я, запуская крошечных големов вперёд. Сам подождал полминуты и осторожно пошёл следом.

Через десять метров коридор поворачивал под прямым углом, но големы молчали, а значит, там никого из врагов не было. Правда, я всё равно сначала быстро заглянул за угол, оценивая ситуацию, прежде чем шагнуть за него.

Дальше коридор привёл меня к крутой винтовой лестнице, которую так и тянуло назвать башенной. Только здесь вместо тёсаных каменных блоков использовалась древесина.

На втором витке путь мне преградила низкая широкая дверь, сбитая из толстых досок, которые дополнительно укрепили полосами из чернёного железа. Причём, доски были так густо усеяны квадратными шляпками толстых гвоздей, что полосы казались лишними.

Осторожно толкнув её, я убедился, что она заперта. С той стороны.

- Чёрт, - шёпотом выругался я, потом мысленно подозвал жука, присел на корточки и протянул ему левую руку. Когда он прокусил мне мякоть с внутренней стороны ладони чуть ниже большого пальца, я опять чертыхнулся.

Своей кровью я щедро смазал нижний край двери, и стал ждать. Неприятным открытием стал тот факт, что моя кровь, подкреплённая нужными мысленными пожеланиями, с трудом растворяла древесину. То ли материал попался особый, с природными антивандальными свойствами, то ли чары оказались хорошими. Пришлось стоять под дверью больше пяти минут, прежде чем в ней появилась дыра в половину моей ладони. В это отверстие скользнули змейки и жуки, а следом за ними я пропихнул бабочку и птичку.

С той стороны оказалось нечто вроде караулки с тремя эльфами. И один из них оказался магом, если судить по его одежде и экипировке. Но ни он, ни его товарищи не стали помехой на моём пути. Они так внимательно к чему-то прислушивались и не сводили глаз с другой двери, повернувшись спиной ко мне, что не заметили моей диверсии и крохотных убийц позади себя.

- Хр-р-хр-р! – захрипел маг, когда ему в ноги вцепились сразу две змейки. Для гарантии, чтобы не успел подать сигнала или применить чары. Оба воина с удивлением посмотрели на него, один даже подхватил его на руки, когда маг повалился на пол.

- Эссаил? Чт… - эльф не договорил, и, не издав больше не звука, повалился вместе с ужаленным магом, придавив его сверху. Яда у змей осталось достаточно после укуса мага, чтобы свалить второго воина.

Последний ушастый караульный был убит уже отработанным способом: бабочка вскрыла ему горло под самым подбородком, а жуки, мгновенно вскарабкавшиеся по доспехам, добили, почти отделив ему голову своими мощными челюстями.

И опять никакой магической защиты. А с другой стороны, почему я решил, что эльфы должны всех своих воинов оснащать амулетами? Это я такой странный, пекущийся о своих подчинённых и не жалеющий денег на их снаряжение. Наверное, здесь сидят стражники какие-нибудь, сторожа, а это даже не воины второй линии. Отсюда и довольствие их по остаточному принципу.

Или есть иная причина, например, им просто не повезло и караульные именно сегодня сдали свои амулеты на, к примеру, перезарядку. А может, защитная магия конфликтует с какими-нибудь охранными чарами в этом подземелье. Или амулеты имелись у тех, кто ушёл сражаться с армией мелорна, а здесь остались те, про кого можно сказать «ни рыба, ни мясо».

Убрав угрозу, дальше я действовал без опаски. Всё тем же способом с использованием своей крови, растворил часть двери напротив засова и в районе врезного замка (к слову, скважина была только с той стороны). На это у меня ушло ещё десять минут. Вроде бы не так и много, но что-то внутри торопило меня, гнало к цели где-то в глубине этого эльфийского дворца. В груди то и дело холодело, когда накатывало чувство, что могу опоздать.

В караулке я вооружился лёгким небольшим арбалетом, снабжённым «козьей ножкой» для взвода тетивы. Несмотря на то, что болты к нему были совсем короткими, не больше двадцати пяти сантиметров, но с трёх метров один из них насквозь пробил тело мага, закрытое толстым кожаным жилетом. Кончик четырёхгранного узкого наконечника даже вышел с другой стороны.

Это я решил испытать оружие на покойнике, чтобы узнать, на что могу рассчитывать. Арбалет был снабжён примитивным спусковым механизмом, а его задняя часть зажималась между телом и рукой, а не прижималась к плечу. Но компактность, мощь и небольшой вес помогали закрыть глаза на эти недостатки. Тем более, метров с двадцати я даже вот так, почти от бедра, попаду в неподвижную ростовую фигуру.

К счастью, следующая дверь открывалась из караулки, не пришлось тратить на неё драгоценное время.

Испачкав себе лицо и шею кровью, сунув окровавленный лоскут за воротник кирасы и ещё один такой же под шлем, чтобы торчал из-под него немаленький клок ткани, я почти бегом помчался дальше.

«Только бы не опоздать, только бы не опоздать», - билась в моей голове мысль.

Только благодаря страшной суматохе, царившей в комнатах и коридорах дворца (резиденции правителя или как это место в центре города за частоколом назвать-то?) из-за кровавых схваток под его стенами и на городских улицах, мне удалось без проблем со своим зверинцем добраться до нужного места, оказавшегося в подземелье. В него вел такой же, однотипный коридор, по которому я попал во дворец.

Все мои мысли были заняты тем, кому требовалась моя помощь, с кем я был повязан кровью и связан душой. Лишь краем сознания я отмечал преграды на моём пути – двери, лестницы, суетящихся эльфов и эльфиек, их детей, десятки раненых, что сидели или лежали прямо на полу в коридорах. Иногда проскакивало опасение, что меня могут попытаться остановить, чтобы узнать кто я, что здесь делаю, насколько тяжело ранен и не нужна ли помощь. Мои доспехи заметно отличались от брони воинов, которых видел вокруг себя. Если бы кто-то из их командиров пожелал бы поинтересоваться, что здесь делает караульный из тех, кто охраняет подземные ярусы и тайные проходы, то… к его счастью, этого не произошло.

В караулке, похожей как две капли воды на ту, где сейчас остывали тела мага и двух солдат, меня остановил эльф с обнажённой спатой в одной руке и вытянутым узким миндалевидным кожаным щитом в другой. Он единственный из пятёрки носил на плечах тёмно-зелёный плащ, доходивший ему до сапог. Его кираса была цельнокованной с золотистой чеканкой. Защитная юбка из стальных вертикальных полос, скреплённых кольцами. Шлем имел заметное сходство с рейтарским, то есть, был оснащён нащёчниками, затыльником из пластин, козырьком и наносником на нём. Плюс, небольшойгребень с зажимами для крепления, наверное, перьев. А вот экипировка остальных не сильно отличались от моей. Даже арбалеты были, и в дополнение к ним такие же щиты, как у их командира.

- Воин, что случилось, почему ты в таком виде? – с подозрением посмотрел он на меня.

- М-м-м, - замычал я, сделал несколько шагов навстречу и вытянул лоскут, что торчал из-под моей брони. Тряпку я бросил ему под ноги. – М-м-м.

Взгляд эльфа на миг вильнул вниз. В этом момент я вскинул арбалет и выстрелил почти в упор. Между нами было не больше полутора метров.

Щёлк!

Болт негромко щёлкнул по магической защите, засветившейся вокруг тела врага, и упал на пол.

- Чёрт, - скрипнул я зубами и бросил в эльфа арбалет, одновременно с этим отдавая приказ своим големам атаковать товарищей плащеносца. Сам выхватил меч и набросился на него.

Ошибкой эльфа стало то, что он решил посмотреть назад, узнать, почему закричали от боли и страха его подчинёные. Может, решил, что я лишь отвлекающий фактор, а основное нападение идёт с противоположной стороны – через дверь, которую он с бойцами охранял. Ну, и меня он явно не воспринял серьёзной угрозой, иначе не повёл бы так себя.

Он прикрылся щитом от моих ударов, повернулся боком и бросил взгляд за свою спину.

Понимая, что без своих амулетов и без големодоспеха я вряд ли сумею с ним справиться, я сделал упор на свою магию.

Ударив дважды по противнику без всякого результата, я отпрыгнул назад и чиркнул себя по ладони мечом.

«Блин, больно… переборщил с раной, - зашипел я от глубокого пореза. – Хоть бы на лезвии не было никакого яда или чар».

Впрочем, если я не избавлюсь от эльфа с плащом в ближайшие секунд двадцать, то мне будет уже глубоко фиолетово на то, есть ли яд на трофейной спате ли там смертоубийственные чары, которые уже стали меня медленно убивать.

Как только потекла кровь по пальцам, я резко взмахнул раненой рукой, разбрызгивая алую жидкость впереди себя. Что-то попало на стены, на пол, но больше всего досталось моему противнику.

- Аккара фанк! – крикнул он на незнакомом мне наречии и вновь закрылся щитом от меня. Да ещё и отступил назад, выставив впереди себя меч. – Даллан тшиха.

- Хуиха! – передразнил я его и вновь взмахнул ладонью, которую держал «лодочкой», чтобы набрать побольше крови.

Бросок оказался точным: кровь попала в лицо эльфу, который не успел спрятаться за щитом полностью. Мало того, угодила ему в глаза.

- А-а-а! – дико заорал он и прыгнул на меня. Точнее, на то место, где я только что стоял. За миг до этого я сдвинулся в сторону, пропустив ушастого плащеносца слева от себя. И только собрался ткнуть его в открывшийся бок клинком, как эльф сам свалился мне под ноги и забился в корчах.

Ну да, сейчас моя кровь стала сильнейшим ядом. Куда там химии в минах, которые не так уж давно падали на головы ликанонским солдатам. И не только яд, но и отличный взломщик магического щита. Правда, это мне дорого обошлось, и я едва не свалился на своего противника сверху, заработав сильнейший упадок сил от использования Дара. Если бы кто-то из караульных решил бы сейчас прийти на помощь своему командиру, то легко бы зарезал меня. Хорошо хоть, что после нападения големов они побросали свои арбалеты и схватились за мечи. А до этого плащеносец закрывал меня своим телом.

Прорыв сквозь караулку занял несколько минут и стоил мне сильнейшей усталости и нескольких големов. Уцелела лишь пара: змейка и бабочка. Прочих эльфы сбили на пол и растоптали. Но и из четвёрки караульных никто не выжил, хотя двое имели при себе защитные амулеты. Одного помог прикончить я, забрызгав кровью, которая продолжала течь из пореза. У второго амулет разрядился после нескольких атак одной из бабочек. Жаль, что крылатый голем после этого погиб, попав под сапог, но за него отомстила змейка, ужалив в ногу его убийцу.

Это была самая тяжёлая и кровопролитная схватка.

Несколько минут я изображал овощ, сидя у стены, к которой привалился спиной. Сил не было, желания что-то делать – тоже. Целительский браслет едва справлялся с негативными эффектами, которые сейчас терзали мой организм. Мне бы полчаса-час тишины и покоя с хорошей едой, тогда бы я быстро восстановился. Да только кто ж мне их даст-то сейчас?

- Ладно, пора, нас там ждут, - пробормотал я, и на морально-волевых встал на ноги. Меня сразу же повело в сторону и пришлось схватиться рукой за стену, чтобы не упасть. Вот так по стеночке я дошёл до двери, через которую попал в караулку. Её следовало заблокировать, чтобы избавиться от неожиданного визита с этой стороны, прежде чем двигаться дальше.

Вторая дверь, которую охраняли покойные караульные, оказалась закрыта намертво. Будь она железной, я бы сказал, что её заварили. И это было удивительно, так как все прочие, даже запертые на замок и пару засовов хотя бы немножко шевелились, буквально чуть-чуть. А эта, будто и не дверь, а просто вырезанный контур в монолитной стене. Второй особенностью было то, что дверь и стена вокруг неё оказались очень холодными. Это могло говорить о многом, и кое-что из этих мыслей я суеверно старательно гнал прочь.

Опять пришлось резать руку. Рана на ладони уже подёрнулась толстой корочкой и уменьшилась в размерах, через час там остался бы только шрам. Но не срослось.

- П-с-с-с, - зашипел я от боли после того, как черканул клинком по ране. Сразу после этого приложил руку к дверным петлям, смачивая их своей кровью и истово желая, чтобы та разъела металл и древесину. Потом поступил так же с несколькими гвоздями и усиливающими полосами.

И вновь откат свалил меня с ног. Сидя у стены и борясь со слабостью, которая предательски клонила в сон, я смотрел на растворяемую преграду и одновременно прислушивался к окружающим звукам. Пока мне везло: за обеими дверями было тихо, никто не ломился из караулки ко мне, не способному сейчас оказать какое-либо сопротивление.

Минуты шли. Вместе с ними напряжение во мне росло, не давая ни на чём другом сосредоточиться, кроме как поскорее попасть за вторую дверь. И как только я увидел, что петли рассыпались ржавым прахом, я поднялся с пола и рванул на себя дверь за железное кольцо, которое служило той ручкой.

- Хрен там, - резюмировал я, когда преграда даже не шелохнулась. – А если так?

Я вставил спату в щель и налёг на рукоять клинка, используя тот в виде рычага.

На то, чтобы сорвать дверное полотно со своего места мне понадобилось полчаса и ещё одно кровопускание с последующей обработкой кровью двери. Но когда та упала мне под ноги, то…

- Твою ж, - сплюнул я от досады, когда увидел, что проход затянут стеной из непрозрачного голубоватого льда. Мало того, лёд был очень плотным и твёрдым. Чтобы проделать в нём сквозную дыру, мне пришлось как следует поработать мечом. Рассмотреть что-то сквозь отверстие не удалось, так как там царила темнота. Пришлось запускать бабочку на разведку. Спустя минуту она вернулась, передав образы, что впереди никого и ничего нет, только лёд со всех сторон.

Опять пришлось долбить холодную преграду, не жалея сил, которые толком-то и не восстановились ещё. Натёр мозоли, разошлась рана на левой ладони, получил несколько мелких ранок на лице от отлетающей ледяной крошки, которая разила не хуже осколков от работающей «болгарки».

Прорубив дыру, достаточную чтобы сквозь неё пролезть ужом, я забросил на ту сторону два меча, эльфийский плащ, свою трофейную «чешую», два магических светильника, потом выставил впереди себя арбалет и руками вперёд юркнул в пролом.

Пока пролезал, то порезался об острые грани на ледяной стенке и порвал в нескольких местах штаны и поддоспешник. Но хорошо хоть никто не попытался откусить или проломить мне голову, когда та оказалась на другой стороне.

Оделся, сунул за пазуху своих големов, которые стали вялыми от холода (сказывалось, что они из тех созданий, живые копии которых крайне зависимы от внешней температуры. Такая же проблема и с моими дронголемами), закрепил перевязь с одним мечом. Накинув на плечи плащ, взял в руки арбалет и один из светильников, второй слегка толкнул ногой, отправив подальше по коридору, и осторожно зашагал вперёд.

Через десять метров я наткнулся на двух эльфов, вмороженных в глыбу льда на стене. Через несколько шагов увидел останки ещё нескольких остроухих, которые были проморожены насквозь. За поворотом коридора передо мной встала целая композиция: восемь эльфов в разных позах с оружием в руках на ногах и на коленях. Казалось, что они посмотрели в глаза Горгоны, только та решила разнообразить свою каменную коллекцию ледяными статуями. В пяти метрах впереди от них справа в стене зияло отверстие в ледяной корке, покрывшей здесь всё от пола до потолка. Туда я отправил бабочку-голема, которая немного отогрелась у меня под одеждой. А когда от неё пришли образы, я едва не бегом бросился внутрь.

Миновав несколько замороженных покойников, я пал на колени перед обнажённым женским телом и схватил то на руки:

- Аня, Анечка!..


Глава 17 | Маг крови 3 | Глава 19