home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ЭПИЛОГ

Эпилог

Проснулся я от странного шума, а перед этим мне приснилось, что я у себя дома стою под струями прохладного душа, которые с силой бьют по моему телу, по стенкам душевой кабинки и поддону. Когда разлепил глаза и стал их протирать, то продолжал слышать характерный звук падающей воды. Именно он-то меня и разбудил.

- Вот чёрт, - выдохнул я, когда рассмотрел впереди буруны и облако водяной пыли, висящей над обрывом в нескольких сотнях метрах впереди. – Аня! Аня!

Девушка проснулась мгновенно.

- Впереди водопад! Уйти от него не сможем, - торопливо произнёс я. – Активируй амулет и задержи дыхание, когда мы полетим вниз.

Даже с вёслами я вряд ли сумел бы выбраться из быстрого потока, который нёс нас к обрыву. А уж с имеющимися шестами об этом даже не стоило и мечтать.

«Эх, проспали мы всё на свете, - с досадой подумал я, - и големам не дал команду, чтобы разбудили на такой случай. Да кто ж мог знать, что на пути будет водопад».

Само падение я толком и не почувствовал в том раздрае чувств, который навалился на меня. Перед самым обрывом наше судёнышко заболталось на бурунах. Но благодаря своему небольшому весу оно соскальзывало со всех камней или отскакивало от них. От болтанки все мысли ушли на одно действо: только бы не вывалиться за борт. Случись такое, то шансов уцелеть станет намного меньше, так как я не челн и, скорее всего, по камням буду размазываться, а не скользить. А это лишняя нагрузка на защитный амулет.

На нервы дополнительно стал действовать рёв водопада, а потом мы рухнули вниз.

- А-а-а! – заорал я от неожиданности, забыв о собственных словах про задержку дыхания. Почти сразу же на вдохе поперхнулся водой, которая плотной взвесью висела в воздухе. Несколько секунд полёта уже отдельно от лодки, попытки развернуться и – удар о воду! А дальше темнота.

Пришёл в себя на берегу, лежа на правом боку и надсадно кашляющим. С каждым «кхар» изо рта вылетали капли воды.

- Витя, ты как? Всё нормально? – надо мной раздался встревоженный голос Ани. – Где у тебя болит?

Болело у меня всё, и ровненько так, словно всему тело досталось одинаково.

- Почти нигде, - покривил я душой. – Или просто не почувствовал ещё. Сама как?

- Я отлично. Амулет спас. А твои все разрядились, в них камешки потухли, - ответила мне жена и помогла сесть. – Големы твои тоже здесь, им ничего не сделалось.

Самочувствие благодаря целительскому браслету стремительно улучшалось. Уже через полчаса я поднялся на ноги без посторонней помощи и прошёлся взад-вперёд. Кое-где покалывало в теле, мышцы казались стянутыми, будто сшитыми после разрыва, но с предыдущим состоянием было не сравнить.

Оценил я и водопад, с которого пришлось слететь. Оценил и сильно впечатлился. Неудивительно, что оба амулета отдали всю свою энергию и до конца так и не сумели защитить меня. Вода падала с высоты метров восемьдесят-сто! То есть, в воду я… мы влетели на скорости около пятидесяти метров в секунду, а то и больше, ведь была ещё скорость лодки. Тут уже неважно для человеческого тела – голые камни или вода. Её поверхность становится твёрдой, что тот же асфальт уже при падении метров с тридцати. А тут высота раза в три больше. Впрочем, мне ещё повезло, если я попал в место, где вода «кипит» от падения потока. Недаром прыгуны с вышек с больших высот тренируются сначала на воде, которую насыщают пузырьками воздуха мощные компрессоры. Такая воздушно-водяная среда намного комфортнее для оценки своих ощущений и прощает грубые ошибки.

С другой стороны, может, амулеты разрядились от того, что я угодил на ровную поверхность, а не в «пену»? Или ударился о дно, хотя в месте падения потока глубина должна быть немаленькая.

- А вещи наши? – спросил я.

- Нету, - развела Аня руками. – Мне не до них было, я тебя насилу нашла. Там ниже ещё один водопад, но маленький совсем. Тебя почти до него течением донесло. Спасибо бабочке, что увидела тебя и меня навела.

- Спасибо, - я серьёзно кивнул голему, который сидел неподалёку от нас на большом камне. Рядом с ним грелась змейка. – М-да, значит, мы опять с голым задом.

- Я-то точно, - хмыкнула девушка, которая щеголяла в наряде Евы.

- Не мёрзнешь?

- Знаешь, совсем нет. Может, это от того, что научилась ледяной магии, - задумчиво произнесла она.

- Может. А вот мне как-то зябко, так что, стоит заняться разведением костра. Заодно подсушу вещи.

От трофеев, которые я снял с побеждённых мной эльфов, остались только амулеты, штаны и сапоги с портянками, всё остальное или покоится сейчас на дне реки рядом с водопадом, или унесено потоком воды дальше. Впрочем, мы живы и целы, что самое главное. А барахло… да пускай, чёрт с ним! По нашей жизни это всё наживное.

С костром пришлось повозиться. К моменту, когда по тонким веточкам и сухой траве забегали первые робкие язычки пламени, я согрелся так, что едва ли не пар валил. С едой дело обстояло хуже – ни единой крошки. Рядом с водопадом не рос камыш и рогоз. Видел стайки мелких рыбёшек рядом с берегом, но поймать не сумел ни одной. Я уж и штанами пытался, действуя ими, как сачком. И камни кидал в надежде оглушить.

Из высохших штанов были сделаны мне - шорты, а Ане повязки на бёдра и грудь. Два лоскутка на тесёмке прикрыли её самые сокровенные места ниже пояса. И ещё один кое-как она закрепила на своей груди. Стоит отметить, что та у неё была выше всяческих похвал: высокая, идеальной формы и не меньше, чем третьего номера. Всё это благодаря тем самым украшениям из болотных сундуков. Они за несколько месяцев сделали из итак красивой девушки, бывшей модели, ангельски прекрасную фею. Я сейчас то и дело ловил себя на мысли, что мой взгляд постоянно съезжает на неё. Эта видимость одежды только добавляла ей эротичности, сексуальности и будила во мне нескромное желание. Да и жена, словно чувствуя (хотя, почему словно-то?) это то и дело принимала завлекающие и провоцирующие позы.

«Ну, если на блуд потянуло, то точно выздоровел», - усмехнулся я про себя.

- Может, сломать палку для удочки, а из ниток сделать… как там её… на что крючок вешается?

- Леску, - подсказал я. – Не, без шансов. И крючка к тому же нет. Лучше я отдохну немножко и попробую создать голема для ловли рыбы.

- А давай я заморожу воду? Потом просто вырубим рыбу изо льда? – предложила Аня другой вариант.

Я отрицательно покачал головой:

- Лучше побереги силы для чего-то более серьёзного. Неизвестно, сколько в тебе ещё осталось маны. Может, всего на пару заклинаний, которые понадобятся нам позже.

- Ладно, как скажешь, - вздохнула она. Видно было, что ей стоило огромных внутренних усилий согласиться с моими словами, всё-таки, Аня ещё не наигралась с магией, которую получила так легко. Даже недавняя бойня на пределе сил, с горой трупов и полным истощением до потери сознания не вытравили из неё дух «девочка-волшебница из красивой сказки».

Только вечером я почувствовал, что сил у меня достаточно для очередного магического ритуала с моей кровью. К этому моменту большая часть заготовок для тела голема была мной сделана. Грубо, конечно, все части, которые должны быть точными копиями друг друга, таковыми не являлись. Но по-другому у меня не вышло, так как для обработки камней и древесины я использовал другие камни и огонь. Форму выбрал самую простую – колючий шар. Размер: круглое тело примерно в два моих кулака, каждая игла толщиной с карандаш для рисования и примерно пятнадцать сантиметров длиной, ещё и полые внутри. Кончики игл были острые и снабжены крошечными зазубринами. Мало того, так как в ближайшей перспективе новому голему предстояло охотиться в воде, в каждом шипе имелась полость ближе к острию, от которой шёл канал, совсем крошечный, в несколько раз уже полости. Полость была наполнена густой жидкостью, похожей на гель. Каждая игла на треть была прочнее и тяжелее остальной части, и эта треть – головная. Всем этим я заморочился ради того, чтобы големоеж (а голем для неискушённого взгляда мог показаться морским ежом) мог выстреливать свои иглы, которых у него было несколько десятков. А те в воде летели быстро, точно и далеко. Вот потому и баланс смещён вперёд, имеется гель, который после отстрела иглы бурно реагирует с выделением огромного количества газа, и канал, по которому двигается газ, превращая иглу в реактивный снаряд. К слову, по моей задумке големоёж свои иглы должен выстреливать и на суше с не меньшим эффектом. Иглы быстро восстанавливаются, а с подпиткой моей кровью так и вовсе в считанные минуты. Так же он мог питаться любой другой кровью, которая ускоряла восстановление не так быстро. И из самого последнего, но не по важности – новый голем мог расти. Каждая порция крови запускала механизм ускоренного восстановления потерянных игл или рост.

- Вроде бы всё, - сказал я Ане, которая с интересом наблюдала за тем, как я смачиваю своей кровью корку камешков и деревяшек, а те собираются в одно целое, откидывая лишнее и превращаясь в красивое грозное создание.

Когда големоеж поднялся на иголки, которые так же служили ему конечностями, то кончики верхних были почти вровень с моим коленом.

- Знаешь, я вот прямо сейчас тебе завидую, - ответила мне девушка. – Это же так здорово, когда создаешь такие вещи! Не то, что льдом кидаться.

- Мои големы – не вещи, - поправил я её. – И потом, ведь каждому что-то своё подходит. Когда ты в том овраге изображала из себя мага из племени Льда, то было не похоже, что тебе это не нравится.

- Это когда было-то, - фыркнула Аня, но дальше развивать тему не стала, и перешла на другую. – И вообще, ты когда свой колючий мяч отправишь на рыбалку? Уже вечер, скоро стемнеет, а рыбу ещё чистить нужно, потрошить и ждать, когда поджарится.

- Уже, - ответил я и дал мысленный приказ новому голему отправляться на рыбный промысел.

Тот очень шустро задвигал иглами-лапками, быстро добрался до воды и без звука скрылся в ней. Когда он перемещался, то казалось, будто перекатывается из-за своей формы.

- Прямо колобок с колючками, - прокомментировала Аня.

- Ага, чернобыльский, - усмехнулся я. – Такой сам сожрёт не только лису, но и медведя.

- Вить, а ведь мы как те бабка с дедом из детской сказки, - хихикнула девушка. – Тоже по сусекам поскребли и слепили из того, что нашли этого ёжика. Давай его Колобком назовём, а?

- Давай, - легко согласился я.

Не прошло и пяти минут, когда я услышал знакомое постукивание игл по камням.

- О-о, смотри, - я махнул рукой в сторону големоежа, возвращающегося назад с добычей, - уже поймал кого-то.

Когда колобок подошёл ближе, то стали видны три некрупных рыбёшки, наколотые на верхние иголки. Одна размером с мою ладонь, ещё две примерно в полтора раза меньше. Порода рыб была знакомая, я её не раз видел на своём столе и на столе дружины. Забрав улов, я отправил его рыбачить дальше, а сам занялся разделкой. Спустя минуту я с досадой отложил в сторону рыбу и острый осколок камня, который использовал в виде ножа.

- Тут я быстрее от голода умру, чем почищу, - вздохнул я.

- Оставь мне, я всё сделаю, - отозвалась Аня. У неё в отличие от меня управляться с каменным ножом получалось не в пример лучше. Пока я счищал чешую с одного бока, девушка успела почистить свою полностью и сейчас перешла к потрошению.

- Я кое-что попробую сам сделать. Нам ведь так и так нужен нож, хотя бы один, - ответил я и взял в руки короткий толстый сучок из корки валежника, приготовленного для костра. Пришлось опять резать себе руку и кровью смазывать деревяшку. Стоило мне закончить это дело, и мгновение спустя лишний материал невесомой пылью осыпался с заготовки. На ладони остался лежать красивый небольшой ножик с тёмным узким десятисантиметровым лезвием и деревянной овальной ручкой толщиной с указательный палец и длинной на два-три сантиметра больше лезвия.

- Ух, ты! Дай сюда, - радостно воскликнула Аня и тут же сцапала нож, после чего пальцем попробовала заточку. – Ай, острый.

- Ох, ты ж горе моё любопытное, всё-то тебе нужно проверить, - вздохнул я, покачав головой, и снял браслет с руки. – Надень, Анют, через пять минут всё заживёт.

Такое минимальное использование Дара ничуть не ухудшило моего самочувствия. И я тут же сделал ещё один нож. Второй клинок вышел в два раза крупнее первого и столь же острый.

- Витенька, ты просто мечта домохозяйки, - развеселилась Аня, когда я следом за ножами создал литровый высокий котелок из камня, наделив тот всеми характеристиками нержавеющей пищевой стали. – Может, завтра ты нам одежду пошьёшь?

- Может, и пошью, - кивнул я. - Кстати, Колобок ещё кого-то тащит нам.

Новой жертвой колючего голема стала рыбина, размером с локоть руки, похожая телом на налима и с головой, что выглядела змеиной. Зубов в её пасти было немного, но все они были похожи на шипы на ветках шиповника – острые, короткие и загнутые назад. До этого мне подобного змееголова видеть не приходилось, поэтому я его отложил в сторону и отправил Колобка за новой добычей, проинструктировав его на тему, какая рыба предпочтительнее.

Через два часа наша семейная чета с аппетитом наворачивала горячую уху. Длительная голодовка и отсутствие с давних пор горячих блюд в нашем меню успешно компенсировали отсутствие соли и специй. К слову сказать, у меня мелькнула мысль по поводу того, чтобы синтезировать из… да хоть речного песка или золы из костра все необходимые ингредиенты для блюд. Но решил пока что воздержаться от таких уж экспериментов.

Горы сухих водорослей на берегу стали нашими постелями.

А на следующий день, пока Аня ещё спала, я их смял в большой плотный ком и полил половиной стакана своей крови, после чего хорошенько помял, чтобы каждой травинке досталась хотя бы капля крови. На моих глазах водоросли стали менять свой цвет, сливаться в одну массу. Уже скоро ком в моих руках стал похож на неряшливо смятый большой кусок плотной качественной ткани оливкового цвета. Стоило же мне его встряхнуть, как в моих руках оказалось что-то среднее между длиннополой рубашкой со стоячим невысоким воротником и курткой от камуфляжного костюма. Пуговицы были на одежде только в верхней части, то есть, надевать её необходимо было через голову. Таким же способом я «пошил» облегающие штаны с пышной верхней частью из кружев и своеобразными юбками для каждой ноги, располагающимися ниже колена. Выглядит этот наряд очень непривычно и пёстро, но такие носят многие женщины в путешествиях, либо на охоте. Те, кто любит иногда походить в нарядах под «искателей» (местный аналог моды стиля милитари в моём мире). Данный наряд широко в ходу в Астанирии и Ликаноне, о чём я мимоходом узнал во время пребывания в столице. Футболку и трусики-шортики я создал следующими после основного наряда. Затем была небольшая шляпка с прямыми полями. И последними я создал полусапожки на низком широком каблуке и острым твёрдым носком, которым можно и пнуть с весьма болезненными последствиями для цели. То ли с непривычки, то ли из-за того, что решил впихнуть «невпихуемое», но я почему-то сильно устал. Пока отряхивал от мусора, от остатков водорослей, которые не трансформировались в ткань – может, крови им не хватило – одежду, то проснулась Аня.

- Хозяюшка, принимай заказ, - сказал я ей, когда увидел, что сонная хмарь из её взгляда ушла, сменившись интересом.

- Одежда? Когда успел?

- Успел вот, - подмигнул я. – Примерять будешь сейчас или позже?

- Ты ещё спрашиваешь.

Ничуть меня не стесняясь, она скинула с себя те лохмотья, которые и так, по сути, ничего не скрывали и быстро оделась. Наверное, ей самой уже надоело щеголять с, мягко говоря, голым задом, отсюда и такая скорость.

- Ну как? – спросил я.

- А ты не мог выбрать что-то попроще? К чему все эти рюши?

- В этом половина дам ходит в королевстве. У кого деньги есть, конечно. Типа средний класс, самое оно для тебя в нашем положении.

- А цвет почему такой? – поджала она губки. – Я не видела такой тусклоты что-то у этих твоих дам.

- Цвет для нас удобный, - пожал я плечами и махнул рукой. – Сама посмотри по сторонам.

- Модельер из тебя, Витенька, как и балетный танцор, - вздохнула она и стала раздеваться. Оставшись в футболке с трусиками, она потребовала у меня нитки с иголкой и ножницы.

- Ань, тут такое дело, - я кисло улыбнулся жене, - я эту одежду сделал неразрываемой и непробиваемой. Её иголкой не проткнуть, наверное. И уж точно ножницы тут не помогут.

У той лицо сделалось, ну просто не описать простыми словами.

- Тогда считай меня капризной стервой, но вот что я тебе скажу: я в этом никуда не пойду, - спокойно сказала она.

«Тьфу, блин, и что мне стоило сначала подумать, а не спросонья хвататься за работу», - дал я себе мысленную оплеуху. – Ладно, я всё переделаю. Говори, что нужно.

И в этот день мы никуда не пошли. До темноты я был занят созданием экипировки мне и Ане. Одежда, оружие, рюкзаки и разная мелочёвка вроде котелка с ложками.

Из толстых веток я выстругал два меча, которые укрепил кровью до состояния стали. Одежду со второй попытки я сделал ту, в которой ходят наёмники и искатели обеих полов. На второй день я кормил кровью големов, делая их сильнее, а Колобка ещё и больше. От создания крупного голема, вроде давно погибшего Дровосека или отлично себя чувствующего Ползуна, решил отказаться. Маленьких големов можно спрятать или замаскировать, если потребуется скрытность. Тем более, создание крупного магического создания можно провести в любой момент

- Ну что, навстречу приключениям? – подмигнула мне Аня.

- Присядем на дорожку, - я опустился на короткое бревно на двух пеньках, которое служило нам лавкой все последние дни, и похлопал ладонью по месту рядом с собой. – Главное, чтобы приключений было поменьше и нам поскорее вернуться домой.

Конец 3 книги


Глава 19 | Маг крови 3 |