home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Глава 6

«Камазы» дорогу глотали километр за километром, иногда переваливаясь на кочках, заставляя всех хвататься за поручни рядом с сиденьями. В колонне было три трёхосных грузовика и один двухосный, плюс моя «буханка». Короткий «камаз» волок за собой цистерну с запасом топлива. Два больших тянули по прицепу с подарками для королевского двора и с личным имуществом отряда. Со мной поехали тридцать пять дружинников и двадцать два боевых голема. Дополнительно взял двух строительных големов на случай, если придётся строить проезд для тяжёлых машин. Эта парочка шустро бежала рядом с машинами, не уступая в скорости и выносливости армейским грузовикам.

Топлива пришлось взять много, с большим запасом, так как Ежов остался в посёлке, где его магический талант был необходим на стройке. Впрочем, он и сам не рвался с нами, предпочитая всё свободное время проводить с Хагхой.

А впереди по бокам автоколонны скакали те, кем я без всякой ложной скромности мог гордиться. Четвёрка гвардейцев (про себя я их звал элитными) на химерах-осликах, которые в четыре раза стали крупнее себя прежних благодаря магическому дару Насти Буфиной. При весе около семи центнеров они имели рост в холке в среднем сто семьдесят пять сантиметров. И люди, и их скакуны получили големоброню, которая могла действовать и отдельно от них. В общем, почти полная копия моей защиты. И точно так же, как и моя, големодоспехи гвардейцев были украшены чеканкой и инкрустацией из золота. Да-да, золота. Имея мага, способного взмахом руки из воздуха создать несколько килограмм драгоценного металла, я решил не размениваться на медь и латунь. Мелочно это для будущего графа и одного из самых богатых дворян землевладельцев на границе королевства, ха-ха-ха.

Земли двух соседей я проскочил без всяких проблем. Здесь меня (как минимум, про иных были в курсе) знали, и потому никто особо сильно не удивлялся и не волновался при виде огромных по местным меркам самодвижущихся повозок. Всего за день пути мой отряд оказался в землях герцога Десткара. Всё общение с аборигенами сложилось к выплате подорожных пошлин, которые для меня стражей были подняты в несколько раз. Впрочем, достаточно было посмотреть на дорогу после колёс «камазов», чтобы понять, что те были в своём праве.

Проскочив герцогство по краю, я въехал на территорию какого-то графа, с которым знаком не был. И вот тут впервые едва не произошёл первый конфликт с дружиной землевладельца. Первый таможенный пост в графстве, который оказался на нашем пути, был пуст. Но не заброшен, а оставлен. Причём, буквально только что, так как костерок рядом с ним не просто дымился, а всё ещё горел.

Пожав плечами, я приказал двигаться дальше. Любому ясно, что не самые храбрые вояки (а других на таких постах не бывает) удрали впереди собственного визга, когда увидели сами или им сообщил кто-то не менее храбрый о моём отряде.

Через полчаса головной дозор сообщил о крупном военном отряде впереди, выстроившемся в чистом поле рядом с дорогой, по которой мы двигались.

- Всем стоп! – скомандовал я по рации. – Впереди гости!

Машины стали замедляться и разъезжаться веером, выставляя в сторону предполагаемого врага стальные борта, которые были и сами по себе очень толстые, чтобы поддаться стреле, да дополнительно имели ещё и амулетную защиту. Сверху на кунгах грузовиков откинулись люки и в них появились пулемётчики. Пара была вооружена ПКМ с присоединённым к каждому пулемёту огромным коробом на две с половиной сотни патронов в ленте. В ленте каждый четвёртый патрон был зачарован кровью. Двое других закрепили в кронштейне КОРДы. Дополнительно несколько винтовок и автоматов будут вести огонь из боковых бойниц. Ещё пятеро дружинников вышли из машин. Они владели самыми сильными боевыми амулетами, применять которые из кунга сквозь узкую стрелковую щель почти невозможно. Рядом с ними встали самураи и чапииды. Строительные големы укрылись за машинами.

Гвардейцам я приказал держаться в сотне метрах позади и основное внимание уделять большой роще, темнеющей в трёхстах метрах правее.

Едва только мы закончили приготовления к будущему сражению, как от големопсов пришёл образ трёх всадников, направляющихся от чужого отряда в нашу сторону. Через пару минут я их увидел сам.

- У них там зелёная ветвь, - кто-то сказал по рации. – Переговорщики.

- Тесак, убери копьё, сорви ветку какую-нибудь и двинь к ним, - приказал я. Миг спустя, когда получил подтверждение, мне в голову пришла мысль, что гвардейские големодоспехи можно было оснастить рацией, сделав ту частью магической конструкции. Даже не можно, а нужно. Это сделает бойцов мобильнее, не придётся им выпускать оружие из рук, чтобы давить на тангенту, как сейчас. Вот так всегда: все сильны задним умом.

Тесак, ставший одним из гвардейцев и получивший на зависть всей дружине самое лучшее снаряжение, которое только было у меня, вскоре вернулся. Его сопровождал один из посланцев.

- Баронет Никайра, лейтенант дружины графа Д’Истта, - представился он, когда подъехал к моему «уазику».

- Виконт Тэрский, - чуть кивнул я ему, сидя на автомобильном кресле в салоне рядом со сдвинутой в сторону дверью. С учётом больших грязевых колёс и приподнятой подвески я находился достаточно высоко, чтобы смотреть на спешившегося всадника сверху вниз.

- Ваша милость, - опять изобразил поклон собеседник. – Сообщаю вам, что вы с большим воинским отрядом вступили на земли моего сюзерена, не уведомив того. Это… это…

Баронет запнулся, подбирая слова, чтобы не сильно меня задеть, но и одновременно донести до меня претензии, не нанеся своему господину урона чести.

- Господин лейтенант, я не явился на земли графа Д’Истта с военным отрядом, - произнёс я, воспользовавшись его паузой. – Просто следую по своим делам и только.

- Но кто эти люди?

- Моя свита и мои телохранители, и несколько боевых големов, так как путь у меня длинный и частью проходит через глухие места. Ваня, покажи баронету документ!

Паж, который с недавних пор с чьей-то лёгкой руки был перекрещён в Ивана, достал королевский пропуск, вышел из машины и протянул тот моему собеседнику. Тому хватило нескольких секунд, чтобы опознать пергамент.

Пока тот пребывал в растерянности, я продолжил мягко давить.

- Везде мой кортеж воспринимали нормально. Дорожная стража называла умеренные суммы пошлин и только здесь она сбежала, даже не попытавшись прояснить ситуацию, - сказал я и укоризненно покачал головой. – Советую им шкуру спустить кнутами. Иначе однажды они подведут вашего сюзерена, баронет. Вот чтобы случилось, если бы я продолжил свой путь?

Тот угрюмо посмотрел на меня, но от слов решил воздержаться.

- Хорошо, я скажу сам, - продолжил я и махнул рукой в сторону рощи. – Вон там стоят две лёгких осадных машины, из которых их расчёты попытались бы поразить мои, эм-м, повозки. Если бы они сделали это внезапно - а всё на это и указывает – то это было бы подлым разбойничьим нападением, и вина бы легла на графа.

- Никто не знал, кто вы, - буркнул он.

- Мои гербы видны с нескольких сотен шагов, - хмыкнул я. – Вы посмотрите, посмотрите на них, они прямо перед вашим лицом.

Крупные гербы виконства были красиво и умело нанесены на двери и капот УАЗа с грузовиками. И если «камазы» были сами по себе тёмные, то бывшая «скорая» буквально светилась и блистала, как свежевыпавший снег. И гербы на лаковом белом покрытии бросались в глаза издалека.

- Я ни от кого не скрываюсь. Из моей гвардии здесь только четверо солдат, все прочие, их больше, это моя свита. Поэтому меня нельзя обвинить в том, что я нарушил дворянский кодекс чести, - продолжил я аккуратно макать в грязь лицом баронета. – А вот вы… впрочем, я забуду про эту досадную мелочь, если больше никто не станет чинить не задержек на землях графа.

- Мне нужно сообщить о вас, - совсем уж скис лейтенант.

- Графу?

- Нет, его светлость убыл к королевскому двору несколько дней назад. Во главе дружины сейчас стоит барон Маррель.

- Понятно. Лейтенант, больше не смею вас задерживать.

- Ваша милость, - напоследок поклонился мне баронет. После чего забрался в седло, хлестнул скакуна и умчал к своему отряду.

Немногим позже, когда машины тронулись в путь, меня навестил барон Маррель, который принёс свои извинения за едва не случившуюся бучу и пообещал, что на всём моём пути ни один постовой не посмеет даже косо посмотреть в мою сторону или потребовать жалкий медяк за проезд.

«Таможня даёт добро, - усмехнулся я про себя, с этой фразой вспомнив старый, но от того не менее интересный фильм. Потом оценил графскую дружину, которая собиралась остановить нарушителя границы, и мысленно покачал головой. – Да уж, много барон с таким воинством навоевал бы. Поваров да слуг, что ли, собрал или крестьянское ополчение сунул в кирасы, вручил в руки копья и поставил «бойцов» в строй».

Заночевали на графских землях, разбив лагерь прямо в чистом поле. Портативные газовые плитки и небольшие баллоны с пропаном для их питания помогли обойтись без рубки деревьев в небольшой роще рядом с бивуаком. Хорошие палатки с надувными матрасами и тёплые спальники позволили с комфортом провести ночь.

На следующий день я оказался на территории коронных земель. Город Пларт находился под рукой королевского управляющего, а не принадлежал какому-то аристократу. Впрочем, большой разницы между этими землями и теми, по которым ехал вчера, я не увидел. Такие же грунтовые дороги, малолюдные и нищие в своём большинстве деревни, полувыведенные на дрова леса и рощи рядом с ними, истощённые поля, мелкие костлявые домашние животные.

Вдоль королевского тракта должно быть богаче. Ведь там постоянно снуют караваны торговцев, дворяне и прочие любители переночевать в теплой комнате на постоялом дворе, у кого хватает в карманах не только серебра, но и золота. Отряды стражи куда как более рьяно отлавливают разбойничьи шайки. Маги на службе короля следят за тем, чтобы пахотные земли в тех местах не зарастали бурьяном и не превращались в бесплодный камень.

Почему я там не поехал?

Причина проста – машины. Я сильно опасался, что брусчатка тракта может не выдержать многотонные грузовики. К тому же, она достаточно узка для «камазов». Ещё по ней происходит движение на порядок более оживлённое, чем по дорогам, по которым месим грязь мы. Я бы там времени больше потерял, то пропуская кого-то, то разбираясь на тему, кто должен проехать первым, чем проезжая здесь в объезд. Да и крюк по меркам двадцать первого века не так уж велик, честно говоря.

Но всё-таки, и здесь не обошлось без непреодолимых препятствий на дороге.

- Ваша милость, не выдержит мост ваши повозки, эвон как в землю глубоко ушли они, - испуганно бубнил старший отряда стражи, охраняющей и собирающей пошлину за проезд через речной мост. – А мост королевский, не чей-то ещё, важный мост.

- Да успокойся ты уже, - прикрикнул я на него. – Другой мост есть, покрепче?

- Нету ваша милость. То есть, таких крепких нет, а так-то мостов полно на реке, - сначала часто замотал он головой из стороны в сторону, а потом так же быстро закивал.

- Брод есть? Только хороший, чтобы не увязнуть в нём.

- Нету здеся… то есть, конечно, есть. Как не быть, только не здеся, - продолжил он трясти подбородком. – Конный переход отсюда, почитай на самой границе, ваша милость. Но вам с вашими-то волшебными повозками дотудова – что птице крылом махнуть.

- Где?

- А вот по этому бережочку да вниз по течению, - вытянул он руку, указывая направление. – Там не пропустите его никак, всеми богами клянусь.

Больше не обращая внимания на солдата, я взялся за рацию и нажал на тангенту:

- Поворачиваем, пойдём вдоль берега. Там где-то брод есть.

Почти четыре часа кошмарного бездорожья. Думаю, что все представляют себе местность рядом с реками: заросли, овраги и балки, узкие, зато очень глубокие промоины после ливней и таяния снегов. Рабочие големы стали выдыхаться уже на третьем часу и чтобы не потерять время, останавливаясь для их отдыха, я сделал себе немаленькое кровопускание и вытащил запасы из артефактного сундука. Зато получив по половине стакана моей крови огромные големы стали срывать склоны оврагов, засыпать канавы и сносить деревья на пути автоколонны ещё более энергично, чем до этого.

Пара чапиидов всё это время двигалась по самой кромке воды, исследуя глубину. Если отыщут мелководье, то я решу в этом месте просто срыть крутой берег, чем дальше двигаться к далёкому броду. Добрались мы до него уже в сумерках.

- М-да, - покачал головой Тесак, который со мной отправился смотреть место переправы, - ну и брод, бляха-муха.

В этом месте дно было каменистое и высокое от правого до левого берега. Эдакая плотина метров тридцать длиной, поверх которой примерно на метр река несла свои воды. Вот только на ней стояли огромные валуны размером больше моих грузовиков. Для каких-нибудь фургонов и телег между ними хватает места, чтобы пройти. Но не для нас.

- Прям так и хочется вернуться и отрезать тому уродцу на мосту его язык, - со злостью сказал я.

- Он мог и не знать, что здесь за брод такой, командир. Слышать слышал, но без подробностей, так как сам не бывал. Вон сколько мы кэмэ накрутили. Для туземцев такое расстояние, что тебе на Земле от родного дома до Камчатки, - выступил в защиту королевского стражника гвардеец. – Или вообще это не тот брод.

- Да нет, вот колея видна здесь и на том берегу - катается народ. Так что, тот это брод, тот самый, - произнёс я и следом тяжело вздохнул. – Ох, и намучаемся мы тут. Чую, что поспать сегодня не получится.

Дав себе полуторачасовой отдых после тяжёлой дороги, мы включились в работу по расчистке дороги на другой берег для машин. Работали при свете фар.

В ход пошли боевые амулеты и самодельная (но оттого ничуть не плохая) взрывчатка, которую мы везли с прочим вооружением. Камни весом в десяток тонн дробились взрывами, огнём, льдом и «воздушными» кулаками на более мелкие, которые потом големы вколачивали в дно, забивая ими ямки и щели.

Грохот от наших работ должен был разноситься на многие километры! А то, что дело происходило ночью и на реке, только усугубляло дело. С другой стороны, за всё время создания прохода никто так и не появился не только здесь, но и в радиусе пяти-шести километров, который контролировали големопсы.

Ко всему прочему донимал холод. Ночью, да на воде – зябко рукам и ногам. Обратил внимание, что здесь прохладнее, чем в моём феоде или в Пустом королевстве. Отъехали на пару сотен километров и вон какая климатическая разница.

Закончили всё уже в рассветных сумерках. И сразу отправили на другой берег короткий «камаз» как проверку качества дороги. Его прикрутили за фаркоп лебёдкой к другому грузовику на всякий случай. Но всё обошлось, и машина через несколько минут оказалась на той стороне реки.

- Слава богу, - я вытер лоб и выдохнул с облегчением.

После каждого грузовика големы и дружинники проверяли подводную брусчатку. А то вдруг расползлись камни под нагрузкой. И тут же устраняли повреждения, если находили их.

- Король за нашу работу должен нам в ножки низко поклониться, - хохотнул кто-то из бойцов, когда переправа завершилась. – Мы ему отличную дорогу сделали с переправой.

- Ты такую чушь больше не говори, не при демократии живёшь, - оборвал я говоруна и многообещающе посмотрел на него. – И себя подставишь, и других на эшафот заведёшь. Может, тебя прямо здесь, так сказать, по законам военного времени?..

Мужчина заметно побледнел.

- Да, командир, я понял, - быстро ответил тот. – Случайно с языка совалось, от усталости. Ещё и спать хочется, вот голова и не варит.

- Надеюсь, чтов самом деле понял и осознал.

*****

Не так-то и далеко успела отъехать колонна от брода, как от одного из големопсов из бокового дозора пришли странные образы. Магическое создание почувствовало кровь и смерть. Много крови и не одну смерть.

- Стоп колонна, приготовиться к бою, - скомандовал я.

Уже на улице, когда дружинники и големы заняли позиции вокруг машин и за ближайшими кочками да деревьями, я сообщил их командиру, заму Шацкого причину остановки. Семён Буйнов, военный пенсионер из вроде бы вертолётчиков. Из-за ранней пенсии по причине частых командировок в горячие точки и налёту часов ему не было ещё и сорока. А ушел на «гражданку» когда не было и тридцати пяти. Ушёл, к слову, не сам, по здоровью комиссия списала подчистую. Командовал всеми, кроме меня, только он, хотя не являлся дворянином, как Колька, что тоже ехал со мной к королю. Его жена Ерана в этой поездке впервые, как мне кажется, отъехала от своего дома дальше нескольких километров вне седла. Поначалу что-то бурчала, но уже через пару часов смолкла, когда оценила скорость и пройденное расстояние. А потом сделала попытку выклянчить у меня конный големодоспех, как у гвардейцев Тесака.

Так, отвлёкся я что-то.

- Послать бы разведку, командир, а? Смысл вот так сидеть здесь ждать у моря погоды? - заявил он. – Ну, или врубить пятую и на всех парах мчать вперёд до оживлённой дороге. Авось и проскочим.

- Не хочу, чтобы наши следы и чью-то смерть связали со мной. Если верить голему, то до того места от нас не больше пяти километров. Я, пожалуй, пару гвардейцев туда направлю с чапиидами и псами. Они из нас самые быстрые.

- Их хватит одних тогда, всё равно больше никто не угонится за ними.

Четвёрка гвардейцев включала Тесака, ещё одного землянина и двух нетерисов. Все бывшие дружинники, которые отличались высокой дисциплиной, отличным владением оружием - холодным и огнестрельным - верностью и почти что белоснежным послужным списком. Вообще безгрешных людей среди дружинников не было. Но в сравнении с другими бойцами эти четверо оказались самыми лучшими. В разведку ускакали землянин и нетерис.

Через полчаса от них пришли новости.

- Первый! Здесь деревня мелкая или хутор… был. Все мёртвые, даже животные, точнее убитые. Но их убили странно, прям садисты какие-то тут порезвились, - сообщил по рации разведчик. – Живых нет, есть свежие следы от коней.

- Принято, - ответил я ему. – Ждите на месте, мы будем скоро, - и отключился.

- Хочешь глянуть там всё сам? А смысл? – вопросительно посмотрел на меня Колька.

- Хочу. Если потом меня обвинят в нападении на хутор, то хотя бы буду знать, что там случилось. Да и странно как-то, что совсем рядом с нами такое массовое нападение на поселение да ещё на коронных землях.

- Ещё как странно, - вмешался в мой разговор с баронетом Буйнов. – Мы же гремели всю ночь на реке. А здесь едва ли десять километров наберётся.

- Лес мог заглушить звуки или просто никто не понял, что там гремит вдали, - задумчиво произнёс Николай, потом опять задал вопрос. – Все поедем или часть?

- Часть. Всем там делать нечего.

Шесть големов, два гвардейца, баронет с супругой, которая не пожелала оставаться в грузовике и сумела уговорить меня взять с собой, мол, я тебе ещё пригожусь, увижу и замечу то, чего другим не под силу. И пять дружинников. Больше не влезло в «уазик», на котором я решил отправиться к мёртвому хутору. Пара големов из взятых была рабочими, чтобы не пришлось терять время на объезд оврагов и зарослей. Они и вытянут машину на бугор, и поваленные деревья оперативно отволокут в сторону с дороги.

Это был крупный хутор с дюжиной капитальных построек: четыре жилых дома, несколько амбаров и хлевов, навесов под сено с соломой. Рядом поле в несколько гектар со следами обработки. Хутор защищал трёхметровый частокол из толстых брёвен с заострёнными верхними краями. Вот только он не спас тех, кто за ним жил.

Двадцать семь мужчин и женщин всех возрастов приняли крайне мучительную смерть. Детей и подростков неизвестные повесили на верхней перекладине ворот. Всем женщинам вскрыли животы от лобка до грудины и вытащили внутренности наружу. Мужчинам вырезали рёбра на спине и вывернули те вверх.

Смерть приняли и неразумные жители хутора. В хлеву лежали мёртвые туши и тушки домашней птицы, коров с козами, свиньи.

- За что с ними так? – сквозь зубы произнёс Николай. – Детей-то с женщинами, зачем убивать?

- Для устрашения, - ответил ему Буйнов. – Другой причины я не вижу. Командир, что будем делать? Их бы похоронить стоило.

- Похороним.

Рабочие големы споро вырыли две большие ямы за частоколом и перетаскали туда трупы. В одну положили людей, в другую животных.

Пока они этим занимались, я приказал обыскать хутор. Не надо только сразу думать обо мне плохое и представлять мародёром. Я не нуждался в дешёвом крестьянском скарбе. Просто у меня теплилась надежда, что кто-то сумел спастись и спрятаться от извергов в каком-нибудь схроне. Увы, даже големопсы не сумели найти ни единой живой души на хуторе.

К слову, кто бы ни устроил это, он побрезговал крестьянскими вещами и их запасами.

- Лошадей было где-то три десятка с небольшим. Думаю, часть их была заводных или вьючных, поэтому самих всадников дюжины полторы, не больше, - сообщила мне Ерана, изучив следы.

- Интересно, а почему они не стали ничего брать или не сожгли дома? – ни к кому конкретно не обращаясь, задумчиво произнёс Буйнов.

- Не хотели сковывать себя грузом, тем более, таким дешёвым. Разве что, припасы пополнили и только, свои и для лошадей, - сказала в ответ Ерана. – И, видимо, не желали сообщать о себе дымом.

Как оказалось, кому-то на местных небесах не понравилось то, что творили с простыми людьми неизвестные мучители. Не прошло и пары часов после отъезда от мёртвого хутора, как от големопсов пришли очередные образы. В них они передавали, что наткнулись на свежие следы тех, кто творил ужасы в небольшом поселении за нашими спинами.

После короткой остановки и совещания было решено пойти по чужим следам. Со слов Ераны король наградит тех, кто покарает разорителей его земель. Даже если они будут из высшего сословия.

Спустя час колонна оказалась возле очередного поселения, обнесённого точно таким же частоколом, что и прежнее. И с тем же результатом – защитить крестьян ограда не смогла. Снаружи у стены стоял всадник, укрытый тёмным плащом. При виде нас, он с похвальной реакцией вскинул руку к голове и миг спустя по окрестностям разлился гулкий звук рога:

- Ту-у-у-у!!!

И тут же, вторя ему, из рации раздались злые и азартные команды Буйнова:

- Берёза-один и два, скорее налево, обходите хутор и отрезайте гадов от леса! Ольха-один и два, вам прямо! Давите на педаль во всю!

«Только бы не перевернули прицепы», – мелькнуло у меня в голове, когда я услышал приказы. И следом отдал мысленное указание големам выпрыгивать из прицепа и бежать к поселению. Для них такое десантирование не сулит никаких неприятностей. А на своих двоих те же чапииды по такой дороге легко обгонят грузовики.

- Командир… Первый, а дай их нам! Хоть проверим себя! – выдала моя рация голосом Тесака. Четвёрка гвардейцев дёрнулась было к хутору, но, не услышав приказов в свой адрес, умерили прыть.

Я думал буквально пять секунд и решил, что этот абонент прав. Потом включил общую волну, нажал на тангенту и громко произнёс:

- Это Первый! Всем притормозить! Не стрелять! Гвардия, вперёд!

К этому моменту с территории хутора вылетели всадники и понеслись прочь от нас в сторону недалёкого леса. От нас до поселения было метров четыреста, и примерно столько же, может чуть-чуть больше от него до опушки. Лошади у них были резвые, и расстояние сокращали до деревьев очень быстро. Вот только вымахавшие ростом с першерона и сохранившие прыть охотничьей борзой химеры под сёдлами гвардейцев были быстрее их вдвое. Ещё и големодоспехи помогали, увеличивая прыть животных.

Из-под стальных копыт летели горы сырой земли. Движение ног превратилось в размытое пятно. Не прошло и минуты, как гвардейцы уже дышали в затылок последним противникам во вражеском отряде. Один из них обернулся, вытянул назад руку и пустил огненный шар. Судя по тому, что чары ударили точно в одного из моих бойцов, амулет у живодёра был хороший. Дешёвых поделок с самонаводящимися заклинаниями днём с огнём не найти. Вот только защитные амулеты на гвардейцах были классом много выше. Да и квазиживой доспех ничуть не хуже может отразить вражеские чары. Прошло то время, когда мои поделки не имели защиты перед местной магией. И потому огонь бессильно развеялся, даже не коснувшись блестящей поверхности лошадиной брони. А через несколько секунд гранёный узкий наконечник пятиметрового копья гвардейца ударил врага между лопаток. Словно игрушка в пулевом тире, тот слетел с коня, врезался в землю, где и затих.

Буквально на секунду позже второй гвардеец ссадил ещё одного врага с седла. При этом копьё пробило насквозь вражеского всадника и моему солдату пришлось выпустить оружие из рук, чтобы не замедлять темп. Впрочем, на его эффективность это никак не повлияло. Буквально тут же он выхватил из чехла короткое копьё-сулицу, и метнул ту в убегающих конников. Потом ещё одно и ещё. К нему присоединился ещё один гвардеец, который бросил пику на землю вместе с очередным разбойником и вооружился дальнобойным оружием.

Усиленные магией наконечники легко пробивали и магическую защиту, и доспехи врагов. Может быть, у них охранных амулетов и вовсе не было? Потому как слишком просто метательные копья валили противников. Одна из сулиц попала в лошадь, у той подогнулись ноги от боли, и на полном ходу вместе с седоком она рухнула на землю. Всадник при приземлении вылетел из седла, как камень из пращи и пролетел в воздухе метров пять. Потом ещё столько же кувыркался по земле, пока не замер без движения.

«Мешок с костями», - подумал я при виде этой картины.

Возле самого леса пятеро оставшихся в живых были вынуждены сбросить скорость, что решило их участь – мои бойцы окончательно с ними сблизились. Поняв, что от гвардейцев им не уйти, они выхватили мечи и повернули лошадей назад, собравшись подороже продать свои жизни. Но даже и этого у них не вышло. Первого же мечника мой подчинённый насадил на копьё, как энтомолог жука на иголку. Да ещё поднял вверх корчащегося от жуткой боли человека, двумя руками схватившегося за древко, по которому медленно сползал.

Ещё один попытался парировать удар полуторного фламберга, которыми я вооружил гвардейцев. Вот только укреплённое моей кровью «пламенеющее» лезвие с лёгкостью перерубило чужой клинок, вошло сверху в правое плечо мечника и вышло под его левой рукой. Практически, гвардеец разрубил своего противника надвое. И ни чужой меч, ни кольчуга остановить фламберг не смогли.

Оставшиеся трое врагов взяли и… бросили мечи на землю, задрав пустые руки в небо.

- Это ликанонцы, - сообщила немногим позже Ерана, пообщавшись с хмурыми пленниками. – Наёмники. Говорят, что их нанял какой-то дворянин для расправ с крестьянами на этих землях.

Ликанон – это сопредельное королевство. А так как сейчас на дворе средневековье, где все со всеми режутся по любому поводу, то это поветрие не обошло и королей. Получается, правитель Ликанона решил воспользоваться тем, что мой сюзерен оказался в одном неприглядном месте после гибели десятков дворян в Пустом королевстве. Сейчас его силы совсем не те. М-да, дела, дела. Чую, что меня сунут в самое пекло, на передовую. Или попытаются это сделать, так как будучи пограничным аристократом, сдерживающим проникновение чудовищ из проклятых земель, я имею право отказать королю, буде тот призовёт меня со своей дружиной в армию. Вот только стоит ли это делать? Дворянское уложение – это хорошо, но заиметь столь влиятельного врага будет нехорошо. Вот такой прям каламбурчик, зараза.

- Пленников связать и под присмотр, - скомандовал я. – Буйнов, что там с деревенскими?

- Эти уроды на хуторе с десяток людей успели прирезать, стариков в основном и тех мужиков, что за оружие схватились. Остальных только приготовили к казни. Мы очень вовремя подоспели, - отрапортовал тот.

- Понятно. Тогда больше не будем терять здесь время. Поехали.


Глава 5 | Маг крови 3 | Глава 7