home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Глава 7

- Ну, вот и столица, добрались всё-таки, - пробормотал я под нос, когда впереди показались высокие каменные стены с башнями, защищающие город от врагов. Всего три дня понадобилось, чтобы добраться сюда на машинах, да ещё и сделав крюк. Последние несколько часов нас сопровождал десяток королевской стражи. Эти солдаты показывали нам удобный путь и разгоняли с него загодя всех посторонних, чтобы дать свободно проехать грузовикам.

Примкнули они к нам не случайно. Просто сегодня на нашем пути встал крупный отряд латников с магами, готовый остановить странную колонну, шедшую прямиком к столице. Но, в отличие от дружины одного граф,а эти сразу решили прояснить ситуацию, а не начинать знакомство с боя. Узнав, что я следую в столицу по приглашению короля, отряд расступился, пропуская «камазы». А их старший выделил мне сопровождение. Ну, и забрал наших пленников, при этом искренне поблагодарив за спасение жителей королевства и наказание бандитов. Ещё пообещал, что в самом скором времени сообщит во дворец о моих заслугах.

Остановились мы в посаде под городской стеной, где стараниями Лины уже давно было выкуплено на время большое и хорошее подворье. Здесь же дожидались меня и моих спутников верховые лошади и две кареты с упряжкой из пары красивых лошадок. У подворья стражники распрощались с нами, получив в качестве подарков несколько безделушек с Земли (безделушки там, но здесь они ценились крайне высоко).

Приведя себя в порядок, переодевшись в соответствующие одежды, сундуки с которыми мы везли с собой, погрузив часть подарков, что были самыми мелкими и ценными, мы отправились в город.

Пышная кавалькада, сильно выделяющиеся своим внешним видом гвардейцы с големами и, возможно, уже разошедшиеся про иных слухи, заставляли всех без исключения – чёрную кость и голубую кровь – расступаться перед нами. К слову, стража на воротах пропустила даже нескольких големов, которых я решил взять с собой. Четвёрка самураев и пара големопсов должны были охранять мой покой и покой моих спутников в городе. Ни пошлины, ни претензий никто из королевских солдат не высказал, как происходило в других городах, где пришлось побывать в других поездках. Только сутулый пожилой писарь, с чёрными пятнами на пальцах от въевшихся в кожу чернил, записал меня с моими спутниками. Вот и вся задержка в воротах.

– Как же приятно вновь оказаться в седле, - сказала Ерана, а потом громко свистнула, привлекая к себе внимание ватаги подростков, крутящейся на улочке рядом с воротами, и показала им серебряную монету. - Эй! Фьюить!

Через десять секунд рядом с ней стоял один из мелких чумазых пацанов и внимательно, с изрядной долей настороженности, но и с почтением смотрел ей в глаза снизу вверх.

- Проведи нас к хорошей гостинице поближе к королевскому дворцу, где полно свободных мест, хорошие комнаты и обслуживание. Цена не имеет значения, - произнесла девушка и уронила монету из пальцев, добавив при этом. – Это чтобы ты думал быстрее. Ещё две таких же дам за сопровождение до гостиницы.

Серебрушка не успела упасть на мостовую – пацан перехватил ту в воздухе и крепко сжал в кулачке.

- Госпожа, мне нужно рассказать своим. Я человек маленький, а они всё знают, - пролепетал тот и вызвал у меня тихий смех своим взрослым «маленьким человеком». – Я быстро.

- Живее! – прикрикнула Ерана и звонко шлёпнула ладонью по луке седла.

Уже через минуту кортеж вновь тронулся. Указывали дорогу сразу двое мальчишек, самых взрослых в той ватаге, ловящих подработку у ворот. Уверен, что крутятся они там не просто так. Кому-то помогут с информацией, других проводят к нужному месту, а на третьих наведут городских воров.

Гостиница, куда нас привели малолетние проводники, получив по серебряной монете за свои труды, оказалась лучше всяческих похвал. Небольшое трёхэтажное строение, где лучшие комнаты были на втором этаже, в мансарде номера классом похуже и столовым залом с кухней и всяческими подсобными помещениями на первом этаже. Большая конюшня вместила всех наших животных, а каретный сарай - транспорт и големов. К моменту моего появления здесь не было ни одного постояльца. Не в последнюю очередь по причине цены. Только за лошадей хозяин содрал две золотых короны за пять дней. За использование сарая взял одну. По одной за день проживания за каждую комнату на втором этаже и по мелкому золотому за мансардную комнату. В качестве его защиты могу сказать, что комнатки хоть и были небольшими, но там имелось всё необходимое и отсутствовало всё ненужное (вроде насекомых и неприятных запахов), а окна были застеклены и плотно закрывались в случае нужды толстыми ставнями. Везде чистота, стены закрыты матерчатой обивкой и простенькими гобеленами.

- Барыга, - с раздражением посмотрел на хозяина Николай. – За такие цены он нас должен кормить королевскими перепелами, молочными поросятами и поить вином из подвалов королевского замка.

- Брось, Коль, - ответил я ему. – Золото – это меньшее, что меня волнует сейчас. Зато мы урвали местечко совсем рядом с дворцом. Кстати, а не прогуляться ли нам? Заодно посмотрим на королевский терем поближе.

Вышли огромной толпой. Я с Анютой, Колька с Ераной, Буйнов, Тесак, ещё один гвардеец и пять дружинников. Последние семеро были вооружены до зубов и одеты в доспехи от пяток до макушки.

Чужие взгляды мы ловили всю нашу прогулку. Были они и настороженными, и опасливыми, и со скрытой насмешкой. Последние принадлежали столичным дворянам, которые видели в нас провинциалов. Но всем нам было на них плевать. В открытую же никто не посмел выразить своё недовольство или как-то оскорбить. Боялись гвардейцев, которые выглядели в своих глухих латах настоящими големами (самураев я оставил в гостинице, справедливо посчитав, что они на прогулке будут лишними).

Спустя два часа, нагулявшись вволю и насмотревшись на местные достопримечательности, наша компания вернулась в гостиницу. А там нас уже ждали королевские посланцы. И как они нас только нашли-то? Неужели расспрашивали горожан, уличных стражников, чтобы вызнать наш маршрут?

«Мальчишки! – осенило меня. – Вот кто нас сдал. Хм, выходит, они не только на воров работают, но и конкурирующей фирме постукивают».

Их было трое, двое с мечами, один с длинным кинжалом. Все наряженные в яркие пышные одежды, без доспехов. С другой стороны, хороший защитный амулет не стесняет движения, занимает мало места и ни в чём не уступает кованному зачарованному панцирю. Мечникам было лет по тридцать с хвостиком, их спутнику лет на пять больше.

- Господин виконт, - чуть поклонился самый старший из гостей. – Позвольте представиться – сквайр Широн - глашатай Его Величества.

- Господин Широн, - кивнул я в ответ. – Что за дела привели вас ко мне?

- Король приглашает вас и ваших спутников к себе во дворец, где уже выделены покои. Вы его слегка обидели тем, что остановились в какой-то гостинице, - свои последние слова он сопроводил улыбкой, давая понять, что монарх не злится на меня, но и продолжать расстраивать его мне не следует.

- Я обязательно попрошу прощения у Его величества. Всё только по незнанию, - развёл я руками, демонстрируя искреннее сожаление на лице. – Я намного чаще сражался на границе с тварями Пустого королевства, чем бывал на светских приёмах. Отсюда и моё неуклюжее поведение, и незнание норм этикета.

- Его величество знает это и прощает, - улыбнулся тот ещё раз, а потом вернул серьезное выражение и произнёс. – Как я уже сказал, во дворце вам и вашим благородным спутникам приготовлены апартаменты. С собой возьмите двух воинов и столько же слуг. Они больше для статуса и вашего внутреннего спокойствия, чем нужны в реальности. Ещё и как намёк на то, что государь благоволит лично вам, так как не все из гостей заслужили такую честь. Охранять и обслуживать вас будут люди короля. Или вы им не доверяете?

- Как можно?! – слегка возмутился я.

- Вот и хорошо.

Во дворец переселились всемером. Я и Анюта, Коля с Ераной, паж Ваня, Тесак и землянин гвардеец, который попросил называть его Костей. Нетерисов я решил не брать, так как не знал, что можно от них ожидать под воздействием рабского ошейника. Ведь все воины этого племени, которые оказались под моей рукой, носили «чёрные» рабские ошейники. Плюс, как бы это не стало причиной конфликта между мной и другими дворянами, так как считалось моветоном использовать рабов в качестве вот таких солдат. Чаще всего их можно было увидеть в качестве, так сказать, пушечного мяса или гладиаторами на арене.

Дворец, а точнее дворцовый комплекс, был городом в городе. Столица сама по себе была немаленькой. Только за стенами жило свыше двадцати тысяч человек и в два раза больше обитало в посаде. На территории дворца по тем слухам, что я успел собрать, обитало около тысячи человек. Слуги, дворяне, стража дворцовая и личная королевская, фавориты и фаворитки. И я скажу, что эта тысяча душ не сильно бросалась в глаза. По тем же слухам подземная часть дворца не уступала наземной. Именно там, под землёй жили почти все рядовые слуги и часть стражников.

Комплекс начал строиться более века назад. И стройка до сих пор идёт, но уже не так споро из-за того, что мастерам приходится отрывать львиную долю своего времени на реставрацию и ремонт старых зданий. Каждый правитель, которому переходит по наследству дворец вместе с троном (или наоборот, что не суть важно), считал должным пополнить комплекс новым зданием или этажом.

За то время, что наша компания провела во дворце до начала королевского бала, я даже несколько заскучал. Больше всего угнетала невозможность сбора собственной крови. Я уже привык, что хотя бы стакан, но наберу и отправлю в драгоценный сундук на хранение. Вот только среди чужого плотного окружения во мне разыгралась паранойя, которая твердила про опасность этого занятия. Могли подсыпать что-то. Или украсть и потом использовать в ритуале против меня. Неправильно понять цель сбора крови, например, что я хочу использовать её во дворце, да ещё и во зло. И ещё огромная куча неприятных для меня вариантов.

Общаться приходилось в основном только между собой. Дворцовую челядь я в расчёт не беру. Почему так – я не знал ответа на этот вопрос. Но подозревал, что местным дворянам просто дела не было до каких-то провинциалов с окраин королевства. Возможно, дойди до них информация, что мы иные, то кто-то из простого любопытства и навестил бы нашу компанию. И уж точно мы стали бы центром всеобщего внимания узнай местные про то, что я являюсь поставщиком эльфийских жемчужин.

«Или король ведёт свою игру в отношении меня. Дай-то Бог, чтобы не стать в ней разменной пешкой», - пришла в голову мысль. И она не была случайной, так как родилась после некоторых размышлений и анализа ситуации. Учитывая, что я приглашён для награждения титулом, то хоть какое-то внимание мне - по логике – должны уделить. Тот же Десткар и прочие компаньоны по жемчугу даже глазу не кажут, хотя я уверен, что они уже во дворце. С другой стороны, во дворец заселились немногие дворяне вроде меня, кто не имеет известного рода (у меня его вообще нет), подвигов, живущие на окраине, не имеющие связей и союзов с сильными мира сего (добавлю, известных союзов, так как договор с герцогом и К’ не афишируется всеми сторонами во избежание ненужных слухов про наши сокровища). Так что, королевское благоволение на моей стороне. Но от мысли, что я участвую в игре сильных мира сего, подозрения только крепнут.

- Да и к чёрту из всех. Выкрутимся, - пробормотал я себе под нос. – И не из таких передряг выходили.

На третий день пребывания было сообщено, что бал будет открыт сегодня, через несколько часов после полудня. И длиться он будет не менее трёх дней. О времени нашего появления уведомил слуга. Скорее всего, это было сделано, чтобы не случилось толчеи перед залом и во избежание скандалов с конфликтами между родовитыми гостями, которые могут начать выяснять, кто же кого должен пропустить вперёд. А так, все претензии к королю. И что-то сомневаюсь я, что найдётся такой глупец, рискнувший их высказать.

*****

- Нервничаешь? – прошептал я на ушко Анюте, которую сейчас вёл под руку к широкой лестнице, которая упиралась в двустворчатые высокие двери, украшенные всевозможными завитушками из золота и зелёного полудрагоценного камня.

- Конечно. Будто ты нет, - так же тихо отозвалась она.

- Это же мои нервы, а не твои, - пошутил я. – Мы же теперь связаны ритуалом, не забыла, Анют? Вот к тебе сейчас зеркально возвращаются твои же эмоции, которые от тебя приходят ко мне.

- Балабол, - фыркнула та. – Вывернулся, да?

- Тс-с, мы уже подходим.

Возле лестницы нас с глубоким поклоном встретил наряженный как павлин, лакей.

- Виконт и леди Тэрские, прошу, - с уважением произнёс он и встал сбоку от нас, чтобы сопроводить по лестнице.

Уже на самом верху обогнал нас с девушкой и распахнул перед нами дверь. За ней стоял рослый мужчина в ещё более пышных и ярких одеждах с длинной тростью или коротким тонким посохом. Лакей что-то быстро шепнул ему и ловко скользнул за наши спины, после чего закрыл дверь в залу, где собралась к этому моменту огромная толпа мужчин и женщин в богатых одеждах и со знаками отличия дворянского сословия – цепи и короны достоинства. Помещение было огромно, создано для того, чтобы уместить несколько сотен человек, фонтанв центре, кадки с вьющимися растениями вдоль стен и две точки для музыкантов по десять человек. Как раз сейчас оба оркестра в разных концах зала что-то пиликали на своих инструментах.

- Виконт Тэрский с супругой! – зычно сообщил посохоносец и даже сумел перекрыть звуки музыки и тихий гомон толпы. На миг голоса смолкли, сотни глаз уставились на меня с Аней и… равнодушно оставили в покое, а трёп возобновился.

«Никому мы на фиг не нужны, - хмыкнул я про себя. – Ну, и ладненько».

Спустившись по ступенькам в залу, наша пара ушла в сторону ближайшей растительной завесы. Здесь, под прикрытием крупных листьев и цветов мы оказались не одни, но полумрак и лианы создавали даже на крошечном пятачке чувство уединения.

- Подождём Кольку с Ераной здесь.

- Угу, - согласилась со мной супруга и добавила. – Заодно и осмотримся.

Через полчаса к нам присоединились наши товарищи. Я заметил, когда церемониймейстер (вот, едва вспомнил как называется должность владельца посоха на земной манер) объявлял о прибытии баронета такого-то с супругой, то мало кто обернулся в сторону двери. Видимо, столь низкородные дворяне местную публику вообще не интересовали.

- Как вы тут? – спросил Колька, когда подошел к нам.

- Так, скучаем, – усмехнулся я. – Ерана, ты как?

- Неуютно здесь, - призналась девушка. – В таком месте впервые в жизни оказалась. Даже, когда с разбойниками сталкивалась и то спокойнее себя чувствовала.

Я подмигнул Ане и едва заметно качнул головой в сторону жены Николая, когда та отвлеклась. В ответ Анюта понятливо кивнула и что-то стала щебетать на ушко своей подружке. Уже скоро они обе расслабились и иногда хихикали в свои веера, когда бросали взгляды на окружающих аристократов.

- Ты что ей такое сказала? – поинтересовался я шепотом у своей супруги, уловив подходящий момент.

- Предложила ей представлять про себя, что все эти люди ходят раздетыми или в нарядах шутов. Примерно так советуют артистам, когда они выходят впервые на сцену. Я где-то о таком читала.

- А вам, моделям, такое не говорят?

- Вить, я не совсем та модель, которых по подиуму водят. Я работала с небольшим количеством людей и чаще всего там больше половины уже были мне знакомы.

- А-а, понял, - кивнул я в ответ.

Некоторое время я наблюдал за блужданием по зале людей всех возрастов в пышных одеждах. Обратил внимание, что женщины постарше, которым было явно больше того возраста, когда они становится ягодками, в большинстве своём одеты в платья с кучей кружев, рюшек и прочих вычурностей от портных, что делает их похожими на кремовый торт. Открытыми у них оставались только лица и шея, всё остальное тело скрывало платье и перчатки. Да и то, кое-кто носил густую вуаль и шляпку.

«Карнавал перепутали с балом, - про себя пошутил я в адрес этих дамочек, которых сейчас не узнал бы даже самый близкий человек. Их наряд скрывал и менял женщин кардинально, вплоть до походки. – Ну, или имеются у кого-то из них причины скрываться. Может быть, под вуалью вообще бабульки возрастом шестьдесят плюс прячутся».

Женщины моложе сорока пяти носили платья с заметно меньшим количеством кружев и с открытыми плечами. Но руки всё равно прятали в длинных рукавах и в перчатках. От двадцати пяти до тридцати (это субъективно, лишь ориентируясь по внешности, так как магия и эльфийская кровь от далеких предков могла существенно продлить молодость) красотки были самыми «открытыми». Платья имели глубокий вырез в зоне декольте, открытые плечи и до талии обтягивали фигурку, словно перчатка. А вот на попки полюбоваться не давали пышные юбки и различные портновские ухищрения вроде огромных бантов, цветов и прочего. Ну, а те, кто был моложе двадцати пяти, все они носили упрощённый вариант бабулькиных одежд, без кружев и рюшек, но без вырезов и с подолом до пола. Их платья подчёркивали стройные аппетитные молодые фигурки, что были затянуты в них от подбородка до пят. Пышные причёски и высокие воротники (подчас казалось, что швеи вставили в платье развёрнутый веер) дополняли наряд многих.

Почти все женщины носили корону достоинства. Кто классического типа – ободок с зубцами, жемчужинами или проволочными ободками на месте зубцов. Кто в виде короны-шапочки с верхом разного цвета – красного, голубого и синего, изумрудного, цвета аметиста или розы.

Мужчины были наряжены не менее пышно и так же многие носили короны и цепи с перстнями, показывающие их положение и статус в обществе. И лишь у немногих были при себе кинжалы. Мечей не увидел ни у кого. Так же вооружены были герцоги и маркизы да несколько графов. Учитывая, что боевые и защитные амулеты мне было настоятельно предложено оставить в своих апартаментах, то полагаю, и у прочих с ними обстоит точно так же. Ну, кроме разве что, обладателей кинжалов.

Впрочем, это классические волшебные вещи пришлось снять с себя, а вот мои собственные поделки не привлекли ничьё внимание. Мой браслет с эльфийскими жемчужинами украшал запястье, будучи скрытым от посторонних взглядов кружевной манжетой.

Такой же браслет, только более изящный и с мелкими жемчужинами украшал ручку Ани. Кроме того, моя девушка надела те старые украшения из найденных в сундуках на болоте и которые так сильно впечатлили мою управляющую. С одной стороны это привлечёт к нам ненужное внимание, что сопряжено с риском, размер которого пока мы не знаем. С другой – Аня хотела блистать! С женщинами всегда сложно, понятие меры многим не знакомо, а опасность не все здраво оценивают. Именно потому и оказываются представительницы слабого пола зачинщицами многих драк, за которыми наблюдают чаще всего со стороны. Это я к тому, что моя супруга не смогла побороть желание натянуть кому-то нос на балу из тех, кто станет смотреть на неё, как на сиволапую провинциалку. Плюс, её платье. Это был настоящий шедевр, на который окружающие всё чаще начинают украдкой смотреть. Кто-то с завистью, кто-то с жадным интересом. Если во время представления нас местному люду, им всем было «не по чину» уделять большое внимание каким-то захолустным дворянам, то сейчас они тайком чуть ли не просвечивали нашу пару рентгеном. В основном, конечно, их взгляды оказались прикованы к моей супруге.

Платье её стало сильно бросающимся в глаза и объектом зависти в глазах женщин, благодаря нескольким факторам: материалу из двадцать первого века; мастерству и знаниям местных лучших портных, которых Лина сумела отыскать в Стамилаке и Хирашанке - двух самых ближайших городах к моему феоду; Анютиному опыту модели и её и широкому кругозору в данной сфере. Ещё Аня сама сделала себе причёску и нанесла макияж.

Девушка и до этого момента была красива, но сейчас превратилась в богиню! Я ничуть не преувеличиваю. В своём платье лилового (вроде бы, я в этом полный ноль и что сиреневый, что фиолетовый – всё фиолетово, хе-хе) цвета она затмила всех в зале. Для её каштановых волос с выбранным макияжем и украшением именно этот цвет подходил больше других.

Никакого общего стола здесь не было, закуски и напитки разносили слуги, которые умудрялись скользить между дворян, словно тени. Они же исполняли и роль столиков, держа в руках поднос рядом с группой аристократов. Кроме них в зале имелось и что-то похожее на резные тумбы, высотой по грудь и не очень толстые. Эдакие мини-колонны, на которые можно было поставить пару кубков или бокалов с напитками, вазочку с закусками.

- Его Величество король Астамирии Рейнр Второй! – совсем неожиданно для меня прозвучал рёв церемониймейстера. – С супругой и наследным принцем!

Невольно я посмотрел на двери, сквозь которые сам вошёл в зал час с лишним назад.

- Не туда, - толкнула меня в бок Аня. – Все в ту сторону повернулись.

Король, оказывается, появился в противоположной стороне. Да ещё как появился.

- Ого, а он любитель спецэффектов и пафоса, - совсем тихо пробормотал я, оказавшись под впечатлением от того способа, каким явил себя мой сюзерен.

Часть стены ушла вверх и вниз, а в образовавшийся проём въехала высокая платформа может, пьедестал или трибуна, на которой находились три трона. На самом большом, стоящем в центре, сидел высокий мужчина в золотых одеждах и с большой короной на голове. Практически никакого другого цвета кроме золотистого на нём не присутствовало. Даже жемчужины (подозреваю, что те самые, что я добыл из озера, или им аналогичные из других источников) имели данный цвет. Слева от него сидела женщина в роскошном платье золотистого и белого цветов. А правый трон занимал темноволосый парень примерно моего возраста. В его одежде, разумеется, наличествовало золото, но в большей степени был представлен чёрный цвет.

Все голоса смолкли, остановилось движение, притихли музыканты. Люди склонили головы, женщины дополнительно присели в реверансе. Несколько секунд стояла оглушающая тишина, а потом король поднял руки ладонями вверх и что-то произнёс. Его слов я не разобрал, но смысл их передал церемониймейстер:

- Королевский бал открыт! Его Величество желают, чтобы все веселились!

Восторженные и приветственные крики поданных слились в единый рёв, который оказался усилен акустикой зала. Все задвигались и на этот раз куда как активнее, чем ранее. Рядом с королевским возвышением возникла толчея, где люди стояли едва ли не плечо к плечу, при этом умудряясь, не касаться друг друга и свободно пить из кубков. Про ловкость слуг, что их наполняли и меняли, я умолчу, так как их мастерство в этом деле было выше моего понимания. От толпы трибуну отделяли несколько гвардейцев с гизардами. Доспехи и оружие этих воинов были золочёными, под стать одежде королевской семьи.

Незаметно для себя я оказался вовлечён во всеобщее веселье. Наша четвёрка влилась в большую компанию из десяти мужчин и женщин, баронов, виконтов, их жён и спутниц. Как и мы, они оказались с окраин королевства или имели владения далеко от столицы, что накладывало отпечаток на круг общения. Подозреваю, что не обошлось и без влияния на них образа моей жены, иначе наша четвёрка рисковала побывать в шкуре белых ворон. Плюс, алкоголь снял часть преград, моральных и статусных.

Большую часть слушали нас, чем делились с нами личными новостями. Но по-другому и быть не могло, едва наши собеседники узнали, что мы, кроме Ераны, являемся иными, сравнительно недавно попавшими в их мир.

Я уже чувствовал себя расслабленным, без зажатости и отвечал на чужие шутки и шутил сам, перестав подбирать слова, чтобы не попасть впросак, когда рядом со мной появился королевский глашатай. Местные глашатаи не столько надрывали глотки на городских площадях, сколько были эдакими фельдъегерями и службой по особым поручениям, когда требовалось найти и вызвать нужного человечка «на ковёр». Простым посыльным мог быть кто угодно, хоть мелкий дворянин, хоть слуга или паж.

- Господин виконт, вам необходимо пройти со мной, - тихо сказал он. – Это важно.

- А…

- Только вы. Супруга и ваши спутники пусть останутся здесь. С ними ничего не случится, если окажутся на полчаса предоставлены себе и гостям Его Величества.

- Понял, - кивнул я, потом посмотрел на Аню с друзьями и пожал плечами. Интуиция, которой я в последнее время уделяю особое внимание, молчала, а значит, с большой долей вероятности опасность мне не угрожает.

Через несколько минут глашатай привёл меня в большую комнату, где находилось трое мужчин. Ни на одном не было дворянских знаков различия, зато хватало украшений и то ли брошей, то ли иных мне незнакомых знаков.

- Я сенешаль Манфик, - чопорно представился самый старший из троицы. Выглядел он как Боярский в роли гасконского задиры лет в сорок пять или пятьдесят. Те же усы, те же чёрные длинные кудри до плеч, слегка разбавленные сединой, такое же худое лицо и карие глаза. Вот только выражение на этом лице было холодным, которое пришлось бы под стать Снежной королеве, пардон, королю. – Его Величество поручил мне ознакомить вас с церемонией награждения, чтобы вы не нанесли урон королевской чести и достоинству своим незнанием.

«А на мои честь и достоинство, типа, наплевать», – мысленно недовольно скривился я, а вслух сказал, - Я всё понимаю и постараюсь сделать всё от меня зависящее.

Вот так-то тебе, сенешаль, получи в лоб намёком. Теперь думай про то, что любая оплошность от меня будет значить, что это не я такой тупой, а ты не сумел донести нужное. И свидетели подтвердят.

Судя по тому, как собеседник слегка поморщился, скрытый смысл моих слов до него дошёл.

- Не будем терять время. Приступим, - холодно произнёс он.

Я-то думал, что придётся заучивать нечто вроде присяги и комплекса танцевальных па из полусотни движений. В реальности же от меня требовалось в основном молчать, кланяться и поворачиваться. Всех слов – несколько коротких фраз. Уже через десять минут я без ошибок выполнял требуемое.

- Пожалуй, вы готовы, - сухо подвёл итоги учёбы сенешаль. – Можете возвращаться к своим спутникам. Вас проводят к ним прямо сейчас. И мой совет: пока воздержитесь от обильного употребления вина.

Глашатай знакомым путём вернул меня в торжественную залу и без особых проблем проводил к Ане с ребятами. Мне бы с такой задачей – отыскать в многосотенной толпе нескольких человек – удалось бы справиться с куда большим трудом.

- Что от тебя хотели? – озвучила вопрос Анюта, который читался на лицах всех окружающих.

- Ничего особенного, этикет разучивал, - улыбнулся я.

Показалось или нет, но пара человек из новых знакомых лишь изобразили свой интерес и разочарование после слов. Словно они знали или догадывались о причине моего недолгого отсутствия. Или они специально приставлены ко мне, например, чтобы сглаживать острые моменты, которые могут возникнуть из-за нашего невежества и незнания местного этикета. Или они что-то знают о моих отношениях с королём и тихой сапой желают втереться в доверие, чтобы потом получить какие-либо дивиденды от нашего знакомства? Впрочем, была и третья версия: просто разыгралась моя паранойя, и я вижу то, чего нет на самом деле.

Впрочем, никто заострять внимание на моей отлучке не стал, и всё скоро вернулось на круги своя.

- Что не пьёшь? – спросил меня Маанс, барон из новых знакомых. – Это молодое тирское, оно лучше многих многолетних вин.

- У меня ещё старое не выпито, - я качнул кубком, показывая собеседнику, что сосуд на треть полон. – Хочу насладиться букетом, смаковать глотками. Как вкус забью, вот тогда и новое попробую.

- А-а, ну так-то тогда да, правильно, - глубокомысленно покивал тот и отстал.

И, наконец, я дождался церемонии награждения. Началась она уже в сумерках, когда многие гости оказались изрядно подшофе, кто-то исчез, кто-то устал стоять и с удобством устроился на диванчиках и кушетках с резными спинками и ножками, что стояли вдоль стен за стеной растительности.

- Герцог Десткар приглашается Его Величеством! – впервые за несколько последних часов вновь раздался зычный голос церемониймейстера. От дверей он переместился к тронам королевской четы.

Толпа забурлила, из-за лиан шустро вылезли все те, кто отдыхал, появились и отсутствующие, про кого я, было, подумал, что им бал наскучил, и они ушли с него. Скорее всего, гуляли в парке, который хорошо виден в окна.

Мой хороший знакомый и партнёр по совместительству неторопливо поднялся по ступеням на пьедестал к королю и опустился на одной колено перед королевским троном.

- За верное служение королю и королевству герцог Десткар награждается орденом Первого Ордена! – сообщил за весь зал церемониймейстер. Сразу после этих слов король встал с трона и сделал шаг вперёд, нависнув над герцогом. Рядом появился паж с небольшой подушкой из ткани, вроде золотой парчи с кисточками на углах, на которой лежала лента с каким-то украшением. С моего места таких подробностей не было видно, так что, звезда там или ещё какая непонятная блямба – я не знал.

Король повесил орден на герцога, что-то тому сказал и вернулся на свой трон. Десткар после этого поднялся с колена, поклонился и, пятясь, спустился назад в залу ко всем.

- Вам стоит подойти поближе, ваша милость.

От неожиданности, засмотревшись на действо, я вздрогнул, когда услышал чужой голос над ухом. Обернувшись, я увидел всё того же глашатая, который недавно водил меняна урок этикета и назад.

- Следуйте за мной, - продолжил он и шагнул вперёд.

В сопровождении королевского посланца я прошёл сквозь толпу знати, как горячий нож сквозь брусок мягкого сливочного масла. На нас оглядывались, осматривали меня с головы до ног. Многие морщились, у многих на лицах застывало выражение задумчивости. За время, пока мы прошли несколько десятков метров, к королю поднялся ещё один герцог (к слову, из нашей же компании по распределению эльфийского жемчуга). Он, как и Десткар получил такой же орден. На этот раз я его рассмотрел, орден. Выглядел он как миниатюрный рыцарский глухой шлем с острым забралом, усыпанный драгоценными камнями.

Следующими награждёнными стали несколько маркизов, один опять же, из моих компаньонов. Он получил регалии герцога и дополнительные наделы к своему феоду. Второй маркиз, мне незнакомый, был облагодетельствован монархом даром в виде новых земель. Третий – аналогично. За ними пошли графы и виконты, которые получали небольшие подарки, которые больше значили в плане благоволения монарха, чем как ценная вещь.

Вскоре дошла и до меня очередь.

- Виконт Тэрский! – прокричал церемониймейстер. Кто-то мягко подтолкнул меня в спину, помогая справиться с внезапно возникшим волнением, которое едва не перешло в заторможенность.

- За заслуги перед королём и королевством, за уничтожение нескольких орд гоблинов из Пустого королевства, за спасение достойных людей от смерти виконт удостаивается титула графа! – зачитал мои свершения церемониймейстер, когда я встал на одно колено перед королевским троном и склонил голову. Краем глаза я увидел, как подошёл к королю паж с подушечкой, на которой лежали мои новые регалии. Через несколько секунд на моей голове оказалась корона, на груди повисла графская цепь вместе со старой цепью виконта.

Я сам не ожидал от себя того, что так сильно проникнусь ситуацией. От волнения я едва не перепутал порядок фраз и движений. Хорошо, что сенешаль заставил меня с десяток раз всё повторить. Нужные фразы срывались с моего языка и тут же забывались. И когда я вернулся обратно в толпу, то даже толком ничего не запомнил. А ведь мнил себя толстокожим. Оказалось, по воздействию на психику вот такое близкое знакомство с правителем куда как сильнее, чем даже смертельная стычка. Возможно, это из-за того, что впервые оказался удостоен столь пристального личного внимания правителя при значительном стечении народа да ещё во время такого события, как королевский бал.

Окончательно пришёл в себя только через несколько минут. За это время ценным оружием был награждён ещё один виконт и вызван к трону следующий.

- Ваше сиятельство, отойдём в сторонку, - слегка ухмыльнулся Маанс и когда мы вышли из самой толчеи и оказались рядом со столиком-колонной, где стояла бутылка с вином, поинтересовался. – Сейчас-то выпьешь? Или не пристало графу водиться с каким-то мелким бароном?

- Ерунду не говори, - вернул я ему усмешку, потом посмотрел на своих друзей с женой и растормошил их. – Эй, вы чего такие сонные? Встряхнитесь и осушите кубки до дна во славу вашего господина графа Тэрского!

Вышло несколько пафосно. Но именно это и привело товарищей в чувство. А то они выглядели не хуже меня несколько минут назад, будто пыльным мешком пришибленные. Хотя и знали мои спутники, что на балу меня ждёт крупная награда, но простенькая церемония, зато с участием короля, подарила им слишком много эмоций и впечатлений, чтобы выбить из привычной колеи.

Бутылка быстро закончилась, потом втора, третья. Компания пополнилась новыми лицами, причем, некоторых я запомнил ранее. И запомнил, как они смотрели на меня с равнодушием, безо всякого интереса.

- Ты оказался в партии короля, а это очень важно для многих придворных лизоблюдов, - шепнул мне Маанс. – Отсюда и такой интерес к тебе. Будь осторожен, Виктор, от таких людей можно получить гору гадостей.

Вскоре часть лишних от нас отделилась, а наша веселящаяся группа оказалась в парке, где было светло от магических светильников, взлетающих то и дело фейерверков, огромных бенгальских (назвал их так за похожую работу) огней, которые брызгали искрами, как небольшие фонтаны.

Искали мы тихое место, где можно было бы устроиться всей толпой подальше от чужих глаз и других участников бала. Особенно от тех, кто решил оказаться поближе ко мне после награждения.

И во время таких поисков случилась крайне неприятная встреча.

- Ты?!

Громкий выкрик, полный ненависти, неверия в происходящее и одновременно злую радость, заглушил смех и голоса спутников.

«Твою мать, графёнок… ты-то, что здесь делаешь? - С досадой подумал я, когда повернулся на чужой вопль и опознал в кричавшем молодого графа Олафа Ла Лафонга, с которым у меня однажды случилась дуэль. Паранойя взвыла в полный голос, сигналя о приближении крупных неприятностей. – Чую, что я сейчас пожалею, что не пристрелил тебя однажды, когда была такая возможность».

На несколько секунд все замерли. От Ани пришло чувство страха и злости.

Как и я, графёнок в парке оказался не один. Молодого человека, смотрящего на меня с неприкрытой ненавистью, сопровождали мужчины и женщины из числа гостей. Примерно дюжина человек, двое из них носили графские цепи, а один даже был маркизом. По «влиятельности» моя группа поддержки проигрывала, так как меня сопровождал всего один граф, все прочие были баронами, плюс молодой виконт, которому и двадцати лет не исполнилось.

- Мерзавец! – выкрикнул Олаф и бросил мою сторону стеклянный фужер, в котором оставалось ещё немного красного вина. Снаряд ловко отбил в сторону Маанс бутылкой. При этом стеклянный сосуд с жалобным звоном разлетелся на десятки осколков, а брызги тёмной жидкости показались каплями крови.

«Символично. Будь я фанатом примет, то сейчас сказал бы, что это знак, типа, скоро прольётся чья-то кровь и разобьётся жизнь», - подумал я, машинально проследив взглядом за разлетающимися осколками.

- Сударь, вы что себе позволяете?! - в ярости закричал Маанс.

- А вы не стойте между мной и этим ублюдком! – в ответ с не меньшей экспрессией проорал Олаф и сделал шаг вперёд. Его спутники благоразумно отошли с его пути, чтобы не вызвать и на свою голову громы и молнии человека, потерявшего рассудок от ненависти.

- От ублюдка слышу! Скотина, которая отблагодарила за своё спасение подлостью и оскорблением, смеет ещё что-то хрюкать? – громко произнёс я и шагнул ему навстречу, обходя своего спутника. – Тебя где вежливости учили? В хлеву?

Мне показалось, что сейчас парня просто разорвёт от распиравшей его злобы. Его лицо побагровело, а глаза были готовы выскочить из орбит.

- Ублюдок… ублюдок… - графёнок стал задыхаться, он схватился за ворот рубашки и рванул тот, разрывая почти до груди. – Ты назвал родовой замок Ла Лафонгов хлевом?! Мразь! Это оскорбление рода… ты… ты… я бы простил тебе попрание своей чести, но за это… ты… дуэль! Поединок чести! Прямо сейчас!

Беснующегося молодого человека, наконец-то, схватили его спутники, не дав наброситься на меня с кулаками. А жаль. Сделай он такую попытку, то обзавёлся бы сломанной челюстью и ЧМТ. И драться с ним не пришлось бы. Уроды, не могли раньше его остановить. Пить им бы поменьше стоило, чтобы реакция не подводила.

- Поединок так поединок. И на этот раз я вас в живых не оставлю, - дал я своё согласие на бой.

Графёнок что-то там хрипел и бился в чужих руках. И его споро утащили в сторону, подальше от нас и других гостей, которые стали подтягиваться в эту часть парка, услышав шум. Зрелище было то ещё, вызывало омерзение, досаду и даже что-то похожее на стыд от того, что это я стал центральной фигурой в этом театре абсурда.

«Долбанный графёнок! Что ж ты не сдох раньше-то?», - опять мелькнула досадная мысль. Если бы тогда с ним не оказался рядом Гектор, командир наёмничьего отряда, привечаемого моим приятелем Реджинальдом, то я бы, скорее всего, добил эту скотину. И всех сопровождающих, чтобы тайна смерти Олафа осталась в Пустом королевстве навсегда. Увы, Гектора я пожалел, не смог отправить на тот свет походя, как ненужного свидетеля. За что сейчас и имею неприятности.

- Господа, я секундант графа Ла Лафонга, - к нам подошёл маркиз из компании моего будущего соперника. – Необходимо оговорить условия поединка. Кто будет представлять соперника моего друга?

На вид ему было лет не больше, чем Олафу. А значит, это сын какого-то герцога, причём наследник.

- Я… сделал вперёд шаг Маанс, и тут же виновато посмотрел на меня. – Виктор, ваше сиятельство, вы не против?

- Нет.

Маанс улыбнулся, бодро кивнул и отвёл в сторону вражеского секунданта, где у них завязалась тихая беседа.

- Вить, а как-то избежать этого можно? – прикоснулась к моему локтю Аня.

- Уже нет, - отрицательно мотнул я головой. – Но ты не волнуйся, я справлюсь. Один раз этого хлыща поставил на место, поставлю и ещё раз. У него кроме гонора нет ничего, а вот у меня… - тут я замолчал, так как вернулся Маанс.

- Их интересуют условия поединка, ваш…

- Маанс, зови, как звал, давай без титулования, - перебил я.

- Как скажешь, Виктор, - усмехнулся тот и повторил свой вопрос.

- Сам что посоветуешь? – решил я уточнить

- Ближний бой, усиленный магией доспех и защитный амулет. И выставить вместо себя опытного бойца, - быстро произнёс он. – Я даже скажу, кто согласится выйти под твоими цветами против этого мерзавца.

- Вместо себя? – переспросил я. – Но это же… чёрт, Маанс, вызвали-то меня. Как потом я выглядеть буду в чужих глазах?

- Отлично будешь выглядеть. Ещё и похвалу заслужишь. Тем более, не уверен я, что граф Ла Лафонг выйдет против тебя лично. Как я понял, у вас уже был поединок между собой и он тогда едва не отдал богам душу?

- Да, - лаконично ответил я.

- Значит, есть шанс, что он выставит против себя опытного бойца. А таких на балу немало.

- Я могу воспользоваться своим оружием, из своего мира?

- Я бы не советовал, - тихо сказал собеседник. – Раз ты вошёл в наше общество, то стоит придерживаться наших правил, стараться жить, как мы и сражаться, как у нас принято.

- Я не особо силен на мечах, - не сумел сдержать я кривую усмешку.

- Вот потому я и предлагаю выставить вместо себя другого бойца. Кое-кто посчитает за честь отстоять в поединке ваши цвета, Виктор.

Такая настойчивость показалась мне подозрительной. Может, парень и в самом деле болеет за меня и подсказывает, как выйти из положения не потеряв лицо в местном обществе. А может, у него какие-то планы на меня и драку с графёнком. В королевском дворце, в этом оплоте и сосредоточии интриг и интриганов ни в чём нельзя быть уверенным.

- Значит, ближний бой, зачарованные доспехи и защитные амулеты? – уточнил я.

- Да, - кивнул тот.

- Пусть так и будет.

- Это значит, что и на замену бойца ты согласен? – уточнил он.

Я на несколько секунд задумался, потом спросил:

- А кто допускает к бою? Проверяет доспехи с оружием, амулеты, а?

- Есть кому. Это не проблема, - пожал тот плечами. – А что такое? Виктор, если ты хочешь что-то скрыть из снаряжения своего мира, выдав под обычное, то вот за это тебя могут осудить. Серьёзно осудить.

- Не хочу, потому и уточняю. Если этот человек пропустит моё снаряжение, то я сам буду биться.

- Вот даже как, - хмыкнул тот, явно не ожидавший такого от меня. – Уверен, что справишься? Что за оружие у тебя, раз так полагаешься на него?

И опять паранойя указала мне на странности в чужом поведении: минуту назад настойчиво предлагал выставить замену, а сейчас уже принял факт, что я сам собираюсь биться за свою честь. Или это всё чушь, сам себя от нервов накручиваю? Чёрт, кто бы помог разобраться в местных отношениях и так, чтобы не сломать шею в процессе разбирательств. Вот Маанса взять, к примеру. Он мне помогает? Ведёт какую-то игру? И вообще на чьей он стороне?

- Обычные доспехи и меч, только я их сам зачаровывал, лично, - ответил я собеседнику, выбросив все посторонние мысли из головы.

- Хм, нужно смотреть, - вынес вердикт Маанс.


Глава 6 | Маг крови 3 | Глава 8