home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Глава 9

Обратная дорога из столицы в свой родной феод прошла без малейших эксцессов. Коннетабль был так любезен, что предоставил мне проводника, который провёл грузовики по более удобному пути, чем тот, которым я воспользовался по пути на бал. Не пришлось ставить под угрозу главный королевский тракт, мощённый брусчаткой, и не было потрачено время на создание пути через реки и овраги.

Но как оказалось, неприятности просто решили за мной не бегать. Они ждали меня дома.

Едва только увидев Лину, которая выскочила из дома навстречу мне, встречая, я сразу понял: произошло что-то очень плохое, пока меня не было.

- Что случилось? – задал я вопрос сразу после приветствия.

- Хагха умерла, - грустно произнесла девушка. – Её убил тот дурацкий ошейник.

- Как? – не поверил я. – Не могло такое произойти.

И тут же понял: ещё как могло. С Линой несколько раз случалось, когда она нарушала мои распоряжения. Причём, не специально, просто по незнанию или машинально выполняя какие-то привычные дела. Они шли вразрез с моими указаниями, но поощрялись прежними хозяевами. Вообще запретов, которые заканчиваются смертью раба не очень много, но они есть, и нарушить их носитель рабской печати, всё-таки, может. Всегда я оказывался рядом с управляющей и отменял наказание. А тут…

«Дурак, почему не передал право приказывать Хагхе кому-нибудь другому, пока меня нет дома?», - со злостью подумал я про свою недогадливость. Моя ошибка стоила жизни хорошему человеку. – С Максимом что? Как он?

- Очень сильно переживает. Вас ругал, позавчера стал пить водку и вино, - сообщила управляющая. – Я ему решила не мешать.

- Сейчас он где?

- У себя, спит.

- Понятно… а как вообще случилось, что Хагха умерла? Рабская печать наказывает своего носителя смертью только в некоторых случаях, и их не так уж и много.

Лина тяжело вздохнула и совсем тихо сказала:

- Мне кажется… нет, я почти уверена, что она сама себя убила.

- Что? – воскликнула Аня, которая стояла рядом и внимательно слушала наш разговор.

- Не может быть?! – не поверил я. – Самоубийство запрещено рабской печатью. Она не убьёт, а накажет жуткой болью. Тебе ли не знать этого.

Та поморщилась, вспомнив не самые приятные моменты из своей жизни в статусе «чёрной» рабыни.

- Дело в том, что я и до рабства была из простонародья и привыкла находиться в услужении. Обучения по ухаживанию за благородными дамами просто помогли стать не такой скованной в присутствии знати, расширили кругозор и… вскружили голову, из-за чего и получила вот это украшение, - Лина показала чёрное кольцо на пальце, знак «чёрной» рабыни. – А Хагха была воином - гордым, сильным, привыкшим рисковать своей жизнью и мечтающей погибнуть в бою и со славой. И вдруг такое событие. Она и на меня наговорила не потому что узнала меня, а больше от злости и отчаяния. Когда вы уехали к королю, то мы с ней не раз разговаривали. Она мне призналась, что те обидные слова вырвались случайно, и попросила за них прощение. Я даже почти решила, что скоро станем хорошими подругами, ведь наши судьбы такие похожие, но – увы. Три дня назад её нашли мёртвой с ошейником, глубоко врезавшимся в её шею. Тут даже несведущий человек понял бы, что это он и убил её.

- Странно, она совсем не выглядела человеком, который хочет умереть, - с недоумением произнесла Аня.

- И я не заметила такого, - опять вздохнула Лина. – Эх, если бы я поняла сразу, что она просит прощения не просто так, а хочет уйти из этого мира без груза на душе от несправедливых обид.

- Где её тело? – спросил я.

- В землянке за стеной посёлка, там сделали отдельный морозильник для тела. Хоронить не стали до вашего возвращения.

- Проводи, хочу посмотреть сам.

Осмотр тела ничего мне не дал. Да и что я хотел понять, увидев мёртвое тело? Сам не знаю. У меня даже мелькнула мысль влить в тело немного своей крови и посмотреть, что же из этого выйдет. Нет, я не рассчитывал вернуть к жизни мёртвую девушку, но мог бы попытаться расспросить о причинах, которые привели к смерти, из расчёта, что слепок души ещё не выветрился из ауры. Но тут же прогнал эту мысль, как кощунственную. Внутри стало мерзко, когда я представил такую картину.

Бегло осмотрев труп, убедившись в отсутствии повреждений на нём, я тут же покинул землянку с мёртвой Хагхой, лежащей на кусках льда, которые сюда принесли из холодильника-погреба, где хранятся продукты. Её точно убил ошейник, а значит, предположения Лины о самоубийстве близки к истине.

«И чего ей не хватало-то, почему женщины такие, блин… женщины, у которых семь пятниц на неделе и иногда они все чёрные? - подумал я, придя домой. – Как бы Макс теперь с катушек не съехал из-за этого».

К счастью, всё обошлось. После нескольких дней запоя Ежов пришёл в себя и сумел принять и смириться со смертью Хагхи, к которой успел привязаться за короткий срок. Не в последнюю очередь благодаря ненавязчивому вниманию Лины, которая в минуты просветления землянина между уничтожением бутылок с крепким напитком, сумела убедить парня, что никто не виноват в смерти рабыни. Лишь местное общество со своими законами и правилами да гордость женщины-воина, что не захотела жить в позоре.

Далее у меня состоялся разговор с Палычем по радиосвязи. Вышло это не специально, просто совпало прояснение в эфире в Пустом королевстве и момент, когда Ежов пришёл в себя и вернулся в обычный ритм жизнь в посёлке.

- Приветствую, Сан Палыч!

- Взаимно, ваша милость, - рация передала смешок собеседника.

- Э-э нет, теперь бери выше - ваше сиятельство, - вернул я ему усмешку. – Недавно сам король вручил мне графскую корону.

- Ого! Здорово и поздравляю от всей души, Виктор. Не сильно прогнуться пришлось? Потребовал что-то взамен?

Я поморщился от такой прямоты: глава земного анклава в проклятых землях зрил прямо в корень.

- Типа того, - вздохнул я. – Потому и связался с тобой, Палыч. У меня тут серьёзная войнушка на носу намечается. Король, будь он неладен, и меня в неё втянул.

- И что ты от меня хочешь?

- Заначку твою распотрошить. Вот уверен, что у тебя есть что-то очень хорошее и полезное. Например, «град» какой-нибудь или «ураган». Да хотя бы обычную «катюшу» из музея, только чтоб рабочая и с боеприпасами была.

- Эка ты батенька куда хватил! «Град» я тебе не дам, не проси, самому пригодится.

- А есть? – я даже подался к радиостанции, услышав его слова из динамика.

- Не про вашу честь, - отрезал Палыч.

- А что можешь дать?

- Смотреть нужно, - уклонился от ответа собеседник и тут же перешёл сам в атаку. – А давай-ка, товарищ граф, проясним, что ты можешь нам дать.

«Ну, начинается», - мысленно скривился я и вслух поинтересовался. – А чего бы тебе хотелось?

- Всего и много! – хохотнул тот.

- Ага, особенно таблеток от жадности. Палыч, давай серьёзно уже говорить, а? У меня тут самая настоящая война на пороге, а у тебя хиханьки и хаханьки всё. Что нужно? – сказал я, всем своим тоном показывая сильное недовольство.

- Строительных големов или рабочих, как ты их называешь, големопсов, побольше кровавых боеприпасов к винтовкам и пулемётам, доспехи с такой же обработкой… Ещё нужны лечебные амулеты с теми особыми жемчужинами…

- Стоп, стоп, - прервал я мужчину. – Палыч, умерь аппетит.

- Я только начало списка зачитал.

- Вот и остановись на этом, – не принял я шутку. – Отобьюсь от врагов, вот тогда всё будет. Постепенно конечно, сам должен понимать, что не могу я сразу столько всего тебе передать. У тебя там несколько сотен человек, а у меня уже несколько тысяч и все разбросаны по огромной территории. И опасностей не меньше, просто они здесь другие.

- Мне ещё твой Ежов нужен на пару недель, - не обратив внимания на мою предыдущую фразу, сказал Сан Палыч.

- Не отпущу, - категорически заявил я. – Ты его так обработаешь, что парень у тебя и останется. А он у меня здесь работает почти так же, как я сам, то есть, без роздыха.

- Ой, ты переработал прям, - фыркнул тот в рацию. – Корона графская тебе там не жмёт?

- Палыч, сейчас поругаемся, блин, - разозлился я. – Ты только что озвучил список вещей, который полностью придётся делать лично мне. И после этого намекаешь, что мне делать нечего?!

- Всё, успокойся, - посерьёзнел тон собеседника. – Я просто пошутил, не нервничай. Давай сначала, ага? Что там у тебя случилось?

- Да вот случилось кое-что…

Когда ушёл принц, оставив меня наедине со своими военачальниками, то коннетабль сообщил одну неприятную новость. Неприятную конкретно для меня. Оказывается, в том отряде, занимавщимся запугиванием крестьян и опустошением коронных земель, был незаконнорождённый сын короля Ликанона. К своим бастардам тот относился достаточно трепетно, чтобы мне начать беспокоиться за свою судьбу. От простых людей, тех же служанок, король своих детей не признавал. Но если после интрижки беременела какая-нибудь дама благородных кровей, то её судьба и судьба её ребенка складывались очень удачно. Разумеется, если оба, мать и дитя, не пытались в открытую или за спиной кусать кормящую их руку. В этом случае их ждала суровая кара. А тот королевский ублюдок, которого накололи на свои пики мои гвардейцы рядом с безымянной деревушкой, был одним из первых сыновей да ещё и от любимой фаворитки (по слухам, любимой до сих пор и иногда крутящей королем так, как женщине было нужно).

В общем по всему выходило, что мне так и так стоит ждать королевских мстителей из соседней державы. Но если ещё и мой сюзерен проиграет первое и оно же решающее сражение, то для меня всё станет только хуже. И совсем будет плохо, если ликанонец выиграет войну. Мой феод ему не забрать никак, так как слишком далеко расположен. Зато никто и ничто ему не помешает дойти до меня со своей армией и всё здесь уничтожить. Тем более, неизвестно на что пойдёт мой сюзерен, если ему будет предложено в обмен на мою голову уменьшить репарации в случае проигрыша. В благородство сильных мира сего я не верил ни на Земле, ни здесь. Это нечто эфемерное. Психология, мораль и характер политиков и госдеятелей настолько ломаются, что для них уже не остаётся ничего святого. Даже в собственных мыслях они найдут оправдание самым страшным последствиям после принятого решения. А уж разрушить союзы, порвать договорённости – это как два пальца… м-да.

Другое дело, если ликанонцы проиграют первое сражение в начале войны с разгромным счётом. Тогда у моего монаршего недоброжелателя будет из-за скудности казны мало возможностей достать меня исподтишка. Да и куча других проблем обязательно нарисуется, под которыми потонет его месть мне. А если в войнушке отдадут своим богам душу прочие ублюдки короля или законнорождённые дети, то о мести мне Первый Ликанонец точно забудет.

На сладкое мне были обещаны огромные преференции. Вплоть до герцогского титула примерно через год и упрочнение связи с королевской семьёй путем выдачи за меня какой-нибудь королевской внучки или племянницы. Понятное дело, двоюродных кровей, так как на более сладкую «морковку» у меня нос не дорос.

После коннетабля с маршалами со мной имел длительную беседу герцог Десткар. От него поступили ещё несколько соблазнительных предложений. Самым вкусным было увеличение моей доли в жемчужном бизнесе, причём, делился жемчужинами сам король. Это означало, что остальные мои партнёры по договору точно не затаят на меня обиду из-за ослабления их финансового ручейка, связанного с разработкой озерных недр.

А теперь стоит пояснить, почему вокруг меня затеяли все эти игры. Армия, которая стоит в Ликаноне у самых наших границ, насчитывает более пяти тысяч солдат. Значительную часть её составляют профессиональные наёмники, дружины королевских вассалов, королевские отряды и маги со жрецами. Причём много и тех, и других, и все имеют высокие ранги. Только чародеев пятьдесят четыре человека, из которых одиннадцать – это архимаги, половина оставшихся – магистры магии и старшие маги, прочие тоже не мальчики (и девочки) для битья. Жрецов около сотни и у них целых три главных алтаря и пара десятков малых.

Единственное, чего нет у ликанонцев, так это действительно хороших и опытных полководцев.

К слову, архимаги здесь не являются кем-то из ряда вон. Они больше Гендальфы да Дамболдоры (то есть, это те, кого по непонятным причинам считают «ух, вот эта мощ-ща», но на самом деле ни тот, ни другой не показал ни разу ничего могущественного, сражаясь едва ли не на кулачках «глаза в глаза»), чем, например, Танос. Да, у последнего сила проецировалась Перчаткой с камнями. Но творил же он, его воле подчинялась Перчатка. Ещё могу примером архимага указать книжного Креола. Всё это говорю к тому, что местные архимаги от обычных магов отличаются лишь огромным резервом маны, количеством изученных заклинаний и скоростью их создания. Тот же файербол архимаг может создавать с пулемётной скоростью. И никаких ужасных ударов по площадям из-за горизонта. Все чары создавались в радиусе нескольких сотен метров, насколько я сумел разузнать. Примерно тоже относилось и к первожрецам, черпающим энергию из алтарей. Именно потому они некогда расположились в пределах видимости на холме. Это когда я получил в качестве трофея главных храмовый алтарь какой-то богини, который потом отправил в Зелёный город.

Что же до армии, в которую меня хотят призвать, то тут всё грустно. Из жрецов на стороне короля выступает только один культ и тот выставляет четыре малых и один главный алтарь с двумя десятками священнослужителей. Магов всего тридцать человек, восемнадцать из них магистры и старшие маги, пять архимагов, остальные семеро чародеи средней силы, но опытные, набившие руку в наёмничьих отрядах. Солдат набирается за три тысячи, и они в целом не уступают вражеским по выучке и опыту. Вот только те уже стоят лагерем, и к ним постоянно по чуть-чуть подходит подкрепление, а наши только собираются в одном месте. А виноват во всём тот неудачный поход в Пустое королевство. Немалая часть людей погибла там, а потом из-за этого началась грызня дома, утихомирить которую королю оказалось не под силу. Жрецы же отказались воевать против своих братьев и сестёр по вере, вступивших во вражескую армию. Лично я подозреваю, что тут не обошлось без подкупа и предательства. И если мой сюзерен выиграет войну, то этой пятой колонне ой как несладко придётся.

Конечно, тут ещё свою роль сыграл королевский (выпущенный в давние времена и неукоснительно соблюдающийся до сих пор) указ, по которому дворяне не могут иметь личные дружины больше, чем разрешено. Закон не относится к большей части пограничников, рубежников вроде меня и к тем, в чьих землях полно разбойников из-за благоприятного ландшафта: горы и дремучие леса. Король, который первым его издал, здраво рассудил, что войны случаются не каждый год, а вот много мнящих о себе дворян, которые могут в один прекрасный день поднять бунт, полно. Указ, кстати, никак не регулировал количество наёмников. Впрочем, в Ликаноне действует похожий закон. Так что, в некотором роде преимущества у врагов нет… точнее, не было бы, не случись тот злополучный поход в Пустое королевство.

Но немедленного нападения ждать не стоит. Пока не ударят морозы - никто не выступит, так как месить грязь и тонуть в трясине, желания ни у кого нет. А по подмороженной земле солдатским сапогам любо-дорого шагать. Как и вывозить захваченное добро.

По отдельности те моменты, которыми мне угрожали и сманивали в армию мало что значили для меня. От наёмных убийц я легко защищусь. Идти вражеской армии придётся через несколько феодов, чьи владельцы не очень обрадуются, что их земли будут разорены и постараются вставлять палки в колёса любыми способами. Маленький отряд мне не страшен, даже с архимагами, что показали те несколько сражений с армиями жрецов. Женитьба на женщине с королевской кровью пугает больше, чем прельщает. Герцогская корона совсем не манит, мне и графом хорошо и большего подъёма по карьерной лестнице мне не нужно. Вот увеличенная доля жемчуга прельщает, но риск в войне слишком велик. Недовольства короля и его клики так же не очень боялся. По всем законам, писанным и неписаным я прав.

Зато всё вместе, всё вышеозвученное перевесило мою осторожность и нежелание участвовать в войне. Самое поганое, что она может затянуться надолго (скорее всего, так и будет), а у меня куча дел.

Всё хорошо обдумав, я… согласился с предложением. И теперь вот, пытаюсь развести Палыча на гору вундервафлей, которые у него точно имеются, если верить тем слухам, что до меня доходят. Правда, про «град» я просто так сказал, интуитивно, только чтобы как сравнение привести той помощи, в которой нуждаюсь. И попал не в бровь, а в глаз.

- Ладно, я всё понял, - сказал мужчина, когда я закончил свой рассказ. – Есть у меня кое-что, что тебе пригодится. Пришлю, а ты сам потом решай – станешь использовать или нет.

- У тебя там тактические ядерные заряды, что ли, в оружейке лежат? – хмыкнул я.

- Не совсем, но близко, - уклончиво ответил тот. – Увидишь, короче.

- Мне ещё Цезарь нужен. У него неплохо получается командовать и правильно использовать земное оружие в местных сражениях.

- Хорошо, - рация донесла до меня тяжёлый вздох собеседник, - я передам ему твои слова и отпущу, если он сам захочет. Тогда он приедет вместе с грузом.

- Спасибо, Палыч, - от души поблагодарил я его.

- Спасибо на хлеб не намажешь, и водки с таким названием нет. Позже сочтёмся.

Закончив с самым главным (а поиск союзников и мощного оружия в скорой войне – это очень и очень важно), я занялся рутиной, если последующие дела так можно было назвать. Наконец-то дошли руки (точнее, ноги) до постройки, где дневали летающие големы. Машину с момента возвращения из столицы королевства я держал на улице, так что места для подросших воздушных юнитов должно было хватать с избытком. Но когда я их увидел, то понял, что скоро сарай придётся полностью оставлять под них, вычистив весь хлам из него. Всё дело в том, что они очень хорошо подросли, скорее даже – ВЫМАХАЛИ! Нет, я знал, что после каждой ночной охоты дронголемы прибавляют в размерах, но увиденное всё равно впечатлило. Лидер летающей эскадрильи вымахал до размеров рыбацкой надувной лодки. Ещё немного и он станет занимать тут места столько же, сколько и «буханка». Вертолёт раздулся до габаритов детской ванны. При взгляде на него уже не кажется, что это нелепая примитивная игрушка. Форма и облик всё больше и больше походит на настоящий боевой вертолёт, даже какие-то намёки на крылья проклюнусь по бокам. Самый маленький дрон, который ранее легко умещался на моей ладони, разожрался так, что теперь его только двумя руками удержать получится.

- Фьюить, вот это вы даёте, ребятки, – присвистнул я под впечатлением от увиденного.

Ребятки в ответ выдали волну радости и затрепетали пропеллерами от счастья, что я навестил их после стольких дней отлучки.

После осмотра своих самых экзотических созданий, я вернулся в дом, где достал свои наброски и заметки по новым формам големов. В чертеже гвардейского големодоспеха сделал пометку, что в новой версии стоит интегрировать радиостанцию. Потом подумал, и добавил ещё и прибор ночного видения или тепловизор. У Палыча таких девайсов должно быть много. Ну, а если он не даст или запросит большую цену, то сам скатаюсь по земным городам в Пустом королевстве и наберу таких приборов столько, сколько необходимо. Те, что имеются в моём арсенале брать нельзя, так как ими плотно пользуются дружинники в патрулях.

Машинально листая тетрадки со своими идеями, я наткнулся на одну из самых безумных и фантастических даже на фоне всех прочих. В тот момент я даже не стал брать её в работу, так как точно знал, что моих сил не хватит для реализации. Но сейчас, когда женитьба на драконице укрепила меня, как мага, а в сокровищнице появились эльфийские жемчужины, то можно попробовать заняться этим проектом.

Идея заключалась в создании матки-улья или матки-муравейника с мельчайшими големами. Если вспомнить Землю, например, Африку, то оттуда приходят слухи о том, как орда кочующих муравьёв за минуты сжирает слона, если тот оказался настолько глуп, что оказался на пути насекомых. Для себя я хотел создать несколько ульев с самоувеличивающейся популяцией, чтобы они прикрыли мой феод от врагов с нескольких самых опасных направлений. Сейчас мои земли так растянулись, что у меня нет таких сил, чтобы границы плотно закрыть. Немалая часть патрулей направлена в сторону Леса, откуда постоянно лезут твари. Из-за этого я не могу взять с собой значительную часть дружины на войну, тогда некому будет охранять мои деревни и крестьян в них.

«А ведь улей может прикрыть и Железную крепость, - подумал я. – Големам же не нужно дышать, значит, цветение водорослей им не опасно».

Но только я взялся за ручку, собираясь начерно прикинуть облик моих будущих крошечных солдат, как ко мне пришла Аня. И тоже с интересной идеей.

- Вить, а ты можешь сделать голема из генератора? – поинтересовалась она. – Это упростило бы работу с ним.

- Бензиновый который?

- Да, - кивнула та.

- В принципе, почему бы и нет? – пожал я плечами. – Только попозже…

- Что-то важное? – не дала она мне договорить.

- Хочу до битвы сделать что-то вроде матки-улья, которая станет производить мелких големов по образу муравьёв. Их можно будет потом расставить вдоль Леса и на берегу Жемчужного озера, чтобы сдерживать местных тварей.

- Интересненько, - улыбнулась она, а потом припечатала. – Но генератор нам сейчас полезнее будет. Ви-ить, сделай, пожалуйста.

- ОК, будет тебе генератор.

Мне хватило нескольких секунд, чтобы обдумать идею супруги и признать, что она дельная. Так и экономия топлива будет, и упростится работа по запитке электричеством посёлка. Конечно, есть Ежов, который щёлкает канистры с бензином и соляркой, как семечки, но ведь затрачиваемые на них время и силы можно применить в другом месте. Было немного жаль крови, которой потребуется очень много, и которую тоже можно было бы применить в другом месте, хотя бы для пополнения армии големов для будущих сражений.

«А с другой стороны, - мелькнула мысль у меня, - разве у меня ситуация из разряда «всё для фронта, всё для Победы»?

Да и просто интересно стало, увлекла меня идея Ани. Может быть, и надо иногда отвлекаться и создавать что-то резко отличающееся от того, чем был занят всё последнее время?

Для превращения вещи обыденной в волшебную я выбрал японский бензогенератор мощностью в семь с половиной киловатт и весом восемьдесят килограмм. К примеру, самурай весит больше, а я могу сейчас за один присест их несколько сделать. Снял колёса, вытащил аккумулятор, который был установлен производителем для простого пуска, и установил восемь лап с четырьмя широкими пальцами (по образу куриной лапки). Коленные суставы ног на десять сантиметров возвышались над корпусом, придавая будущему энергоголему вид паука. Так же к каркасу я присоединил два метровых манипулятора с двумя плоскими толстыми «пальцами», противопоставленными друг другу. У одного манипулятора они были широкими, для захвата чего-то габаритного. На втором - узкие и длинные, чтобы можно было влезть ими куда-то в щель или небольшое отверстие. Манипуляторы энергоголему были нужны для того, чтобы он мог самостоятельно подключаться к приборам, устройствам, системам, разворачивать их, открывать, например, дверки и заслонки на распредшкафах. Со всеми этими переделками вес даже снизился на пять килограмм.

Единственной проблемой могла стать электронная начинка устройства. Если вспомнить, как мне пришлось тяжело при создании дронголема, то проблема вырисовывается серьёзная, учитывая тот факт, что устройство весило в двадцать раз больше, чем квадрокоптер.

«Эх, нужно было взять маленький, на киловатт, и дать ему функцию роста», - посетовал я перед тем, как приступить к зачарованию. Для данного процесса я приготовил семь литров кровавой смеси: четыре литра своей крови и три из гиены. Процесс был таков: я медленно зачерпывал кровяную смесь ладонью и поливал ею генератор, при этом сосредоточившись на том, что хочу получить. Легко не было, но и тяжести такой, как с квадрокоптером, я не ощутил. Я не спешил, старался всё делать медленно. Когда размазал последнюю каплю крови по корпусу установки и почувствовал, что у меня всё получилось, то при взгляде на часы, увидел что прошёл целый час.

- Ух, блин, спину свело, - пробормотал я, поднимаясь на ноги и прогнувшись назад, чтобы размять спину.

- Получилось? – встрепенулась Аня, которая всё это время сидела рядом и не сводила взгляда с моей работы.

- А когда у меня не получалось? – хмыкнул я и дал мысленную команду своему новому творению.

Тот, до этого ничем не показывающий, что является уже не просто набором бездушных деталей, поднялся на лапах, несколько раз переступил на месте и негромко зарокотал двигателем. Звук, с которым энергоголем работал, был на порядок тише, чем ранее, когда он был в виде обычного механизма. То, что двигатель вырабатывал энергию при пустом бензобаке, было сущим пустяком, ради этого момента всё и задумывалось. Голем тратил свою энергию, силы. Впрочем, мог использовать и привычное топливо, причём, почти любое, а не только бензин.

- Получилось! – воскликнула Анюта и бросилась мне на шею.

К вечеру ко мне пришёл Шацкий с докладом по текущим делам. Я ему сразу после возвращения поставил задачу по подготовке к походу на войну. И сейчас он пришёл с предварительными данными.

- Двести восемьдесят человек и големов можем взять. Остается в графстве сорок бойцов и двадцать пять големов. Всех наёмников и магов берём с собой, а здесь я хочу оставить только наших и нетерисов, так надёжнее, - сказал он. – Из техники стоит взять четыре БМП, три «камаза» с кунгами, и один с «зушкой». Так же все миномёты и гранатомёты, пять крупнокалиберных пулемётов и столько же простых. Ну, и обоз само собой, - выдал он.

- Палыч обещался кое-какое тяжёлое оружие подкинуть. На днях подъедут от него с гостинцами.

- Небось, в обмен семь шкур содрал? – хмыкнул воевода. При этом едва ли не дословно повторил вопрос главы анклава в Пустом королевстве, когда тот интересовался отношениями между мной и венценосными аборигенами.

- Не без этого, - криво усмехнулся я. – Это ж, Палыч, когда он родился, то еврей заплакал, а хохол в монастырь ушёл.

*****

Сан Палыч оказался на сей раз очень оперативным и отправил мне помощь очень скоро.

- Командир, патрули от Леса докладывают, что к нам едет колонна от наших из пустошей, - сообщил Тесак, войдя в дом. – А ты чё на рацию не отвечаешь?

Я машинально посмотрел по сторонам, хлопнул по карманам и пожал плечами:

- Где-то оставил, не помню. И села, скорее всего, раз вызовов не слышно. С тех машин что-то передавали?

- Ага, - кивнул он. – Там Цезарь катит. Сказал, что с подарками для тебя.

- С подарками, как же, – поморщился я, вспомнив грабительские условия, выставленные мне Палычем в обмен на его помощь.

Через час с небольшим несколько грузовиков въехали на территорию посёлка и вскоре остановились перед моим домом.

- Здорово, граф, - с улыбкой крепко пожал мне руку старый знакомый, с которым мы брали жреческий замок.

- Здорово, Цезарь. Что привёз?

- Вот так прямо сразу в лоб? – деланно возмутился он. – А где же хлеб-соль, банька?

- Будет тебе и соль, и банька. А пока показывай, что там привезли.

- Железа тонн десять, кое-что из оружия и боеприпасов. И двадцать наших тебе в помощь с оружием, но боеприпасы для них с тебя.

- Что у них за оружие? – без особого интереса поинтересовался я, ожидая услышать, что там автоматы и, может, один-два пулемёта с таким же количеством винтовок. Но собеседник меня удивил.

- Все с винтовками. Восемь с крупнокалиберными, - широко улыбаясь, сказал он, явно прочитав мои предыдущие мысли по моему лицу и сейчас получил истинное удовольствие, наблюдая, как оно меняется от удивления.

- Корды? Выхлоп? – обрадовался я.

- А что так мелко-то? Брал бы что-то крупнее, – съязвил он. – Нет, Тигр и Лось. Под винтовочный патрон «девятку».

- Вань! – крикнул я пажа, и когда паренёк оказался рядом, дал ему указание. – Найди кого-нибудь… Лину, что ли, или её помощников и скажи, чтобы разместили новеньких. Ясно?

- Да, господин, - кивнул тот и умчался.

- Что ещё Палыч прислал, кроме солдат? – вернулся я к беседе с Цезарем.

- Так, мелочи.

Под мелочами он понимал два миномёта калибром сто восемнадцать миллиметров, одну пушку похожую на знаменитую «сорокопятку», четыре реактивных огнемёта «шмель» и один АГС. Последний обликом немного отличался от «пламени» из моего арсенала. Ещё удивил странный калибр миномётов. В Российской армии ведь принят стандарт в сто двадцать. И иностранным он не выглядит, так как надписи на кириллице. Да и пушка странная, хотя так же с метками на русском языке.

К тяжёлому оружию имелись боеприпасы, но в мизерном количестве. Четыре ящика мин, два ящика снарядов, и три «улитки» с ВОГами для станкового гранатомёта.

- А что так мало? - возмутился я на такую неприкрытую скупость союзников. – У меня нет боеприпасов для них.

- Палыч сказал, чтобы ты напряг своего мага-ксера.

- Да вообще…! - разозлился я. – Он не железный.

- Извини. Мне сколько дали, столько я и привёз, - развёл руками Цезарь.

- Ладно, проехали, – махнул я рукой, не пытаясь, впрочем, скрыть раздражение и досаду, и спросил. – А откуда такие странные стволы взяли? Какой-то музей разграбили? Нашли склад с экспериментальными образцами?

- Что-то вроде склада, небольшого. И я бы не сказал, что там оружие экспериментальное…

С его слов, поселковые сталкеры решили пройти намного дальше по маршруту, чем обычно. Намного дальше. И в глухом лесу наткнулись на маленький военный городок, с сотней зомби в военной форме. Справиться с не самыми опасными существами Пустого королевства получилось достаточно легко. Тем более, со сталкерами вышли в поход несколько моих големов, для которых зубы и когти живых мертвецов были не опаснее, чем пёрышко. Очистив территорию, сталкеры начали методично прочёсывать городок. И в одном из помещений в подвале нашли небольшую оружейку с тяжёлым оружием – пушками, миномётами, гранатомётами, станковыми пулемётами и противотанковыми ружьями времён примерно середины двадцатого века. Но самое главное – это были вещи не с нашей Земли!

- Сталкеры нашли кучу документов, выписок со служебными журналами, в которых везде упоминалась принадлежность к Российской Империи. Перенос вырвал тот городок из другой вселенной, где сохранилась царская Россия. Потому и калибры немного непривычные, - закончил свой рассказ Цезарь.

- И много нашли полезных вещей?

- Совсем наоборот. Почему-то, там даже машин почти не было и ни одной единицы бронетехники. Солдаты без личного оружия, на всю сотню десять необычных автоматов, вроде как за именем Фёдорова, который и в нашем времени был. Ими караульные были вооружены. И две дюжины пистолетов с револьверами, офицерские. Две рации допотопные, чуть-чуть лучше, чем производил СССР в конце сороковых после войны.

- И что я на это место не набрёл, - вздохнул я.

- Уж кто бы жаловался, - покачал тот головой, скорее всего, намекая на Зелёный город.

- И что? Я почти половину, что там было отдал твоему Палычу без каких-либо условий. Скрывать не стал, хотя мог бы кататься месяц туда-назад и вывозить понемногу хабар. А он за вот эти крохи с меня готов семь шкур снять, - резко ответил я Цезарю. Тот решил дальше не развивать тему и вернулся к разговору о привезённом оружии.

- Зато смотри, что он тебе передал, - мужчина присел на корточки над одним из ящиков с минами, пощёлкал «лягушками» запоров и снял с него крышку. Внутри на деревянных брусочках с вырезами лежали четыре мины непривычного облика. Они имели не каплеобразный вид, а трубчатый, с хвостовиком-стабилизатором и острым носиком. Тело мины было окрашено в чёрный цвет с жёлтыми кольцами в головной части. На боку имелась аббревиатура из букв и цифр. – Здесь сильно ядовитый газ. Когда взорвали в лесу такую штуку рядом с псевдокабанами в клетках, то те свалились с ног через несколько секунд и сдохли спустя минуту.

- Ты предлагаешь мне этими минами травить местных? – нахмурился я. - Как-то оно гадко выглядит.

- Здесь магия творит вещи похуже, - парировал он. – Наш газ рядом с творениями архимагов-некромантов или пиромантов выглядит детской игрушкой. Тем более, тебя никто не заставляет применять его против замков и городов с мирным населением. Да и вообще можешь не применять, если такой неженка.

- Что в других ящиках? – я оставил его слова без ответа и кивнул на оставшуюся тару.

- Вот в этих двух обычные осколочно-фугасные мины, а в этом зажигательные, вроде бы с жёлтым фосфором.

- Жёлтым? Не белым? – уточнил я, вспомнив статьи из интернетовских новостей и сюжеты по ТВ, где осуждалось общественностью применение снарядов с белым фосфором войсками НАТО в ходе военных конфликтов.

- Нет, здесь точно жёлтый. Если я не ошибаюсь… а такое может быть… то жёлтый – это неочищенный белый. Эти мины зажигательные, но при горении очень быстро сжигают вокруг себя кислород и всё отравляют дымом, который тот ещё яд, поэтому любому живому существу рядом с местом подрыва заряда придётся несладко. Их можно использовать как химическое оружие, если забросать расположение врага сотней таких мин. Мы проверяли – пехотные амулеты не защищают от близкого взрыва и брызг зажигательной смеси, а потушить огненные капли очень сложно.

- Боюсь даже представить, что в остальных ящиках. Бактериологическое оружие? Наноботы-уничтожители? Ядерные мины?

- Простые снаряды к пушке. Осколочная граната и бронебойно-зажигательный снаряд. И они мощные, хотя калибр сорок миллиметров, но гильза удлинённая и бутылочной формы, переобжатая с калибра четыре и ноль семь сантиметра.

- И их тоже привезли чуть-чуть, - покачал я головой, посмотрев в глаза собеседника.

- У нас самих их мало, честно, - сделал тот морду кирпичом.

«Угу, и «град» ещё откуда-то привезли себе. А там, уверен, кроме него ещё что-то было интересное», - подумал я, а вслух сказал. – Да ладно… это я так ворчу, по привычке. За помощь спасибо. Вот теперь можно и по хлебу с солью.


Глава 8 | Маг крови 3 | Глава 10