home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

А Светлана, не теряя времени, установила плотный контакт с Марией Александровной, которую заинтересовали её модели платьев и швейные машинки. Заодно прокатила ту с двумя фрейлинами по новой дороге в Ялту на «Wrangler». Поснимала их на фоне кипарисов и моря, поразила эластиком купальника, хорошо, что догадалась закрытый надеть, а не «бикини»! Дамочки явно загорелись иметь «скромные дачки» на Южном берегу Крыма, правда, сами в воду зимой не полезли. И нырять со скал не стали. Но «дикой патагонке» было всё можно. Разговаривали по-немецки, так было проще «достучаться» до Марии. Светлана совершенно расположила к себе великую княгиню, которая в конце второго дня знакомства посетовала, что Светлана живет в Севастополе, а не в Петербурге. Там бы она вошла в свиту. Такая перспектива не слишком обрадовала Михайлову, но сведения рекой лились и в уши, и на диктофон, расставляя акценты в сложной системе who is who в Российской империи. Чтобы отвести глаза, Светлана показала развалины Мачу-Пикчу, голых собак – шоло, сразу образовалась очередь на щенков. То, что пришельцы из Южной Америки, уже ни у кого сомнений не вызывало. Но в город она и княгиня возвращались в карете, а не на машине. Все «понимали», что это «большой секрет»!

Наличие электричества в их доме тоже не осталось без женского внимания, а то, что к странным машинкам из «слоновой кости» тянутся провода, увидели все фрейлины и княгиня. На этом основании Светлана отказала пока всем в поставках уникальных машин, дескать, работать они не будут, так как требуют подключения «к»… Больше всего всех поразил метод 3D-моделирования с переводом электронных фотографий в объемную модель и получением выкройки на плоттере. Уже ради этого все фрейлины выстроились в длинную очередь за «электрическими» платьями. Реклама – двигатель торговли!

Светлана записала в своем электронном дневнике:

«Сергей снова уехал, а у меня полно работы…

Сидела себе в Питере, ни о чем не думала, кроме того, что война скоро и до нас доберется, ходила на работу, вечерами увлекательно зависала на «сезоне», да шила себе и мужу, и реконструкциями подрабатывала… Так, для души…

С переездом в Крым немногое изменилось, только теперь моя работа – индпошив для «высших эшелонов власти» с допуслугами в виде шпионажа в пользу иностранного государства (здесь стоял смайлик)… Вспомнила всех форумчанок добрым словом и их идеи про саше, «милые мелочи» и прочие безделушки…

Я, конечно, знала из истории костюма, что нижнее белье и купальники – это изобретения XX века, но никак не ожидала, что в середине XIX это будет проблемой…

Здесь очень большую роль сыграла великая княгиня Мария Александровна, но обо всем по порядку.

Приехав в Крым, я первым делом, после всех приготовлений, подключила комп, зеркальный цифровой Nikon D5500 на штативе, плоттер и машинки (коверлок, машинку, вышивалку, скорняжку, оверлок, подшивочную, дальше лучше не перечислять), а также принтер, чтобы цветные фотографии распечатывать и сразу в рамку ставить….

Дом нам выделили «так себе» по здешним меркам, но я вытребовала себе половину в бель-этаже, чтобы удобнее было посетительницам.

Мне в помощницы дали пару девушек, мне их не пришлось особо обучать – чай и кофе они подавали идеально и так же идеально и незаметно выходили из комнаты, и взяли на себя всю уборку. Удобно!

В комнате для фотосессий пришлось поместить ряд своих фоторабот, своих фотографий в спортивных видах и студийные фотосессии. Это очень помогло, так как для 3D-моделирования требовалось, чтобы дамы раздевались почти до… ну вы поняли. Так как мне очень удобно работается в обтягивающих одеждах и джинсах, особенно при фотографировании, то пришлось показать и образцы спортивных костюмов, и образцы нижнего белья, и особенно – купальных костюмов, ведь купаться в рубашке неудобно и опасно. Также там пришлось установить финские замки, чтобы не мешали во время фотосессии и не смущали дам. Все данные записывала в отдельный экселевский файл с датами в камп, потом переводила все в аксесс… Для вида пришлось установить сейф, они не понимают, что всё хранится на компьютере.

Дамы, конечно, пребывают не в лучшей физической форме, лучше всех выглядят те, кто занимается регулярно верховой ездой (в мужском седле), но элементарную зарядку и плавание никто всерьез не воспринимает. Все отдыхают…

Удачей оказался визит императора Николая I, Марии Фёдоровны, великого князя Александра и его жены Марии Александровны. Так как дамы высшего общества Севастополя были очень довольны теми платьями и купальными костюмами, которые я им пошила, то они все уши прожужжали великой княгине, она не устояла и нанесла мне визит в студии. Я ее провела в студию, в швейную мастерскую, прокатила на автомобиле, показала купальник в действии, прыгнув со скалы в Семеизе (два оборота назад прогнувшись, вот где пригодилась школа олимпийского резерва по прыжкам в воду!). Вышла на берег, вытерлась, переоделась в «цивильный» наряд, заколола чуть влажные волосы, и мы поехали дальше, в Ялту. По дороге я отвечала на многочисленные вопросы: как не боюсь высоты, как так плаваю, просто или нет водить самобеглую коляску (так прозвали мой «Джип Ранглер»), как добиваюсь такой фигуры и т. д. На что я ответила, что в Крыму для этого есть все необходимые условия – море, свежий воздух и много времени, а также солнце, витамины… По заданию Сергея я «доказывала» дамам, что мы прибыли из Южной Америки. Кажется, мне это удалось! (Прыжки в воду, голые собаки, фотографии Мачу-Пикчу, мексиканских пирамид и пр.) Нас все считают выходцами из Южной Америки. На это списывают наш «странный» русский, немецкий, английский и испанский. Я не афиширую, но учу французский…

Мария Фёдоровна произвела впечатление холодной и надменной дамы, как ее и описывали историки, а вот Мария Александровна больше похожа на Сиси Австрийскую, про которую я много читала, но Сиси выйдет за Франца-Иосифа замуж только через три года, и сейчас она – девочка одиннадцати лет. Мария не так давно приехала в Россию, у неё довольно сильный акцент, и она с удовольствием говорит по-немецки. Держится особняком, но видно, что ее это удручает… С ней удалось найти общий язык и войти в тесный контакт. Она пыталась предложить место фрейлины при дворе, но я сослалась на место проживания и службы мужа…

Предложила великой княгине организовать оздоровительный курорт на побережье с оздоровительными физическими нагрузками, лечебными прогулками, ваннами, плаванием, массажем и питанием. В общем, то, что в современном мире называется СПА. Конечно, добраться сюда тяжело, но при условии строительства железных дорог, а уже строительство запланировано, можно говорить, что через год-полтора можно начинать. Общество можно сделать семейным и раздельным, купальни можно разделить. Было видно, что идея Марии Александровне нравится. Плюс ко всему, недалеко находятся новые курорты Кисловодск, Пятигорск и Ессентуки. Деревня, конечно, но воды… Сопровождавшая ее фрейлина стала говорить, что виды здесь замечательные и небольшой дом с кипарисами был бы очень даже кстати. Сырой Петербург вызывает депрессию и удручает, а море и воды… В общем, моя идея нашла поддержку».


Возвращение Сергея немного спутало карты Светлане, так как он забрал машину, погрузил её на линкор и отправился в Николаев, опять оставив Светлану одну разгребать эту кучу визиток и выпроваживать непрошеных гостей. В Николаеве выгрузили обе машины, осмотрели строящийся дизельный фрегат. Корпус у него был смешанным. Время цельнометаллических ещё не пришло. Это обстоятельство и определило мощность устанавливаемого двигателя: 1320 лошадиных сил. Фрегат имел трехмачтовое вооружение, 18 трехдюймовых пушек, спрятанных под верхней палубой, усиление из стальных бимсов и два места под установку башен: одна в носу, сразу за форпиком, вторая между фоком и гротом; под обе башни уже установлены цилиндрические барбеты, жестко связанные с усилением. Выглядело это не очень, поэтому было понятно неприятие этой конструкции лейтенантом Кауфманом, командиром первого корабля. Тем более что он не знал, для чего будут служить эти уродливые надстройки. Ещё более он возмущался тем обстоятельством, что в трюм положили какую-то странную штуковину и балластные танки сделали стальными. В будущее машинное отделение его не пускали. Впрочем, он и не рвался! Там можно было испачкать великолепные белые перчатки. Бедолага не догадывался, что служить на этом корабле ему не придётся! А пока пусть налаживает палубную команду! Вот где простор для деятельности! Впрочем, три орла на погонах Сергея не располагали к откровениям бедного лейтенанта. Загрузив на БТР привезённые с собой бочки с солярой и канистры для «Ранглера», заполучив «современную» карту и сличив её с картой в планшете, выставили «маяк» для работы планшета и тронулись в Киев, в казначейство. Сергей торопился, рассчитывая вернуться уже с «товаром из Питера» до отъезда Николая. Однако для казначейства указ императора был «громом среди ясного неба». Часть «золотого запаса» уже находилась не в стенах казначейства, а где-то «работала» на другие карманы. Всего в кладовых находилось чуть больше двух миллионов восьмисот тысяч рублей, которые требовалось пересчитать перед отправкой. А машинок для счёта нет! Всё вручную! Грозный рык генерал-адмирала долго раздавался в казначействе. В конце концов, отсчитали пятьсот тысяч, погрузили в машину, и с двумя автоматчиками Сергей отправился в обратный путь. А БТР завис ещё на шесть дней в Киеве. За это время казначейские успели собрать недостающую сумму. В общем, как обычно! Кстати, и счетные машинки придётся закупать!

С собой пришлось брать автоматчиков – и на остров. «Стриж» и «Кобра» перегрузили все в МТЛБ, и они тронулись к берегу по льду. «На обратном пути надо захватить с собой КВП «Нептун 11», так как лед уже не очень!» – подумал Сергей. Чтобы не перегружаться ещё раз, так на мотолыге и доехали до Змея. Тот посмеялся и вызвал БТРы от Богданова. Вместе с ними приехал Седой, командир роты спецназа, хорошо знакомый Сергею.

– Борис! Поступаешь в полное распоряжение к Михайлову, вместе со всей ротой. Задача: охранять его и грузы. Вы же знакомы?

– Ещё с Чечни, товарищ генерал.

– Вот и ладненько! Там мотолыга стоит, надо ящики аккуратно перегрузить в один БТР, затем ожидать команду на выдвижение. Пойдем, Сергей! Поболтаем. Жалко, что связь односторонняя, времени много теряем! – сказал он уже в комнате. Вытащил спутниковый телефон, вышел на связь. Подождал несколько минут и коротко доложил, что груз прибыл. Затем протянул его Сергею:

– Позывной «Гудвин», твой – «Скрудж».

– Гудвин, я – Скрудж! – Так Сергей превратился в утку.

– Приветствую, капдва! Всё готово, доставлено в точку. Приём по оплате. Где – вам объяснят. Ждём. До связи.

Деньги принимали в казначействе на Шафировском, их уложили в сейф, не вскрывая ящики. Затем ждали часа два непонятно кого. Появился сам СБ. При нём произвели пересчёт и проверку. Оба Сергея сидели в кабинете директора этого дурдома, а за процессом наблюдали «Стриж» и «Кобра» плюс работники банка. Всё сошлось. Единственное, чему немного удивился Сергей Борисович, что документы, помеченные 1851 годом, выглядели как новые. Сургучные печати тщательно сфотографировали. Описи каждого ящика полностью совпадали с содержимым. Сергей Борисович позвонил куда-то и сообщил фамилии контролёров и то, что это Киевское казначейство. Через некоторое время ему подтвердили, что эти люди, действительно, там работали в указанное время.

– Чудеса, да и только, Сергей Юрьевич. Производите трансфер на счёт ЧВК «Дон», – сказал он директору и подписал бумаги. – Сергей Юрьевич, куда доставить груз? Вот документы, вот таможенные документы. Распишитесь! Вот счета. И когда ожидать следующую поставку? Далее я сам этим вопросом заниматься не буду. Сейчас я познакомлю вас с товарищем, который будет вести эту работу.

Сергей просмотрел счета – цены, правда, кусались, но рассчитывать на меньшие пока не приходилось. Генерал-майор Федор Панфилов оказался круглолицым, полным, стриженным ежиком, добрячком, в котором безошибочно угадывался работник КГБ ещё старого разлива. Познакомились, и СБ уехал. Груз прибыл на трейлерах, как и оговаривалось. Теперь надо было оторваться от «глаз», что было довольно сложно. Груз перевезли к Богданову на полигон, рота Седого взяла его под охрану. И начали искать жучки. Нашли, и довольно много. Их прикрепили к чужим машинам, и они разъехались по стране. Занимался этим Седой, которого Сергей и Змей довольно быстро перевербовали.

Возвращался в Крым Сергей с шестью орудиями, погруженными на три МТС-2. Сразу по возвращении заехал в дом генерал-губернатора. Там шёл какой-то приём с танцульками. Михайлов прошёл мимо разинувших рот иностранных дипломатов и подошел к царю. Козырнул. Николай расплылся в улыбке, а Сергей сказал, что есть конфиденциальный разговор. Они ушли в кабинет.

– Завтра я готов показать вам новые орудия, ваше величество.

– Милейший Сергей Юрьевич. Мы с Александром завтра будем! Как прошла ваша поездка в Киев?

– У нас произошла задержка с перевозом золотого запаса в Севастополь. Вот рапорт по Киевскому казначейству, государь. Пришлось немного погрозить ссылкой на Сахалин.

– А вы не стесняйтесь, господин генерал-адмирал. И помните, что лучшее лекарство – это шпицрутены. А с казначейскими разберитесь сами! Рапорт передайте Орлову, – ответил Николай, возвращая бумагу. – До завтра, Сергей Юрьевич! – сказал император, выходя из кабинета. Он пошел дальше что-то праздновать.

Николай и Александр приехали в Стрелковку около двух часов пополудни. Все шесть башен уже стояли на площадке у Песчаного бастиона и были подключены к дизель-генератору. Им показали, как работает оператор-наводчик. Император заинтересовался планшетным прицелом с многократным увеличением. Сам посидел в кресле наводчика. Ему разрешили сделать несколько выстрелов по бую Севастопольского рейда. Он его потопил. Остался очень довольным и на следующий день наконец отправился в Петербург. Иначе бы застрял в грязи в степи по дороге.

Абсолютно все в Севастополе этому обрадовались! Особенно Спрут, Вадим Аксёнов, который «заведовал» контрразведкой в Стрелковке. Он получил снимки письма инженера Уптона, которое направлялось в Константинополь с оказией, в виде греческой фелюки из Балаклавы. Им дали уйти, так как Уптон совершенно неверно оценил наши силы:


«Полусотня головорезов базируется в районе Стрелецкой бухты на мысу между Стрелецкой и Песчаной. Лагерь практически не укреплён: отсутствуют оборонительные сооружения. Только столбы с проволокой. Слухи о наличии странной техники подтвердились: имеется довольно быстроходный невооруженный катер, движущийся на неизвестном принципе, и странного типа машины, позволяющие быстро шить, в том числе и паруса. Ожидается прибытие дополнительных сил из Патагонии. Сведения проверены и подтверждены на самом высоком уровне. Их предводитель сумел выслужиться перед императором и получить высокий чин, но император не объявил об этом. Возможно, что слухи преувеличены. Слуга её императорского величества, инженер Уптон».


Спрут с Сергеем долго ржали над письмом. Вадим довольно сильно обеспокоен ситуацией в Балаклаве и Евпатории, где за деньги можно всё, как в Одессе! Англо-французские шпионы действовали совершенно свободно во всех городах Крыма, а уж про турецких и говорить не приходилось. У половины населения родственники жили за морем. Ситуация была серьёзная.

В Стрелковке установили электрический подъемный кран и до предела форсировали строительство университета и научного городка. Торопились к началу сессии в Питере, где рассчитывали набрать хороших преподавателей старой школы. Сергею предложили распространить такую инфу: «В Госуниверситет требуются преподаватели высшей школы, защитившиеся в СССР, по техническим специальностям (от сопромата до летательных аппаратов), готовые переехать на новое место жительства и создать собственную научную школу. Преподавание на русском языке». В период сессии по Болонской системе многие клюнут, а там только отбирай! Идею подкинул Николай Керимович, знавший систему изнутри. Он уже собрал первую прямоидущую практическую бесследную торпеду и испытал её, а теперь готовил ГСН для акустической и кильватерной. Ругается на чем свет стоит из-за малых мощностей мастерских, но из них не вылезает. Большой цех по производству и сборке готовит в Адмиралтействе. Но там работы непочатый край! К сожалению, большая часть системы управления глубиной и направлением на торпеде собрана из готовых узлов «Дагдизеля», которых скоро не будет, но Николай Керимович упорно делает их уже из местных материалов. Что-то начало получаться.

В конце марта (по-нашему: в середине апреля) Змей закончил свои поставки и перебрался в Стрелковку. Перебираться пришлось на катере на воздушной подушке, лед уже был никакой. Свои вещи он загрузил в МТС, начнется навигация – и они придут. Сам он уже не хотел оставаться в Питере и горел желанием окунуться в новую жизнь. Когда Сергей раскрыл шторки и Змей увидел Крым, у него отпала челюсть.

Его не предупредили, что это и есть переход, просто он достал своим: когда? Броняшки катера закрывались с места водителя, люки блокировались оттуда же. Склады были под Мюллипельто, там есть железнодорожная эстакада, через которую было удобно грузить МТСки. Причал и сход в воду сделали под Марьино, небольшим селом на самом берегу Вуоксы. Там Сергей и Змей загрузились в катер. Змей поворчал на конструкцию, через которую ни черта не видно, но успокоился и привычно начал клевать носом, так как лампочка в салоне была одна. Большая часть салона была завалена ящиками с индивидуальными пакетами до самого верха. Сергей ходом проскочил «переход» и пошёл в сторону Херсонеса. Чуть не доходя до Голубой бухты, открыл броняхи. Виктор проснулся и удивлённо посмотрел на надвигающийся берег.

– Это мы где?

– Там, куда просился!

Катер вышел на пляж, прошел по дороге к Стрелковке. Часовой открыл ворота, и катер, поднимая немного пыли, проскочил между домами. Приехали.

– Входи, там открыто, Виктор. Я сейчас, надо до складов доехать. – Сергей показал на небольшой аккуратный домик с соломенной крышей.

Вылезать не шибко удобно: через верхний люк. Змей спрыгнул с борта и посмотрел на часы. Прошло не более полутора часов с того момента, как он вышел из дома с Сергеем, они ещё останавливались – и теперь он где-то в другом месте. У него возникло ощущение, что его обманывают. Он вошел на веранду дома, сделанного из известняка. Внутри старинная мебель, на стене отрывной календарь. Он подошёл к нему, там была дата 26 марта 1851 года. Он пожал плечами и расстегнул меховую куртку. Посуда в доме была вся глиняная, не очень хорошая керамика, разрисованная какими-то аляповатыми цветочками. Окна маленькие, с одной рамой, из окна видно голубой уголок моря. Снял куртку и вышел обратно на улицу. Улица прямая, широкая, с обеих сторон совершенно одинаковые дома. Асфальта нет, такой же известняк вместо покрытия. Вдали появилась пара человек: один в черной форме, второй в белой. Человек в белой форме нёс большой мешок. В человеке в черной форме Змей узнал Сергея. На плечах – эполеты. Когда Сергей подошел ближе, Змей рассмотрел у него на плечах три царских орла и скрещённые жезлы. Вензелей не было. Второй человек был в бескозырке без ленточек и босой. Его тапочки висели у него на плече.

– Григорий! Положи всё в комнату! И приведи в порядок! – распорядился Сергей, остановившись рядом с недоумевающим Виктором Александровичем.

– Что за маскарад? – спросил тот, указывая на погоны.

– Позвольте представиться: генерал-адмирал его императорского величества Николая Первого, первый заместитель начальника Седьмого тайного отделения Собственной его императорского величества канцелярии.

– Ты издеваешься?

– Да нет. Именно так. Назначен оборонять Крым и Черное море, являюсь главнокомандующим Черноморским флотом и вооруженными силами региона.

– Ты хочешь сказать, что это Крым?

– Да, Виктор Саныч. Крым перед началом Крымской войны.

– Блин, дурак! Ты что, предупредить не мог, что уезжаем! У меня винтовки в доме остались! 6С8-1 и ОРСИС Т-5000. Двадцать штук!

– Не мог, Виктор Саныч. Да и катер был перегружен. Так что, лед сойдёт – привезём. А пока пойдёмте – переоденетесь и поедем в Севастополь. Здесь вы жить не будете, это дома переменного состава. Я тут в городе вам домик присмотрел, там жить будете. Я тоже в Севастополе живу.

Недовольно покачав головой, бывший генерал вошел в дом. Матрос утюжил черную «тройку» с шелковым воротником.

– Пока нет смысла афишировать вас как военного, Виктор Саныч.

– Ну да, он из меня так и прет! – буркнул генерал.

– Ничего подобного. Они здесь другие, присмотритесь пока. Вас прочат на место Дубельта, начштаба Третьего отделения.

– Жандармом, что ли? Лениных и Чернышевских ловить?

– Нет, что-то вроде стратегической военной разведки. Её начальником. А пока вы тихий, спокойный отставной генерал, служили на Дальнем Востоке, в Чите. Вы же там служили, насколько я помню.

– Служил. До чего неудобная рубашка! – проворчал Виктор.

– Ваша задача наладить внешнюю разведку, провести целый ряд мероприятий в ходе Крымской войны в Константинополе, Париже, Марселе и Лондоне. Параллельно с диверсиями и терактами, максимально использовать информационную войну. Скупить несколько изданий и влиять на настроение общественности.

– Слушай, Сергей, не учи отца… Ты понял? Я свою задачу понял, вот только немного неожиданно, я не успел подготовиться к этому периоду, вот и злюсь, что ты меня в тёмную использовал.

– Все исходные данные вы получите, недостающие будут доставлены.

– А назад – никак?

– Нет.

– Возьми ключи, и вот номера и коды снятия с охраны. Это от квартиры, это от дачи. Где и что забрать, я напишу.

– Это не к спеху, лёд ещё не сошёл, в ближайшее время я туда не пойду.

– Я готов.

Сергей передал ему пистолет PF-9, трость со встроенным клинком, кредитные билеты и мелочь. Сели в экипаж Сергея и тронулись в сторону города. Генерал с удивлением узнал в кучере Спрута, майора Аксёнова.

– Ты же погиб! Тебя опознали в Ростове.

– Здравия желаю, товарищ генерал! Плохой бы я был разведчик, если бы не сумел уйти тихо! А так и пенсия детям, и я здесь. Жену сюда тащить не хотел.

– Так она уже замуж вышла.

– Я догадываюсь! К этому шло.

– Майор Аксёнов сейчас возглавляет третий отдел, контрразведывательный, он введёт вас в курс дела.

– Отлично, Спрут. Давай.

Вадим передал ему флешку.

– Там все записи. Резидент – инженер-майор Уптон, главный строитель базы. Его надо выдворить из города до начала строительства внешней линии обороны. Работает примитивно, в основном лично наблюдает и передаёт информацию через семейку Калияниди в Балаклаве.

– Ты школу организовал?

– Да, конечно. Устроитесь – покажу.

Они въехали в центр города, разговор прекратился. Подъехали к штабу флота, там Аксёнов остановился, соскочил с козел и открыл дверцу экипажа. Сергей и Змей сошли на брусчатку.

Чистенькая Мичманская улица была пустынной, ни одного человека. Вошли в штаб, Сергей принял рапорт дежурного офицера.

– Владимир Алексеевич здесь?

– Точно так, ваше высокопревосходительство. У себя в кабинете изволит быть. А Михал Петрович болеют, сего дня не будут.

– Вольно! – Сергей пожал руку кавторангу Ефимцеву и прошёл в кабинет к Корнилову.

– Не помешаю, Владимир Алексеевич!

– Ну, что вы, как можно-те.

– Вот, знакомьтесь, генерал-майор Савченко, Виктор Александрович. Прибыл в наше распоряжение для организации разведки. С государем вопрос был согласован.

– Очень приятно! Вице-адмирал Корнилов, Владимир Алексеевич. Начальник штаба Черноморского флота.

– Виктор Саныч здесь инкогнито, поэтому необходимо как-то помочь с приобретением жилья.

– Железнов! – громко позвал Корнилов адъютанта. – Яхонтова ко мне, голубчик, позови!

Прапорщик изобразил всемерную преданность и выскочил из комнаты. Через несколько минут вернулся с кондуктором с большими седыми усами.

– А, шельмец! Жив ещё, курилка! – поприветствовал его Корнилов.

– Так точно, ваше высокопревосходительство!

– Жинка твоя так и агентствует?

– Так точно, вашепрество!

– Вот что, браток, вот генерал-майор Виктор Александрович приехал в наш город. Желает снять или купить дом, так чтобы не стыдно было. Одна нога там, другая здесь! Понял?

– Так точно, вашепрество!

– Ступай!

Змей сунул в руку кондуктора серебряный рубль.

Корнилов покачал пальцем:

– Балуете вы нижних чинов, господин генерал. Полтины бы хватило!

– Мельче в кармане ничего не было! – оправдался Змей.

– Сразу рекомендую держать под рукой разменную мелочь, милейший Виктор Александрович.

– Владимир Алексеевич, покажите диспозицию, особенно по армейским частям! – сказал Сергей.

Они в течение часа обсуждали эти вопросы. Затем вышли из штаба. У экипажа их ждал Яхонтов с супругой и пролётка.

– Ну-с, езжайте, Виктор Саныч, как освободитесь – ко мне, на Капитанскую. Поживёте, если не снимете, у меня.

– Нет, Сергей Юрьевич. Нам пока вместе быть не стоит. Мне требуется вжиться. – И он сел в пролётку и исчез почти на три недели. Встречался только со Спрутом. Обиделся, наверное, решил Сергей. Однако время шло: пришел фрегат «Константин» из Николаева. Пришел под парусами, не под двигателем, и встал на достройку у причалов в Стрелецкой бухте. Ему сменили экипаж.

В конце апреля отсеялись на казённых землях, где завели семенную станцию у Николова Ключа, недалеко от Евпатории. С помощью небольшого экскаватора, сделанного в мастерских университета, перекрыли дамбой небольшой овражек и пустили туда воду от ключа, образовалось небольшое озеро, которое можно было использовать и для полива, и как запас пресной воды. Сейчас это место называется Водное. Командовала там жена одного из спецназовцев Галина, которая была в том мире агрономом и селекционером. Флот выделил ей в помощь двадцать матросов, поселенцы – одного механика, тракторы ДТ-75 и колёсный «Беларусь», сварщика, трубы, металл, инструменты и двенадцать коней. Начало положено. Кроме того, с большой земли доставили целое стадо коров Бельгийской голубой и Ангельнской пород. Их разместили на двух разных фермах. На заводе в Николаеве по готовым чертежам заказали жнейки и молотилки, сеялки и веялки, картофелесажалки и уборочные прицепы для картофеля. Нескольких матросов стали учить обращаться с техникой.

Весной начали набор добровольцев в два батальона морской пехоты. Они назывались «охотниками», от выражения: «в охотку пошли». Набирали как на флоте, так и в армейских частях. Обижались пожилые солдаты, считавшие себя самыми опытными и сильными. Но они слабо представляли себе, через какую учёбу «охотникам» придётся пройти. Сразу распространился слух, что самым суровым наказанием в новых частях является отчисление. Никаких шпицрутенов, никаких плёток не применялось. И содержание выше, чем во всех остальных войсках. В этот момент вернулся Змей. Загорелый, отъелся, даже небольшой животик появился. Полностью сменил имидж, стал походить на богатенького помещика южных широт. Полностью сменил лексикон, приобрёл характерный для местных жителей акцент. Типичный «хохол-помещик»! Привез кучу данных по тем людям, которые работают на французов и турок. Вся агентурная сеть оказалась у него в руках, и он уже полил туда немного дезы. Профессионал!

– Да, батенька! Ну и языки у здешних жителей! ВЧК на них нет! Самый простой способ найти агента: спросить на рынке! Подведут и представят! С такой секретностью мы далеко уйдем! Связь с Петербургом есть?

– Заканчивают монтаж радиостанции под Царским Селом. На Пулковских высотах рядом с обсерваторией. Пробные сеансы уже были.

– Где ещё будут радиостанции?

– Рабочая станция есть в Николаеве, оттуда можно дать телеграмму в Питер.

– Не пойдёт! Там, в Питере, кодов не используют. А где-нибудь в Мухосранске сидит агент и всё копирует. Ты ВЧ, часом, не заказывал?

– Нет, но приобретены несколько телетайпов.

– Вот это дело! Надеюсь, что один аппарат уже в Питере?

– Конечно, но оператора там пока нет. Он занят на радиостанции.

– Ладно, не горит! Моё барахло все привез?

– Конечно!

– Отлично! А знаешь, мне тут понравилось! Я-то думал, что вас всех сюда тянет? Теперь понял, какой простор для деятельности! Целина непаханая!

– Вот, послушай, Саныч! – и Сергей дал ему прослушать разговор между Николаем I и цесаревичем Александром.

– А что тут удивительного? Мы ему как кость в горле! Поэтому работаем для себя и под себя, без оглядок на.

– Значит, мы имеем абсолютно схожие позиции.

– На том и стоим! – Кулак генерала несильно стукнул Сергея по плечу. – Буду выходить на местного жандарма и переквалифицировать его попытаюсь!

– Не теряй времени! Его надо убирать.

– Совсем?

– Нет, из города. Я в ближайшее время это сделаю. Повод есть! Светлана получила на него компромат, начну расследование на этой неделе. Проворовался он и присваивает агентурные деньги. Недостача у него крупная по местным меркам. А деньги он вложил в имение под Житомиром. Сразу не вернуть. Так что…

– Это дело. Где мой катер?

– В бухте стоит. Только не забывай, что топлива ещё нигде нет. И только с охраной!

– Удивил козла капустой! Охрана будет.

Через некоторое время из Стрелецкой бухты вылетел крытый большой белоснежный катер с голубой полосой вдоль борта и пошел на Евпаторию.


Глава 4 | Вариант «Севастополь» | Глава 6