home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Фрагмент 5

Глава 8

На Аукцион я сбросил практически всё, кроме небольшого количества серебра, перьев и антигравийной руды. За украшения, золото и серебро с частями тел от простых монстров я получил двадцать красных илонов. Огромное богатство в переводе на рубли, да и по меркам Игры сумма была немаленькая.

Но эта выручка потеряла всю свою привлекательность, когда я скинул шкуру с мясом, рога и внутренние органы индрика.

Редкость лота – сердце индрика, открывает Вам доступ в первый закрытый раздел Аукциона.

Редкость лота – рога индрика, открывает Вам доступ во второй закрытый раздел Аукциона.

Редкость лота – перо Жар-птицы, открывает Вам доступ в третий закрытый раздел Аукциона.

Услуги и товары, которые можно было получить в трёх открывшихся разделах, поражали воображение. Впрочем, как и цены. Белыми илонами здесь не рассчитывались, а в третьем открывшемся, даже жёлтые илоны встречались только после запятой в ценах. Здесь уже можно было назначать свою цену и ждать реакции покупателей.

За пять перьев я попросил по красному илону, и буквально за час эта цена поднялась до десяти за штучку, после чего лоты были тут же выкуплены.

За рога я попросил двадцать «красненьких», за пару, так как видел, что анонимный продавец рогов подземного демона назначил сорок красных илонов. И ушёл мой товар за тридцать шесть монет в течение четырёх минут.

Внутренности с мясом принесли мне ещё семьдесят единиц самой дорогой валюты Игры, а шкура обошлась неведомому покупателю в сорок одну монету.

Эйфория быстро сошла на нет, когда до меня дошло, что же я наделал. Имея кучу редчайших вещей, судя по тому, с какой скоростью они ушли в чужие руки, я поторопился их продавать. Только обнаружив в настройках возможность выставлять предметы на определённый срок и максимальную сумму, я понял, что потерял чуть ли не столько же.

Последнее, шестое перо жар-птицы я хотел оставить себе, но после осознания собственной алчной торопливости, решил выложить его на Аукционе. Начальная цена – одиннадцать красных илонов, срок – двадцать четыре часа. За большее время нужно было доплачивать девять процентов от суммы окончательной выручки.

Последним лотом стал самый маленький кусочек антигравийной руды. Минимальную стоимость вписал в сто «красненьких», и так же оставил на сутки. Остальные продавать не стал, так как очень понравились их полезные свойства по облегчению веса.

Распродавшись, я решил сменить поле деятельности и обратил своё внимание на предлагаемые товары.

Почти любой лот во втором и третьем разделе, что стали мне сейчас доступны, вызывал обильное слюноотделение и хватательный рефлекс. Увы, даже имея больше двух сотен крупных денежных знаков, я мог позволить себе не очень много. В основном, ресурсы.

Рыская по бесконечным позициям, я нашёл крайне интересную вещь – тяжёлого штурмового автоматрона третьего ранга. Автоматрон или автомат – это тот же полнотелый или пустотелый голем, но состоит он из кучи механизмов, питаемых кристаллами с маной. Вот и вся разница. Я могу делать точно такие же на высоком уровне развития имеющегося таланта - големостроение. Привлекла меня в нём цена, всего лишь сто «красненьких» за создание, которое мотострелковый батальон или как минимум штурмовую роту с усилением в виде «тяжёлого» взвода, сможет остановить, разгромить и погнать назад остатки. Почти точно такой же в соседней позиции стоит двести семьдесят красных илонов. Разница между ними в цене и во внешнем виде – дешёвый выглядел грозно и обладал большим запасом энергии.

Здесь даже имелись демонстрационные ролики, которые показывали, как голем пользуется своим оружием. И, честно скажу, стомонетный выглядел куда грознее и опаснее своего более дорого товарища.

Секрет оказался прост. Всё дело было в скорости передвижения големов и потреблении маны. Дорогой был легче и подвижнее, несмотря на меньший заряд магической энергии, он сохранял активность и боеспособность дольше. А вот его коллега изображал башню на поле боя, каждое его движение съедало прорву энергии, а мощный магический щит недолго спасал его от сосредоточенных ударов противника, который мог обрушить море огня на неподвижную или слабо движущуюся мишень.

Видимо, его владелец пожелал иметь неуязвимого, грозного воина, и погнался за эффектностью, усиливая, увеличивая, упрочняя, добавляя и прочее, и прочее. В итоге у него получился стальной великан за три метра ростом, весом под пять тонн, с огнемётом, силовой пушкой, звуковой пушкой, огромным мечом с молекулярным лезвием, непробиваемым магическим щитом, трансформирующимся в купол, парой манипуляторов и кучей мелких «фишек».

И все эти прелести сводились на нет медлительностью и огромным расходом энергии на то, чтобы нормально работали массивные перетяжеленные механизмы.

Желание иметь такую игрушку столкнулось с трезвым расчётом и если бы не трофеи из подземелья индрика, то последнее чувство победило бы. Но четыре невесомых фиолетовых камешка решили судьбу сотни монет и голема.

Вы приобрели крупный предмет.

Внимание! Раскрывайте сферу только в том месте, где отсутствует риск разрушения окружающей обстановки и нет опасности для себя и окружающих.

В инвентаре, после того, как была списана сумма стоимости голема, появилась матовая чернёная сфера размером с апельсин.

Мне не терпелось посмотреть на покупку, поэтому, едва только увидел сферу в инвентаре, я вышел с Аукциона и направился на плац, где активировал сферу с големом.

Магический воин появился в том же сверкающем веретене, что и Защитник, который всё ещё не развеялся, хотя жить ему оставалось буквально минуты.

Едва многотонная махина оказалась на земле, как под её ногами-тумбами захрустели старые бетонные плиты.

- Ого, вот так здоровяк! – присвистнул я и задрал голову, чтобы осмотреть сверху донизу приобретение.

В его облике смешались черты средневекового рыцаря и футуристического космодесантника. На привычных местах рук не было, вместо них располагалось оружие – раструбы пушки и огнемёта. Силовая пушка могла менять заряд на звуковой и тогда вместо телекинетического сгустка, способного в сотне метрах перевернуть джип или развернуть грузовик, из неё вырывалась широкая звуковая волна, валя с ног и оглушая всех, кто попал под неё.

Из лопаток на спине тянулись мощные четырёхсуставные манипуляторы с хватательными «кистями». Они выполняли роль рук и дополнительной опоры при необходимости, могли использовать оружие, как стрелковое, так и холодное, например, огромный меч, что крепился прямо к спине между ними. Присутствовал и инвентарь для, видимо, трофеев. Причём он имел достаточный объём – можно было запихнуть внутрь два центнера груза размером в половину автомобиля «матиз». Создатель голема, выходит, ко всему прочему побаловался с пространственной магией.

Кстати…

Я принялся почёсывать подбородок, под хруст отросшей щетины, раздумывая над мыслью, а не взять ли мне ещё один талант, эту самую пространственную магию? Кроме того, что я стану независим от инвентаря в какой-то мере, я могу держать при себе в свёртке пространства нечто большое, например – я посмотрел на здоровяка голема – небольшую армию.

- Ладно, идея дельная, но это всё потом, сейчас нужно понять насколько мне повезло с покупкой или не повезло, - вздохнул я и достал три куска руды.

На теле голема имелось несколько небольших дополнительных лючков, закрывающие пеналы для магических кристаллов. Десять заняты, ещё пять свободны. И вот в последние я вложил камни, решив, что эффект от такого расположения должен быть сильнее, чем при помещении их в инвентарь. Да и риск потерять их в груде будущего лута имелся, если тот будет состоять из мелких вещей.

То, что я не прогадал, понял в тот же миг, когда голем, казалось, буквально расправил плечи.

- Бегом… стоп! – я вовремя догадался, что если эта туша побежит по старым плитам, то от моего будущего плаца останется только щебёнка. – Шагом до вон той поляны и оттуда бегом вокруг всех строений и как можно быстрее.

Голем, делая огромные шаги, и похрустывая мусором под ногами, добрался до голой земли и резко припустил вперёд. Каждый его шаг был гулок, словно, рядом с коровниками работает «баба» по сваям.

Облегчённый голем, после того, как я вложил в него ещё один кусочек руды, развил максимальную скорость примерно в два раза большую, чем взрослый человек при быстром шаге, километров одиннадцать, может, чуть-чуть больше.

Успокоившись, что деньги были выплачены не зазря, я вернулся на Аукцион и купил ещё одного автоматрона, на этот раз простого двухрангового разведчика, похожего на помесь обезьяны с собакой и размером с крупного добермана. Как только в инвентаре появилась сфера с ним, я активировал его и отправил патрулировать окрестности вокруг заброшенной фермы. А дальше я потратил почти все деньги на материалы для повышения своих навыков и талантов, чтобы не тратить просто так свободные баллы талантов.

Несколько дней я собирал амулеты, големы, создавал самые невозможные по форме и свойствам образцы, потом разбирал и начинал всё сначала. После каждой разборки часть ресурсов терялась, к сожалению.

В промежутках между работой я гулял по окрестностям и собирал образцы флоры и фауны, пришедших на Землю вместе с Игрой.

Глава 9

Про меня можно сказать так - из грязи в князи.

Всего четыре дня назад я имел невысокий уровень и слабую подготовку, зато сейчас обладал пятьдесят четвёртым уровнем, несколькими полезными талантами, развитыми достаточно широко, неплохой суммой в кошельке, учитывая, что недавно был рад десятку белых илонов. Что-то я прокачал самостоятельно, что-то усилил за счёт полученных талантов и баллов.

Ферму, заброшенную людьми полтора десятилетия назад, приводили в порядок два десятка простеньких рабочих автоматронов-големов. Кроме как строить, убирать мусор и добывать ресурсы они больше ничего не умели.

По окрестным лесам бегала четвёрка псевдоживых разведчиков. На башне торчал ещё один лёгкий автоматрон-голем, сконструированный и собранный мной лично, похожий на тщедушного человека в доспехах, в которых воюет одна придуманная раса из «очень далекой и т.д.», только с длинными руками, с баллонами за спиной вместо ракетного ранца и совмещённой с ними пневматической винтовкой. Хотя, винтовкой назвать данное оружие можно лишь с большим натягом, это больше боевой амулет с характерной формой земного оружия. Доспехи постоянно подстраивались под окружающий фон, делая бойца почти что настоящей невидимкой, а лично придуманная мной схема, как убрать паразитное энергетическое излучение, прятало голема от магического взора середнячка мага или визорного амулета, что вышел из его рук. Кроме Громилы, как я решил назвать свою первую покупку, у меня в подчинении находились ещё три тяжёлых автоматрона, правда, только второго ранга, вооружённых обычным оружием средневекового рыцаря – мечом и щитом. Несмотря на такую простоту, они были серьёзными противниками, обладали толстой бронёй и неплохой защитой от магических заклинаний.

Вообще, мне очень понравилось создавать именно автоматронов, а не простых големов. Механизмы в чём-то проигрывали цельнолитым или пустотелым созданиям, в чём-то заметно те превосходили. И плюсов было немногим больше, чем минусов. Да даже дело не в них – просто, душа пела, когда из моих рук выходила часть сложного механизма, а позже все детали занимали своё место и начинали работать, давая начало новой жизни.

Привыкнув за несколько дней усердной работы к постоянному движению и действиям, сегодня, когда решил себе устроить импровизированный выходной, я откровенно заскучал.

И надо было ж такому случиться, что меня нашли очередные неприятности. Словно, специально кто-то следит за мной, и едва я начинаю расслабляться, как мне тут же подкидывают нечто такое, от чего начинаю следовать принципу белки в колесе – пищи, но беги.

Внимание! Пришло время участвовать в Турнире.

Игрок Вик Амет, с момента, как достигли 30-го уровня, вам вменяются обязанности по защите чести и достоинства своего родного кластера или любого иного при получении статуса легионера и заключении разового контракта на наём.

Вы не можете отказаться от участия.

Вы получаете 30% усиления ко всем своим характеристикам в связи с дебютным участием.

Вы можете переместиться прямо сейчас на турнирное поле или выждать час, чтобы решить неотложные вопросы. На 61-ой минуте вы будете перенесены насильно с лишением бонусного усиления.

Удачных соревнований, новичок!

В этот момент я находился на улице посередине плаца. И сразу же, как только погасли слова сообщения, в нескольких шагах от меня появился серебристый овал портала.

- Вот же… - не договорив, я в сердцах сплюнул себе под ноги, после чего развернулся и направился в своё жилище, где полез в ящики с барахлом. Кое-что я носил в инвентаре и свёртке пространства, но многое держал в обычных ящиках и коробках. В первую очередь, это была одежда, средства гигиены, продукты.

Пополнив запасы, я открыл Аукцион, где сразу же полез в раздел, где предлагали големов. Просматривая позиции, я вдруг увидел очередное творение того самого мастера, из рук которого вышел мой Громила. Имён здесь не было, но каждому посетителю назначался определённый номер, и я запомнил тот, которому перечислял илоны за мощного боевого голема.

На этот раз мой коллега создал дальнобойного бойца, вооружив его копьём с широким и длинным наконечником, которым можно сражаться и в ближнем бою. Фишка была в том, что копьё после поражения цели или промаха возвращалось обратно в руку копьеносца. Выглядел металлический боец, как массивный широкоплечий рыцарь в тяжёлом, идеально подогнанном доспехе и с маской-личиной в виде оскаленной морды демона на шлеме. Запасным оружием был кнут из стального троса с вставленными тонкими круглыми пластинками, острыми настолько, что бритвенное лезвие покажется деревянной школьной линейкой.

Точно так же, как и Громила, новый образец был тяжёл, неуклюж и малоподвижен, что должно компенсироваться бронёй и магической защитой. Последняя жрала энергию, как акула кровоточащий кусок мяса.

Из минусов – цена была явно завышенная.

Могу ошибаться, но думаю, что создатель этого автоматрона-голема и предыдущего решил после приобретения мной Громилы, что «купят и такого, раз первый ушёл с молотка». После покупки копьеметателя он создаст ещё одного и выставит на продажу под ещё более завышенной ценой, ошибочно подумав, что его поделки пользуются изрядным спросом.

М-да, и ведь не поторгуешься сейчас, когда время поджимает. Вздохнув, я ещё раз пробежался по лотам, сравнивая ценники и ТТХ, после чего выложил требуемую сумму за метателя.

Получив сферу с покупкой, я покинул Аукцион.

- Будешь, м-м, Ахиллом, - обозвал я автоматрона, когда активировал покупку на своей базе. Конечно, логично рассуждая, ему бы подошло имя Тор. Стал бы тёзкой скандинавского божка, обладателя молота, который всегда возвращался к нему в руки. Но в памяти всплыл эпизод из однажды просмотренного фильма про греческих героев-воинов, где один из них бросает копьё с такой силой, что то выбило из седла вражеского всадника, как будто того выстрелило из катапульты. И при этом бросок был совершён с невообразимой дистанции.

Дав имя (что не особо и важно в случае с големами, но мне так было удобнее), я вложил в него два кусочка руды для облегчения веса, после чего убрал в пространственный свёрток, по соседству с Громилой. К ним присоединил стрелка с пневматической артефактной винтовкой в костюме-хамелеоне и двух големов разведчиков из той группы, что патрулировала окрестности вокруг фермы. На случай, если придётся на турнире что-то таскать, копать и строить я добавил в свёрток пятерых рабочих. На крайний случай они смогут стать пушечным «мясом», чтобы выгадать мне несколько важных мгновений или стать последним заслоном между моей ценной тушкой и врагами.

Помощниками и защитниками я озаботился, теперь пора проверить оружие.

Итак, основным оружием, которым я собираюсь чаще всего пользоваться – восьмипатронный револьвер с семнадцатисантиметровым стволом от фирмы Смит-Вессон» калибром .357 «магнум». Разумеется, над револьвером я как следует поработал, превратив итак неплохой образчик земных оружейников в великолепную вещь. Простыми патронами снаряжать барабан – значит оскорбить это оружие! Поэтому я создал для него несколько видов магических боеприпасов, каждый патрон являлся одноразовым мощным амулетом с накопителем энергии в виде крошечного кристаллика в пуле. К уже используемым ранее огневым пулям, добавились новые. Патрон с а-пулей, например. Назвал так за эффект аннигиляции, точнее, за схожесть. При попадании в цель – любую – пуля исчезла из этого мира (или данной точки пространства) с частью преграды примерно размером с мой кулак. Точно такая же пуля двенадцатого ружейного калибра выдирала из мишени кусок объёмом в литр. Ещё была бронебойная пуля, которая с сотни метров пробивала два сантиметра броневой стали. Пластины из неё я приобрёл на всё том же Аукционе. Восемь патронов в барабане были разными – зажигательными, ашками, бронебойными.

Запасным вариантом оружия или вторым, не знаю, как точно сказать, была уже знакомая МЦ, только полноразмерная и двенадцатого калибра. После преобразования оружия в боевой амулет, я перестал опасаться осечек, разрывов из-за увеличенного запаса пороха и прочего, и прочего.

Последний вариант огнестрельного оружия представляла полуавтоматическая (самозарядная) винтовка «Тигр» с мощным девятимиллиметровым патроном. Специально для этого оружия я сделал несколько пятнадцатипатронных магазинов, так как пять патронов – это слишком мало. В больших магазинах патроны чередовались, обычно, не более трёх типов – зажигательная, а-пуля, бронебойная. Десятипатронные были заполнены только одним типом патронов и имели особые пометки.

Будь у меня побольше денег, то вместо этой винтовки приобрёл что-то ещё более крупнокалиберное, «корд», например, «или «выхлоп».

В качестве последнего довода короля в инвентаре держал карманную артиллерию. Прошедшие через мои руки Ф-1 и РГД-5, самые надёжные и простые как топор, с которыми я имел дело в армии. Несколько бутылок с самовоспламеняющейся жидкостью, что купил на Аукционе у алхимиков. Стеклянная тара, в которой находилась «горючка» как и все мои вещи также была превращена в боевые амулеты.

Холодное оружие – несколько ножей, тесаков, топоры и арбалет.

И в конце стояла моя защита. Лично мной выделанные и зачарованные пластины и тканные чехлы для бронежилета, защиты ног, рук и каска. Плюс, амулеты в виде колец, кулонов, браслетов и цепочек.

Я сомневался в том, что меня забросят прямо тут же на арену, стоит мне шагнуть в портал. Но рисковать даже малым шансом я не хотел и потому свой первый шаг сделал в полном защитном снаряжении с дробовиком в руках, где барабан был снаряжён картечью – зажигательной и молниевой.

После перехода на секунду потерял ориентацию, слух заработал раньше зрения, и когда услышал удивлённые голоса совсем рядом, то чуть не выстрелил в ту сторону.

- Эй, вояка, тише ты! – разобрал я чужие слова. – Тут всё равно убить нельзя, а штраф получишь ого-го какой. Ты не пьяным сюда завалился, часом? Чё такой нервный?

Наконец, заработали все органы чувств и исчезли все неприятные ощущения.

Я находился в простом зале, похожем на комнату из фильма про аристократов девятнадцатого века – колонны, винтажная мебель из натурального дерева, металла и стекала с гнутыми ножками, вычурными ручками, причудливой резьбой. Сверкающий паркет под ногами, на который было страшно наступить от мысли, что останутся кошмарные царапины. Высокий потолок – стань я на плечи Громиле и то не достану даже в прыжке до него.

За огромными арочными окнами зеленеет сад, полный кустов и клумб с цветами, невысокими деревьями с густой пышной кроной, стайками мелких птах, перелетающих с одной ветки на другую. За другим окном увидел большой фонтан, выпускающий в небо десятки разноцветных водяных струек из различных мифических фигурок – русалка, единорог, ламия, грифон и так далее.

А теперь про людей, которые с интересом рассматривали меня.

В комнате находились восемь человек. Пять мужчин и три женщины. Все не старше тридцати лет, по крайней мере, с виду. Один паренёк и вовсе выглядел сущим молокососом, не больше семнадцати лет от роду. Эта группа расположились на диванах и креслах возле одной из стен комнаты. Перед ними на столиках стояли графины и бутылки с напитками, фужеры, высокие тонкостенные стаканы, подносы и блюда с различными закусками, нарезанными дольками и целыми фруктами.

- Первый раз тебя вижу, - сказал один из них. – Откуда сам?

- Из… далече, - ответил я. – Я Вик, на турнир прибыл.

- Да тут все на турнир, - задумчиво произнесла одна из женщин. – Хм, Вик, кажется, я о тебе кое-что интересное слышала. Отойдём в сторону, парой слов перекинемся? Это и для тебя будет полезно.

- Наша Лучезарная рвёт с руками, - засмеялась вторая незнакомка. – Не успел паренёк новенький появиться, а его уже в тёмный уголок тянут.

- Завидуешь?

- Ой, брось, - махнула вторая ладошкой в ответ и обвела взглядом мужчин. – У меня есть проверенный выбор.

- Так поговорим? – повторила свой вопрос та, которую назвали Лучезарной. – Я Ника Лучезарная, если что. Слышал?

- Немного, - осторожно ответил я. – Я не против поговорить, пошли.

- Оружие убери, - крикнул один из мужчин. – Хотя, один ствол оставь, вдруг пригодится.

Вместо меня ему ответила моя собеседница: вытянула в сторону шутника кулак и отогнула средний палец.

Ника отвела меня к противоположной стене, подальше от своих товарищей. Провела ладонью над полом и создала небольшое кресло из красного дерева, с атласной тёмно-синей обивкой. Потом по соседству с ним второе такое же, между ними низкий деревянный столик, на котором из воздуха появились несколько тарелок и бутылок, пару фужеров, рюмки на тонкой высокой ножке, большой хрустальный графин с рубиновой жидкостью, рядом с ним ещё один поменьше.

- Присаживайся и угощайся, если хочешь. Вино, водка, в том графине клюквенный морс, - Ника опустилась в кресло, положила руки на подлокотники и внимательно посмотрела мне в глаза. – Если блюда не понравятся, то только скажи – тут же поменяю на твой вкус.

- Спасибо. Пока воздержусь, сыт я.

- Не за что. Я не ошибусь, если скажу, что ты на турнире впервые? И про меня ты ничего не слышал?

Я кивнул.

- Как и я не знаю тебя, но нужно было отвлечь внимание их, - она коротко мотнула головой в сторону своих недавних собеседников. - И не слышал о Турнире ни словечка?

- Не слышал, - признал я и эту её догадку.

- Прости за вопрос, а какого ты уровня?

- Отвечать обязательно? – насторожился я.

Вместо её ответа я вдруг почувствовал нечто, что словами не описать. После этого странного чувства при взгляде на собеседницу узнал о ней кое-какую информацию.

Ника Лучезарная.

Раса: человек.

Мир: Земля.

Уровень: 51.

Кластер: Россия.

- Я разрешила окружающим игрокам увидеть часть моих личных данных, - пояснила Ника. – Ответишь взаимностью?

- Отвечу, только… на словах. У меня пятьдесят четвёртый уровень, тоже из России, ник Вик Амет, - ответил я. – М-м, Ника, а можешь рассказать обо всём этом, - я покрутил правой ладонью в воздухе.

- Ого, - в глазах у женщины проскочило неподдельное удивление, - пятьдесят четвёртый! Когда только успел?

- Повезло, - ушёл я от прямого ответа. – Так расскажешь?

- Убери для начала свои железки. Всё равно тут от них никакого толка не будет.

Я несколько секунд посомневался, но решил последовать её совету.

- Отлично, - улыбнулась Лучезарная, - сначала я расскажу тебе кое-что, а потом ты о себе. Договорились? Мне не нужны подробные детали, просто интересно, как так вышло, что ты на таком уровне ты всего лишь в первый раз сюда попал.

- Без подробностей, - предупредил я.

- Да, пусть будет без них, - кивнула она. – Что ты из России – это и так понятно, другие тут не появляются. Каждый, кто получил от Вестника кольцо, рано или поздно попадает на Турнир, где соревнуются Игроки из разных стран или кластеров, как сейчас модно стало называть государства. Это происходит после тридцатого уровня. Обязательный Турнир случается раз в тридцать суток, до этого можно на Аукционе купить жетон участника и выйти на арену один на один или командой по личному желанию.

- Это для тех, кому адреналина не хватает? – хмыкнул я.

- Нет, это для получения Известности и бонусов к опыту, к характеристикам, к уже разученным талантам. За каждую победу ты получаешь плюс один к своей Известности или Славе, если так понятнее. Благодаря ей ты можешь рассчитывать на скидки на Аукционе, на просмотр закрытых лотов, на резервирование тех вещей, которые появляются в продаже буквально на секунды. Никто не знает механизма Аукциона, но все убеждены, что часть товаров выкладывает сама Система или админы игры. И если у тебя высокая Известность, то можешь подать заявку на покупку, например, гравицапы, которой не бывает в свободной продаже. И тогда, едва она будет кем-то выложена, Система тут же заморозит торги по ней и сообщит тебе. Вновь торги возобновятся после твоего прихода на Аукцион.

- И продавец будет ждать меня? – не поверил я. – Лично мне бы такое не понравилось, сильно не понравилось.

- Всё зависит от твоей Известности. Чем она выше, тем длительнее заморозка лота. Что же до продавца, то ему выплачивается сразу та сумма, которую он попросил. Если на торгах за вещь будет выручено ещё больше, то разница пополнит его кошелёк. Но не забивай себе голову таким, пока что такого ещё не было и будет нескоро – наш мир не скоро наберёт нужного рейтинга, точнее, кто-то из Игроков. Ведь Известность может снижаться и вот этого механизма никто ещё понять не смог. Кстати, у тебя… а хотя, если ты впервые про это узнал, то твоя слава нулевая.

- Угу, - кивнул я, - так и есть. А она только при покупках помогает?

- Нет. Чем выше Известность, тем больше шансов у тебя договориться с разумными монстрами. Они неведомыми путями узнают кто ты - лох печальный или авторитетный чел.

- Гм, тебе не идёт такой сленг, Ника.

- Да брось, - улыбнулась она, - мы не на званом балу или вечере литературного чтения. Так, ещё про Известность… м-м, иногда на Турнире может быть активировано право первого удара, выбора места на арене, выбор самой площадки для поединка, и приоритет идет за тем игроком, у кого данная характеристика выше. И самое главное – когда Известность достигнет некой величины, очень высокой, хочу сказать, и точного значения не знает никто, так как Система сама для каждого мира рассчитывает по-разному, то для этого Игрока раскроется связь с прочими мирами, с игроками из других измерений. Но только с теми, кто примерно равен по уровню славы.

- И много таких миров?

- Никто не знает точно, но никак не меньше нескольких сотен, - ответила женщина.

- Ого! – присвистнул я.

- Вот тебе и ого.

- Ника, а откуда вообще это пошло? Или для этого нужна высокая Известность?

- Ты про Игру? – уточнила собеседница и, получив мой утвердительный кивок, сообщила. – Известно очень мало.

- Хоть что-то, вообще без информации плохо.

- Создали Игру около миллиарда лет назад в земном исчислении некие тьлиньци…

- Как? – переспросил я.

- Каком кверху, - огрызнулась Ника. – Так называют все разумные во вселенной создателей Игры. Тьлиньци первыми расшифровали код инфосферы на своей планете, потом пошли дальше – своего мира, галактики и куска Вселенной, где обитали. Скорее всего, они растворились в ней или ушли на ещё более высокий уровень, который никто из остальных осознать не может. Секрет Игры после них раскрыла другая раса, которая сейчас командует, так сказать, во Вселенной. Баврагласцы, так зовётся их раса. Это случилось около миллиона лет назад и с той поры новые хозяева Игры идут от мира к миру, подключая те к Системе.

- Зачем, известно?

- Они хотят получить ту же силу, что и тьлиньци. И ресурсы для своего мира. Мы с друзьями не раз спорили по этому поводу, и решили, что там несколько фракций сидят, олигархи и учёные. Одним нужно набить мошну, вторым интерес путь создателей Игры.

- Выкачивают досуха каждую планету? – нахмурился я.

- Не совсем… - проговорила Ника задумавшись. А затем, тряхнув головой, продолжила. - Понимаешь, в каждом новом мире появляются уникальные элементы, растения, животные, порой даже новые законы мироздания и узнать о них можно лишь создав определённые условия. Вот за этим и охотятся олигархи. А учёным нужно лишь большое число подключённых миров, считают, что миллиард лет назад вся Вселенная была включена в Систему, и это позволило создателям перейти на новый уровень существования. После этого Вселенная претерпела нечто вроде форматирования, осталось лишь центральное ядро Игры в родном мире создателей, который миллион лет назад нашли исследователи баврагласцы. Бытует мнение, что как только будет подключен последний мир, так те, кто владеет центральным ядром, последует за тьлиньцами. Ну, а пока самые меркантильные набивают себе карманы и получают всё больше власти.

- М-да, вот это накручено, - покачал я головой. – А почему Игра? Эти создатели были завзятыми игроделами? Задротами?

- Откуда я знаю? – пожала плечами женщина. – Я сообщила тебе самую расхожую версию. Есть ещё и другая, что мы просто часть виртуальной реальности, которую под себя сделали создатели Игры. Игры с большой буквы и в масштабах целой Вселенной. И появилась она два месяца назад, вместе с нами. Вся прожитая жизнь и история планеты есть не более чем программа в наших головах, вложенная разрабами, а сами мы лишь обычные кучки цифр.

- Версия про тиль… блин, этих самых чудаков, что жили вместе с динозаврами, мне больше нравится.

- Она всем нравится, - усмехнулась Ника. – Поэтому я тебе её и рассказала. Про нашу виртуализацию – эта версия на втором месте.

- А теперь про турнир, а?

- Не сбивал бы меня, то всё по порядку рассказала уже бы, - вздохнула собеседница. – Так, турнир, значит. В общем, глобальное противостояние проводится раз в тридцать суток. На обычные ты можешь покупать жетон хоть каждый день, хотя по мне это ерунда – прокачки никакой, траты огромные, а Известность всё это не окупает. Кому некуда девать деньги, те выходят на арену, а по мне куда проще это время тратить на раскачивание талантов. Главный Турнир проводится между кластерами за различные плюшки – территории, ресурсы, возможность получить редкий вид растения или животного.

- Зачем нам растения? Редкими травами редких зверюг кормить?

- Вик, ну ты вообще! – возмутилась рассказчица. – А ингредиенты для алхимии откуда брать? И вообще, Известность не только для Игроков существует, но и для кластера. Чем лучше развита страна, тем больше Игроков в ней, лучше прокачка, меньше катаклизмов, мобы не сильно агрессивные.

- Всё, всё, - я выставил вперёд ладони, - признаю, что сглупил.

- Да я уже собственно почти закончила. Будет жеребьёвка через пару часов, которая выставит каждому противника. Точнее, все кластеры создадут группы, внутри которой и станут сражаться. Тогда же и станет известно, за что будем рвать жилы. Ну, там прирежут нам от противника кусок территории, если мы соседи или подкинут нефти в истощенные месторождения, высадят какую-нибудь мандрагору или сунут в руки гнездо с магическими саламандрами или кем-то вроде этого. Иногда дают дополнительный бонус, если команды выступила лучше всех, получает её тот игрок, что набрал больше всего баллов Известности в турнирной таблице.

- Хороший бонус?

- Очень, - кивнула женщина. – Иногда это может быть полностью открытый талант. Вот только выбора не будет – сунут любой, даже если он для землянина бесполезен, и бесценен для жителя из туманности Андромеды.

- Бесполезного ничего нет. Всегда можно взять что-то из метаморфизма, обратиться после этого в андромедянина и воспользоваться талантом, после чего вернуть себе человеческий облик и применить то, что получилось после использования таланта, - задумчиво произнёс я. – Кстати, здесь убивают? Как происходит соревнования?

- Убивают и это очень больно бывает. Но за свои жизни не беспокойся, на Турнире они не используются, - успокоила меня Ника.

- И успокоила, и насторожила, - скривился я после её слов, потом посмотрел на женщину. – Ника, а зачем ты мне всё это рассказываешь? И зачем нашла уловку, чтобы увести меня от своих товарищей? Если мы тут в одной команде, то им нужно же знать, что я новичок и могу подвести в какой-то момент из-за незнания.

- Не нужно. Я подозреваю, что там есть как минимум один сочувствующий нашим противникам. Не по нраву ему жить в мире славянских мифов. А сменить кластер ой как сложно, нужно сделать кучу услуг и уступок кому-то из соседнего, куда хочешь переехать на жительство.

- А порталы?

- А что порталы? – переспросила она и посмотрела мне в глаза. – На родной земле у тебя лучше капает опыт, лояльнее местные жители, не такие агрессивные мобы. Ты лучше себя чувствуешь, меньше устаёшь, быстрее восстанавливаешься. Двое из них, - женщина кивнула на Игроков в другом конце зала, - взяли статус легионера и участвуют в турнирах на стороне других кластеров. Для этого есть особые жетоны, которые создают команду для боя с командой одного из остальных кластеров. В таких схватках капает известность стране, чья команда победила, ей выплачиваются бонусы, хотя и не такие глобальные, как в нашем случае.

- Насколько не глобальные?

- Территорию точно не прирежут и новое месторождении нефти и газа не вручат, - усмехнулась лучезарная. – Но, к примеру, в Англии есть теперь парк Юрского периода, самый настоящий. За победу в бою с Ирландией и Шотландией команда англичан получила несколько живых динозавров две недели назад. Что тут же увеличило рейтинг Известности страны.

- Как я могу помочь команде сейчас? – спросил я.

- А что умеешь? Какие таланты качал?

Чёрт, как же не охота делиться своими данными. С интерната в кровь въелось: никто и никогда не должен знать про тебя ничего.

- Ника…

- Для будущего боя важно, - перебила она. – Смогу подсказать много полезного.

- Я артефактор, немного знаю магию пространства, кулинарию и строительство очень хорошо, - сообщил я половину правды.

- Ку-кулинария? Строительство? – на первом слове женщина запнулась. – Зачем тебе это?!

- Для жизни. Поесть я очень люблю, как-никак интернатовский… - сказал и тут же прикусил язык, мысленно костеря себя. Только что хотел держать свои данные в секрете и вот на тебе – чуть ли не самое важное о себе разболтал.

- Но кулинария! Вик, ну, чем она тебе поможет? Ты не играл в игры, не знаешь какие необходимо брать навыки? – почти простонала Ника. – И строительство тебе зачем?

- Чтобы строить. У меня своя рабочая бригада, - эх, врать так врать, нужно чем-то закрыть первую брешь, что проделал в своей личной жизни. – Строим дачи, коттеджи, ремонтируем старые.

- А твои товарищи из бригады про тебя знают, что ты Игрок?

- Нет, - помотал я головой, - стараюсь не показывать свои умения. - А там – водочки побольше, кое-какие зелья с Аукциона и они полностью забывают обо всех странностях, когда я прокалываюсь.

- Ну-ну. Хорошо хоть, что есть пара других неплохих талантов. А ещё какие? – женщина внимательно посмотрела мне в глаза.

- А всё, - развёл я руками, - больше не смог набрать очков для их открытия.

- Только не говори, что ты баллами талантов увеличивал навыки, - почему-то шёпотом сказала она.

От её тона у меня мурашки побежали по спине, а в груди появился неприятный холодок. Кажется, я что-то не то сделал, когда качался.

- Не стану.

- Вик – ты кретин! – чётко произнесла женщина. – Ты тратил бесценные баллы на то, что можно поднять путём тренировок. Неужели в голову не приходило, что это тупиковый путь? Сколько талантов и сколько уровней? Сложно было подсчитать, что набор опыта на высоких уровнях идёт дольше, чем разблокирование навыка? Пока ты перейдёшь с двухсотого на двести первый, то сможешь с одного процента прокачать ту же Кулинарию до ста! Одно хорошо – ты не один такой.

- Вот видишь!..

- Плохо другое, - не обратила внимания женщина на мою реплику, - что такие балбесы уже на тридцатом узнают от опытных коллег, какую великую глупость они совершают. А ты узнал это ближе к шестому десятку. Ох, Вик, Вик, - Ника со вздохом покачала головой.

- Будут деньги – будут и уровни, - буркнул я, досадуя, что сам не усмотрел глубины той ямы, что себе выкопал. – Можно будет купить сферу с данжем и прокачаться в ней.

- Ты знаешь, сколько нормальный данж стоит? – прищурилась она.

- Недорого, - деланно безразлично ответил я. – А можно купить со случайной наградой и выиграть удвоение уровней.

- С чем, чем? Вик, поделись секретом, - мигом заинтересовалась женщина.

- Да ничего особого, сама будто бы не видела на Аукционе такие вещи?

- Ты рассказывай о том, что сам видел, обо мне потом.

И я рассказал. По моей версии, я смог накопить не очень большую сумму путем сбора гербария и охоты на мелких тварей. С мешочком илонов зашёл на Аукцион и увидел, что продают очень дешёвый «заархивированный» одноразовый данж, где в качестве главного условия стояла функция случайного выбора конечной награды после уничтожения босса. Это могла быть как редчайшая эпическая вещица, так и ржавый гвоздь из подковы лошади великого полководца древности, который представлял лишь коллекционную ценность. В данже я поднял пятнадцать уровней, с двенадцатого до двадцать седьмого. Биться пришлось с бродячими собаками и упырями, боссом был упырь с железной челюстью, который сумел доставить хлопот, но в итоге всё равно свалился замертво от серебряной картечи. В гнилом саване мертвеца нашёл берестяную грамоту, которая увеличивала уже имеющейся уровень вдвое. Что я и проделал.

- Я там несколько часов просидел, голова шальная, в ушах звон от выстрелов, лая собак и хрипов упырей. Весь искусанный и исцарапанный, голодный, - произнёс я в конце своего повествования. – Когда увидел подобное, то мозг просто отключился. Пришёл в себя с пятьдесят четвёртым уровнем и использованной берестой.

Судя по тому, как женщина прикусила губу и нахмурилась, то меня она сейчас костерила всеми возможными словами, что могла только вспомнить. Но про себя. И уверен, что сейчас у неё в голове сидит одна мысль: почему не я?

Зачем я врал? Из привычки не доверять никому, кроме близких людей, а таких у меня можно сосчитать по пальцам одной руки. Остальным не следует знать что-то обо мне. Любой может стать врагом, недавний союзник без зазрения совести ударит в спину, если ему будет выгодно.

Может, это признаки паранойи, но даже если и так, она меня не раз выручала.

- Я о таком впервые слышу, - задумчиво произнесла женщина. – Но пример передо мной. Звучит фантастически, но чего только от этой Игры можно ожидать.

- Угу, она сама фантастичнее фантастики, - подтвердил я её слова, потом поинтересовался. – Ника, а что ты так со мной возишься?

- Ты в курсе про свои бонусы новичка?

- Да.

- Вот и посчитай, на каком ты уровне сейчас. А среди противников никого выше пятьдесят седьмого не будет, разве что… тьфу-тьфу-тьфу, - скороговоркой произнесла та и сплюнула через плечо.

- Ты что сейчас сделала? – удивился я её поступку. – Ника?

- Потом объясню, - скривилась она. – Ты не поверишь, сколько тут суеверий за два месяца развелось. И ведь непонятно – суеверия это или, в самом деле, работает, вроде одного из разделов магии.

- И ты сейчас чуть не назвала того, чьё имя нельзя произносить? – едва сдержал я усмешку.

- Зря смеёшься. Ладно, ты меня прервал. В общем, про усиление ты в курсе, прочитал и запомнил оповещение. С этими процентами ты станешь сильнее любого из противников, и это гарантированно увеличит твою Известность и Известность того, с кем ты будешь в паре сражаться.

- То есть, ты хочешь создать со мной пару?

- Звучит, словно, в ЗАГС идем, - усмехнулась она, потом кивнула. – Да, хочу. Ты против?

- Нет.

- Для тебя будет проще, если никто не узнает, что ты новичок.

- И для тебя, - подмигнул я.

- Разумеется. Неужели ты бы на моём месте не воспользовался бы возможностью стать сильнее? – искренне удивилась собеседница.

- Наверное, - пожал я плечами. – Вообще, я не особо люблю компании, предпочитаю разбираться самостоятельно. Так и винить никого кроме себя в случае провала не придётся.

- Раз ты стал Игроком, то привычки придётся менять. Ты про Миньонов ничего не знаешь, я права? – поинтересовалась она и, видимо, прочитала ответ на моём лице. – Так и думала. Сколько же ты не знаешь, - и покачала головой с таким видом, что я одновременно застыдился и разозлился. – Об этом потом поговорим, хорошо?

- А почему так мало вас здесь? Где остальные? Или тех, кто смог дойти до пятидесятого уровня восемь человек?

- Одиннадцать. Нас здесь одиннадцать и это все сильные игроки из линейки рангов на данной ступени Турнира. Сколько тех, кто дошёл до шестидесятого я не знаю, в курсе лишь про трёх наших и двух немцев. Мы с ними чаще всего сталкиваемся на Турнире, - ответила Ника.

- Одиннадцать, значит, - я машинально коснулся макушки и несколько раз провёл ладонью по короткому ежику волос. – М-да. А сколько вообще Игроков известно? От первого до максимального уровня?

- А сам как думаешь? – ответила вопросом на вопрос женщина.

- Хм… процент? Полпроцента? Меньше?!

- Тысячные доли процента, Вик.

- Так мало? Но почему?

- Откуда я знаю? - раздражённо ответила та. – Через год, если верить обрывкам слухов, что дошли к нам из других миров, количество Игроков достигнет от двух до семи тысячных процента от населения. А сейчас около пяти или четырёх десятитысячной.

- Охренеть, - в шоке произнёс я.

И до этого подозревал, что Игроков на Земле мало, но чтобы настолько? Мои прежние предположения про один или два процента, оказались невероятно нелепыми и сильно ошибочными.

- Ника. Я, когда общался с Вестником, то услышал от него про кланы Игроков, - задал я новый вопрос. – У нас они существуют? Или слишком мало народа?

- Мало. Для создания клана необходимо десять человек, причём, уже с распределёнными ролями…

В этот момент раздался мелодичный громкий звон, создалось впечатление, что где-то наверху кто-то очень неуклюжий и большой задел не менее большую люстру, украшенную хрустальными подвесками, которые и издали этот звук.

- Что-то заболтались мы с тобой, - произнесла моя собеседница. – Это сигнал, что до Турнира остаётся шестьдесят шесть минут. Пошли, нужно тебя немного познакомить с остальными. Веди с ними, как… как со мной, то есть, много не рассказывай про себя, - и она поднялась на ноги.

Много не рассказывай? Это что же – так заметно, что я старательно скрываю о себе информацию?

- Наболтались? Нашли общих знакомых? – подмигнул нам один из мужчин, когда мы с женщиной вернулись к основной группе. – Ника, ты уже завербовала паренька или получала инфу?

- Маршал, у тебя такой язык длинный, что им можно вместо швабры пользоваться, - в тон ему ответила моя новая знакомая. – Вик, знакомься с нашим лучшим острословом в России – Маршал Первый, огненная магия, сорок девятый уровень.

Маршал выглядел как тренер из женского спортзала: высокий, накаченный в меру, то есть, бугрящихся «банок» и «крыльев» не имелось, но под тонкой майкой виден отличный мышечный корсет, светловолосый и сероглазый, со слегка вытянутым лицом, с длинными волосами, зачесанными назад, выстриженными висками и аккуратной короткой бородкой.

- Маршал, - он протянул мне руку.

- Вик.

- Что умеешь? – спросил он, не выпуская мою ладонь.

- Многое что. Самое лучшее, что у меня получается – это давать отпор всяким разным.

Тот хмыкнул и освободил руку.

- А всё-таки? – задал вопрос уже второй из игроков. Лет двадцати восьми, коренастый, полноватый с квадратной челюстью, про которую так и тянет сказать «такой только орехи колоть». Стрижка короткая, почти под ноль, но из-за того, что он жгучий брюнет, лысина и щёки с подбородком имеют фиолетовый оттенок. Был одет в камуфляжные штаны с черными кроссовками, широкий ремень с массивной латунной бляхой, на которой был изображён якорь, чёрную футболку. На шее висела золотая очень толстая цепь. На левом плече синела старая татуировка: ВМФ. – Колян я или Шуст, зови, как хочешь. Водную магию использую и призыв животных.

- Вик, - кивнул я. – Я артефактор, немного владею магией пространства и чуть-чуть огнестрельным оружием. Остальное для боя не годится.

- Артефактор? – оживился собеседник. – Что делаешь?

- Всякое разное, - пожал я плечами. – Оружие модернизирую и делаю боеприпасы для него.

- Крутые пушки для реальных пацанов, - усмехнулся тот.

- Вроде того.

- Ты участвовал в прошлом турнире, Вик? – вновь спросил меня Маршал.

- Нет. Я получил тридцатый уровень буквально через день или два после него.

- А…

- Бонус свой потратил в частной схватке, - ответил я на не озвученный вопрос. То есть, соврал, хотя по мне это была военная хитрость.

- Гадство, - скривился он, - сейчас бы нам пригодился бы твой бонус.

- Маршал, где ты видел человека, который будет терпеть столько времени и беречь свой бонус? – удивилась Ника. - Да ещё целый месяц.

- Ну да, ну да, - кивнул он. – Но в то же время обидно-то как.

В этот момент в зал вошли ещё двое - парень и девушка. Обоим было даже меньше, чем мне, не больше двадцати. Девчонке, может, ещё меньше – уж очень у неё вид школярский был. Вроде бы я не слышал, чтобы несовершеннолетних обращали в Игроков, значит, как минимум восемнадцать этой худышке с заумным видом есть. Одета была в обтягивающий чёрный костюм, состоящий из шортиков и майки, носила чёрные кроссовки, волосы были выкрашены в медно-рыжий колер и уложены в красивый беспорядок.

- Новенький? – удивился парень. – Здорово, я Макс. Или Максимилиан Яркий.

- Чёрная Вдова, - ответила девушка.

- Вик Амет или просто Вик, - кивнул я им.

- Намиловались, голубки? – саркастически произнёс Маршал. – Вы как американские спортсмены – перед соревнованиями доза секса обязательна.

- Да пошёл ты, - бросила ему девушка.

- Завидуешь, Маршал? – с вызовом ответил ему Макс.

- Чему?

- Что с тобой девушки не гуляют из-за твоего характера е***го.

- Да со мной, знаешь ли… - возмутился было тот.

- Девушки-игроки, - перебил его Макс.

- Да ну вас в жопу, - махнул он рукой. – Это я с ними не гуляю, ясно?

- А ты первым не лезь, - хмыкнула Ника, - не нарывайся на грубости.

До начала Турнира я успел накоротке познакомиться с оставшимися Игроками. Судя по всему, они, как и я, не горели большим желанием раскрывать свои секреты перед посторонними. И ещё я заметил, что нет-нет, а бросают настороженные взгляды на Нику и резко сворачивают беседу, если та оказывается рядом. Такое поведение было очень странным, а если вспомнить слова Маршала про информации и вербовку, то и вовсе – подозрительным.


Фрагмент 4 | R.A.C.E.M.I.S. | Фрагмент 6