home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 40

У Ильдара в офисе была назначена встреча с матерью Стаса Покровского. Еще утром, смущенно извиняясь, что потревожила, ему позвонила Наталья Гусева и сообщила, что у Стаса не было завещания и ни в каком банке он акции не держал. Он хранил их дома.

— Ильдар, я еще вчера послала туда Олега, но кто-то уже успел там побывать. У него все документы лежат в рабочем столе. В нем все перевернуто, но акций нет. Олег на всякий случай везде проверил. Скорее всего, там побывала мама Стаса, там и денег ни копейки нет.

Ильдар тут же велел Наталье разыскать эту маму, чтоб ей пусто было, и вытащить ее в офис. Когда он влетел в приемную, пожилая дама уже там сидела. У нее был такой до оскомины скорбный вид, что Ильдар плюнул и не стал поднимать вопрос об убогих похоронах и бессовестно присвоенных ею деньгах. То, что его интересовало, было неизмеримо важнее.

— Ольга Сергеевна, я хотел бы купить у вас акции моей компании, которыми владел ваш сын, — заявил Ильдар, как только они вошли в его кабинет.

Дама поджала губы.

— Если этими акциями владел мой сын, то почему компания ваша?

Ильдар посмотрел на нее с усталым недоумением, как на убогую дурочку. Препирательства с нею в его планы не входили.

— Ольга Сергеевна, я предлагаю вам продать акции по хорошей, реальной цене.

— А если я откажусь? Может быть, кто-нибудь предложит мне больше?

— Вы же еще не знаете мою цену. И вряд ли кто-то предложит вам больше. Если вы откажетесь, мне придется вас убить.

Он сказал ей это так спокойно, будто пообещал вынести ей общественное порицание.

Ольга Сергеевна Покровская выпучила глаза и задохнулась, схватившись рукой за грудь.

— Вы!.. Как вы смеете мне угрожать?! Да вы…

— Не волнуйтесь, — Ильдар не спеша обошел стол, налил воды в стакан и поставил его перед женщиной. — Я даже похороню вас за свой счет. Через ту же фирму, которая хоронила Стаса. Недорого, поди, обойдется, а?

Она глотнула воды, поперхнулась, откашлялась в платочек, а потом неожиданно посмотрела на Каримова лукавым взглядом.

— Вы, молодой человек, верно, шутите?

— Нет.

— Я же вижу, шутите. Так ведь я же и не против продать вам эти акции. Только вот не вступила я еще в права наследования. Это, знаете ли, дело небыстрое.

— А вам и не надо никуда вступать. Вам просто нужно взять в квартире Стаса бумаги, я скажу где, принести мне и получить деньги.

— И все?

— И все. И заметьте, я это вам предлагаю исключительно из уважения к вашему горю. Я бы мог сам вскрыть его квартиру и забрать бумаги.

Он играл с нею, как кошка с мышью. Конечно, Олег нашел бы акции, если бы они все еще были там. Наверняка Наталья права, и эта ловкая старушка побывала в квартире Стаса раньше. Судя по хитрой улыбке, побывала.

Каримову было не до улыбок. Он взял из папки и протянул Покровской бумагу, еще утром подготовленную Натальей Гусевой. По этому документу Ольга Сергеевна передавала пакет акций компании «Дентал-Систем», который наследовала от Станислава Сергеевича Покровского, в полное распоряжение Каримова.

— Подписывайте, — жестко сказал Ильдар, — и тогда мы поедем к вам, вы отдадите мне бумаги. Они ведь уже у вас? И прямо дома вы получите деньги.

— А если я не подпишу? — заносчиво вскинула голову женщина. — Имею я право.

— Имеете, — кивнул Каримов. — Только тогда мы с вами поедем совсем в другое место. Денег я вам там не обещаю, но участочек земли, метр на два, найдется. И цветочки. Четыре штучки.

— Как… Как вы смеете? — снова картинно задохнулась Ольга Сергеевна, но бумагу у Ильдара взяла и трясущейся рукой поднесла к самым глазам. Она смотрела долго. И рука ее дрожала все сильнее, а Ильдар угрожающе нависал над нею.

И тут она вдруг выругалась. Некрасиво и неприлично, и совершенно неожиданно. Ильдар даже отпрянул ошарашенно.

— Но это же в десять раз больше! — воскликнула Ольга Сергеевна и, вскочив, сунула бумагу прямо в нос Каримову. — В десять раз! Черт возьми! Сволочь. Сволочь! Вот ведь гад, а?

— Не понял…

— Он же заплатил мне ровно в десять раз меньше! Вот гад! Я немедленно позвоню ему и расторгну сделку. Где у вас телефон?

— Вы продали акции? — догадался Ильдар. — Когда вы успели?

— Вчера! — она ожесточенно рылась в своей сумочке и, наконец, выудила оттуда какую-то бумажку. — Дайте же мне телефон!

Она ринулась к столу Каримова и, усевшись в его кожаное кресло, схватила трубку. Ильдар сел на стул около стола для заседаний и подпер кулаком щеку. Покровская, сосредоточенно сдвинув брови, слушала в трубке длинные гудки.

— Может, я неправильно телефон записала? Не отвечает…

— И не ответит.

— Деньги я вам не отдам! С какой стати? — заявила она, но, поймав взгляд собеседника, поняла, что сейчас ее и правда могут убить.

— Он хоть вам всю сумму заплатил? — неожиданно участливо спросил Каримов.

— Нет, но…

— Понятно. И как это случилось?

— Да как случилось! Он пришел…

— Кто?

— Николай Николаевич Сычев.

— Кто?! — обалдел Ильдар.

— Сычев, Николай Николаевич, — вконец перепугавшись, промямлила женщина. — Такой респектабельный мужчина, серьезный…

— Да знаю я, какой он! Дальше что?

— Он сказал мне, что Стасик был должен ему очень большие деньги. И расписку показал. И сказал, что, как только я вступлю в права наследования, сразу подаст на меня в суд и все-все отсудит, потому что там всякие проценты… Но он был так добр, так проникся моим горем… — она снова вытащила из кармана крохотный платочек и принялась, всхлипывая, вытирать глаза и нос.

— Ольга Сергеевна, — зло сказал Ильдар, — я был близким другом Стаса и знаю все о ваших с ним отношениях. Поэтому не трудитесь изображать большое горе. Дальше!

— Напрасно вы так, молодой человек, — протянула она. — Этот Сычев тоже был другом Стасика.

— Да они были едва знакомы!

— Он так сказал. И не только сказал. Он и сделал. Он предложил мне продать ему акции, которые принадлежали Стасику. Сказал, что хорошо заплатит, много. И мы с ним сразу поехали к нотариусу. Он помог мне оформить все документы, я сразу же и по наследству все получила, и даже без всякой очереди…

— Ольга Сергеевна, вы же сказали, что еще не вступили в права наследства? Да и как вам это удалось? Над Стасом еще земля не осыпалась…

— Я? А… Да, то есть… И что с того?

— Ничего. Вы все подписали, передали акции Сычеву, получили деньги, так?

— Да, то есть нет. Он заплатил не все деньги, половину. Но дал расписку!

— Угу. Где расписка?

— Дома.

— Последний вопрос: когда вы забрали бумаги из квартиры Стаса?

— Они хранились у меня.

— Ольга Сергеевна!

— Э, в тот день, когда… В понедельник. Сразу после его смерти. Я приходила сюда, сюда, где он умер, и…

— И что?! — рявкнул Ильдар.

— И ваша секретарша, хорошая такая девочка, пустила меня в его кабинет и отдала запасные ключи от его квартиры, они были в столе.

Ильдар взял телефонную трубку и вызвал начальника охраны.

Олег появился через минуту.

— Поедешь с этой дамой к ней домой, — приказал Каримов. — Возьмешь у нее расписку Сычева и к десяти часам привезешь ко мне домой.

— Как это — расписку? — взвилась Покровская. — Я не отдам!

— Если не отдаст, убьешь ее, растворишь тело в кислоте и смоешь в унитаз, — устало произнес Каримов, и вышел из кабинета, хлопнув дверью. Быстрым шагом он пересек просторную приемную и задержался у двери.

— Катя!

— Да, Ильдар Камильевич?

— Вы уволены!


Глава 39 | Подождать до рассвета | Глава 41